Яхнес Виктор

Рассказ

Жора и Соловей

Учился Соловей легко… На «удовлетворительно». Точнее, на 2.5… И полбалла все «доценты с кандидатами» добавляли ему за весёлый нрав, постоянную несусветную расхристанность, безобидность и пронырливость…
Просто они знали, что из него получится нормальный прораб, жизнь доучит…

Соловей везде был «свой»… Даже декан был уверен, что фамилия этого обормота Соловей, а не Соловьёв…
Он был «свой» даже на женском этаже….
Пока этот этаж не подсунул ему свинью…
Точнее, журавля Жору, которого сердобольные студентки, подраненного, привезли в общагу с практики… На долечивание…

Жора сразу перехватил у Соловья славу всеобщего любимца, чем вызвал у того косые от ревности взгляды…
Жоре Соловей тоже как-то сразу не глянулся… Стучал клювом, топал длинными ногами, всё такое…

Жора, как комендант, важно расхаживал по коридорам, цокал когтями по полу, а все норовили угостить его чем-нибудь вкусным…

И всё бы ничего, да только от обильного харча Жора и помёт свой стал выделять активнее… Было заметно, что сердобольные студентки на такую Жорину подлянку совсем не рассчитывали…Но!

Коллективным разумом будущие профи решили таки проблемку персонального клозета для Жоры в виде большого пакета, подвешенного сзади на помочах через крылья…
И это чудо в перьях, на ходулях и с обкаканным мешком продолжало скрашивать студенческие будни…

И Соловей однажды нарвался…
При разминке с Жорой в нешироком коридоре, тот углядел у Соловья на рубашке какую-то блескучую пуговицу да и долбанул его в грудь…
«Курица обосранная! – орал Соловей, - ходули переломаю! На суп сварю!»
Жоре такие слова не понравились, и он тоже, проглотив половинку пуговицы, в ответ заклокотал по-своему нечто аналогичное…

В тот раз их разняли… Но Жора стал явно подкарауливать Соловья в коридорах…
Счастливцы не раз наблюдали, как Жора с распахнутыми крыльями и болтающимся сзади мешком, с боевым клёкотам гнал Соловья в тупик…

Соловей стал нервным… Все ответы на экзаменах и зачётах сводил на этот свой экшен…

Перед выходом из комнаты пугливо выглядывал за дверь… Открытые пространства пересекал дивной шустрой иноходью, в одиночку старался не ходить…

Куда-то Жору потом определили…
Соловей на глазах повеселел…
Показывал всем  шрамчик на груди и дурил первокурсников: «Это от пули…»

 

Зачёт Соловью

По всем законам физики штаны на Соловье держаться не могли никак. Там фигура - даже не бильярдный кий, скорее шест для стриптиза. Мудрёные же Соловьёвы телодвижения по поддержанию штанов в исходном положении лишь добавляли шарма его имиджу.

А имидж у Соловья был вполне определённый и недвусмысленный, созданный не без хитрого участия самого Соловья. Шельма и хитрован, Соловей такой имидж всячески подпитывал и грамотно использовал в корыстных целях.

 Были такие непрофильные курсы, где преподы ставили зачёт студенту лишь по предъявлении конспекта. Соловей экономил на них массу времени. В одном из таких наших, предназначенных для Соловья конспектов, мы коллективно разрисовали оставшиеся листы стилизованными силуэтами мужского полового органа. Был такой лихой фокус: без отрыва всё хозяйство и потом  две чёрточки в нужных местах… Мы не сомневались, Соловей  выкрутится по-любому и ждали его с зачёта. «Только один дополнительный вопрос был, - мирно, впрочем, улыбаясь сказал Соловей, - «что за эскадрилья?!»

Зачёт по курсу «Патентоведение» предполагал регулярное посещение. От вынужденной скуки на лекциях Соловей живописно расписал обложку своего, так и не начатого конспекта словом «patent». Разными цветами и стилями. Нашёлся доброжелатель и не поленился везде подставить две буквы «im». Цвет и стиль при этом был выдержан вполне.

Когда мы после обеда уходили в читалки, Соловей в общаге грустил и начинал развлекать себя сам…

Комиссия из деканата и студсовета услышала однажды в коридоре методичный стук внутри одной из комнат. Поспешили на помощь. Доцент, открывший дверь, был молод, поэтому успел её резко закрыть. Соловей изнутри метал в неё ножик…

Таки переполнил однажды Соловей чашу терпения. В столовой на кассе у него в борще всплыл притопленный шницель…

Никто не умел так виниться, как Соловей. Стоя перед комиссией в деканате он клал подбородок на предельно впалую грудь и закрывал озорное лицо длинными, цвета льна, патлами. Натруженные крестьянские кисти жалко болтались где-то ниже колен и впереди тела. «Без отца рос… Больше не повторится…» - Соловей умел находить нужные слова.

