Андреев Олег

  Игнат родился уродливым ребенком. В неблагополучной семье было уже пятеро ртов. Одним больше-меньше, видимо, не играло большой роли для его родителей. Врачи предупреждали маму о патологическом развитии плода.

  У мальчика оказались сильно искривленные ноги, горбик и перекошенный ротик.

  – Ну и Квазимодо получился у тебя, – нетрезвый отец с удивлением выпучил мутные глаза, рассматривая младенца после роддома.

   – По пузу не нужно было колотить всякий раз от ревности, – огрызнулась та. – Врачи утешают, что когда подрастет, можно сделать операцию на ноги. Но кто возьмется помочь ему?

   – За наш счет найдутся желающие. Нет уж, пускай так живет. Для чего-то Бог послал его нам таким. Ему положена инвалидность, а к ней кой-какие деньжата. Зачем же рубить курочку напрасно. Пусть несет золотые яйца для нас. Лучше давай, обмоем мальца, как положено, – отец новорожденного принялся привычно разливать по стаканам вино. – Хоть клок шерсти с паршивой овцы.

  Игнат сразу стал в большой семье изгоем и к нему намертво приклеилась кличка Квазимодо. Только жил малыш не в соборе, и люди видели в нем не дьявола, а уродца.

  – Наш Квазимодо! – говорили братья и сестры о нем, постепенно забывая настоящее имя.

  До года вечно пьяная мама кормила кое-как сына, а потом стала словно не замечать его. Первое время несчастный ребенок пытался по привычке проситься на ее колени. Но всякий раз получал злобные окрики, чтобы не мешал ей.

  Мальчик научился играть сам с собой. Когда Игнат приноровился ползать, то стал выбираться на улицу.

  Соседские дети тоже дразнили Игната:

   – Квазимодо, скажи – клей.

   – Клей!

   – Выпей баночку соплей!

  И не играли с ним. Мальчик рос уродливым телесно. Что творилось в душе – пока было непонятно, но Квазимодо стойко переносил унижения и не обижался на кличку. Квазимодо и Квазимодо! Словно ему нипочем, что необычно дразнили, да он и в самом деле не такой, как все дети в деревне.

  Сначала мальчик ползал по деревне на четвереньках. Так получалось не очень быстро, но он упорно познавал округу. Потом научился бегать на четырех конечностях, как деревенские собаки. Он быстро перебирал на четвереньках руками и выпрямленными в коленях ногами. В такой необычной для человека позе носился наперегонки с четвероногими друзьями-собаками. Животные давно признали его своим.

   – Ну чисто лесное чудище! – восхищались некоторые люди. – Поди, догони его теперь.

   – Несчастный ребенок! – жалели другие. – Что из него получится?

   – Изгоем будет в обществе – говорили люди. – Кто полюбит такое чудо-юдо?

  Квазимодо исполнилось пять лет. Он уже давно научился ходить на своих ногах. У него получалось неплохо, но при помощи палочки, которую мальчику вырезали из орехового дерева сердобольные люди. Он теперь уходил на ножках довольно далеко. Только переваливался с ноги на ногу, как уточка. Ребенок рос, увеличивался и горбик на спине, но не очень портил фигуру мальчика. Со стороны казалось, что шел высокий худощавый и сутулый ребенок. Рот тоже немного передвинулся к нужному месту, но уродство было заметно. И только большие выразительные глаза и высокий чистый лоб Игната скрашивали неприятное портретное впечатление.

  Однажды шестилетний Квазимодо пропал из дома. Он и раньше, когда сильно обижали дети или доставалось от несдержанного на руку отца, уходил в таежный лес за огородом. Там любил часами наблюдать за лесными обитателями. Потом добирался до красивого озера с островами и частенько сидел в дубовой роще на поваленном непогодой дереве. Природа стала его единственным воспитателем, дарила красоту и заменяла ласку.

  Люди в первый день ходили по осеннему лесу в поисках ребенка до ночи. На вторые сутки махнули в полдень рукой:

   – Бог дал, Бог взял, может, к лучшему для него. Всяк от земли в землю отыдет.

