Беркович Константин


   
                        Почти банальная  история

    Летний отпуск Максим старался проводить в Одессе.
Там на окраине посёлка Котовского, вдоль Николаевской дороги стояла линия частных домов. В одном из них хозяйка Степанида Ивановна, пожилая женщина с неулыбчивым лицом, сдавала комнату отпускникам. На самом деле это была не комната, а пристроенная к дому утеплённая веранда, в которой едва помещались две нешироких кровати, стол между ними, пара стульев и тумбочка с телевизором. Вход в комнату был со двора, который со всех сторон окружал забор. В одном месте в заборе виднелась едва приметная среди кустов смородины калитка, пройдя через которую попадаешь на территорию садоводческого общества. Максим очень любил неспешно пройтись по узкой улочке кооператива, по обе стороны которой росли большие деревья: груши, грецкий орех, сливы, черешни и, конечно же, вишни, этой царицы ягод с непередаваемым кисло-сладким вкусом. Палисадники домиков пестрели яркими красками разнообразных цветов, от которых в воздухе образовывалась неверояная гамма ароматов. От всего этого сказочного великолепия и нескончаемого пения птиц складывалось впечатление, что он путешествует по райскому саду, где в любую минуту можно наткнуться на павлинов с распущенными хвостами или  на озерко с плавающими по нему, как ладьи великих киевских князей, величественными  лебедями.
С другого конца улочка приводила к невысокому обрыву - и вот оно, вожделенное море, к которому вела круто уходящая вниз лестница с каменными ступенями.
   Вдоль моря тянулась небольшая полоса частного песчаного пляжа, принадлежащего всё тому же садоводческому обществу. Из-за того, что пляж был частный, попасть на него можно было только с территории кооператива. Поэтому даже в разгар курортного сезона там было не так много отдыхающих, как на городских пляжах «Аркадия», «Отрада», «Лузановка» и т.д, куда городской транспорт и катера, курсирующие вдоль побережья, ежеминутно подвозили новые толпы желающих окунуться в почти стоячую, из-за построенных волнорезов, мутноватую жидкость сомнительной чистоты, именуемую «морем». После купанья счастливец, улегшийся на подстилке на застолблённом по приходе на пляж пятачке суши (топчаны занимались страдающими от бессонницы стариками с раннего утра), рисковал быть истоптанным детворой, в изобилии бегавшей по пляжу или быть избитым мячом, посланным неверным, но сильным ударом одного из игравших неподалёку волейболистов.
     На этом пляже волнореза не было, плотность человеческих тел на песке не зашкаливала и потому отдыхать там было намного приятней, чем на общедоступных городских «кузницах здоровья». По мнению Максима эти пляжные достоинства, плюс близость моря (до него было всего 8-9 минут пешего хода), а также возможность дважды в день пройтись по территории «райского сада» преобладали над некоторомы бытовыми неудобствами в виде туалета и рукомойника во дворе, а также удалённости домика на Николаевской дороге от центра города.
    В тот год Максим приехал отдыхать один. Его жена, работавшая в турагенстве, сопровождала группу туристов в поездке по стране. После недолгого разговора с хозяйкой и короткого обустройства  в уже знакомой ему по отдыху в предыдущие годы комнате, он сразу же поспешил на встречу с любимым морем. В тот день народу на пляже было немного. То ли потому, что дети уже начали учиться, то ли пасмурная погода повлияла, но даже часть топчанов, близких к воде, оказались свободными. Максим занял один из них и отправился купаться. Море слегка штормило, и волны накатывались на берег, производя ритмичный шум и выбрасывая небольших медуз и длинные зеленоватые стебли водорослей. Максиму нравился этот завораживающий шум прибоя. Он мог долго стоять у кромки моря, следя за плывущими на горизонте кораблями и слушая крики неподеливших добычу чаек. Наконец, он вошёл в воду и поплыл навстречу волнам. Его захватило единоборство со стихией. Возможность, пусть хотя бы на короткое время, противостоять её невероятной силе возбуждала и придавала новых сил. Но почувствовав нараставшую усталость (сказалось длительное отсутствие практики и набранные за последние годы лишние килограммы веса), Максим повернул назад и, выйдя на берег, тяжело дыша, повалился на топчан. 
- А вы молодец! На море сегодня волнение, но вы смогли долго продержаться на волнах. Завидую вам,- подал голос с соседнего топчана слегка полноватый седой мужчина.
- Чему, уж, тут завидовать,- откликнулся Максим, повернувшись к соседу,- вот по молодости, когда служил срочную на флоте, мог дать фору многим на нашем эсминце. А сейчас время ушло, и силы уже не те. -
   Они разговорились. Оказалось, что сосед - Николай Степанович Хрипунов - приехал из Москвы вместе с другом, чей отец владел домиком в том самом садовом товариществе. В этот день друг остался помочь отцу отремонтировать крышу дома, а его, несмотря на протест, отправили на море. Николай Степанович смог вырваться всего на недельку, и потому каждый день у него был на счету.
-  Судя по кольцу на пальце, вы женаты, - заметил Максим,- почему же приехали один? - Хрипунов сразу же заметно изменился в лице: оно приняло какой-то замкнутый вид.
-  Тому есть несколько причин. Во-первых, начался учебный год, а с ним вместе занятия в секции плавания и на станции юных техников, которые наш сынуля посещает уже несколько лет. Его нужно вовремя туда доставить, а потом забрать. Во-вторых, у жены на работе сейчас запарка. Она работает в коммерческом отделе банка, и у них наклёвывается очень заманчивый проект с какой-то иностранной фирмой. Так что вырваться ей не было никакой возможности. Да я, честно говоря, и рад этому. Хочется побыть одному. Одолела, знаете ли, грусть-тоска.
-  Что ж так? - поинтересовался Максим, но, поняв, что его вопрос может быть истолкован, как бестактность, тут же добавил, - простите меня, и если вам не хочется, то можете не отвечать.
   Николай Степанович помолчал, потом посмотрел на собеседника испытующим взглядом и, приняв для себя определённое решение, продолжил.
-  Эта длинная история, и если вы располагаете свободным временем и желанием послушать её, то я готов поделиться своим печальным опытом. Вы кажетесь мне симпатичным молодым человеком, и может быть она сумеет предостеречь вас от ошибок, которые допустил я.
-  Спасибо, я готов, - ответил Максим, натягивая футболку - ветер усилился и воздух стал  заметно прохладнее.
