Борисов И.

 17-may-1

Великолепно! Чемпионы мира! Молодцы!

hockey

Тишайшие братья Чернецовы. Когда-то, будучи студентом, я увидел в Государственном Русском музее картины братьев Чернецовых. Правда, тогда я не обратил внимания на инициалы - Г.Г. и Н.Г., навсегда запомнив фамилию - Чернецов.

У братьев практически одинаковая биография - оба родились в городе Лух Костромской губернии (ныне Ивановской области). Старший - Григорий Григорьевич Чернецов (1802-1865), младший - Никанор (1805-1879). Отец - иконописец, работавший по заказу окрестных церквей.

Л.Румянцев. Портрет Григория Чернецова

 chernetsov-portr
Первые шаги в живописи братья делали под руководством своего старшего брата Евграфа - помощника отца. Затем оба - в 1819 и 1823 - соответственно, поступили учиться в Петербургскую Академию художеств в класс М.Н.Воробьева. Изучали преимущественно "перспективную живопись" - в геометрическом смысле, включающую в себя внутренние и внешние архитектурные решения. Еще будучи слушателями Академии, создали несколько успешных интерьеров, и «сделали имя».

В среде знатоков считается почему-то, что младший, Никанор, уступал старшему брату в способностях и «брал» прилежанием и усидчивостью. Я - не знаток, а зритель, и мое мнение прямо противоположное - мне больше нравится Никанор.

chernetsov-set-1

Н.Чернецов. Вверху (слева направо): «Вид Каралезской долины на южном берегу Крыма» и «Вид Юрьевца-Повольского. 1851. Масло». Внизу: «Вид города ночью» и «Вид Курска. 1823. Государственный Русский Музей»

Еще в 1825 году он написал превосходное полотно "Внутренний вид дома Д.Л.Нарышкина во время собрания Общества поощрения художеств", которое сегодня можно увидеть в Третьяковской галерее.

Никанор Чернецов не случайно увековечил Общество - оно оплачивало его учебу в Академии Художеств. В 1827 году он удостоился получения серебряной медали 1-го достоинства за пейзажную живопись, и тогда же получил золотую медаль и звание художника высокого класса за вид галереи в Императорском Эрмитаже.

chernetsov-set-2

Н.Чернецов. Левая колонка (сверху вниз): «Военная галерея Зимнего дворца. 1827» и «Учебная комната. Акварель. 286x283 см. 1837». Правая колонка: «Академия художеств», «Библиотека. Акварель. 198x277 см. 1837» и «Приемная. Акварель. 200x276 см. 1837»

И после окончания учебы в 1827 (почему-то, в один год), в качестве поощрения за хорошую учебу, братья были командированы тем самым Обществом в Ревель (Таллинн).

Трудолюбивые братья Чернецовы создали в этот период множество этюдов и картин, преимущественно морских пейзажей.

После Ревеля пути братьев расходятся - Григория зачислили на службу при Кабинете Его Величества с жалованьем 1500 рублей ассигнациями в год.

В 1831-1837 старший брат пишет замечательную вещь - «Парад и молебствие по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицином лугу в Петербурге. 1837», увидев когда-то прекрасную репродукцию которой, я был поражен множеством деталей, человеческих фигур, изумительно четко выполненной перспективой. Искусствоведы считают эту картину «редкостной по своей историко-документальной точности». Картину можно увидеть в Музее А.С.Пушкина в городе Пушкино под Петербургом.

chernetsov-set-3

Г.Чернецов. Вверху (слева направо): «Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицином лугу в Петербурге. 212х345 см. 1832-1837» и «Кабинет. Акварель. 177x240 см. 1837». Внизу: «Вид парка в Александрии в Петергофе» и «Колизей в лунную ночь»

Странная, не классическая, написанная не в принятой в то время технике,  2/3 пространства занимает петербургское небо с движущимися по нему облаками. Тем не менее, ярко светит солнце, освещая уголки огромных размеров плаца, на котором не счесть похожих друг на друга фигурок солдат. Слева - император на коне и свита, Он виден хорошо, но в углу (левом). И впечатление такое, что Григорий Чернецов хотел выпятить именно передний план.

