Исаков Саади


          Оконский, Курятин и смерть

1.
    Если говорить о нашем времени, то оно характерно прежде всего тем, что наш человек сегодня, благодаря низко поставленному образованию и резвому развитию Интернета, не тот, что прежде: он эмоционально, духовно и интеллектуально в большинстве своем настолько не развит, что следующей за ним по развитию в эволюционной иерархии скоро пристроится какая-нибудь инфузория, а если так и дальше пойдет, вдруг на резком повороте истории и обгонит.
    И было бы понятно, если это происходит благодаря паскудной нашей жизни, но тогда почему у англосаксов или немцев, у кого бытовая жизнь много богаче и мудреней нашей, происходит то же самое, и они, похоже, в этом смысле даже впереди нас. Другие, то есть не я, считают, что всему виноваты глобализация, телевидение, как источник дополнительного существования, зловредный эпидемический Интернет, а особенно односложные послания в Твитере, заменившие разговор тет-на-тет, часами по телефону или в постели на сон грядущий, то есть возродившийся некогда умерший эпистолярный жанр, только на свой, укорочено-дегенеративный манер, сократив наше восприятие мира до примитивных клише, типа:
- Ты чего?
- А ничего.
- Ты где?
- А нигде.
- Ну ты даешь!
- Все?
- Поди все.
- А то!
- А ни то.
- Ну и дурак!
- Сам дурак.
    И так далее, и в том же духе, вплоть до финального послания на йух.
    Почему я начал с Интернета — да потому, что автор, не пишущий о нем по нынешним понятиям лох и не заслуживает прочтения. С другой стороны, если человек по каким-либо причинам покинул социальные сети, то его скоро постигнет виртуальное забвение, будто он как бы умер, однако, он может туда заходить и подсматривать из любопытства за жизнью других, словно ГБ с небес. При этом он сохраняет инкогнито и больше не рискует быть посланным на йух.
    А тут еще и зима с ее сюрпризами в виде снега, гололеда, холода и прочих метеорологических неожиданностей, ведущих неизбежно к повышенному травматизму. Хотя к чему тут зима, я пока сам еще не решил, но на нее можно списать многое, даже поражение или победу в войне и ночные бдения у компьютера, как раньше с книгой у камина или при свечах. И медленно наводить себя на мысль о том, что в виртуальной жизни со смертью, похоже, все понятно. А как оно в реальной жизни, то есть на самом деле?

2.   
    Андрей Оконский лежал в Первой городской клинической больнице на кровати в общей палате, смотрел в потолок и думал о вечном, о Боге, о скоротечности жизни и о ржавых потеках на потолке, как детали, сопутствующей этой жизни. При этом пытался припомнить, что с же ним все-таки произошло.
На лице с левой стороны был опухший кровоподтек и ныл шрам на лбу, к этому времени уже зашитый. Но Оконскому в эту минуту было не суждено об этом знать: последнее, что он о себе помнил, это центральный городской каток, огни на Кремлевский башне, разбег, скорость, и резкое торможение. Очнулся он оттого, что кто-то стоял над ним и приводил его в сознание.
- Вот, прекрасная смерть фигуриста! - сказала тренер в собольей шубе, неизвестно каким образом оказавшаяся среди обыкновенных любителей покататься на коньках, бывшая некогда общим кумиром, а теперь казавшаяся Андрею маленькой, толстой, ничтожной и ужасно пошлой с ее яркой помадой на круглом лице и напыщенно-красивыми фразами о бренности бытия.
- Ни о чем, - подумал он, отвернулся и заметил на льду кровь. Это была его кровь. Кровь Оконских!
- Сейчас ее уберут! - подумал Андрей, - мою кровь. И ее больше не будет. Розовая на бело-голубом льду. Сколько ее надо пролить, чтобы меня не стало​​? Он еще подумал о том, что если его кровь успеет просочиться сквозь лед, то она окажется на булыжной мостовой, покроет его коркой до весны, заполнит щели между камнями и останется там навечно. В недрах исторической кладки кремлевской брусчатки, видевших кровь и не таких, как он. Андрей так думал, наивно представляя себе конструкцию катка. Потом над ним склонились санитары, появились носилки. Санитары вынесли его с катка. Потом — снова провал.

