Андреев Олег

С раннего утра жгло безжалостное солнце, было необыкновенно тихо и сонливо. Казалось, что даже докучливые мухи спрятались от несносной жары по щелям. Июль – макушка лета – вовсю баловал яркой безоблачной погодой.

  Сергею было очень скучно и душно в деревенском доме. Семнадцатилетний парень уже неделю жил у родителей, помогал немного по хозяйству, а больше запоем читал книги и мечтал, лежа на диване у окна с геранью, как встретит свою девушку. Они поженятся и народят кучу детишек.

  Это были его первые летние каникулы в родном доме после года учебы в мореходном училище. Товарищи разлетелись кто куда после школы и пока не приехали в любимый поселок на тверском берегу озера Охват. Молодому человеку заняться было абсолютно нечем. На танцах развлекалась лишь незнакомая местная поросль. Дачная городская молодежь сидела по домам и не спешила знакомиться с деревенскими.

  К обеду Сергей отложил со вздохом книгу, вышел через калитку позади огородного участка на автомобильную грунтовую дорогу, пересек ее песчаные высохшие пыльные колеи и забрался через порыжевший от зноя травяной откос на железную дорогу.

  От стальных накатанных рельс, как от печки, волнами шло тепло, от смазанных стрелок остро несло керосиновым и тавотным запахом. Черноволосый юноша, стараясь не наступать на раскаленные пути, пересек их и остановился на краю железной дороги. Крутой откос, обильно засыпанный гравием, упирался в проселочную дорогу. За нею начинался еще один небольшой уклон, поросший не завядшим изумрудным приозерным клевером под широкими кронами высоких берез.

  Дальше начиналось красивое старинное озеро ледового периода. Темные торфянистые воды были величавы и спокойны, отливали маслянистой темно-коричневой гладью. На нее иногда налетал кое-где непонятно откуда бравшийся слабый порыв ветра. По-детски морщил воду и, сразу же выдохнувшись, пропадал в солнечном мареве матушки природы.

  Огромную озерную чашу украшали три зеленых острова. На самом большом высились кудрявые березы с одинокой сосной, по берегу буйный кустарник укрывал от нескромных взглядов солнечную полянку в центре.

  Слева и справа на пологих песчаных пляжах озера весело и громко плескалась, как пескари на мелководье, детвора.

  Еще левее на выступающем мысу напротив большого острова не было никого. Там обычно купался Сергей с друзьями. Они облюбовали это место давно, едва научившись самостоятельно плавать. Почти у берега там начинался крутой обрыв. И пацаны любили с разбега нырять сразу в прохладную глубину лесного озера.

  «Если бы кто приехал домой из пацанов, то непременно вышел купаться туда, – подумал Сергей, спустился по откосу к воде и направился к мысу. – Пожалуй, нужно мне окунуться пару раз, а то уши завянут от невыносимого пекла».

  Уже на берегу парень сообразил, что не захватил плавки.

   – Придется искупаться нагишом, вспомнить детство, – усмехнулся он, оглядываясь вокруг. Никого не было поблизости. Рядом паслась чья-то рыжая корова. Она удачно закрывала обзор из окон ближайшего дома за огороженным горбылем огородом.

  Сергей скинул с себя футболку, спортивные брюки вместе с казенными трусами и, разбежавшись, нырнул. Холодная вода сначала захватила дух, затем приятно остудила горячее тело. Благодатная прохлада привела юношу в восторг. Из ласковой воды не хотелось вылезать, и Сергей решил добраться до острова. Потом через узкую протоку между ним и противоположным берегом к прекрасному пляжу, чтобы позагорать нагишом на кварцевом чистом песочке. Пацанами бывали не раз здесь.

  С другой стороны острова были прекрасные рыбные места. Лет пять назад сосед родителей завез вырубленные яблони туда и утопил метрах десяти от берега. Затем долго прикармливал это место какой-то кашей. Предприимчивый мужчина вбил на том месте пару кольев для крепления лодки.

  Сергей не раз с другом Колей ловил здесь широких лещей, горбатых окуней и желтоглазых серебристых плотвичек.

  Заодно решил сегодня взглянуть, сохранились ли колья у острова, чтобы потом отправиться туда с кем-нибудь на рыбную ловлю.

   – Чтобы не все время дома сидеть без дела, – вслух произнес юноша, направляясь к цели.