-  Я уже много лет работаю в отделе аналитической химии металлургического НИИ. Мы разрабатываем методики анализа металлов и сплавов на содержание легирующих компонентов и вредных примесей. Понятно, о чём идёт речь?
-  В самых общих чертах.
-  А вы, Максим, чем по жизни занимаетесь?
-  Я музыкант. Играю на бас-гитаре в группе, сопровождающей звезду нашей эстрады (он назвал фамилию известной певицы). Мы оказались в неожиданном простое из-за того, что у неё случился тяжёлый приступ желчно-каменной болезни, и ей пришлось срочно сделать операцию. Вот у меня и выдалась возможность вырваться к морю.
-  А-а, ну тогда всё ясно. Мне приходилось иметь дело с работниками культуры. Как-то зимой занесло меня в Карпаты покататься на лыжах. Остановился в гостинице, а погода, как назло, оказалась, как говорится, «нелётной» - сильный ветер и снег. Трассы закрыты. Делать нечего, зашёл в ресторанчик при гостинице. Там сидела группа артистов из не помню уже какого театра. Мы познакомились. Конечно, выпили немало, и они стали меня просить, чтобы я рассказал им о своей работе. Я подумал, как бы им попонятнее объяснить, чем я занимаюсь, и решил начать с азов, с самого простого. «А знаете ли вы, господа, что такое атом?» «Нет»,- дружно ответили они, и мы расхохотатись, понимая, что  дальнейшие объяснения становятся просто бессмысленными.
   Так что я не буду останавливаться на деталях. Скажу лишь, что разработанные методики мы по договорам внедряли на подшефных предприятиях. Одно из них находилось в небольшом посёлке Н-ск, в Восточном Казахстане. Завод, по правде сказать, был довольно современный, с передовыми технологиями. Но посёлок... После Москвы он казался дыра-дырой. Дом культуры, кинотеатр да кафешка с символическим названием «Улыбка» (мы назвали его «Гримаса», потому что готовили там из рук вон плохо) - вот, собственно, и весь набор развлечений. В общем, командированному человеку по вечерам там заняться практически нечем.
    В заводской лаборатории выделялась одна моложавого вида лаборантка. Звали её Надежда. Не то, что бы она была очень красивой, но её лицо казалось довольно миловидным, и с него не сходило удивительное выражение доброжелательности. Я сказал «удивительное», потому что как-то уже привык видеть хмурые лица, постоянно озабоченных своими проблемами людей. А тут такое приятное исключение. Она делала свою работу вроде бы неспешно, но очень тщательно и качественно. А это мы особенно ценили - ведь любое отклонение от разработанной методики, могло привести к ошибкам в анализе. Надежда видела, как мы маемся, оказавшись в их посёлке, и как-то пригласила нас к себе почаёвничать. ( Я говорю «нас», потому что в командировку мы обычно ездили группой по 2 - 3 человека). Оказалось, что жила она одна. Её мужа порезала местная шпана, когда он поздно вечером, идя со смены, заступился за девочку, к которой эти выродки приставали. Той же ночью он умер в местной больничке от полученных ран. Надежда жила в однокомнатной квартире. Ничем особенным комната не выделялась, если не считать множества разного размера салфеток, связанных, как она объяснила мне потом, крючком из простых белых ниток. Узоры на тех салфетках были поразительно красивы и столь разнообразны, что трудно было представить, как это чудо можно сделать руками.
-   Я видел что-то подобное, потому что моя бабушка тоже была искусной рукодельницей, заметил Максим.
- Стол не отличался большим разнообразием, но каждого блюда было много и все они были невероятно вкусными. Пили спирт, принесенный с работы. Лаборантки использовали его очень экономно и остатки по очереди забирали домой. Надежда развела его водой и настояла на местных травах, отчего напиток имел горьковато-терпкий вкус, но пился легко, так что к концу вечера мы с напарником были изрядно «под шафе». Напарник, заметив, что моя симпатия к Надежде возрастала с каждым часом, занялся просмотром художественных альбомов с репродукциями картин. Их стал заказывать по каталогу в книжном магазине Надин покойный муж после того, как они побывали в турпоездке в Петербурге. Там их сводили в Эрмитаж, и с тех пор он буквально «заболел»  живописью. Мы же с Надюшей разговаривали. Оказалось, что она закончила вечерний техникум при заводе. Не то, чтобы она стремилась получить образование, -просто «корочки» давали возможность стать старшей лаборанткой в смене и претендовать на самый высокий разряд, а значит и повышенную зарплату. Смерть мужа она переживала долго. Детей у них не было. От невесёлых дум спасало рукоделие. Со школьных лет Надя увлекалась макроме, вязанием на спицах и крючком. На работе к ней относились с уважением, а подружки - со скрытой жалостью, понимая, что в её  34 года найти мужа в их посёлке - практически невозможно. Постепенно она пришла в себя, и к моменту нашего знакомства её «житейское море» находилось в состоянии полнейшего штиля.
   За разговорами мы не заметили, как время подошло к полуночи. Не было никакого желания покидать этот уютный гостеприимный дом, но приличия требовали сделать это, и мы распрощались. Дня через три, накануне выходных, Надежда ещё раз пригласила нас к себе. В гостинице мой напарник сказал, что мне будет нескучно у неё и без него, а он отправится на рыбалку вместе с КИПовцами из лаборатории. Я не возражал. Забежал в магазин, купил что-то к столу. Там, кстати, я впервые увидел на прилавке мясо, которое называлось «казы». Я подумал, что это продавщица по невнимательности что-то напутала. Но оказалось - так казахи называют конину. Пробовать её не входило в мои планы, и я поспешил к Надежде.
Я не надоел вам своим рассказом? Может хотите ещё раз искупаться?
- Нет, Николай Степанович, что-то стало прохладно, и лезть в море совсем не хочется, так что продолжайте.
- Открыв дверь и увидев меня одного, Надя слегка смутилась, но быстро справилась с собой и предложила войти. «Что-то не так»,- спросил я её, снимая плащ. «Как вам сказать? Просто у нас в посёлке все на виду, могут пойти разговоры». «Так может мне лучше уйти?» «Решайте сами, по мне, так оставайтесь, коль пришли, если сами не боитесь пересудов». И я остался.
Этот вечер был похож на предыдущий: также вкусно ели и пили, но так как напарник отсуствовал, исчез сдерживающий фактор, разговор стал более откровенным и доверительным. А в конце, когда было выпито немало спиртного, Надежда даже спела мне несколько частушек. Некоторые я помню до сих пор:
Как заслышу я гармошку,
Заиграет кровь ключом.
Увлеклась я гармонистом,
А гармошка - не при чем!
Тоненька иголочка,
Боюся уколюся я.
Жалко мне милёночка,
С которым расстаюся я.
 