3.
    И вот он тут, в больнице, среди других, таких же несчастных, пострадавших от зимы и ее утех, среди запаха лекарств с примесью ароматов неубранных экскрементов.
- Не хватает только одеколона, чтобы было как в Версале, - подумал Андрей. Он читал об этом и удивлялся.
- Что тебе? - спросил санитар. Андрей не ответил.
- А, понял, - сказал тот и ушел.
- Умирать не страшно, - думал Оконский, - ведь если бы я отошел и не вернулся в сознание, то я бы и не знал, что со мной произошло, почему я умер и умер ли я вообще. Если бы я попал под трамвай или под поезд, - продолжал он мысль дальше, - сначала ударился о бампер или что там еще внизу, головой, а потом мне отрезало ноги? Стало быть человек, попавший под трамвай совсем не чувствует боли расчлененного тела, если умер насовсем, а если не умер, то потом страдает от боли, если ему отрезало руки или ноги. Стало быть лучше умереть сразу и насовсем, чем не умереть и очнуться.
    В каком-то смысле он сделал лично для себя открытие, хотя образованному человеку хорошо известно, что такой эффект наступает в результате ретроградной амнезии — больной не помнит события, происходившие за шаг до болевого шока, будто память отбрасывает его на несколько секунд назад. Но то наука, а то — жизнь.
    Так думал Андрей, и отчасти сожалел, что не умер сразу, раз вскрылись такие соблазнительные обстоятельства, потому что голова болела, словно готовясь лопнуть, тошнило и все время тянуло в сон, а перед глазами то разрасталось, то уменьшалось ржавое пятно на потолке. Любой звук извне отражался безумством грома внутри. И неизвестно, что его теперь ждет в перспективе дальнейшей жизни, потому что сильный удар головой может, как известно, как открыть необъятные просторы, так и закрыть скромные умственные способности.
    Санитар принес утку, постоял некоторое время, намекая на чаевые. Поворчал и ушел, не получив денег, исполненный вынужденного милосердия.
- Еще и это, - подумал Андрей, пытаясь попасть в отверстие. Никогда ему не приходилось пользоваться этим нехитрым медицинским приспособлением. В его годы, думал он, справляться с  этим прибором все равно, что подписать себе смертный приговор.
- Это конец, - подумал Андрей и впал в отчаяние. Неспособность правильно состыковать два объекта в темном пространстве под одеялом он расценил как признак неблагоприятных последствий травмы, отчего сделал лужу, расстроился и загрустил: Зачем жил, кому нужна была его жизнь. Человек может знать, что он умирает, а может не знать, но то, что он умер, он, скорее всего, не знает. С этой мыслью Оконский заснул.
    Когда же Андрей проснулся, ему захотелось встать, но, приподнявшись на локте, он понял, что встать ему невозможно по причине сильного головокружения, к тому же болела шея, болело в затылке, еще больше заплыл глаз. Он снова лег, повернулся на другой, здоровый бок, и здоровым глазом, на который уже перетекла синева, увидел соседа.