  У острова Сергей перевернулся на спину и, не спеша, стал огибать его вплавь, чтобы выплыть к протоке и пересечь ее.

  Минут через пять парень выбрался на белоснежный пляж и с удовольствием растянулся на нем, подставив тело солнечным лучам. Отсюда он заметил, что колья в рыбном затоне соседа на месте.

  Сергей за последний год возмужал, раздался в плечах. Ежедневная зарядка в училище и физические упражнения прибавили сил и сделали его мускулистую фигуру еще стройнее. Высокий юноша замечал, как в увольнении на него с интересом поглядывали городские барышни. Он и сам засматривался на девушек на танцах в клубе моряков, но не решался подойти и познакомиться с ними. Друзья даже подтрунивали над ним, что такой статный и красивый парень обходится без общества хороших девушек.

   – Так недолго остаться бобылем, – подтрунивали они над его нерешительностью.

  Вдоволь позагорав, он решил осмотреть остров. Лениво переплыл протоку и выбрался на заросший осокой и заячьей капустой берег. Он знал, что за ближайшем кустарником, прячется довольно широкая полянка. Пацанами не раз укрывались на ней от преследования неприятеля, когда играли в «казаков-разбойников». Из-за чащи весело наблюдали, как по материковому берегу, топая, как лошади, азартно пробегали враги-разбойники. Тем мальчишкам не приходило в голову, что преследуемые ими казаки-ровесники, нагишом, держа нехитрые вещи над головой в руке, переплыли довольно широкое водное пространство и спрятались на необитаемом острове. Уже потом, после игры, долго и до сипа в голосе бешено спорили, обсуждая, разрешено ли правилами прятаться от преследования на другом берегу озера и, тем более, на самом острове. Но тогда так ни на чем не сошлись, разочарованно разбрелись уже в сумерках по домам. Каждый остался при своем авторитетном мнении.

  Сергей улыбнулся, вспоминая это, пробираясь сквозь кустарник к полянке детства. Вот она. Он перешагнул через метровый олешник и остолбенел, едва не наступив на девичьи ноги.

  Две абсолютно нагие девушки загорали на расстеленных полотенцах в цветочек. Одна из них, рослая и хорошо физически сложенная, лежала на спине, широко раскинув длинные стройные ноги. На лицо была накинута зеленая косынка. Видимо, чтобы не сгорел и не облупился прелестный носик. Ее хорошо сформированные груди привлекали особое внимание юноши. Между бугорками выступили крупные алмазные капельки пота. Они переливались на солнышке разными цветами радуги.

  Другая, очень миниатюрная молодая женщина, лежала на животике, уткнув золотистую головку в худенькие ручки с многочисленными конопушками на узеньких плечах. Стройные полушария попки выделялись, как две ложки густой сметаны в темном и очень любимым юношей грибном супе. На фоне бронзовых ножек и закопченной солнцем спины казались неестественно бледными.

  Обе обнаженные девушки не замечали нежданного гостя, столбом замершего над ними во всей нагой красе. Парень от удивления и растерянности не знал куда смотреть. Он смущенно отводил взгляд в сторону, но какая-то сила заставляла его снова поворачивать голову к заманчивым картинкам. Сергей впервые видел так близко раздетых молодых женщин.

  Еще прошел миг-другой, пока рослая белокурая девушка не почувствовала присутствие постороннего человека над ними. Она рывком сдернула косынку с потного лица и замерла, не веря глазам. Затем зачем-то прикрыла обеими руками грудь и закричала, как резанная:

   – Ты кто? Почему здесь? А ну отвернись, нахал!

    Рыжеволосая девушка испуганно очнулась от вопля и живо повернулась к Сергею:

   – Ты что? Не смотри на нас так!

  Она схватила купальник и принялась надевать его. Сергей опомнился наконец, рывком, как необъезженный жеребец, заскочил за ближайший кустарник и затараторил пулеметом оттуда:

   – Честное слово, я не знал, что вы здесь. Только хотел посмотреть на полянку. Мы прятались здесь пацанами всегда. Кому в голову придет, что здесь загорает кто-то.

   – Почему тогда голый бегаешь по острову, как извращенец в поиске жертвы? – с сарказмом спросила светловолосая девушка, уже застегивая пуговицы халата.