chernetsov-fragment

Г.Чернецов. «Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском, 6 октября 1831 года на Царицином лугу в Петербурге. 1837». Фрагмент

По композиции полотно тоже необычное: центральная часть и передний план - коллективный портрет современников. Григорий Чернецов нарисовал здесь 223 портретные фигуры известных писателей, художников, музыкантов, актеров, общественных деятелей, среди которых поэт В.А.Жуковский, Иван Андреевич Крылов, Н.И.Гнедич - поэт и переводчик Гомера, А.С.Пушкин, Ф.А.Бруни - русский художник итальянского происхождения, представитель академического стиля, Д.В.Давыдов - генерал-лейтенант, партизан, герой Отечественной войны, И.П.Мартос - скульптор, яркий представитель классицизма, автор памятника Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве (есть памятники Минину и Пожарскому и других авторов), барельефа "Моисей источает воду из камня", знаменитого памятника императору Павлу I, В.И.Демут-Малиновский - скульптор, автор «Русского Муция Сцеволы» и многих заказных имперских композиций, Ф.П.Толстой - медальер, скульптор, живописец, гравер, граф, проживший столетие (1783-1873), художники Карл и Александр Брюлловы, А.Н.Оленин - директор Императорской публичной библиотеки, президент Академии художеств, знаток античного искусства, П.А.Каратыгин - актер, знаток искусств, автор пьес, сами братья Чернецовы, их отец и другие известные люди того времени. Это был огромный труд, ибо все они написаны с натуры, за исключением А.А.Иванова, который весь период написания картины находился в Риме.

Были ли там Пушкин, его друзья и современники - светочи русской литературы и искусств? Думаю, что нет. Но - доподлинно известно - Николай I заказал Григорию Чернецову «написать вид, изображающий парад на Царицыном лугу, в ту меру, как написана известная картина Франца Крюгера «Парад в Берлине» (вы ее видите ниже). Хм... Неудобно говорить, но понятно, что Паганини, которого немецкий художник очень четко выписал, точно не был в Берлине во время парада.

paradeaufdemopernplatzberlin

Франц Крюгер. «Парад в Берлине. 1824-1831». Франц Крюгер - немецкий художник, портретист, рисовал императоров России и королей Пруссии. Преподавал живопись в Берлинской академии архитектуры

Любопытно, что после того как в феврале 1831 года «Парад в Берлине» был выставлен в Концертном зале Зимнего Дворца, Франц Крюгер получил гонорар, позволивший ему приобрести дом в Берлине на весьма престижной Беренштрассе, где он и прожил всю жизнь.

А что получил за свою работу Григорий Чернецов?

Работа Григория Чернецова вызвала неподдельный всеобщий интерес, но не понравилась Николаю I: он и его ближайшие советники решили, что слишком много внимания уделено зрителям парада и мало самому императору. И после нескольких лет охлаждения, когда картина томилась в мастерской автора, ее так и не купили даже в дар наследнику престола, что, вообще говоря, практиковалось в то время.

Много интересного и любопытного связано с этой Работой. В процессе написания Григорий Чернецов сделал этюд «Писатели в Летнем саду», который и сам по себе является закон­ченным произведением. На фоне де­ревьев Летнего сада изображены Кры­лов, Пушкин, Жуковский и Гнедич. Впоследствии художник сделал с кар­тины литографии и несколь­ко копий масляными красками, в частности, для императрицы Александры Федоровны.

chernetsov-set-5

 Вверху (слева направо): «Г.Чернецов. Пушкин, Крылов, Жуковский и Гнедич в Летнем саду. Масло. 1832» и «Н.Чернецов. Артек. 1835. Государственный Русский Музей». Внизу: «Н.Чернецов. Пушкин в Бахчисарайском дворце. Масло. 1837», «Н.Чернецов.Дарьяльское ущелье» и «Н.Чернецов. Место Благовещения Пресвятой Богородицы в Назарете. 1844»

Художник старался «вложить» в изображение каждого присущие ему внешние характеристики. Картина поражает убе­дительностью и простотой поз, некоторой отчужденностью и замкнутостью «натурщиков», их задумчивыми лицами.