    Закончив, она вдруг засмущалась, и пошла на кухню, согреть воду для чая. Я спросил, откуда она знает  частушки. Оказалось, в детстве мать отправляла её на лето отдыхать к бабушке в деревню. Там она набралась и частушек, и песен. Голос у неё был грудной, низковатый с лёгкой хрипотцой, что придавало исполнению дополнительный шарм. Я попросил её спеть что-нибудь ещё. Она не стала жеманиться, присела на табуретку и запела почти позабытый теперь романс Варламова «Красный сарафан»:
 
Не шей ты мне, матушка,
Красный сарафан,
Не входи, родимая,
Попусту в изъян.

Рано мою косыньку
На две расплетать.
Прикажи мне русую
В ленту убирать!

Пускай непокрытая
Шелковой фатой,
Очи молодецкие
Веселят собой!
 
И хотя голос её был несильный, пела она без напряжения, и чувствовалось, что ей нравится романс, а  пение доставляет удовольствие. Но вот она дошла до слов:
 
Не век тебе пташечкой
Звонко распевать,
Легкокрылой бабочкой
По цветам порхать.

Заблекнут на щеченьках
Маковы цветы,
Прискучат забавушки,
Стоскуешься ты! -
 
и на её лице появился налёт грусти, а в уголках глаз показались слезинки. Надежда вдруг оборвала пение, так и не закончив романс, сказав, что нечего нагонять тоску и портить настроение хорошему человеку, понесла в комнату чайник, варенье и плюшки собственной выпечки. Всё это поместилось на чайном столике у дивана. Мы сидели на нём рядом, пили чай, и в тот миг мне казалось, что ничего лучше этого чая и вообще этого вечера в моей жизни не было никогда.
    Я думаю, что вы уже поняли, что мы  с Надеждой ещё с предыдущего вечера почувствовали взаимную симпатию. Эта женщина была полной противоположностью Галине, моей жене. Галка - стройная, подтянутая женщина, строго следившая за своей фигурой, готовая ради неё терпеть лишения от использования всяческих диет и регулярно посещающая фитнес-клуб. От общения с ней складывалось впечатление, что при рождении ей вшили батарейку с бесконечным запасом энергии, и потому она ни минуты не сидит спокойно. В одно и то же время Галка должна была делать много разных дел. Заниматься чем-то одним - значит для неё бездарно терять время. Обычно, всё кончается тем, что половина из этих дел оказывалась не доведенной до конца. Если дело касалось приготовления пищи, то она получалась мало пригодной к употреблению.  Хорошо, что люди придумали дежурное блюдо под названием «картошка в мундире». Его-то уж трудно испортить.- с улыбкой заметил Хрипунов. - Конечно, это нервировало её, но не настолько, чтобы перестать быть «многостаночницей».  
    В отличии от меня, детей Галина не любит. Когда она случайно «залетела», мне с трудом удалось уговорить её не делать аборт. После рождения Сашки, она, докормив его до девяти месяцев, передала сына мне  с рук на руки со словами «Всё, я свою работу закончила. Ты хотел иметь эту игрушку - получай её, а у меня есть ещё масса других дел». Конечно, это не означало, что сын перестал существовать для неё. Но с этого дня львиная доля забот о нём легла на мои плечи.
    Моя жизнь с Галкой непредсказуема и постоянно полна непредвиденных событий. Например, в конце дня она могла позвонить мне и сказать, что вечером вернётся поздно, так что мне нужно забрать бельё из прачечной, а Сашку - из продлёнки и приготовить  ему что-нибудь на ужин. «Галя, - возразил я,- я же говорил тебе, что мы с друзьями идём сегодня на футбол». «Ники,- так она звала меня, когда начинала сердиться (видимо, ей понравилось такое обращение Александры Фёдоровны к своему мужу, императору Николаю Второму),- я задерживаюсь, потому что это связано с работой, а я надеюсь, что моя работа и наш сын важнее, чем беготня с мячом этих кретинов, не так ли?» «Во-первых, они вовсе не кретины...» Она резко оборвала меня, сказав: «Извини у меня нет времени на эту дискуссию»,- и положила трубку. Или другой пример. В пятницу, вернувшись  с работы, я застал в гостиной жену, которая что-то живо обсуждала с тремя работягами. На мой недоумённый вопрос, что тут происходит, она ответила мне: «Дорогой, я давно хотела содрать эти ужасные обои. Когда я смотрю на разбросанные по всему полю длинные линии, мне кажется, что каждая из них впивается в мои мозги, вызывая жуткую боль. Всё, больше я так не могу. Мы должны выкинуть их, а стены покрасить. Сейчас мы обсуждаем, какой цвет больше подходит для этой комнаты. Кстати, а тебе какой больше нравится»?  «Галка, ты что, с ума сошла? Три месяца назад ты настояла на том, что бы мы купили именно эти обои, потому что они поразили тебя своей «нестандартной расцветкой», а теперь тебе вдруг захотелось их содрать. Твои причуды, между прочим, весьма разорительны. А кроме того, мы же обещали Арбузовым провести выходные у них на даче, чтобы помочь собрать яблоки. Не поехать - значит обидеть их. А это, между прочим, твои родственники. Тебе это нужно?» «Ники, во-первых, если тебе так хочется яблок, магазин недалеко, сходи и купи их и заодно купи кое-что ещё, список на столе на кухне. Во-вторых, Арбузовы не умрут и недельку подождут, я им позвоню. И в-третьих, (это самое главное) неужели моё здоровье и покой не стоят расходов на этот жалкий ремонт? Подумай, и ты поймёшь, что спорить больше не о чем». Вот так протекает моя жизнь в Москве. По правде сказать, всё это било меня по мозгам и здорово утомляло.
    Надежда была совершенно другой. Она представляла собой классический тип русской женщины, которых можно видеть, например, на полотнах Кустодиева. Приходилось ли вам видеть его картины «Красавица», «Русская Венера», «Купчиха» или «Купчиха с зеркалом»?