4.
    На ближней кровати лежал больной с забинтованной головой и в гипсе - подобие застывшей косой сажени. Он не спал. Андрей вопросительно посмотрел на соседа.
- Анатоль Курянин, но все меня зовут Толик, - представился сосед.
Андрей разглядел сквозь бинты, что он тоже еще молод и полон неподдельного славяно-азиатского задора.
- Какими судьбами?
- Говорят, мой джип занесло, - весело стал рассказывать Анатоль, -  я вылетел в лобовое стекло. Приземлился через сто метров на жопу. Потерял сознание. У нас же зимой дороги вообще не чистят, - как бы себе в оправдание сказал Толик.
    Он сел на кровати, вытянув сломанную ногу в гипсе вперед, взял костыли, слегка поелозил резиновыми наконечниками по полу, оставляя на линолеуме характерные черные следы, затем резво подскочил и вытянулся в струнку.
- Смотри сюда! Ты такого никогда не видел, - Курятин встал к Оконскому спиной, спустил до колен тренировочные штаны, потом трусы. Андрей увидел действительно чудо: две лиловые ягодицы, как будто эта часть тела решила сменить расу с белой на лиловую. Оконский опешил, но не рассмеялся.
- А как ты упал, помнишь? - спросил Андрей.
- Вот именно, что не помню. Будто ничего и не было. Даже не помню, как летел. Мне потом спасатели рассказали.
- Может, ты не падал вовсе?
- Как это? Я же помню, что выехал из города на дачу.
- Может, в тебя попал снаряд на Бородинском поле? - предположил Оконский.
- Я скорее могу представить себя водителем КАМАЗа, который решил посмотреть при помощи спички, сколько в баке осталось дизеля, и меня снесло взрывной волной, чем солдатом при Бородине.
- Почему?
- Кто сейчас идет в армию? Только дураки. Война же.
- А светят в баке спичками?
- Те — идиоты. Идиотов в армию вообще не берут.
- А что с головой?
- Головой я выбил стекло, - сказал Толик так, будто это для него привычное дело.
    Андрея удивило то, что с соседом, Толиком Курятиным, случилось то же самое, то есть потеря памяти задним числом, и что он также не помнил, что было причиной его временного отключения из актуального списка жизни.
- Вот никогда не поймешь, что в человеке больше, чуда или загадки? Похоже, что человек так устроен, что все в его пользу, и жизнь, и смерть. И если хочешь добровольно умереть, то надо преодолеть страх перед болью, которой, на самом деле, не будет, наступит амнезия, и ты не запомнишь, заснул ли ты от таблеток, или тебя тупо переехал трамвай, - подумал Андрей, почесал в двух неожиданных для интеллигентного человека местах и заснул.
    И снилось ему, что он опять фигурист, хотя он никаким фигуристом и в помине не был и даже тайно презирал этот спорт, впрочем, как и балет. В тот день он просто пошел на каток, разогнался не на шутку, у него подвернулся конек, и он ударился головой о борт. Почему фигурист, думал потом Андрей, но вспомнил тренера в шубе и догадался, что сон был навеян ее появлением на катке, когда Андрей очнулся. С кем она могла его спутать?
    Но тут он догадался, что частично восстановилась память. Наверное, так оно на самом деле и было, а может, это новое видение основано на появлении все той же дамы. Короче, и понял, и ничего не понял.
    «Где правда? - думал Андрей, и стал сомневаться в том, что ему удастся достичь понимания всего, что с ним случилось. - И так, похоже, в этой жизни во всем. И что за дурацкая случилась смерть — ударился головой о бортик катка?»
И вдруг он перекинулся на другое: «В человеке столько Бога, сколько он в себя вмещает». Андрей где-то это читал. «Неужели моя смерть-анекдот — воплощение, следствие того, что я сам есть?»