Никакой романтики, ничего искусственного - это столь важные персонажи российской культуры, что художник сделал что-то вроде портретной характеристики каждого из них. Предвидел интерес к ним последующих поколений? Видимо, да, ибо приписал - «Александр Сергеевич Пушкин, рисовано с натуры 1832 го­да, Апреля 15-го. Ростом 2 аршина 5 вершков с половиною». И именно благодаря ему мы знаем - рост Пушкина составлял поч­ти 167 см.

(Правда, я встречал и другое значение - 157 см, что, вполне возможно, ибо, как известно, люди маленького роста приписывают себе лишние сантиметры, как это делал Наполеон, или носят обувь с невероятно большими каблуками, как это делал Он же).

Я, тем не менее, записи автора картины полностью доверяю. Вынужден это делать - имеется документальное свидетельство того, что Великий Пушкин и, на его фоне, скромный русский Художник Григорий Чернецов были лично знакомы: на полях ру­кописи «Евгения Онегина» легко узнава­емо профильное изображение голо­вы художника. Согласитесь, не каждый русский живописец удостаивался такой чести!

Кисти Григория Чернецова принадлежит и другое монументальное полотно - «Парад по случаю открытия памятника Александру I в Санкт-Петербурге 30 августа 1834 года», созданное в том же - 1834 - году. Художник исправляет ошибку - уже не зрители главные действующие лица, а офицеры, ожидающие начала парада. А зрители, скорее, стаффаж - некое украшение, без которого не обойтись. 

chernetsov-set-4

Вверху (слева направо): «Г.Чернецов. Парад по случаю открытия памятника Александру I в Санкт-Петербурге 30 августа 1834 года. 1834. Холст, масло. 48.4х71.5 см. Государственная Третьяковская галерея» и «Братья Чернецовы. Вид на Волге». Внизу: «Братья Чернецовы. Нижний Новгород. 1838» и «Н.Чернецов. Пьяцца дель Пополо в Риме»

Великолепны стройные ряды войск на площади - дисциплина и несокрушимая сила. Приведу слова искусствоведа: «Все вместе - ритмичное построение войск, вели­чие площади, подчеркнутое стройной колонной, и высокое небо с грозовы­ми облаками - рождает ощущение торжественности происходящего».

Парадам царских войск художник по долгу службы уделял внимание и в последующие годы. Великолепен «Парад в Кремле в 1839 году», написанный, кстати говоря, во время поездки в Италию в 1841 году. И снова обращаюсь к словам эксперта: «На Соборной площади Московского Крем­ля мчится стройными рядами пышный воинский эскорт, за которым на­блюдают немногочисленные зрители... Живописец достиг ощущения внут­реннего напряжения, энергии не только внешне выраженным дейст­вием, но и определенным колоритом, построенным на напряженных, ярких, немного резких, контрастных красочных пятнах: желто-белых, темно-зеленых, красно-коричневых, синих и голубых».

chernetsov-set-6

Вверху (слева направо): «Н.Чернецов. Пещера Рождества Христова в Вифлееме» и «Н.Чернецов. Вид на Аю-Даг в Крыму со стороны моря». Внизу: «Г.Чернецов. Площадь Святого Петра в Риме во время папского благословения. 1850» и «Н.Чернецов. Крепость Гагры в Абхазии»

Братья Чернецовы вообще любили отображать на своих картинах известных людей. В 1842 году там же, в Италии, Григорий написал большой протокольно точный портрет в пейзаже "Русские художники в Риме в 1842 году", в котором на фоне развалин римского Форума изображены А.А.Иванов, Ф.А.Бруни, И.К.Айвазовский, А.Н.Мокрицкий, А.В.Тыранов - в общей сложности 43 портрета.

Тогда же Никанор Чернецов написал несколько самых живописных и гармоничных в его творчестве пейзажей, из которых наиболее известны «Колизей. 1840» и «Грот в окрестностях Рима. 1840».

В 1831 году Григорию Чернецову Академический совет присвоил звание академика живописи.

В этот период - 1829-1831 - младший брат - Никанор - путешествует по Кавказу с председателем Общества поощрения художеств (если я не ошибаюсь - Петром Кикиным), а затем, в 1833-1836 годах служит в ведомстве новороссийского генерал-губернатора М.С.Воронцова, которому в то время подчинялся Крым.