  Осень была в этом году необычная. Листва деревьев пылала словно в жарком костре. Огромный лесной пожар, казалось, бурлил, неистовствовал под синим пронзительным небом. Ветра не было вообще. Лиственные факела стройных жемчужных березок; трепетных, как лань, янтарных крон осин; могучих высоченных покрасневших шапок лип и вековых рыжих кленов смотрелись единым огненным неприступным валом. Издали казалось, что ступит туда человек и вмиг пропадет – сгорит дотла среди пылающей красоты.

  Квазимодо вышел из полыхавшей осенней тайги на четвертые сутки. Кто-то из сельчан утверждал, что видел, как мальчика сопровождала до деревни старая рыжая лиса. От самого мальчика не добились ничего путного. Он твердил, что видел ночью корову, ночевал с любимыми собаками в норе, ел какие-то корешки, ягоды и орехи и даже разговаривал с добрым дедушкой на болоте, где полно клюквы.

  Папа и мама не высказали особой радости от появления сына. Они второй день поминали мальчика. Пьянка плавно перешла в празднование второго дня рождения Игната. Бог вернул им мальчика вновь.

  В школе дети не обращали внимания на Квазимодо. Никто с ним не дружил, но и ни один школьник не обижал его, считая не от мира сего. Мальчик жил одиноко в своей скорлупке.

  Учителя вскоре заметили, что мальчик очень хорошо рисует. Особенно любил Игнат акварель и гуашь. Классная учительница поощряла его способности, снабжала мальчика красками и бумагой.

  Ее поражала изобразительная техника молчаливого ученика. Он никогда не делал предварительных набросков карандашом. А сразу начинал писать кистью картину. Игнат не изображал людей. На рисунках с любовью выписывал только натюрморты, природу и животных.

  Причем всегда перспектива изображения начиналась от какого-нибудь зверька или насекомого на картине. Пускай крохотного персонажа, но пейзаж показывался как бы его глазами.

  Классная учительница потрясенно рассматривала новую картину Игната. На осеннем неспокойном озере затерялся среди крутых волн березовый листок-кораблик со высоким черешком-мачтой. На нем держался за борт муравьишка и пристально смотрел вперед. По берегам озера неприступный темный плотный строй из хвойного леса. Кругом бродили черные тучи, злой ветер срывал белую пену. Кораблик завис на гребне крутой волны. А по курсу манил к себе сказочный остров. Над ним проглянуло ясное солнышко и пускало на землю теплые пронизывающие лучезарные нити-лучики. Слева стояли молоденькие осинки в лимонных накидках, отделанных по спирали золотыми воланами от макушки до подола. Стайка молоденьких грациозных березок отодвинулась от пологого берега таинственного острова, образовала изумрудно-шелковистую пристань. Они, казалось, ждали отважного морехода и от скуки весело переговаривались, покачивая многочисленными сережками шоколадного цвета в мандариновых волосах. Их болтовне внимала ель в летах. Она была выше всех здесь и служила прекрасным ориентиром путешественникам.

   – У него несомненный талант художника, – сказала учительница директрисе.  – Мальчик вкладывает тонкую душу в работы. Удивительно, столько душевной красоты в уродливом теле. Она скрывает начисто ошибки природы. Нам следует пристроить мальчика в художественное заведение.

   – Сейчас там проводят конкурс. Если эта картина Игната займет достойное место, то его могут взять на обучение за государственный счет. Там и прооперируют ноги, и школу окончит, и научится художественному мастерству.

  Но Квазимодо отказался высылать эту картину на конкурс. Он пообещал написать другую.

  В этот раз среди живописного ельника мальчик изобразил белый гриб. Он форсисто сдвинул темно-коричневую шляпу набекрень и, казалось, устремился по вереску навстречу элегантной лисичке.

  За ними наблюдал красногрудый снегирь и выводил поощряющие трели. Вдали подсматривали за чужим счастьем пурпурная рябина, брызгала соком от чувств спелое брусничное семейство. Казалось, еще мгновение и влюбленные соединятся навсегда. И столько зрелости, мастерства и необычных красок было заложено в работе, что казалось, все происходило наяву, как во взрослой жизни.