5.
    Пришла Наташа проведать. Принесла циллюлитных апельсинов, крупных и сладких.
- Ничего себе, - она с интересом разглядывала Андрея, чистила апельсин и засовывала ему дольками в рот. Это было первое, что Андрей ел, было тяжело, челюсть еле шевелилась, - кушай, кушай приговаривала она.
- Жить буду, - опередил ее Оконский.
- Но не долго, - заметил Курятин и заржал.
- Это почему еще? - Наташа недобро посмотрела на Толика.
- Так говорят. Еще добавляют: но счастливо.
- Это как понимать? - спросил Андрей, освободившись от очередной дольки апельсина.
- Вот что тебя надо до полного счастья?
- Много денег.
- Если человек чего-то очень хочет, то оно обязательно сбудется, хоть так, хоть эдак. А если чего не хочет, тоже непременно сбудется. Поэтому мыслить надо исключительно позитивно.
- Вот я скоро умирать, может, и не хочу.
- Не хочешь, значит непременно скоро помрешь. Но ты свое «скоро» должен так понимать, что у одного жизнь размазана на 90 лет, а у другого укладывается в какие-нибудь 30. Тут играет роль, у кого богаче по плотности содержания. Это и есть вопрос. Однако, плотность содержания - гарантия ранней смерти.
- Кто плотно жил, тот умер рано.
- Кто сказал?
- Лермонтов.
- Не читал, - признался Курятин.
    Наташа помогла Оконскому встать с кровати и они пошли в коридор. Андрей шел с трудом, опираясь на Наташу. У него кружилась голова. Откуда-то появился мужик в косоворотке, цветастых трусах с двумя полными ведрами воды и ружьем, шел, словно заблудился в лесу и искал дорогу по солнцу. И так же неожиданно исчез, как появился.

6.
    Пока Оконский с Курятиным лежали в палате, к ним временно подселили одного известного хоккеиста, которому шайба во время игры попала в глаз и рассекла черепную кость возле левого виска, благодаря которой крепится орган зрения, чтобы не выпадать.
    Глаз, как рассказал сам одноглазый, которого звали Петей, выпал и висел на артерии, внутри которой глазной нерв, как зародыш на пуповине. Потом его наспех и кое-как запихнули на место, потом уже вторично, по хирургической науке, но до восстановления зрения было совсем далеко, если вообще. А жаль, хороший был хоккеист, но не признавал защитную маску. Говорил, что она ему мешает и жмет. Но его стоит привести как факт того, что в больницу попадали не только те, кто сильно ударился головой и у кого была ретроградная амнезия, но и вполне обыкновенные люди. Одноглазый все сетовал, что придется закончить хоккейную карьеру. Но потом он куда-то исчез, будто провалился.
    Все трое, пока лежали в одной палате, вели задушевные разговоры о положении дел, благо время уже было такое, когда просто за разговоры ничего не было и быть не могло.
- Вот я не понимаю хохлов, которые теперь ненавидят русских, хуже бешеных собак. Ведь государству, которое теперь называется Украиной, всего то ничего. И благодарить они должны Россию, а то ходить им под румынами, ляхами, русаками и австрияками.
- Венграми, - поправил Андрей.
- Значит и венграми.
- Упустили мы их.
- Это как?
- Не упустили, а пустили на восток. Если бы они на запад ездили на заработки, а то пустили мы их на восток. Вот они и стали мутить.
- Это еще при Кучме началось.
- Не при Кучме, а при Кравчуке. Это он рассказывал, как пацаном носил бандеровцам сало. Коммунист, а сало носил.
- Сало Украине!
- Хероям сало.
- Потеряли мы Украину.
- Да хрен с ней.
- Нет не хрен. Они же нам как братья.
- Именно что как. Немцы полякам были врагами, как сцепятся — водой не разольешь. А теперь целуются взасос. Праздники нападения друг на друга вместе празднуют, как общую объединительную идею. И мы когда-нибудь так будем.
    История. У нее тоже ретроградная амнезия, подумал Андрей.
7.
    Наташа, пока оба лежали в больнице, регулярно приходила к Оконскому, а потом недолгое время ходила к Курятину. Тот в связи с многочисленными переломами и осложнениями задержался на пару недель и Наташа стала свидетелем того, как в дискриминационный цвет кожи сначала пожелтел, а потом вернулся в норму.
    Потом Наташа исчезла. Давно исчез одноглазый, перестали ходить врачи и санитар прекратил многозначительно стоять с полным судном. Исчезло коричневатое облако на потолке, воздух стал чист и свеж, будто каждого нежно целовал кавказский ребенок. Оконский с Курятиным теперь регулярно прохаживались по коридору одни. Вместо одноглазого Пети, в их компании оказался бывший партиец, участник ХVII съезда КПСС.
- Если бы Сталин не поднял тогда руки и не остановил овацию, мы бы до сих пор хлопали, - делился он историческими соображениями.
- Если бы Гитлера не остановили, - возражал ему отставной полковник, немцы бы до сих пор приветствовали друг друга «зигой».
    Снова появился мужик в косоворотке, с ружьем и ведрами.
    - Как пройти в деревню Йухово? - спросил он Андрея.    
    - А иди через графскую усадьбу.
    - Далеко?    
    - Километра три с гаком. Ты бы воду вылил. Идти будет легче.    
    - Так ведь я же за ней ходил. Жалко.    
    - А ружье тебе зачем?    
    - Так война ведь, - сказал мужик и пошел искать деревню.    
    - Ополченец?    
    - Он, - ответил мужик, обернувшись.
    Андрей с удивлением заметил, что природа вокруг ожила. Он обнаружил за собой ту особенность, что стал слышать листья, воду и камни, точно в них проснулась душа, доступная ему. Он сожалел, что эта способность пришла к нему слишком поздно и что родители с детства не научили его слышать мир. Он подумал, что вот она — любовь. Но оказалось, что и Курятина эти перемены не обошли.