«Что не повторится?!» - чудом избежавший крови доцент пил кровь у Соловья. «Больше не будешь пригружать шницель алюминиевой ложкой?!» Наш человек был доцент. Ясен пень, ложка должна быть из нержавейки, там же один хлеб…

Не раз и не два Соловья выручала комендант общаги, подполковник интендантской службы в отставке Мариванна. «Утром получишь ведро краски и перекрасишь все двери на своём этаже!» Возразить прокуренной насквозь женщине доценты не могли, званием пониже были…

Нарядов у Соловья по общежитию накопилось пожизненно. Он отрабатывал их рьяно, временами даже остервенело. Он знал, у какого окна и когда Мариванна курит и смотрит во двор…

 

Соловей и доха

Доха, кто не в курсе, – это шуба мехом внутрь и наружу…

Многие предметы в политехе Соловью давались с трудом. Немецкий не давался вообще. Очередная пересдача всякий раз мучительно сокращала вожделенные каникулы.

И Соловей понял: его последний шанс - «взять» «немку»  измором. «Немка» Нонна Григорьевна была милейшая во всех отношениях женщина. Причёска «высокий пучок», тонкая оправа, одежда «светлый верх, тёмный низ», педантичность и интеллигентность на грани наивности… И барсучья доха зимой. Очарованные дохой коллеги с годами пришли к двум устойчивым выводам: 1. Доха – это фамильная реликвия. 2. Доха – ровесница последнего немецкого кайзера.

И вот аккурат в зимнюю сессию по выстраданной стратегии Соловей стал маниакально преследовать Нонну Григорьевну и канючить об очередной пересдаче. Неожиданно всякий раз вырастал он перед ней практически из сугроба. Соловей предлагал ежедневно выгуливать дога Нонны Григорьевны, таскать за ней сумку с продуктами, выбивать ковры и даже проветривать доху.

Она-то, доха, и оказалась однажды на переднем плане  особо отчаянной его атаки. И таки не выдержала, «сломалась».

Сроки поджимали категорически, и Соловей усилил натиск многократно...

Нонна Григорьевна уже садилась после работы в автобус. А Соловей всё канючил «ну, пожалуйста, ну, ещё разок» и цепко продолжал тянуть за рукав дохи наружу. Рукав дохи отделился как-то сразу по всему шву. Как ракетоноситель…

На защите диплома в вызубренном докладе Соловья прозвучало явно немецкое слово «контрфорс». «Говорят ты, Соловьёв, в немецком силён?!» - свои члены комиссии имели хорошую память, подобающее чувство юмора и слегка опасались задавать Соловью профессиональные вопросы. Практически уже инженер-гидротехник, Соловей и в этот раз не сплоховал. «На кой он мне?! - честно, смело и уже радостно сказал Соловей, - у меня родной язык – прорабский!» И это была чистая правда!

Мы не виделись много лет. Но встречу, спрошу: а детям и внукам про доху-то раскололся?!


 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Милые студенческие годы... Спасибо за воспоминания!

  • Читалось легко, даже посмеялась немного. Да, студенческие годы! Сама молодость по себе прекрасна! Автору спасибо.
    С уважением Анна.

  • "Мы все учились понемногу" - и произвели дилетантов, слабаков и даже не воинов - в геологии , литературе сыновей , не умеющих Выжить.

  • По-моему все кому было смешно курнули перед чтением, но в моем штате запрещено.

  • Виктор! Люблю Ваши публикации!
    В благодарность делюсь любимейшим со студенческих времён стихом Алексея Апухтина.
    Как только мы его ни переделывали под злобу дня!

    Когда будете, дети, студентами,
    Не ломайте голов над моментами,
    Над Гамлетами, Лирами, Кентами,
    Над царями и над президентами,
    Над морями и над континентами,
    Не якшайтеся там с оппонентами,
    Поступайте хитро с конкурентами.
    А как кончите курс с эминентами
    И на службу пойдете с патентами -
    Не глядите на службе доцентами
    И не брезгайте, дети, презентами!
    Окружайте себя контрагентами,
    Говорите всегда комплиментами,
    У начальников будьте клиентами,
    Утешайте их жен инструментами,
    Угощайте старух пеперментами -
    Воздадут вам за это с процентами:
    Обошьют вам мундир позументами,
    Грудь украсят звездами и лентами!..
    А когда доктора с орнаментами
    Назовут вас, увы, пациентами
    И уморят вас медикаментами...
    Отпоет архирей вас с регентами,
    Хоронить понесут с ассистентами,
    Обеспечат детей ваших рентами
    (Чтоб им в опере быть абонентами)
    И прикроют ваш прах монументами.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 29 Март 2017 - 17:36:16 Алекс Марина
  • Марина, спасибо за тёплые слова. Стих Апухтина - класс!

  • Как странно. Всех двоечников с геофака переводили в нефть и газ, как отделение для самых тупых, теперь нефть и газ- золотая жила, а геологи сосут лапу...Весело написанно...