   – Так я переплыл сюда оттуда, думал, что никого нет здесь, разделся, чтобы не мочить вещи. Какой я извращенец? – оправдывался Сергей и подумал, что кто ему теперь поверит. Он махнул обреченно рукой на поселок и затем зачем-то добавил, глядя на рыжую девушку:

   – Хотя такие жертвы украсят не только остров.

   – Ишь ты, какой разговорчивый, а по виду не скажешь, что такой одичавший Тарзан комплиментами может сыпать, – рассмеялась светловолосая девушка. 

   – А мы на лодке добрались сюда. Тебе дать полотенце, а то застудишься ненароком, – попыталась смягчит остановку другая. Обе девушки уже оделись. Они стояли в коротеньких халатиках и насмешливо поглядывали на юношу за кустарником, прикрывшим парня до пояса.

  Рыжая симпатичная девушка вдруг рассмеялась:

   – Так это Сергей, Татьяна. И никакой не извращенец. Кто бы подумал о такой встрече, но мы вчера с тобой рассматривали фотографию выпускного класса моего двоюродного братика. И ты сказала, что он самый симпатичный из всех мальчиков. Вспомнила?

   – Так в таком виде, Лариса, я не видела его, поэтому и не сразу узнала. Теперь разглядела и лицо, вижу, что на фото и здесь один и тот же молодой человек. Очень приятно познакомиться, – Татьяна жеманно протянула руку и сделала шаг к юноше. Потом вспомнила, что тот не одет, остановилась и спросила:

   – Так дать полотенце-то?

   – Нет, благодарю, мне вплавь удобнее без него. А что, Саша тоже приехал?

   – Саша сейчас на заводской практике, а я с подругой уже дней десять, как к тетушке приехала, чтобы набраться сил, отдохнуть на вашей прекрасной природе. Ты же в мореходке учишься? – подключилась к разговору, как про себя окрестил ее Сергей, золотая девушка.

   – Ну да, а ты?

   – А мы в Петербургском государственном университете путей сообщения, между прочим – третий семестр.

   – Так вы петербурженки?  А почему железнодорожный? – удивился Сергей.

   – А что в этом плохого? Мы потомственные железнодорожники, можно сказать. Наши папы работают в железнодорожном ведомстве. Мы по их стопам пошли. Ты приходи вечером на берег. Мы костер разведем, картошки испечем, познакомимся поближе. А то скучно очень у вас.

   – Там мы и так познакомились, ближе некуда, – не удержалась подколоть парня Татьяна. Она хитро прищурила зеленые бесовские глаза и ждала ответа.

   – Приду, – юноша не стал пикироваться с острой на язык девушкой. – Пока, русалки. Я молоко принесу к картошечке.

  Он добежал до воды и, красуясь перед девушками, грациозно нырнул. Затем короткими саженками стремительно поплыл к берегу. Сергей обрадовался, что познакомился с девушками. Ему очень понравилась Лариса. Он надеялся, что теперь каникулы обретут для него приятный и волнительный смысл. Если, конечно, она станет не против их дружбы.

  После дневной жары вечера у озера были не просто прекрасные. Они приносили наслаждение и покой. Легкий ночной бриз приносил к побережью все запахи таежного леса. Трудно оставаться равнодушным, купаясь в ласковом летнем вечернем тепле и в обществе девушек.

  Молодость быстро сблизила, и молодые люди непринужденно болтали, пекли в ярком костре картофель. Сергей, как и обещал, принес с собой литр молока, чем сильно удивил свою маму, когда попросил налить в банку.

  Через пару вечеров, проведенных молодежью на берегу, Татьяна сообразила, что их новый брутальный знакомый явно симпатизирует худенькой Ларисе. Она попыталась оставить их одних, заметив, что подруга отвечает парню взаимным интересом. Но молодые люди энергично воспрепятствовали этому:

   – Не уходи, пожалуйста, еще рано спать. Смотри, какой прекрасный вечер.

  Татьяна осталась, но на предложение Сергея отправиться с ним на вечернюю рыбалку на следующий день, решительно отказалась:

   – Это без меня, пожалуйста. Лариса любит удить рыбу. Ее отец приучил к мужскому увлечению. А я живу с мамой, поэтому я больше ягодница, чем рыбак. Да и червяков боюсь до мурашек на теле. Бр-р-р! Какая гадость!

   – Тогда за нами наваристая уха, – сказал Сергей Татьяне, когда Лариса согласилась на рыбалку.