8.
    Вообще, вся последующая судьба Оконского после удара головой круто изменилась. А Курятин ни с того ни с сего сделался банкиром.
    Андрей всем рассказывал, что после Первой городской клинической больницы он сразу пошел в политику, стал депутатом, написал диссертацию, правда, говорят не сам, но не стоит верить злым языкам. Потом решил торговать нефтью, и когда у него стало очень много денег, его застрелили те, кто тоже торговал нефтью, но у них денег было меньше, - это он рассказывал всем своим новым знакомым.
    Толик, теперь уже Анатоль, параллельно с перепродажей денег полюбил играть на бирже, удачно используя свои новые открывшиеся предсказательные возможности. Правда некоторые утверждали, что он использовал инсайдерскую информацию. Но однажды он сильно продулся, в результате чего его тоже застрелили. Случилось это у них почти одновременно, несмотря на прогнозы самого Курятина, никогда не думавшего о плохом. Такие настали времена.
    Как видно, существование наших героев после травмы сильно изменилось, я бы даже добавил, поменялось принципиально. Из чего приходится сделать вывод, что несмотря на близкие травматологические обстоятельства, финальные результаты оказались разными. Один стал торговать нефтью, а другой торговать деньгами. А почему?
    Видимо, тут главное, соразмерно предстоящему результату, правильно, то есть ювелирно точно и с необходимой силой удариться головой или каким другим местом о твердый предмет. А временное отключение из жизни следует расценивать как генеральную репетицию к скорому отключению навсегда, как Интернета за неуплату.
    А тем временем уже постаревшая и подурневшая Наташа в конце концов сознательно выбрала себе спокойного, неспортивного и неторопливого жениха, растолстевшего и с плохим зрением, нашего одноглазого хоккеиста в прошлом, справедливо полагая, что сюрпризов в жизни ей и так хватило.
    Но в одном Оконский, как видно, оказался прав: человек, не только не знает, когда он умрет, но, похоже, не знает, умер ли он вообще. И это не в виртуальной, а как раз во вполне объективной реальности. Только без подсматривания за текущей жизнью из любопытства. Хотя, это тоже не факт. Ведь нам известен всего лишь опыт Оконского и Курятина, а как там обстоят дела у делегата XVII съезда, отставного полковника, немцев и человека с двумя ведрами и ружьем — это нам пока неведомо.
А хорошо бы знать хотя бы для полноты картины небытия.