  • Владимир, Вы правы. Но это тоже был соцреализм. Спасибо! И новых удач!

  • Хорошо написано. Коротко и увлекательно.
    А после ВУЗа судьбы бывают удивительно независящими от успехов-неуспехов в учёбе.
    Был у на уникум со средним баллом 3,0. Дорос до главврача.
    Подруга жены - золотая медалистка, красный диплом - отработав по распределению, уехала в Америку. Не проработала там ни одного дня. Не сумела найти работу. Программистка. В Америке.

  • А.Райкин так и говорил: "А теперь забудьте, чему вас учили в ..." Незацикленным троечникам это было делать проще. Спасибо за добрый отзыв. Успехов!

  • Уважаемый Виктор!
    Отличные рассказы или зарисовки! У архитекторов такие прорабы в особом почете. Они умудряются строить объекты без денег и стройматериалов. Как это удается - им одним и известно. Наверное ж\б плиты скрепляют юмором!
    Особенно понравилась Ваша новелла про доху. "Купил доХУ Я, на меХУ Я" - была такая в детстве песенка. Доха видимо действительно была со времён Вильгельма Непоследнего, раз отсоединился рукав, как приставленный. Возможно, Вы "чегой- то" преувеличили или нафантазировали, но прузвучало, как правда.
    Хочу обратить внимание на читабельность небольших рассказов уважаемого Виктора, на его, я бы сказал, непосредственнось изложения, которые прямо притягивают к себе. Коротко и ясно!
    Желаю автору новых студенческих воспоминаний. Там, если еще покопаться, то наверняка немало интересного отыщется!
    Н.Б.

  • Уважаемый Николай! Вы меня раскололи. Частично. "Чегой-то" преувеличил. Авторская версия событий, "тасазать". Спасибо за добрые слова. Успехов!

  • Хохотала до слез! Беззаботность и свобода -студенчество. И большой фарт! Есть ,что вспомнить !
    Весело написано! Класс!

  • Уважаемая Айша! Ваш отзыв (и слёзы!) - чистый бальзам на душу автора! Таки не самые худшие годы были там, в студенчестве. Спасибо!

  • Тяжело , конечно, Вам засмеяться без курева. К тому же , пожалуй, что такое студенчество неведомо -вылетели с института( пардон, сужу по Вашей истории). Что веселого ???:):):)

  • А у нас курить нельзя, я не смеялся.

  • Студент — это человек, который вечно хочет спать и есть. Пары студенты воспринимают как место, где можно выспаться… Во время зачета или экзамена студентов посещает много гениальных мыслей, но вот нужная информация на ум никак не приходит… Студент как собака… Глаза умные, а сказать ничего не может. Студенты могут спать как угодно: на ходу, на паре, даже на экзамене уснуть могут. Ибо забыл ты первую заповедь студиоза! В вечных скрижалях написано: «Не восхрапи на лекции ибо храпом своим ты разбудишь соседа своего!». А вечный лозунг всех студентов: "Возрадуемся же, пока мы молоды." В словаре студентов не было понятий «прилично — неприлично». Как все самцы рода Homo sapiens, оказавшиеся в группе численностью свыше двух человек, они деградировали буквально на глазах. Студент всегда отчаянный романтик! Хоть может сдать на двойку романтизм. В наши дни студенты только и делают, что жалуются на нищету, на то, как трудно поддерживать беспутный, гедонистический образ жизни.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Солидарен с Вами, Юрий. Романтики в том студенчестве было целые штаны. Песни пели всё больше про туманы и тайгу. В геологи рвались, теперь - в чиновники. А, чуть погодя, эти сытые и упакованные маются: а что ж так жить-то им скучно?! Запитаться надо вовремя чем положено и для души тоже.
    С уважением, Виктор

  • Главный герой рассказов Виктора Яхнеса - однокурсник! Неординарный, колоритный, простой до забавности! В общем, настоящий студент из юмористических сериалов! Но только в сериалах выдуманные сюжеты и герои! А у нас реальная, живая, интересная студенческая жизнь. И, думаю, после прочтения этих ярких историй читатели погрузятся в свои студенческие воспоминания. Ведь в каждой группе был такой Соловей... С которым нескучно и насыщенно протекала учёба, студенческие дни! А потом остались воспоминания от которых на душе светло и радостно.

  • По молодости я думал, что память - это как чердак или чулан, где пожизненно хранится всё подряд. Теперь знаю, что светлые файлы сохраняются там гораздо крепче - это бонус Создателя. Вот Вам и пример: прочитав Ваш отзыв про мою "трилогию" о Соловье вдруг вспомнил одну деталь про его, Соловьёвы, потуги в немецком. "Что я могу поделать, - печалился Соловей, - у меня гены партизанские!" (Дело было в БПИ) Спасибо Вам! И удачи!

Последние поступления

Календарь

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Богдановская Ирина   Борисов Владимир  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,227
  • Гостей: 415