  Квазимодо приняли в художественное училище.

  Прошло много лет.

  Папа Игната сгорел от пьянки. Сестры и братья выросли и разлетелись по миру. В доме осталась больная мама Игната. Она потеряла зрение, бедствовала.

  Однажды немощная женщина услышала шаги в доме.

   – Кто здесь? – спросила она.

   – Твой Квазимодо вернулся, мама, – ответил Игнат.

   – Ты не один?

   – Со мной жена Элла.

   – Снова Бог послал мне тебя, сынок, – заплакала слепая женщина. – И я догадываюсь для чего. Чтобы с чистого листа начать мою жизнь, потому что чистым безумием была прежняя.

  Она не могла видеть, что вернулся к ней не Квазимодо. Одухотворенный и добрый взгляд глаз мужчины, ставшего известным художником, полностью скрадывали физические недостатки.

  Игнат построил новый дом. В его семье родилось шестеро детей. Счастливый отец много работал, писал картины. Жена вела домашнее хозяйство. Их большой дом был похож на лесной муравейник. В нем жили Игнат, Элла и их счастливые дети. 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • У нас тут клуб наивных от рождения, что тоже можно рассматривать как инвалидность. Дискуссия как в пятом классе, пришла училка и сказала, - дети, надо любить мать? И все начали поднимать руки и кричать, - да, Марья Ивановна. А отличница Иванова кричала, - спросите меня, спросите меня.
    Борисову: заканчивать дискуссию словами, "я могу ошибаться" неправильно. Можно начинать фразы с этого. Вот здесь был серил в 60х про инспектора уголовного розыска (Коломбо), который начинал фразы со слов, - я конечно могу ошибаться, но ... И дальше он приперал преступника к стене железной логикой.

  • Мне довелось быть хорошо знакомым с людьми инвалидами от рождения, причем куда более тяжелыми, чем ЛГ данного рассказа. Достойнейшие, на редкость светлые люди. Подробности опущу, поверьте на слово.

  • К сожалению у меня уж лет так десять, как бессрочный отпуск...))) А рассказ мне понравился за исключением вышеперечисленных пунктов, но вполне допускаю, что я могу и ошибаться...

  • Аркадию Голод. Очень часто прозвища детям приходят от взрослых людей. Например: я знал женщину в одном селе настолько злую на язык, что она раздавала прозвища всем направо-налево, в том числе и детям. Так там появились: Толян Гноявые Уши, Гном, Сиплый Малый и т.д. Я это к чему? не факт, что мальчика прозвали Квазимодой дети. Первым его так назвал отец ребенка. Так что деткам было не обязательно читать Виктора Гюго, достаточно послушать неумных взрослых. И согласитесь, что в селе найдется человек, который знаком с авторами не из школьной программы.

  • После того, как пару месяцев назад в глухом итальянском городишке где-то под Венецией, названия которого я не помню, в двенадцать часов ночи на закрытой автобусной станции я встретил хорошо поддатого итальянца, у которого была русская жена Маша, которая по телефону вывела нас с женой на пристань к самому последнему катеру, который привёз нас ва Венецию к самому последнему автобусу - после всего этого я с Вами соглашусь в чём угодно. Даже в том, что "в селе найдется человек, который знаком с авторами не из школьной программы".
    Кстати, в школьные годы я слышал кличку Квазиморда. И было это в областном городе.

  • Прочитал вашу сказку для взрослых, понравилась, но вот несколько явных ошибок бросающихся в глаза…
    1. Что бы вы не говорили, Квазимода кличка явно неподходящая для деревни. Даже если кто-то (отец пятерых детей, алкоголик) читал В.Гюго…
    2. « Изгоем будет в обществе»…- Такую фразу в деревне не услышишь даже на партсобрании.
    3. « Сидел в дубовой роще»…- Прошу прощенья, но от тайги до ближайшей дубовой рощи не менее 2000 км. Дубы искусственно высаженные, постоянно вымерзают даже на Урале, а про Сибирь и говорить не стоит…
    С ув. Владимир.