- Я видел только «Русскую Венеру».
- Ну тогда вы понимаете, о чём я говорю. Несмотря на то, что Надежда была женщиной «в теле», передвигалась она довольно легко. Всякую работу делала не торопясь (по крайней мере так это выглядело со стороны), но очень аккуратно, часто повторяя фразу «торопитесь медленно», вероятно, заимствованную у мичмана Панина, героя одноимённого фильма. Ни в её облике, ни в квартире не было и намёка на неряшливость. Её отличало удивительное спокойствие. Лишь в редких случаях эмоции, прорывались наружу, да и то на короткое время. На работе знали о её остром языке и старались не задевать. Словом, она была полным антиподом Галины, и я был буквально очарован ею. Мои симпатии к ней росли с каждым часом. Поздно вечером то ли под влиянием спиртного , то ли под воздействием жара от выпитого чая и от  тепла, исходившего от сидевшей рядом женщины, мною овладела удивительная истома.  Помните Блок в «Незнакомке» написал фразу «И странной близостью закованный, смотрю на тёмную вуаль...». Так вот и я таким же странным образом был скован близостью этой женщины. Мне было так хорошо в этой маленькой квартирке, что покинуть её казалось выше моих сил.
- А вы не подумали, что оставшись у Надежды, вы тем самым изменяете жене?
- Нет, Максим, эта мысль ни на миг не посетила мой мозг, озабоченный лишь поиском предлога, под которым я мог бы остаться. Наконец, когда дальше уже тянуть было никак нельзя, я собрался с духом и сказал: «Надюша, мне было так хорошо, что и завтра, и послезавтра ноги сами понесут меня к Тебе, и тогда мы действительно можем дать повод для разговоров. Может Ты позволишь мне остаться?» «Ох и прыткий ты, как я погляжу,- ответила она, усмехнувшись после недолгой паузы,- что ж, оставайся, вот только где тебе стелить постель? Этот диванчик тебе короток, моя кровать не больно широка для двоих, так что только на коврике в прихожей, - с улыбкой закончила она, и в её глазах заиграли озорные искорки. «Согласен на все условия, моя благодетельница, только не гони. И давай всё-таки начнём с твоей кровати, а там посмотрим». Вот так эта женщина навсегда вошла в мою жизнь.
- А что же дальше?
- А дальше случилось то, что и должно было случиться. В положенный срок Надежда родила дочку, Оленьку. Конечно, ей было нелегко растить её одной. Я старался помогать, чем мог, использовал любую возможность , чтобы вырваться в командировку и привезти ей необходимые вещи, которых в том посёлке было не достать, помочь деньгами, а главное, хотя бы на несколько дней оказаться в кругу моей новой семьи. Надежде как-то удавалось справляться со всеми трудностям: и подружки помогали, и на работе с пониманием относились к её проблемам.
Словом, со временем всё стабилизировалось, и  лишь одна мысль не давала мне покоя: я жил на две семьи, стал, как бы, двоежёнцем, и как выйти из этого положения, оставалось для меня загадкой.
- Подумаешь, двоежёнец, что в этом такого? - недоумённо заметил Максим. - Я где-то читал, что в давние времена на Руси традиции многожёнства существовали довольно долго. Например, Киевский князь Владимир имел пять официальных жён, а счёт наложницам шёл на сотни. Да и в наше время законом это, по-моему, не запрещено.
- Вы правы, юридически ко мне нельзя было придраться, потому что формально в нашей стране двоежёнства быть не может - ЗАГС не зарегистрирует новый брак, если жених или невеста ещё состоят в старом браке. Поэтому, видимо, и законов против двоежёнства нет. Но морально... Вы же знаете, что в обществе отношение к двоежёнству резко отрицательное. Поэтому я чувствовал себя, мягко выражаясь, неуютно.
- Ну, и зря. Только что вы доказали, что двоежёнство - это не про вас. А то, что жили на два дома, так эка невидаль, мало ли мужиков грешат этим. По сути, банальнейшая история, только и всего.
- Нет, Максим, тут вы ошибаетась. В большинстве тех, как вы изволили выразиться, «банальнейших историй», мужья вступают в длительные отношения с другими женщинами потому, что жёны по каким-то причинам перестали их удовлетворять. В итоге, как написал Олег Савостьянов:
 «Прошла любовь, завяли помидоры, Ботинки жмут и нам не по пути...»
Утрачено родство душ (если оно первоначально существовало), и люди сохраняют семью либо из-за детей, либо потому, что просто некуда уйти, либо из нежелания участвовать в муторной истории, именуемой разводом. В связи «на стороне» они пытаются воскресить свежесть чувств либо обрести человека, с которым можно было бы поговорить не только о ценах на картошку и кознях соседки, но и о чём-то, что близко их душам.
    Так вот, это всё не имеет ко мне никакого отношения. Я любил обеих этих женщин. Мне трудно было расставаться с одной из них, но возвращаясь к другой, я рад был встрече с нею.
- Простите, но это  как-то с трудом укладывается в моей голове,- заметил Максим, недоверчиво посмотрев на собеседника. - Либо вы любите одну женщину, и в этом случае другая вам просто не нужна, либо вы не любите её, и тогда вы можете полюбить другую. Но чтобы любить сразу двух - в это трудно поверить.
- Не знаю, как вам объяснить эту ситуацию. Может быть такое, не совсем корректное, сравнение поможет вам понять меня. Возьмите две ягоды: малину и вишню. Каждая из них имеет свой, присущий только ей, вкус. Вам нравится и вкус малины, и вкус вишни. Насладившись одной из этих ягод, вы с неменьшим удовольствием готовы пробовать другую. Нечто подобное происходило и со мной.
 