   – Уходя на рыбалку, не забудьте удочки, – хмыкнула девушка.

  Летняя рыбная ловля перед заходом солнца вызвала восторг Ларисы. Утомленное красное солнце неспешно уходила за горизонт. Озерная гладь отражала темнеющие берега, покрытые смешанным лесом. Над озером стремительно проносились птицы, вылавливая в полете на ужин стрекоз и водяных пауков. То там, то здесь всплескивала рыба. На глубине разыгрывалась обычная в жизни драма, хищные щуки гонялись за резвой плотвой и окунями. Те, чтобы не стать жертвами, выпрыгивали на поверхность, чтобы обмануть преследователей. На полусонной воде всплески расходились широкими кругами.

   – Боже! Красотища какая, – воскликнула девушка. Сергей и Татьяна сидели с удочками на одной банке. Парень закрепил уключины лодки с каждого борта к колышкам. В трех метрах от борта замерли высокие розовые поплавки, готовые уйти под воду при любой поклевки. Парень приготовил для наживки вместо червей тесто по отцовскому рецепту. Он очень надеялся на хороший улов.

   – Подсекай, клюет, – остановил Сергей лирические отклонения девушки.

  Лариса со знанием дела подсекла и вытащила на свет приличного окуня.

   – С почином вас, Лариса Николаевна! – успел сказать на это юноша прежде, чем его поплавок ушел по воду. Сергей подсек и потянул удочку. Тонкое удилище гнулось до самой воды. Тогда рыбак стал подтягивать леску к борту. На крючке сопротивлялся большущий лещь. Парень достал сачок и подвел под него. Затем рывком вытащил рыбину в лодку.

   – Ого! – восхитилась девушка. – И вас с уловом, Сергей Глебович. Извините, настоящее отчество не знаю.

   – Можно просто Сережа, – с улыбкой разрешил Сергей.

  Вскоре рыбаки наловили полный судок рыбы. Солнце тем временем ушло за горизонт на заслуженный покой. Тотчас нетерпеливо примчалась любвеобильная ночь. Она по-хозяйски зажгла на чернильном небе множество лирических звезд. Те радостно вспыхнули и стали наблюдать сверху за рыбной ловлей влюбленной парочки. Но клев прекратился. Как отрезало, и поплавки безразлично торчали из воды без всякого движения.

   – Все. Теперь до рассвета рыба ушла по своим семейным ямам. Домой можно отправляться! – воскликнул Сергей.

   – Еще давай посидим просто так. Уж очень хорошо здесь, – попросила Лариса.

  Молодой человек кивнул. Он убрал удочки, придвинулся к девушке и обнял ее за плечи. Лариса прикоснулась щекой к его лицу и замерла. Так и просидели до полуночи влюбленные молодые люди молча, время от времени целуясь. От воды исходил запах водорослей, рыбы. С берега бриз приносил пряную волну запахов зелени и зреющих в садах яблок. Рогатый молодой месяц разделил озера серебряной полосой на две части. Природа создала лирическую атмосферу и, казалось, любовалась молодостью, их безмятежной любовью.

  На следующий день уха удалась на славу Сергею. Он принес из дома лук, укроп, черный перец и из металлических прутьев треногу с закопчённым на частых кострах котелком. Девушки позаботились о посуде и почистили в озере рыбу. И вскоре на жарком костре забурлила настоящая уха в котелке. Молодежь с аппетитом ела ее и нахвалила кулинарное мастерство юноши.

   – Это кто же научил тебя так готовить? – спросила Татьяна.

   – Да каждое лето с отцом отправлялись на два-три, а то и четыре дня в лес на берегу озера. Там и питались исключительно рыбой и грибами, ничего не брали с собой, кроме хлеба.

   – А где ловили рыбу, не за островом? – заинтересовалась Лариса.

   – Нет. Далеко отсюда. Там вытекает из озера река Западная Двина. Она впадает небольшим ручьем вообще-то с другой стороны озера, с севера-востока. Затем протекает по нашему озеру, можно сказать так, и вытекает уже широкой рекой с востока. Вот там мы и обитали на побережье озера. Рыбу ловили, грибы собирали, ягоды.

   – И я хочу туда, – Лариса посмотрела на парня.

   – Так за чем же дело стало? Завтра и отправимся часиков двенадцать дня. До вечера доберемся, рыбки наловим и на боковую до утренней зорьки.