  • Вам, Владимир, не может понравится рассказ с моей точки зрения. А Квазимодо вполне мог прижиться в селе. Я лично знаком с одним человеком, которого прозвали этим именем в детстве. Изгоем будет в обществе - вполне нормальная фраза для инженера деревообрабатывающего поселкового завода, учителя, мастера, начальника ж/д станции. И в поселке, где жил Игнат, хватало грамотных людей старой школы.
    Таежный лес - это зачастую не тайга и не Сибирь. Дубовые рощи существуют до сих в северо-западной зоне России. Там есть лесные массивы, которые описываются географами, как таежные. Я приглашаю вас в свой Тверской дом на Селигере летом следующего года. Я даже подстроюсь под ваш отпуск, чтобы показать дубовые, кленовые, липовые и ясенные рощи. Им не одна сотня лет и они почему-то не вымерзают, как на Урале или Сибири. Запишем это в загадки природы или вашу неосведомленность.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 23 Авг 2017 - 15:55:16 Андреев Олег
  • Красивая сказка!
    Без всякой иронии: отлично!
    Присоединяюсь ко всем предыдущим похвалюшкам.
    Вот только одно странно: откуда детишки-младшеклассники в сибирской деревне знают о Квазимодо?
    Сказка-сказкой, но какой-нибудь более реалистической дразнилки не нашлось?

  • Простите дурака. Совсем забыл, что в младших классах совершенно нормально изучать творчество Виктора Гюго.
    А в сельских семьях "Собор Парижской Богоматери" - настольная книга. Правда, насколько я помню, в наше время из Гюго мы читали только про Гавроша и Козетту, но с тех пор культурный уровень россиян вырос весьма и весьма значительно.

  • Спасибо, Аркадий. Если в Сибири не знают школьники Квазимодо, то учителей нужно срочно увольнять. Честное слово, откуда у вас такое недоверие к современному образованию в России?

  • Спасибо, дорогой Олег, за прекрасный рассказ. Изумительное описание природы - Бравоооо!!! Душа отдохнула от такой разлитой красоты! Всего вам доброго, и жду ваших таких прекрасных рассказов!
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Спасибо, Ирина, вы были всегда добры ко мне. Очень приятно видеть вас.

  • Я тоже слышал эту историю, но только в другой интерпретации. Фамилия художника была Елдаков, в семье сильно пили. Отец как напьется так давай завод свой критиковать, что мол работу требуют, а инструментом не обеспечивают, и все время повторял свое любимое выражение, - а чем работать, хером, струмент хде? Однажды учителка рисования задала всем на дом нарисовать Ленина, а у Елдакова дома карандашей отродясь не водилось, батя как узнал, так сразу свое любимое выдал, - а чем рисовать-то, хером, струмент хде? Маленький Елдаков воспринял это буквально, благо в семье этим все были не обижены, достал хер, глянул, и поразился сходству с вождем мирового пролетариата. Ну и давай, прям с натуры, глянет, макнет в краску, и на холст. Ильич получился такой не очень похожий, но бабье озабоченное видимо чуяли эротическое поле и подле полотна часами выстаивали, у некоторых оргазмы возникали, коммунисты этим не переминули воспользоваться и навербовали по ходу в свои ряды кучу телок. Елдаков, конечно, помалкивал, что за струмент у него был, типа, - дурак-то дурак, а мыло не ест. А тут увидела случайно его картину известная искусствоведша Тамара Махернахер или Нахермахер, точно фамилию не помню, ну и давай об ём лекции читать в Париже, что мол живет у нас в селе гений. А другие искусствоведы, те что дураки сразу с ней соглашались, что поумнее просили сначала сиськи потрогать, а самые умные только через отсосать. И через некоторое время все поверили в гения. Но тут несчастье случилось. Все бабы в деревне Елдакова мудаком считали и не давали, и приходилось ему собаку Марфу трахать, а кобель Полкан приревновал, подловил их и откусил Елдакову струмент. Но на тот момент все его картины были уже скуплены за поллитра у бати Тамарой Махернахер или Нахермахер, точно не помню, и продала она их в Лондоне по сто миллионов за каждую. Но правда быстро все потратила в Америке на пластические операции, и начала купивших шантажировать, что мол если они ей платить не будут, то она на весь мир расскажет какие они мудаки. Те и сами быстро поняли, что они мудаки, когда в картины вгляделись, поэтому предпочли платить и найти кому бы эту хрень, струментом написанную всучить уже за двести миллионов.
    Но честно говоря я в эту историю не верю, и история Андреева мне больше нравится. Светлая и чистая.