- Но когда вы говорили о Галине, я улавливал в ваших словах нотки недовольства ею.
 
- Нет, Максим, это не совсем так. Если не принимать в расчёт Галкины чудачества и стремление играть в семье первую скрипку, то, в сущности, она - очень любящая и преданная мне жена. К тому же она умна и, как показывает жизнь, часто её суждения оказываются правильнее моих. А чудачества - так у кого их нет. Зато они, как бы, держат меня в тонусе, и, если хотите, именно благодаря им, я, прошедший Галкину школу, легче переношу случающиеся в жизни неприятности.
Словом, мы женаты уже немало лет, я люблю её и своего сына, и ни о каком разводе не может быть и речи.
 
- А жена знала о том, что произошло в вашей жизни?
- Не знаю. Я ей не рассказывал, а сама она может и догадывалась, но внешне это никак не проявлялось. Один раз, правда, она заметила мне за завтраком, что во сне я звал какую-то Надю и спросила, внимательно посмотрев мне в глаза, кто она. Я отговорился, мол, мало ли что приснится. Она не стала больше допытываться, на этом всё и закончилось.
- Николай Степанович, но всё-таки  что же реально толкнуло вас на связь с Надей. Понятно, что в первый день вы, возможно, под действием алкаголя не могли контролировать свои эмоции. Но в последующие дни, когда появилась возможность оценить ситуацию трезвым взглядом, что подвигло вас продолжить отношения вплоть до создание второй семьи?
- Я не думаю, что всё можно объяснить опьянением. По-моему, главную роль сыграл контраст. Если с Галиной я живу, как на вулкане, то попав к Надежде, я оказывался в тихой гавани, где можно расслабиться и быть уверенным, что там не только из искры не возгорится пламя, но и самим искрам просто нет места. А кроме того, я уже говорил, что Галина и Надежда - совершенно разные женщины и физически, и духовно. Но удивительно то, что мне было хорошо с обеими, хотя каждая из них вызывала разный набор эмоций.  Жизнь в семье способствовала работе,  к Надежде я приезжал отдыхать.
- А Надежда не требовала, чтобы вы ушли из семьи?
- Нет. Будучи умной женщиной, она прекрасно понимала, что для человека, прожившего всю жизнь в Москве, в том посёлке мне делать было нечего. Я бы там просто пропал от тоски через несколько месяцев, и никакая семья не могла бы заменить мне привычную жизнь в Москве. Да и работа в заводской лаборатории с её рутиной, не шла ни в какое сравнение с научной деятельностью в институте. Переезжать в Москву Надежда не хотела. Она считала, что столица  с её сумасшедшим ритмом жизни - это адская мясорубка, перемалывающая судьбы людей. Да и где бы она там жила? Денег для покупки или съёма жилья не было ни у неё, ни у меня.  Она была рада рождению ребёнка. Тем более, что этим ребёнком была девочка, о которой она мечтала. И рада, что в её жизни существовал мужчина, пусть я появлялся всего лишь два-три раза в году. «Что ж поделать, такова моя судьба»,-  говорила она. 
- Что же, это так и продолжается по сей день?
- Увы, нет. После распада СССР мы оказались в разных государствах. Экономические связи между ними оказались разорваны. Договоров с тем заводом больше не было - раньше всё решалось внутри одного министерства, а теперь его власть не распространялась на территорию Казахстана. Мои командировки на тот завод прекратились. Мы поддерживали связь через телефонные звонки. Обычно она звонила мне раз в неделю на работу. Дома телефона у неё не было,  приходилось звонить с почты. Поэтому мне ей звонить было некуда. Потом звонки стали реже. А позднее и вовсе прекратились. Иногда она писала мне на почту «до востребования», и я аккуратно отвечал на её письма, но со временем не стало и писем. Позже я узнал в чём дело. Их завод получал сырьё из России. После объявления независимости Казахстана и возникшей из-за этого неразберихи поставки сырья прекратились. Заводское руководство пыталось найти подходящие концентраты в своей стране, но безуспешно. В результате уникальный завод перестал существовать, а с ним быстро захирел и посёлок - других предприятий в его округе не было. Люди побросали жильё, дачные участки с домиками, в которые было вложено немало денег (покупателей просто не было) и разъехались кто куда. Уехала куда-то и Надежда. А куда - я так и не знаю, - сказал он с горьким вздохом.
- Почему ж она не известила вас о своём переезде?
-  Об этом я могу только догадываться. Она - гордая женщина, и, видимо, осознав всю бесперспективность наших отношений, просто разорвала их. С тех пор  моя душа не знает покоя, и рана в ней так и не затягивается. -