   – А на боковую на чем? Неужели прямо на земле? – Татьяна поморщилась. – Я люблю удобство, например, чтобы матрасик был, простынка.

   – Удобства тоже будут, но минимальные. Двухместная палатка, спальные мешки. Если удастся, то разыщем наш большой шалаш. Так что и для тебя найдем удобное местечко, если надумаешь.

   – Нет, сами отправляйтесь к черту на кулички, а я позагораю здесь лучше, – конечно, девушка лукавила. Она хотела бы увидеть новые прекрасные лесные места, но и мешать влюбленным не хотела. Уж очень светились они, казалось, искренней любовью изнутри души.

  На следующий день Сергей приготовил лодку к походу. Кроме рыболовных снастей, палатки, спальников, посуды, котелка и топора с ножом, еще уложил, как он теперь по-моряцки называл, в форпик и ахтерпик пару специальных ковров. С одной стороны они были из защитного от холода материала, с другой – шерстяное для тепла покрытие. Юноша заботливо сложил их и запихал к спальникам в закрытое помещение под банками носовой и кормовой части. Один коврик под палатку, другой на случай, если девушка вздумает позагорать на берегу.

  Ровно в полдень Лариса в брюках и блузке с длинными рукавами, в полусапожках на ногах торжественно зашла на борт лодки. Сергей дал команду к отплытию и оттолкнул веслом судно от берега.  Под прощальное помахивание платком Татьяны юноша лихо развернул лодку на курс и приналег на весла. Посудина набрала скорость и стала удаляться от берега.

  С середины озера открывался чудесный вид. С одной стороны возвышался берег, поросший высокими мачтовыми соснами и развесистыми елями. С другой – пологий берег окружал роскошный лиственный лес. Молодые люди проплыли мимо многовековой дубовой рощи, которая раскинулась возле большого затона с многочисленными нежными бело-розовыми лилиями и ярко-желтыми кувшинками на воде. По берегу росла сказочная сочная зеленая трава-мурава и голубенькие цветочки-колокольчики.

   – Чисто русалочье царство, – восхитилась девушка.

   – Не без этого, – гордо ответил Сергей. – И замечу, что в этой прекрасной роще, кроме дивных русалок словно из русских сказок, обильно растут белые грибы. В сезон не меньше ведра нарезал там.

   – Не боялся, что русалки утащат к себе?

   – Нет, они только по ночам выходят, чтобы цветов нарвать и сплести из них венки на головы. А я в это время всегда рыбу удил в другом месте. Моя русалка не появилась еще.

   – А теперь?

   – В лодке плывет со мной за туманом и запахом тайги.

   – Что же, она похожа на утопленницу?

   – Нет, она обладает вечной молодостью и красотой. У нее золотые волосы и чарующий голосок. Там, где она пройдет, хлеб родится лучше на земле.

   – Как ты красиво умеет обольщать девушек будущий капитан дальнего плавания.

   – Не девушек, а девушку, замечу.

  Так за разговором добрались до узкого перешейка, который разделял озеро на две части. Природа, видимо, решила сделать такой подарок для населения поселка. Здесь женщины переходили вброд на другой берег по ягоды. Мужчины перебирались на сенокосные угодья.

  Сергей, упираясь в дно перешейка веслом, переправил лодку на другую половину озера. Там причалил к берегу и предложил перекусить Ларисе, что бог послал. Он прихватил с собой на этот случай огурцы с огорода и несколько бутербродов с салом.

  Сидя на поваленном дереве, принялись за трапезу. Лариса заметила, что ее капитан поглядывает с тревогой на горизонт.

   – Что-то не так? – спросила она.

   – Да солнышко сегодня было с утра красным.

   – И что беспокоит тебя?

   – Слышала такое выражение: если солнце красно по утру, то моряку не по нутру. Успеть бы до урагана, вон, уже появились первые тучки, – Сергей указал на горизонт.

   – Да не похоже что-то – вон, как солнышко палит, и небо совсем над нами чистое. А те тучки далеко, успеем.

   – Хорошо бы!

  Юноша заметил, что Лариса поела, сказал:

   – Тогда в путь, труба зовет на подвиги народ.

  Сергей греб сильнее в этот раз. Мимо проплывали во всей красе липовые, кленовые и березовые рощи. Девушка любовалась местными красотами и не замечала, как начало хмуриться небо, вода зарябила под усиливающимся ветром.