За эти годы художник проехал все побережье Черного моря от Поти до Анапы, жил в Тифлисе, познакомился с Кахетией и Абхазией, добрался даже до границы с Турцией в Карее. Его интересовали природа, города, руины, быт людей, этнические типы, костюмы, традиции.

 chernetsov-tiflys

 

Никанор Чернецов нарисовал в этот период несколько сот рисунков. Он работал акварелью, пером и сепией. Позже многие работы он покрыл маслом - "Вид Суринамской крепости в Грузии", "Вид Тифлиса", несколько вариантов "Дарьяльского ущелья", «Вид на Аю-Даг в Крыму со стороны моря», "Вид у подножия Аю-Дага", "Крымские Гагры в Абхазии" и другие.

Никанор Чернецов создал своеобразную живописную энциклопедию Юга России.

Н.Чернецов. Вверху - «Вид Тифлиса. 1832. Акварель, тушь, белила». Внизу - «Вид Тифлиса. 1832 г. Фрагмент. Государственный Русский музей»

 

Его картины любили современники - за романтический дух, экзотику, местный колорит. Известно, что в кабинете Александра Сергеевича Пушкина висел пейзаж Никанора Чернецова "Дарьяльское ущелье".

Многие работы того периода хранятся в Государственном Русском музее.

Никанор отстает от брата всего на год - в 1832 году за картину "Вид Тифлиса" ему также присваивают звание академика живописи, и в 1844 году Никанор становится живописцем Его Императорского Величества.

В 1836 году академики Чернецовы рисуют Среднюю Волгу. Они работают вместе, работают много, творчески, их картины выполнены столь интересно, что в 1838 году они получают заказ от Географического общества - нарисовать панораму Великой реки - от Рыбинска до Астрахани. В специально оборудованной лодке-мастерской они проплыли от Рыбинска почти до самой Астрахани. Недалеко от астраханской дельты они попали в ледяные заторы, и плавание пришлось прекратить.

Им повезло - увидеть Волгу во льдах доводится не каждому художнику.

Что именно хотели от них географы и этнографы? Никто заранее определить не мог - полагались на их знания и восприятие родной природы.

Барка художников останавливалась вблизи городов и селений, и художники тщательно, в творческой манере, зарисовывали все, что «достойно особого внимания». На зарисовке отмечали все, что необходимо было для дальнейшей работы - название местности, день, когда исполнен рисунок, и даже погодные условия. Непременный атрибут - приписка «рисовано с натуры».

Многие карандашные наброски содержат надписи о натуральных цветах изображенного объекта - чтобы потом, в мастерской в Петербурге, если рисунок войдет в состав большого пейзажа, можно было бы дать верную природе раскраску!

Это был уникальный по замыслу и масштабам проект, который был окончательно исполнен лишь к 1851 году. Полная рисованная панорама обоих берегов Волги составила более 700 м в длину и состояла из семи частей - по количеству губерний, содержала 1981 лист и накатывалась на валик.

Чернецовы поднесли ее Николаю I. В ответ художникам было объявлено, что панорама имеет государственную ценность, и ее забрали в Эрмитаж. Еще в 1880-х годах в Хрониках того времени есть упоминание о ее обрывках, однако, сама панорама, увы, не сохранилась...

Сегодня есть множество набросков, этюдов и картин, например, «Г.Чернецов. На Волге. Утес. 1838. Государственная Третьяковская галерея», а части панорамы - некоторые ее листы - сегодня, если вам повезет, можно увидеть в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.

Мне когда-то не повезло - узнав от знакомого ученого-историка о существовании такого проекта, я, испытывая любопытство, будучи в командировке в Ленинграде, попытался его увидеть в Государственной публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. Но эти листы выдавали только по специальному требованию. Впрочем, я не историк...

В 1840-1843 и 1846-1849 годах - в два «захода» - братья Чернецовы путешествуют по Италии, Египту и странам Ближнего Востока. В 1845 году они издали альбом "Палестина. Виды, рисованные с натуры академиками Н. и Г.Чернецовыми в 1842-1843 годах".