   К тому времени погода совсем испортилась: усилившийся ветер, гнал над морем и пляжем не сулящие ничего хорошего тучи, зарядил мелкий дождик, грозивший перейти в ливень. Нужно было срочно расходиться по домам. Дойдя до развилки дорожек, мы попрощались. Николай Степанович задержал мою руку в своей ладони и сказал:
- Вам, Максим, как и мне раньше, тоже приходится много кочевать по стране. Так пусть моя история послужит для вас уроком. Держите свои эмоции в узде и не давайте им ломать вашу судьбу. - Я поблагодарил его за совет, и мы разошлись в разные стороны.
   Вечером к Максиму заглянула хозяйка и предложила почаёвничать у неё. Оказалось, что к ней приехали погостить племянница с дочкой. Племянницу звали Надеждой Викторовной, а дочку Олей. Сочетание этих имён сразу же насторожило Максима. Тем более, что Надежда Викторовна по описанию походила на Наденьку из рассказа, услышанного на пляже. Спросить её в лоб, знакома ли она с Хрипуновым, было как-то неловко, но сомнения продолжали терзать его весь вечер. Наконец, речь зашла о коллективе, в котором он работал и его солистке, которую обе женщины очень хвалили. Максим посчитал, что удобный момент настал, и  спросил, не приходилось ли им бывать в посёлке Н-ском в Восточном Казахстане.
- А почему вы вдруг вспомнили о нём? - удивилась Надежда Викторовна.
- Да мы как-то по молодости оказались в тех краях и дали один концерт. В первом ряду сидела женщина, очень похожая на вас. Почему-то она всё время поглядывала на меня. По окончании концерта люди дарили букетики цветов солистке, а она преподнесла свой скромный букетик мне. Это было совершенно неожиданно. Обычно нам, музыкантам, никто цветов не дарит, а тут такой случай... Он запомнился мне.-
Надежда Викторовна внимательно посмотрела на Максима, потом всплеснула руками и, улыбнувшись, сказала:
- Боже мой, так это были вы! Я совершенно вас не узнала. Тогда у вас  была грива волос, которой вы смешно трясли во время игры, чем и привлекли моё внимание, а сейчас на голове короткий «ёжик».
- Это правда, жена заставила подстричься. Сказала, что я похож на Тарзана, которого она терпеть не может.-
В следующую минуту улыбка на лице женщины сменилась грустным выражением.
- А знаете, от того посёлка сейчас почти ничего не осталось: ни того Дома культуры, где вы играли, ни школы, ни двух десятков пятиэтажек. Всё разрушено и предано запустению, - и она рассказала трагическую историю, разыгравшуюся в отрогах Рудного Алтая, которую Максим уже знал от Хрипунова.
- Куда же  вы подевались? - поинтересовался Максим.
- А мы подались в другой посёлок, километров в ста от Н-ска. Там есть обогатительная фабрика, производящая концентраты из местной руды, и подружка, которая вышла замуж за мастера смены той фабрики, уж, года три, как жила там. Она и приютила нас сначала. Её муж договорился с начальством, и меня взяли на работу в лабораторию. А позже дали комнату в семейном общежитии. Там мы и обитаем с дочкой сейчас.  -
   Больше Максим ни о чём спрашивать не решился. Придя к себе, он долго ворочался в койке, мучаясь вопросом, рассказать ли Надежде о том, что Хрипунов находится недалеко, почти рядом с нею, или не стоит. С одной стороны - хотелось помочь им встретиться. Но с другой стороны -  женщина сознательно прекратила с ним отношения - значит она вычеркнула его из своей жизни. Зачем  тогда им встречаться? Но тут же вспомнились слова Николая Степановича о ране в его душе. Ведь Оленька его дочь. Ну ладно, не сложились отношения у её матери с ним. Но ведь отцу и дочери эта встреча могла принести огромную радость. Впрочем, отцу - то наверняка, а вот дочери... Кто знает, что она думает о своём папочке, который внезапно пропал. Да и в каком доме остановился Хрипунов, Максим не знал. Время шло, а он так и не пришёл ни к какому решению. Наконец, его как будто озарило - они же могут уже завтра встретиться на пляже. Правда, народу там немало. Что ж, если им предназначено встретиться - значит эта встреча произойдёт. Все предпосылки для этого есть. А если нет, то значит не судьба.
И успокоенный этой мыслью, Максим тотчас заснул.  
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Большое спасибо за прочтение рассказа и за Ваши отзывы. И хотя я совершенно не согласен с Айшой, спорить с ней не хочется. Пусть каждый останется при своём мнении.