  До цели оставался километр. Отсюда можно было уже видеть просвет, где начинал свой бег река Западная Двина. Однако еще больше усилился ветер, поднялась большая волна. Сергей с трудом преодолевал встречное сопротивление. Вскоре ветер уже свистел в ушах, небо окончательно потемнело, установились сумерки.

   – Скоро хлынет ливень, – сказал Сергей, нужно искать укрытие пока не поздно. Он заметил песчаную косу на берегу и направил лодку туда. Время от времени сверкала молния и доносился гром.

   – Ничего, под деревом переждем и дальше отправимся.

   – Ни в коем случае не становись под деревом в грозу. Молния поражает в первую очередь высокие объекты.

   – Тогда куда?

   – Я уже приметил песчаную косу, на ней отлежимся, пока не успокоится ураган.

   – Под проливным дождем?

   – Ну да, но в сухом месте, если успеем добраться раньше его.

  Лариса не поняла его, но замолчала, доверилась опыту своего парня.

  До берега не успели добраться сухими. Небо, словно раскрылось, давая возможность потоку воды остудить перегретую жарой землю. Лютый дождь не щадил и молодых людей. Они вымокли до нитки, прежде, чем лодка воткнулась в песок.

  Алексей выскочил из нее и помог выбраться Ларисе. Затем выкинул на берег все вещи, лежавшие в лодке. Он развернул лодке плашмя к берегу и стал ее переворачивать. Девушка поспешила на помощь. Вокруг сверкала молния, раскаты грома закладывали уши, взбесившийся дождь бил крупными каплями по путешественникам. Вмиг похолодало, но молодые люди пока не замечали этого.

   – Нам нужно два раза перекантовать лодку, чтобы одним бортом угодить вон на тот валун, – Сергей указал на большой камень, торчавший одиноко на песчаном берегу.

  Вскоре им удалось это. Лодка легла бортом на камень и днищем к небу, образовав укрытие.

   – Ныряй скорее туда, – молодой человек указал девушке на щель. – И сразу снимай одежду с себя там, а то заболеешь еще. Он сам на ходу скинул спортивные брюки и рубашку.

  Лариса юркнула ящерицей в укрытие. Следом втиснулся Сергей. Он подполз к ахтерпику и достал два пледа оттуда. Затем помог Ларисе стянуть одежду и, расстелив один плед, подтолкнул девушку на него, другим укрыл ее.

   – Белье тоже скинь, потом высушим. Сейчас не до этикета.

   – А ты?

   – Я рядом! Другого места нет у нас.

  Сергей разделся и залез под плед, заботливо спросил, обхватывая тело девушки:

   – Продрогла?

   – Есть маленько, – Лариса прижалась к парню.

  Дождь стучал по днищу, молния сверкала так, что освещала внутри укрытия, раскатистый гром как бы не советовал показывать наружу нос. Но молодые люди и не спешили уже. Им было хорошо под лодкой. Мягко на песке, сухо и даже тепло между шерстяными пледами.

  Сергей нежно прижал к себе девушку и поцеловал ее. Она ответила на ласку и откинулась на спину, потянув на себя любимого человека. И с ними случилось впервые то, что заложено природой. И это произошло под лодкой под гром и молнию. Затем долго лежали счастливые, прислушиваясь к брюзжанию непогоды. Им не хотелось сейчас, чтобы быстро прекратился ураган.

  Молодые люди вернулись домой через четыре дня с рыбой и полным ведром черники. Татьяна изумленно наблюдала за подругой и парнем.

   – Да вы, как будто много лет провели вместе. С полуслова понимаете друг друга, повзрослели, загорели. Как на пользу пошла вам вылазка на природу.

  Молодые люди переглянулись и весело рассмеялись. Они точно знали, что не расстанутся и в городе. Они нашли себя на природе.

 

   

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Замечательный рассказ, дорогой Олег. Прочитала с удовольствием. Кое где есть пропавшие окончания, но рассказ от этого не лишился своей прелести.
    С искренним уважением - Ариша.

  • Н. Кирову. (лично в руки). Спасибо, Николай. Кто под лодкой не бывал, тот жизни не познал. С уважением, Олег А.