Если быть точным, то в понятие Ближний Восток братья Чернецовы - Григорий, Никанор и младший - Поликарп - вкладывали Святую Землю. Трудно сказать - почему, но сначала они совершили круиз по Нилу и добрались до Каира. Их «живописный урожай» был великолепен - пустыня, жаркое палящее солнце, пирамиды, странная архитектура городов, люди на осликах...

chernetsov-set-7

Н.Чернецов. Вверху (слева направо): «Колизей», «Предбанник серных бань в Тифлисе», «Дом князя М.С.Воронцова в Алупке. 1833. Государственный Русский Музей» (верхняя картина) и «Крымское побережье лунной ночью. Акварель. 1834» (нижняя картина). Внизу: «Новый музей на Митридате. 1836» и «Вид на Митридатскую лестницу. 1836». На врезке: «Вид на Керчь с Митридатской лестницы. 1836»

Современные российские историки умышленно обходят Иерусалимский этап жизни братьев, желая, видимо, принизить его значение. Более того, читая их, приходишь к выводу, что попали они туда случайно - дескать, из-за воспаления глаз Никанора и заболевания Поликарпа братья уехали из Каира в Иерусалим. Где и умер Поликарп. Но умер он не в Иерусалиме, а по дороге туда. Более того, произошло это в небольшом египетском городке, и, судя по всему, из-за отсутствия там даже первой медицинской помощи.

На самом деле, труд Художников Чернецовых явился очень важным этапом для мирового христианства - по мнению теологов, они «создали иконографию Иерусалима, которую можно назвать энциклопедией святого места»...

Увы - есть здесь какой-то секрет, который я разгадать не смог - ни одной работы Иерусалимского периода я найти не смог. Так что, показать вам мне нечего...

В последние десятилетия своей жизни художники пребывали в забвении. Общество оказалось жалким и примитивным - после нелестного отзыва импе­ратора Николая I, ни одна картина художников на академических выставках не удосто­илась положительного официального отзыва! Критики были пренебрежительны, издания отворачивались, руководство Академии стало холодно вежливым.

chernetsov-tiflys-i

Н.Чернецов. Монастырь Рождества Богородицы в Кутаиси

И только один человек - президент Академии художеств герцог Лейхтенбергский, что называется, невзирая на лица, не раз заявлял - если бы в России существовали средства для издания гравюр и литографичес­ких рисунков, то труды Чернецовых были бы оценены во всей Европе и са­ми они могли обогатиться.

 

В Саратовском государственном художественном музее имени А.Н. Радищева есть одна картина Григория Чернецова - этюд «Солдаты Преображенского и Павловского полков. 1833». На ней в полупрофиль изображены рядовой Преображенского полка, горнист и барабанщик Павловского полка. Посмотрите - как изящно изображены костюмы, с какой легкостью и точностью - даже в деталях!

 sherencov_g
 

Однако в реальной земной жизни последних лет Никанор, как и брат, жил в бедности, выставляя, в основном, картины, написанные по старым этюдам. Когда в 1865 году умер Григорий Чернецов, Никанору даже не на что было его похоронить. Академия художеств через две недели после похорон прислала ему 200 рублей.

Уже, будучи больным, Никанор, чтобы как-то прожить, предложил руководству Академии купить 4 портфеля его и Григория рисунков. Академики долго думали и, наконец, согласились приобрести рисунки в рассрочку на несколько лет, и даже выплатили небольшой задаток. Однако всей суммы Никанор Чернецов так и не дождался...

После смерти братья оставили так до сих пор соответствующим образом и не изданные записки о путешествии по Волге. Чуть больше повезло литографиям с видами Палестины - еще при жизни художники издали некоторые из них небольшим тиражом. Однако, не будучи коммерсантами, они не смогли превратить это в доходный бизнес.

Неприятность ожидала братьев и с результатами Волжской эпопеи. В надежде на материальную помощь еще в 1862 году Чернецовы преподносят новому (в то время) императору Александру II рукописный экземпляр своих "Записок о путешествии по Волге" с иллюстрациями в тексте. Сегодня на любом аукционе этот уникальный во всех смыслах художественный Отчет был бы продан за десятки миллионов долларов. А тогда, в 1862, они (в сопоставимой валюте) не получили ни цента...

Не могу сказать - чем именно, но мне нравятся картины братьев Чернецовых. Мнение экспертов несколько иное. Они отмечают некоторую сухость манеры, педантичность, которая воспринимается как недостатки художественного порядка. А дарование художников считают скромным.