  • УВАЖАЕМЫЙ КОНСТАНТИН, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ! ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ. А ФИНАЛ, ВООБЩЕ, СНОГСШИБАТЕЛЬНЫЙ. Я УВЕРЕНА НА ВСЕ 100% - ЧТО ХРИПУНОВ ВСТРЕТИТСЯ И С НАДЮШЕЙ, И ДОЧКОЙ. И, КОНЕЧНО ЖЕ, ТАК ХОЧЕТЬСЯ ВЕРИТЬ, ЧТО ДОБРАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ НИМИ ВОССТАНОВИТСЯ. НАДЕЖДА УМНАЯ ЖЕНЩИНА, И ЛИШАТЬ ПОВЗРОСЛЕВШУЮ ДОЧКУ ЗНАКОМСТВА С РОДНЫМ ОТЦОМ, ОНА НЕ РЕШИТСЯ. ДА, КАК ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ В ДОБРО И ПРОСТОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ!
    СПАСИБО, КОНСТАНТИН. ВСЕГО ВАМ ДОБРОГО!
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Большое спасибо Вам за сделанные замечания. Они весьма ценны для меня. К.Б.

  • Костя, в рассказе много описаний, которые излишни. Это то ружье, которое не стреляет. Разве описание поселка на окраине Одессы столь важно для пояснения любви ЛГ к двум женщинам? А кроме того есть такого рода описания: "Палисадники домиков пестрели яркими красками разнообразных цветов, от которых в воздухе образовывалась неверояная гамма ароматов". Слово "цветов" имеет разные трактовки: розы-пионы и красный-синий. Впереди стоит слово "красками" и ассоциативно значение красный-синий ближе к краскам. А слово "палисадник" - это небольшой огороженный сад перед домом. Потому пояснение "домов" излишне. Надо бы такие вещи упрощать, чтобы не затенять смысл: в полисадниках пестрели разнообразные цветы, и воздух был насыщен невероятной гаммой их ароматов.
    Всяческих удач Вам!