      *  *  *


                                              

                     Новый 2016 год по восточному календарю - год Красной  Обезьяны.



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Значит, сильно запутал. Слишком «темно и вяло». Боду исправляться и впредь не допущу.
    С уважением, Саади.

  • Уважаемый Саади, читаю вас всегда. Данный рассказ оставил во мне размытые чувства и я, не поняла самого главного в нём - заложенного вами подтекста...
    С НОВЫМ ГОДОМ ВАС!!! СЧАСТЬЯ И НОВЫХ ТВОРЧЕСКИХ ВЗЛЁТОВ!
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Спасибо, Борис за поддержку. А то тут набросились, кое-кто даже вычеркнул меня из читаемых рядов за чернуху.

  • > Если следовать систематизации в комменте Станислава Стефанюка, то Исаакову Саади, по-моему, подходит разряд "Я сам-с-усам", потому что он, и это очевидно, в полном восторге от самого себя.
    Это цитата их Фаины Мастинской. Она так тебя поняла. Я до этого не додумался. Поясни, дружище, может я от жизни отстал.

  • Уважаемая Фаина! Жаль, конечно, терять такого замечательного, умного, требовательного читателя, как Вы. Рассказ, безусловно, спорный. Обвинить рассказ в чернухе, это все равно, что попасть пальцем в черную дыру. Космическую.

  • Отличный рассказ, господин-товарищ Саади Исааков. Получил большое удовольствие. Жаль, что т-г Владимиру Борисову с его странным отношением к реальности :) явно не до юмора с иронией и пародией :) А Вам большое спасибо. Творите еще :)

  • Если следовать систематизации в комменте Станислава Стефанюка, то Исаакову Саади, по-моему, подходит разряд "Я сам-с-усам", потому что он, и это очевидно, в полном восторге от самого себя.
    Но... если в будущем увижу над прозаическим текстом фамилию Исаакова Саади, то подобную чернуху читать не буду, сразу закрою его страницу и открою профайл для интересного чтения такого автора,как, например, Станислав Стефанюк.

  • Во как шибануло)))

  • пОШЕЛ ЛЕЧИТЬСЯ.

  • Ну не пародия в чистом виде, но, скажем, диалог с элементами стилизации. Фамилии героев и некоторые «стандартные положения» ни что не напоминают?
    Тут ведь полемика, куда более серьезная. Опять же, как мне кажется.

  • ДОРОГОЙ СААДИ! ТО, Что ВЫ СОТВОРИЛИ И ПРЕДСТАВИЛИ...
    СПОКОЙНО ВОСПРИНИМАЕТСЯ Именно В ПРОХОДЯЩИЕ СЕЙЧАС НЕДЕЛИ ПОИСКА СЧАСТИЯ И ЧУДОТВОРЕНИЯ!
    И Жанр "ПАРОДИЯ" - не точен да и Клеймо не нужно!
    А САМОЕ ГЛАВНОЕ - ВОСПРИЯТИЕ ДОСТАТОЧНО СЛОЖНЫХ И СВОБОДНЫХ ИДЕЙ - НЕОДИНАКОВО ДЛЯ...ВСЕХ!!!
    Есть Люди-„ДА“, Есть Люди - „НЕТ!“....
    Есть Люди -“Может быть!“ ... Есть-„Не хочу“,
    Есть-„Не могу“,Есть -“Дай повременить!“...
    Есть: - „Я не знаю, ну и что!“
    И есть: - „Не понимаю!!!“
    „Не знаю,- есть -“но мы прочтём!“
    Есть:-„Наша хата с краю!“
    Есть : „Худо мне!“... Есть: „Хорошо!“,
    А есть:“Ну, как дела?“А есть:
    „Ко всем чертям пошёл!“....
    —„Прилипла, как смола!“
    Есть: „Никогда!“, а есть:„Всегда!“
    „Расхлёбывай всё сам!“
    Есть Люди: „На!“, есть Люди „Дай!“,
    А есть:“Я сам-с-усам!“
    И ВСЕМ роздАл Господь Благой,
    Случайностью влеком, Свой тихий внутренний покой,
    И в каждом свой закон!
    А ГЕРЦОГИНЕ ВАЛЕРИИ!!! ВИВАТ!!!