Но именно «сухость» и привлекает меня! Мне по душе именно манера работы братьев - особая непосредственная доверчивость, искренность - любовь - по отношению к природе.

В заключение приведу мнение знатока искусств А.Эфроса - в работах «тишайших» братьев Чернецовых, «документалистов», столь велико художественное начало, что они «могут быть названы отцами русского пейзажа».


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - 'Гость'

    Если бы в 37-ом году был сайт \"Одноклассники\", то вместе с врагом народа сажали бы не только родственников, но и друзей и друзей его друзей.

  • Гость - Вайнер Ирина

    Видимо, не я одна, впервые слышу и вижу работы \"тишайших\" братьев Чернецовых. Не могу отделить Григория от Никонора. Оба брата великие русские художники - пейзажисты... Восхищена их работами. Какой позор, что академики жили в нищите. Вот она, наглядная мерзкая цена царской власти к людям творящим историю Государства.
    Дорогой Игорь, нет слов, которыми я могла бы выразить всю полноту своих чувств, и благодарность за ваш великолепный труд.
    С обожанием - Ирина.

  • Гость - Борисов Игорь

    Уважаемые господа! Спасибо за труд, размышления и отзывы. Спасибо Лизе Юдиной, первой приславшей отзыв как «гость» - автору публикаций в центральных израильских изданиях и еженедельнике «Треугольник».
    Спасибо Вам, уважаемый Семен – прежде всего, за внимание и указание на повтор. «Дарьяльское ущелье» - прекрасные обои для стола, но я советую в окне «свойства экрана» подыскать удачные цвета для надписей значков. Что касается сопоставления Филонова и братьев Чернецовых. Я уже написал Вам, но повторю для тех, кого это интересует: он был теоретик искусств, у него - тайна задуманного, а братья – «просты как 3 копейки», но – тоже новаторы – взять хотя бы «Парад» и Волжскую эпопею.
    Спасибо Вам, незнакомая и таинственная Ирина Лейшгольд, прежде всего, за постоянное внимание, а также за указание на ошибку в авторстве картин братьев, которую я также немедленно исправил.
    Уважаемый \'Гость\'. Вы написали, что «поражены». Я – когда-то тоже.
    Уважаемый Миша! Спасибо за дополнение. Это – важно и всем интересно, а мне - очень.
    Уважаемый Валерий! Спасибо за литературное дополнение полотен. Это – интересно!
    Спасибо Редколлегии, что заставила меня (в хорошем смысле слова) выставить и аналитику, подготовленную для периодической печати.
    Этот раздел будет, по-видимому, называться искусство, и обещаю всем любителям приятные неожиданности и незнакомые странички.
    Призываю Валерия Кравченко и впредь делать (прикладывать, apply) литературные аппликации.
    С уважением
    Игорь Борисов

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемыe господа,
    на вопросы, поступившие в Редакцию,
    когда выйдет АНАЛИТИКА?- отвечаем:
    Аналитический раздел И.Борисова выйдет сегодня через несколько часов.
    По Вашим заявкам публикации АНАЛИТИКИ и ИСКУССТВА впредь будут представлены раздельно.
    Редколлегия.

  • Гость - Кравченко Валерий

    П. А. Вяземский:
    «Мы были
    на краю гибели, чтобы удержать за собою лоскуток царства Польского, то есть
    жертвовали целым ради частички» - Вяземский по случаю окончания военных действий в Царстве Польском, «по случаю которых и был устроен 6 октября 1831 года на Царицином лугу в Петербурге военный парад, запечатленном на картине Г.Чернецова…

    \"Нас выгнали из Варшавы за то, что мы не умели владеть ею... не умели заставить поляков полюбить нашу власть. При первой войне, при первом движении в России Польша восстанет на нас\".

    \"Для меня назначение хорошего губернатора в Рязань или Вологду
    гораздо больше предмет для поэзии, нежели взятие Варшавы\".

    \"Будь у нас
    гласность печати, никогда Жуковский не подумал бы, Пушкин не осмелился бы воспеть победы Паскевича.

