Криштул Илья

                                           С  О  П  Е  Р  Н  И  Ц  Ы     

 

 

     В таком огромном «Детском мире» Олечка Бунеева ещё не бывала. Да и мама, которая её сюда привела, тоже, поэтому отдел детских платьев они искали долго. Первым его издалека увидела Олечка и такой восторг заплясал в её глазёнках, что мама перестала жалеть будущие потраченные деньги. «Никакими деньгами не измерить детскую радость…» - так думала мама и не заметила, что восторг вдруг сменился слезами, а радостный смех – жалобным подвыванием. Объяснилось всё просто - навстречу им шла Ирочка Канделябрис, подруга Олечки по детскому садику, тоже с мамой, а в руках… А в руках счастливая Ирочка держала вешалку с прекрасным розовым платьем, тем самым, ради которого Олечка с мамой сюда и приехали. И, что самое ужасное, это платье было последним, о чём Ирочка, конечно, Олечке сразу и сказала. Надо отдать Олечке должное - истерика у неё началась не сразу. Сначала кассирша упаковала платье в блестящий, тоже розовый, пакет, потом с улыбкой отдала его Ирочке, та обернулась и… Вот этого взгляда Олечка уже не выдержала. Пять испуганных продавщиц в течение часа пели и танцевали для неё, старший менеджер магазина подарил три мягкие игрушки, платье обещали привезти прямо домой и – это уже для мамы – с огромной скидкой, но всё было бесполезно. Успокоило Олечку только вкусное бесплатное мороженое и данное самой себе обещание никогда – НИКОГДА! – не дружить с Ирочкой Канделябрис.

     В этом огромном автосалоне в центре Токио Ольга Бунеева, ныне Пересыпкина, ещё не бывала. Да и муж, который её сюда привёз, тоже, поэтому нашумевший. разрекламированный и обещанный ей мужем розовый «Бугатти» они искали долго. Первым его издалека увидела Ольга, и такой восторг заплясал в её цветных контактных линзах, что муж перестал жалеть будущие потраченные деньги. «Никакими деньгами не измерить…» - начал думать муж, как вдруг Ольга резко остановилась. Объяснилось всё просто - в розовом «Бугатти», в уже почти её, Ольги, розовом «Бугатти» сидела Ира Канделябрис, а рядом, в окружении услужливых менеджеров автосалона, стоял Ирин муж и подписывал какие-то бумаги, роняя кредитные карточки. Ольга поняла - розовый «Бугатти» уплывал к другим берегам. Надо отдать ей должное – в автосалоне истерики не было. Она случилась позже, в гостинице, и только самое дорогое мороженое города Токио в самом дорогом ресторане этого же города сумело слегка её успокоить. Там же, в ресторане, Ольга дала себе слово никогда не жить с Ирой Канделябрис в одном городе и даже заставила мужа оставить какую-то мелочь симпатичному официантику.

     В нью-йоркском торговом зале аукционного дома «Сотбис» Ольга Пересыпкина ещё не бывала, да и шофёр, который её вёз, тоже, поэтому зал этот они искали долго. Первым его издалека увидела Ольга, и подвески из розового золота, принадлежащие пятьсот лет назад какой-то французской королеве, уже начали плавно перемещаться из каталога «Сотбис» в Ольгину коллекцию драгоценностей, как вдруг она заметила ненавистный розовый «Бугатти», стоящий у самого входа в зал. Сама Ира Канделябрис, видимо, была внутри и уже держала в своих мерзких неухоженных руках королевские подвески из розового золота. Ольга даже не стала туда заходить. Позже, в ресторане, поедая эксклюзивное мороженое, Ольга Пересыпкина поклялась никогда больше не жить с Ирой Канделябрис в одной стране.

     В ритуальном агентстве, расположенном на окраине Подольска, пенсионерка Ольга Борисовна Пересыпкина ещё не бывала, а какой-то нерусский подольчанин так хорошо объяснил дорогу от остановки, что бедная Ольга Борисовна ещё два часа искала этот неприметный подвал. Найдя его и попав, наконец, внутрь, Ольга Борисовна сразу увидела то, зачем она ехала сюда из своего Гольянова. «Гроб розовый уценённый» - было написано на ценнике. Соседка не обманула – гроб был очень дешёвый, и Ольга Борисовна подозвала продавца. «А этот товар продан» - скорбно сказал продавец: «Соболезную». «Я даже знаю, кто его купил» - ответила Ольга Борисовна и вышла на улицу. Ожидая обратный автобус, она смотрела на ларёк с мороженым и молилась об одном – умереть на день позже Иры Канделябрис.