  • Нас просит Станислав за Бога ради-
    Друзья, скорей "ВЧИТАЕМСЯ В СААДИ!"
    Вчитались и макушку почесали-
    Пародию мы здесь не угадали!
    И как ни вчитываться, не рядиться-
    На Юмор сей рассказ не состоится,
    Как ни взгляни- лишь "Мрачная история"-
    Сплошная Психо-Нейро- Патология.
    Но будем мы рассказ читать упрямо
    Перед грядущим годом ОБЕЗЬЯНЫ!

    С наступающим Новым 2016 годом!
    Валерия

  • Иные Аллегории… И, согласно п.4 – ИНЫЕ Палатные Соседи, по Любознательной воле АВТОРА
    Познавшие ВСЕ (или Многие) пучины
    РЕТРОГРАДНОЙ АМНЕЗИИ! (SIC!)
    …Не дай Вам Боже познать на себе или Близких – Что это за СВОЛОЧЬ!.НО, вчитавшись, кое-что
    ... Но Радости от вчитывания – немного!
    Мрачная Физио-Психо-Патология… Как могли бы сказать иные Классики – «ПЕРЕХОДЯ ЖИЗНЬ - ОГЛЯДЫВАЙТЕСЬ ПО СТОРОНАМ!»…
    Но всё Телесно-Грустное завершилось к
    7-му периоду этой много-темной-ходовой истории НЕБЫТИЯ! Удалась ли Полностью Условно-Благая Задумка АВТОРА: УСТАНОВИТЬ ЧЁТКУЮ ГРАНИЦУ ОТЧУЖДЕНИЯ т.н.ЖИЗНИ от т.н. СМЕРТИ .
    - КАЖДЫЙ Дотошный Читатель – УСТАНОВИТ САМ!
    И СООБЩИТ... Если НЕ НАМ, ВСЕМ, ТО ХОТЯ БЫ
    НА -УШКО АВТОРУ – СААДИ ИСАКОВУ – Желательно …
    ДО НОВОГО, 2016-го ГОДА от Р.Х.!!!

  • Не впервой попадаю в сети Риторики СААДИ! И каждый раз с безнадёжностью плотвички, в жабрах которой уже сидит крючёк из хорошей Золинге-новской стали…Сижу–вишу я на этом достославном кулинарно-пыточном приспособлении и размышляю (тут вспомнился Щедринский КАРАСЬ! Ну да! А что не-так? )…На – первое АВТОР подали
    « АНТИ-Интернет», доступно-запутанный изобретениями Американо-Русско-Еврейского Гения,щедро швырнушего 98% своих миллиардов Планете Земля! Вот это Поступок… Не уступивший Храму Христа Спасителя имени ЛУЖКОВА (пока ещё не канонизированного)…И то и другое – из кулинарной книги «ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА!»
    …Но! Ни ИНЕТ, Ни Паскудно- неопределившаяся до сих дней т.н.ПОГОДА! не обозначи-ли ни мг или мкм СЮЖЕТА, если не посчитать за налёт Сюжета – ГОЛОЛЁД, которого ещё и вообче-то на географи-ческой территории Рассказа и НЕ БЫЛО! Хотя и могли бы быть всякие ТРАВМЫ или просто Цунами… Всё Материальное началось с п.2…
    С КЛИНИКи, значить… Но для меня – с КлЁвых Фамилий ГЕРОЕВ! …ОКОНСКИЙ! Из Родовых Дворян, не однодворцев жалких! Явно Перво-Предок стоял у ОКОНной форточки Царёвой палаты и БЛЮЛ!, озираясь на глубину и Посвист Храпа Отца-Батюшки! Но Автор и СУДЬБА нарекли ему (потомку –Завершителю Рода ОКОНСКИХ!)… ИНОЕ!
    И вот Это-то ИНОЕ – и целиком и почти полностью взял на себя Дорогой Всем НАМ и Комментатору Лично – СААДИ ИСАКОВ!... Что там ВОЛКОНСКИЙ!
    С его заимствованными У Русских Классиков (в т.ч. у одного из графов, рассуждениями ТИПВ: Идее-Я???). Иные времена... Иные...