    Курам на смех быть вне себя от изумления, видя, что льву удалось, наконец, наложить лапу на мышь\". \"Мало ли что политика может и должна делать? Ей нужны палачи, но разве вы будете их петь. Мы были
    на краю гибели, чтобы удержать за собою лоскуток царства Польского, то есть
    жертвовали целым ради частички\".


    ***




    Россиянин Пушкин - \"жиду\" Вяземскому:

    «Ты просвещением свой разум осветил,
    Ты правды чистый лик увидел,
    И нежно чуждые народы возлюбил,
    И мудро свой возненавидел.

    Когда безмолвная Варшава поднялась,
    И бунтом опьянела,
    И смертная борьба началась,
    При клике \"Польска не згинела!\"

    Ты руки потирал от наших неудач,
    С лукавым смехом слушал вести,
    Когда бежали вскачь,
    И гибло знамя нашей чести.

    Варшавы бунт
    в дыме
    Поникнул ты главой и горько возрыдал,
    Как жид о Иерусалиме».

  • Гость - 'Гость'

    «Парад в Берлине. 1824-1831. Прошло почти двести лет, а как всё легко узнаваемо.
    Слева, где много деревьев, каждый год проводятся Новогодние и Рождественские базары. Справа, где народ стоит, Мавзолей неизвестному солдату. И во времена ГДР и сегодня.
    А всадник спешит к тому месту, оно справа, где сжигали книги во время войны.
    Сегодня, этот проспект, музей, Гумбольт университет, театры, и железный памятник Фридриху, по-моему четвёртому, одно из самых красивых мест Берлина.
    И я живу от него в шести минутах езды на \"Мерседесе\".
    Борисову, как всегда, спасибо, спасибо и художнику Чернецову. А в Египте можно ещё сегодня откинуть ноги, даже от насморка. Ничего с тех пор с медицинском обеспечении народа не изменилось.
    А в Германии наоборот. Тебя насморком заразят, что бы потом вылечить и показать всю соц. мед. мощь страны. Приезжайте в Берлин. Не бойсь...

  • Гость - 'Гость'

    великолепно! поражен!

  • Гость - Лейшгольд Ирина

    Как всегда, очень интересно и много неизвестного. Мне тоже Никанор Чернецов больше по душе, чем старший брат. Тот более академичен и холоден, а Никанор романтичнее и теплее. Игорь, у Вас опечатка: в тексте написано: \"ГРИГОРИЙ Чернецов сделал этюд \"Писатели в Летнем саду\"( этюд этот широко известен), а в подписи к иллюстрациям - Н.Чернецов.
    С уважением, Ирина Лейшгольд

  • Гость - Талейсник Семен

    Признаюсь, что я как и (анонимная или загадочная) автор предыдущего комментария, не был знаком с художниками братьями Чернецовыми Григорием и Никанором и их замечательными картинами. Для меня они интересны уже своим реализмом, правдой, понятны и приятны для разглядывания нарисованного, где всё понятно ... Не то, что у модернистов, включая предыдущего Филонова, хотя и у них есть поклонники и приверженцы. Теперь картина \"Дарьяльское ущелье\", висевшая некогда в квартире Пушкина, репродуцирована на мой рабочий стол, как очередная заставка. Это для меня ещё и память о моей поездке по военно-грузинской дороге через Дарьяльское ущелье в оба конца.
    Очень жаль, то картины Иерусалимского периода утеряны. Нам, живущим на Святой земле познакомиться с ними было бы весьма интересно.
    Этот обзор, конечно, исчерпывающий для знакомства с художниками Чернецовыми, но каждая неделя между обзорами настолько насыщена политическими событиями, что произведенная неожиданная ампутация привычной части аналитики нанесла нам, любящим читать квинт эссенцию всего произошедшего, не по себе.... Это я о себе, как должно быть понятно, говорю. Что же мне самому собирать материал? Где? С чего начинать? Когда? Или ограничиться только последними новостями из передач радио и телевидения? Вопрос может показаться риторическим, но мне чего то очень не хватает. А вам?

  • Гость - 'Гость'

    Впервые слышу о таких художниках. С огромным удовольствием прочитала не только познавательную, но и живую искреннюю статью.

Последние поступления

Календарь

Декабрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Аимин Алексей   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,270
  • Гостей: 230