     На похоронах Ольга Борисовна не плакала. Во-первых, больше проститься с Ирой Канделябрис никто не пришёл, так что Ольга Борисовна была вся в похоронных хлопотах и ей было не до слёз, а во-вторых… Во-вторых, не хотелось ей плакать. Ей хотелось вернуться в тот огромный «Детский мир», в котором Ирочка Канделябрис купила розовое платье, то самое, ради которого туда приехала маленькая Олечка Бунеева. И чтоб Ирочка была счастливая и держала в руках розовый пакет с платьем, а Олечку продавщицы бесплатно угощали мороженым – самым вкусным мороженым в её жизни… А рядом бы стояла Олечкина мама… И что бы всё ещё было впереди, и это всё было хоть немного другим… Но всё равно розовым.

 

 

                                                                                              

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Илья! Как всегда порадовали. Да и форма, в виде музыкального рондо, усиливает впечатление. Спасибо. Наталья Ланге.

  • Рассказ мне понравился. Насчёт чёрного юмора - вопрос конечно интересный. Если принять, что прощаясь с этим миром, мы уходим в мир лучший, то и тут Ира КАнделябрис обошла героиню рассказа. Так что всё нормально. Расстраиваться нечего. Будем радоваться за Иру!

  • Уважаемый Илья, очень милый и забавный рассказ. Только под конец улыбка сменилась розовой печалью... Спасибо вам за юмор и за интересный рассказ. Хорошего вам настроения и новых маленьких шедевров.
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Все, чем жизнь нас в жизни огорошила,
    заедим, залижем мы мороженым,
    а что было черным или бронзовым,
    в одночасье мы окрасим розовым.

  • Спасибо, Илья! Понравилось.

  • Ну что Вы, Ирина, разве то споры? Так... обмен мнениями.))))
    Согласитесь, что увидев, допустим, мой спор с уважаемым доктором Семеном о нейрохирургии, или вдруг я сойду с ума и вздумаю спорить с Вами о филологии - Вы осадите меня в присущей Вам интеллигентной форме, коя на нонешнем, интернетном сленге прозвучит как \"ржунемогу и сползаюподстол\".)))) И будете правы! Как правы и в выборе произведения для палаты №6.

    Илья! Не много слов: легко, философично...
    В память о Ирочке Канделябрис начинаю опасаться всех канделябров.))))
    Спасибо Вам и Ирине за приятный вечер!
    С уважением,
    Андрей.

  • Уважаемый Илья,
    спасибо за новый рассказ, который в отличие от Ваших предыдущих юморесок надо отнести, видимо, к разряду «Черного юмора».
    В нём проходит в занимательной форме житейская мудрость о том, что всё -суета сует и все мы - бренны, а жизнь, даже если она скользит среди розовых берегов, непременно закончится так или подобно тому, как это случилось с Ирочкой или с Олечкой.
    Но оптимистам остаётся надеяться на лучшее.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • После стрельбы и крови Афгана и жарких споров о том, кто из не бывших на войне лучше разбирается в ней, захотелось почитать что-нибудь жизнерадостное, жизнеутверждающее. А что может быть лучше, чем \"Юмор палаты №6\"? На модерации я нашла юмористический рассказ Ильи, но юмор оказался грустноватым. Не всегда сбываются розовые мечты, бывают соперники и соперницы, которые опередят на пути к вожделенной цели. А так хочется розового!
    Ирина Лейшгольд

  • Очень даже интересно. И хорошо придумано.
    И мораль есть. И конфликт. И даже действие.
    Только не понимаю, чем провинилась Ирочка Канделябрис. Тем, что вставала раньше? Тем что муж богатый? Тем, что раньше умерла? Хотя хорошо умереть нужно тоже иметь за счастье.
    Жаль, что всё это начинают понимать на краю могилы.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Полар Эндрю   Вайнер  Ирина   Кравченко Валерий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,262
  • Гостей: 159