  • Неожиданно из-за первого предложения, несколько тяжеловато...

  • У истории действительно амнезия, история учит тому, что история ничему не учит. Говорят, что начинать новую жизнь надо с выкидывания всего хлама, с обнуления. В этом смысле амнезия может даже способствовать хорошему старту. В полный стакан воды не нальешь - сначала надо очиститься от ненужного хлама, забыть все старое и не нужное и освободить место в памяти для будущих побед и высот. Произвести уборку жизни надо во всех трех измерениях: в прошлом, настоящем и будущем, но в прошлом у всех навалено много гавнища, прошлое тяжело расчищать, проще его просто забыть, чему иногда и помогает "счастливый случай". Обычно проблема соотношения реальности с нереальностью (например прошлого) конструируется по принципам: "Каждый понимает в меру своей испорченности" и "каждый судит по себе". Реальное и постижимое совпадают.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Владимир!
    А почему, собственно, неожиданно?
    Кстати, в прошлом рассказе я наговорил и на врага русского мира. И ничего)))
    Может, и тут обойдется.

  • у что гоподин Исааков? На звание врага Украины Вы уже наговорили. Вы теперь за великую украинскую стену(читай канавку и проволочку), не въездной... А рассказ неожиданно понравился. Спасибо. Вл.Борисов.

  • Уважаемая Валерия. Эта витиеватая фраза, которая вам показалась корявой, на самом-то деле, пародийна. Как и сам рассказ. Его надо воспринимать в неком контексте, который, как я вижу, от вас ускользнул. Намек не пародию в именах героев. Но если рассказ воспринимается и без очевидной стилизации, то тоже неплохо.
    Спасибо за публикацию и комментарий.
    Саади

  • Уважаемый г.Саади,
    спасибо за рассказ-напоминание, что наша жизнь- не без сюрпризов и "все - под Богом ходим".
    К приближающемуся Новому Году, видимо, неплохо подводить итоги прошедшего года и последних лет, так что рассказ Ваш способствует размышлениям.
    В рассказе порой идёт скачка мыслей и эпизодов, как это бывает при мозговой патологии, в частности, при травмах: появляется то одноглазый хоккеист, то делегат XVII съезда, или отставной полковник, немцы и человек с двумя ведрами и ружьем.
    Но порой встречаются недоработки в тексте и вот пример корявой фразы:
    "И неизвестно, что его теперь ждет в перспективе дальнейшей жизни, потому что сильный удар головой может, как известно, как открыть необъятные просторы, так и закрыть скромные умственные способности".
    Вы поставили "как известно, как открыть", но одно "КАК" - лучше убрать, а два повтора в одной фразе- "неизвестно" и "известно" также легко устранимо.
    Может- лучше так (вариант):
    "И неизвестно, что его теперь ждет в жизни, ведь сильный удар головой может КАК открыть необъятные просторы, так и закрыть скромные умственные способности".
    Травма мозга после удара головой поменяла жизнь двух героев, и даже способствовала карьере, что читатели не без иронии могут оценить в рассказе.
    С наилучшими новогодними пожеланиями, а главное, чтобы улучшения в карьере наступали без черепно-мозговых травм!
    Валерия

Последние поступления

Календарь

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Ейльман Леонид  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,264
  • Гостей: 276