  • Спасибо, Эндрю, за "светлую и чистую. Но в ваш комментарий в целом, как в НАТО, страшно вступать. Везде мины, без миноискателя ни шагу. Не все умеют обходить опасности. Это на любителя.

  • Очень тяжела и болезненна тема детской инвалидности. Из детдомов им обычно один путь: сразу в богадельню, в дом престарелых… Единицам удаётся вырваться из этого замкнутого круга. Мама подруги рассказывала свою историю, ей удалось.
    Олег! Я уверена, что вы этим рассказом наколдовали счастливую судьбу прототипу Игната!
    Сорри за банальное напоминание, что СЛОВА И МЫСЛИ МАТЕРИАЛЬНЫ!

  • Спасибо, Алекс, буду надеяться, что у Игната сложится счастливая судьба.

  • С десяток имён прототипов сразу приходит в голову.
    Гомер, Понтрягин, Асадов, Рузвельт, Хокинг, Рэй Чарльз, Кристи Браун....

  • Уважаемый Олег!
    Ваша сказка - с хэппи эндом - терпение и труд все перетрут.
    Но бывают ли такие сказки в реальности? Вспоминается в живописи уродец, карлик, но с большим талантом- Тулуз Латрек.
    В поездках мне доводилось встречаться с людьми, которых в старину называли в России юродивыми. В детстве их часто обижают ровесники и старшие дети, вымещая изъяны воспитания и агрессию на более слабых и незащищённых.
    Но видимо сам факт физической ущербности придаёт силу и энергию, открывает дополнительные резервы в борьбе за выживание. В итоге приспосабливаясь, человек находит свою нишу и вписывается. В одном городке я пронаблюдал, как такие люди успешно обеспечивают себя заработком: некий "музыкант" (так его назвать можно условно, потому, что на ухо ему наступила "большая медведица") зарабатывает пиликая на скрипке. Но он просто водит смычком, создавая спонтанные звуки. Зато наряд, в который он облачен в приморском городке, соответствует местному национальному колориту. И туристы бросают валюту ему в открытый чехол для скрипки, причём не скупясь. Видимо секрет такой популярности - в физической ущербности "скрипача".
    Ну а если вернуться к нашему герою, то прослеживается несколько иная тенденция. Несмотря на детские трудности он раскрыл в себе талант и сумел стать вполне успешным и полезным обществу и семье.
    Это подтверждает поговорку, что с лица воду не пить. Не всем посчастливилось родиться Аленом Делоном или скрипачем Венгеровым. Зато у всех есть шанс стать например Михаилом Веллером или Романом Абрамовичем, каждый выбирает по себе...
    Желаю уважаемому автору обдумать мою идейку насчёт приморского скрипача - можно целый роман развернуть, не хуже, чем про Гуинплена.
    Н.Б.

  • Спасибо, Николай, обдумаю на счет скрипача, когда закончу "Морские эротические страдания".

  • У всех у нас есть французские корни по линии Квазимодо, но из гадкого утёнка ещё может вырасти прекрасный лебедь… из туалетного — никогда.
    — Не смотри телевизор, почитай книгу.
    — И быть социальным изгоем! Ты же знаешь, я не такой!
    Кто сказал, что государство не заботится об инвалидах? Для умственно отсталых, например, у нас выпускается всё: и фильмы, и музыка, и книги…Уродство души, страшнее уродства тела. А массовая культура уродует наши души, воспитывает у людей порок совести. Гораздо хуже физического уродства моральное. А герой нашего рассказа оказался морально "красивым", поэтому он из гадкого утенка превратился в лебедя. Величайшим примером является Ник Вуйчич, у которого нет рук и ног, но который является мотивационным спикером, выступает на миллионные аудитории и вдохновляет людей. Он учит, что главное - не падать духом. В нашем обществе чистые, честные люди - часто наоборот изгои. Все живущие не по законам развратной, разлагающей, расщепляющей, опустошающей, ведущей к деградации массовой культуры становятся изгоями. Но нет того Квазимодо, который не был бы глубоко убеждён, что парой ему может быть только самая красивая женщина, однако идеальная пара: он — Квазимодо, она — слепая. Он никогда не уйдет к другой, она никогда не увидит его уродства.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 22 Авг 2017 - 9:58:54 Тубольцев Юрий
  • Спасибо, Юрий, что посетили и прочли рассказ-сказку. Вы верно отметили, что не нужно никогда падать духом.