  • Борисову Владимиру. не следует только хвалить, но я в критических замечаниях ратую за конкретные примеры, а не огульное суждение, типа, г---о, ерунда или патока. Пусть не много, чтобы не терять читателю много времени, но пара примеров, что не так по мнению критика. чтобы автор задумался. У нас профессиональных "хвальщиков" хватает. С уважением, Олег Андреев

  • Рыбалка -как факт и процесс понятны. В принципе и ночёвка под днищем лодки - жива. Самому довелось ночевать у костра в одном спальнике с девушкой , техником нашей бригады. Здесь и начался распад "Я"на части...Упаси , Бог искушений и прости. По мне- вполне. С Уважением. Н. Киров.

  • Причем здесь Нарцисс и отзывы другим авторам? Сейчас разговор о вашей прозе. Прочитав то или иное произведение человек вправе заиметь то или иное мнение о прочитаном. Это нормально. Перед тем как выразить свое не слишком положительное мнение о вашем рассказе, я извинился. И это тоже нормально. Так чем же я вас обидел? Тем что не похвалил, или тем, что не стал перечислять абзацы на мой вкус написанные слишком слащаво? Но их слишком много... Впрочем если вам хочется что бы ваши работы только хвалили, скажите: буду только хвалить...

  • Мои измышлизмы в Вашем распоряжении.
    Мне похвалюшек хватает. Давайте критику.

  • Прошу прощенья, но патока, начиная от описания природы и заканчивая диалогами…

  • "Какой вы злой парниша!
    Но спасибо Вам: понял, почему с утра в башке звучит Высоцкий:
    Это патока - сладкая помесь!
    Зал, скажи, чтобы он перестал"
    Не злой парниша, а обыкновенный Нарцисс, если проанализировать все комментарии этого господина всем авторам портала. Свое отражение милее! Ему уже не исправить дефект никогда.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 3 Авг 2017 - 9:42:49 Андреев Олег
  • Какой вы злой парниша!
    Но спасибо Вам: понял, почему с утра в башке звучит Высоцкий:
    Это патока - сладкая помесь!
    Зал, скажи, чтобы он перестал"

  • Спасибо, Валерия, что не забываете меня. Рад, что вам понравился рассказ.

  • Уважаемый Олег!
    Вашу рамантическую повесть о вечной любви прочел с большим интересом.
    Уверен, что многим молодым людям она станет своего рода пособием - как и где нужно проводить летом время, чтобы было и приятно, и полезно. И рыбку поудили, и о потомстве позаботились. Молодцы!
    Красивое описание местности в данном рассказе сочетается с эротикой, и сразу начинаешь попутно вспоминать собственную молодую жизнь, встречи, расставания, любовные победы и неудачи. Автор не просто выстраивает диалоги, но и перемешивает их с цветными картинами, пытается идеализировать любовь и её предназначение. Есть в рассказе некоторая юношеская мечтательность, а с ней и надежда, которая даёт уверенность и силы. Как в той песенке, которую пела в своё время вся страна:
    "Вся жизнь впереди, надейся и жди!"
    Желаю уважаемому Олегу творческих сил и здоровья, и не забывать о любви, которой "все возрасты покорны"!
    Н.Б.

  • Спасибо, Николай, я очень растроган вашими словами. сейчас время такое, что любой возраст спокоен. Был бы объект, а любит его нет проблем, как с Вука-Вука, так и Виагрой. Правда, это стоит немалых денег, но тут особый случай, а не за материальные блага любовь. Жизненная необходимость!

  • Пожалеть или откомментировать?;)

  • Спасибо за труд, Аркадий. Что-то принял к сведению, но кое с чем не согласен. Например: после школы выпускники северо-западной глубинки глубинки разлетаются кто куда. Ни места учебы, ни работы там нет. Власть на танцах переходит к следующему поколению, как правило, незнакомому уже.
    Еще - "крутой обрыв". Почему он может быть на берегу только, а не на дне тоже? Идет дно и переходит в обрыв.
    Технологии затопления яблонь не знаю, но факт могу подтвердить. Теперь соседа не в живых, оставим в загадках.
    Перешагнуть метровый олешник или ольшаник можно, если знать, как растет кустарник. Вершина из мягких молодых прутьев достигает к середине лета тридцати сантиметров и просто пригнется, если перешагивать. Это не стол дубовый. Ну т.д.

  • Кстати о голой правде. Её полно в моих фантазиях. Но, похоже, они редакции так надоели...