  • Ключ очень тяжёлой, трагедийной судьбе Игната- Природа . Именно она прикосновением сделала то, что не сумели врачи и сострадание маме- кульминация . знаю, по себе. Страшно , правда. С Уважением. Н. Киров.

  • Спасибо, Николай. Природа никогда не предаст и не отвернется от любого человека. Нужно беречь любой окружающий мир, и не только лишь обещаниями.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 23 Авг 2017 - 9:51:08 Андреев Олег
  • Олег Андреев всегда выступает мягким, добрым рассказчиком. И этот рассказ получился с добрым лучиком надежды для всех читателей!
    Мальчик Квазимодо внешне стал отражением уродливого существования, равнодушия окружающих. А в итоге сам стал талантливым "отражателем" жизни прекрасной - во всех его красках, тонкостях. Увидеть мир в его очаровании, найти в себе силы и вдохновение передать эту красоту, прорваться сквозь гущу невзгод к свету, любви, созиданию... Ни это ли подвиг человека?
    И вот тут хочется провести параллели с главным героем рассказа Владимира Алтунина, где здоровый успешный мужик с Ягуаром размазывал по лицу слёзы, и вновь повторить, что каждый кузнец своего счастья. Инвалид смог построить счастливую жизнь, простить своей непутёвой матери все её грехи и стать надёжной опорой для большой семьи. Интересно Олег передал манеру рисования маленького гения -- "он смотрел на мир глазами маленького существа, насекомого". При этом таковым маленьким существом он чувствовал себя сам... И не боялся быть мореходом в пучине несправедливости, непонимания, недолюбленности.... Своим открытым взглядом ловил только гармоничное, прекрасное... Словно зная, что оно к нему придёт, согреет сердце и душу.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 22 Авг 2017 - 0:39:10 Демидович Татьяна
  • Огромное спасибо, Татьяна. Очень тронут вашим отзывом. Я боялся, что снова услышу о патоке или сахарном петушке. Но я уверен, что в жестоком нынешнем мире так не хватает доброты и участия в судьбах обделенных лаской детей.

  • Уважаемый Олег!
    Спасибо за рассказ, похожий на притчу или на сказку для взрослых!
    Но подобные случаи могут быть и в жизни.
    Невольно напрашивается сравнение Квазимодо с ЛГ в предыдущем рассказе г-на Вл.Алтунина " Ягуар".
    И если в нем ЛГ не смог найти семейное счастье, несмотря на успешную карьеру и достаток, то Квазимодо - Игнат , невзирая на физические недостатки, смог стать художником и построить не только большой дом, но и создать очаг для счастливой многодетной семьи. В чем секрет успеха? Повезло с женой? или с характером?
    С наилучшими пожеланиями!
    Валерия

  • Спасибо, Валерия. Я не ожидал, что мой нехитрый рассказ заинтересует кого-то на сайте. Уродливого ребенка я увидел на российской передаче с ведущим Гордоном. Мой герой физически похож на того изгоя из опустившейся семьи. Мальчика отобрали у родителей и поместили в интернат. Потом ему подобрали опеку в другой семье. Ему сейчас семь лет. Меня очень тронула несчастная судьба ребенка. Я в рассказе постарался осчастливить будущее ребенка. Очень надеюсь, что герой-прототип достойно продолжит жизнь в обществе.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Андерс Валерия   Талейсник   Семен   Николаенко Никита   Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 5
  • Пользователей не на сайте: 2,241
  • Гостей: 366