  • после года учебы в мореходном училище. Товарищи разлетелись кто куда после школы и пока не приехали в любимый поселок на тверском берегу озера Охват. Молодому человеку заняться было абсолютно нечем. На танцах развлекалась лишь незнакомая местная поросль.
    Прошёл всего год. Мало времени для серьёзного изменения личного состава молодёжи аж до сплошь незнакомого.

    От стальных накатанных рельс, как от печки, волнами шло тепло, от смазанных стрелок остро несло керосиновым и тавотным запахом. Черноволосый юноша, стараясь не наступать на раскаленные пути, пересек их и остановился на краю железной дороги.
    Это надо постараться, чтобы наступить на рельс.

    По-детски морщил воду
    Это как? А как по взрослому?

    Почти у берега там начинался крутой обрыв. И пацаны любили с разбега нырять сразу в прохладную глубину лесного озера.
    Крутой обрыв - где? Так описывают берег над водой. Если - и так оно по смыслу - у берега начиналась большая глубина, то это описывается другими словами. Крутизну или пологость подводного рельефа с поверхности не видно. Можете не согласится, но при чтении воображению как-то неуютно.

    чья-то рыжая корова. Она удачно закрывала обзор из окон
    Передвижное прикрытие. А возвращаться? Она же ходит. А в сильную жару обязательно ляжет.

    завез вырубленные яблони туда и утопил метрах десяти от берега.
    Мне не хватает воображения представить себе утопление деревьев с такой лёгкой древесиной.
    Тут какой-то технологический секрет? Поделитесь, умоляю!

    парень обходится без общества хороших девушек.
    Хорошеньких?

    перешагнул через метровый олешник
    Даже при баскетбольном росте это невозможно. Высота обеденного стола - 75 см. Кроме того, это не планку перешагнуть. Кусты имеют не только высоту, но и ширину. Может быть - ольшанник.?

    накинута зеленая косынка. Видимо, чтобы не сгорел и не облупился прелестный носик.
    Сквозь косынку прелесть носика разглядел! Роза Кулешова подалась в курсанты?

    зачем-то прикрыла обеими руками грудь
    И в самом деле: зачем?
    грациозно нырнул.........брутальный знакомый
    Брутальный - грубый, жестокий, частично: неотёсанный, жёсткий, свирепый, суровый
    И это о таком милом мальчике? Грациозно ныряющем? За что Вы его так?

    пекли в ярком костре картофель.
    Кранты картофелю в таком костре.

    Не продолжаю, ибо слаб человек, но велики ляпы. Их там ещё осталось.

    Простите. Мои замечания можете считать придирками, но глаз цепляется за все эти...
    А в целом - очень мило.

  • Не нужно жалеть, говорите голую правду.

  • Природа ничего не делает просто так. Природа… будит в нас потребность любви… Природой предусмотрен брак тела и души. В природе нет ничего бесполезного. Прогулки на природе всегда ведут к хэппи-энду. Природа не знает остановки в своем движении, ибо двигатель ее, сила, ее творящая - это любовь. Радости естествоиспытателя: задирать юбки природе. У природы чистое сердце и она дает достаточно, чтобы удовлетворить естественные потребности. Природа всегда имела больше силы, чем воспитания. Животная, божественная, природная сила любви - это сверхидея, сверхмотив этого рассказа. Достоевский говорил, что "кто не любит природы, тот не любит человека, тот не гражданин." Природа намеревалась сделать женщину вершиной творения, но ошиблась глиной и выбрала слишком мягкую. Природа - это вторая любовница, которая утешает нас, когда изменяет первая. Природа - приятный наставник, и даже не столько приятный, сколько осторожный и верный. Поразительна мудрость природы, человек выражает себя, преобразуя ее и преобразуясь через нее сам. Молодость с ее благородным энтузиазмом, с ее смутными стремлениями к честному, справедливому, к общественной правде есть одна из величайших сил природы.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Спасибо, Юрий. Вы очень добры и ваши изречения заставляют размышлять нас, грешных. В молодости все было по плечу нам, а природа помогала в любых начинаниях. Насколько я помню свою юность - на счету от доярок до прокурорш. И всегда прикрывала страсть природа-матушка.

  • Уважаемый Oлег!
    Спасибо за летний легкий рассказ о юношеской любви на фоне природы!
    С наилучшими пожеланиями!
    Валерия

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Алтунин Владимир   Борисов Владимир   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,237
  • Гостей: 171