  • Согласен с г-жой Адаевой:
    темы многоженства и многомужества — (форма полигамии, при которой женщина состоит в нескольких брачных союзах с несколькими мужчинами и существует официально в Непале и Тибетском автономном районе Китая. Бытует в Шри-Ланке и некоторых горных районах Южной Индии) эти темы, как тонкий лёд, трудно не поранить заинтересованные лица. И взгляд мужчин отличается от женского, в России мужчина может "гулять налево", а женщину в таких случаях сразу запишут в категорию б--дей или т.п.
    Одним словом- лицемерие или двуличие повсюду.
    Н.Б.

  • Из рассказа:
    "Возьмите две ягоды: малину и вишню. Каждая из них имеет свой, присущий только ей, вкус. Вам нравится и вкус малины, и вкус вишни. Насладившись одной из этих ягод, вы с неменьшим удовольствием готовы пробовать другую."
    Две ягоды не запихать в рот одновременно для удовольствия. Вкус не различить! А сколько еще ягод существует ?
    Надо бы добавить в название рассказа слово "аморальная". Не котята же рождаются от таких историй. Как же Оленька без папеньки по жизни?
    Уверена , узнай об этой истории жена ( по закону и единственная)-все сложилась бы по другому. И уплыла бы "кустодиевская" барышня
    далеко-далеко, в мечты.
    Конец рассказа , по моему мнению, притянут. Случайно встретиться герои вполне могут , но когда еще сюда притянут третий -автор, то вероятность такого совпадения стремится к нулю.
    Меня всегда умиляет мужской взгляд на такие "любовные" истории.

  • Спасибо, Людмила, что нашли время прочитать и откликнуться. Мне было бы очень полезно получить рекомендаии от высшего уровня профи, коим Вы несомненно являетесь, по улучшению этого скромного творения.
    Буду с нетерпением ждать их.
    С пожеланием всех благ,
    К.Б.

  • Костя, спасибо. Ситуация достаточно распространенная. У меня знакомый поэт живет на два дома. По неделе в каждой семье. И обе женщины принимают все, как есть. Вероятно, его чувства хватает на двоих. Ну а рассказ после небольших доработок приобретет вполне уровневый вид. Удачи Вам!

  • Николай,
    я не обсуждал в рассказе территориальную предпочтительность многожёнства и не проводил параллель между Россией и Эмиратами. Поэтому отношу Ваш вопрос к тем комментаторам, кто затронул эту тему. Спасибо Вам за отклик.

  • Спасибо, Олег, за положительный отзыв. Возможно Вы и правы в том смысле, что в рассказе есть некоторые длинноты и фразы, которые можно и нужно удалить. Об этом, кстати, писал и г-н Талейсник. Сейчас своим "замыленным" взглядом я их не вижу. Нужно, чтобы прошло какое-то время, чтобы я разглядел их и сделал соответствующие поправки.
    В моём дворе в Одессе росла старая груша высотой, по крайней мере с трёхэтажный дом. Рядом росла черешня высотой метров 8 - 10. Я много раз ходил по описанному в рассказе "райскому саду". Поэтому поверьте мне, фраза "большие деревья" вполне уместна и не является плодом моей фантазии.
    События в рассказе отличаются от описанных Вами "похождений налево". Сам ЛГ прямым текстом говорит об этом. У него появилась вторая семья не потому, что ему захотелость удовлетворить свои сексуальные инстинкты, а потому что он натуральным образом полюбил Надежду. В этом и состоит главное отличие.
    Не знаю, женаты Вы или нет, но если "да", то Ваша жена несомненно будет довольна сделанным признанием о том, что Вы не "ходили на такие рыбалки и в дальнейшем останетесь без такой плотвички".
    Всего доброго Вам. К.Б.

  • Алексей,
    я согласен с Вами, что многожёнство - это не глобальная проблема. Скорее всего это проблема для тех людей, которые непосредственно участвуют в этих связях. Если они воспринимают происходящее спокойно, то да, оно возможно. Если нет, то ответ очевиден. Конечно же, нельзя не брать во внимание отношение соседей и общества в целом к подобным семьям. Они могут сделать жизнь таких семей кошмарной.
    Спасибо Вам за отзыв и сделанные в разговоре комментарии к рассказу.

  • Валерия,
    мне вовсе не хочется примерять на себя роль некого предвестника надвигающегося слома семейных устоев в нашем обществе. Я далёк от этого. Но согласитесь, что какие-то подвижки в этом направлении всё-таки происходят. Вспомните нашумевшие в своё время "шведские семьи". Или другой пример, уже в нескольких странах, люди согласны не только терпеть однополые браки, но и юридически признали их законность. Эти примеры ясно подтверждает мою мысль. Ничто не вечно в этом мире. Нравится нам это или нет - это уже другой вопрос. Тут есть безграничное поле для дискуссий.
    В заключение, я хочу поблагодарить Вас за помощь в публикации этого рассказа и за высказанное мнение по затронутой теме.

  • Искренне благодарю Вас за представление рассказа и доброжелательный отзыв. Ниже попробую ответить на Ваши замечания.
    1. «Уж очень быстро раскрылся перед Максимом Хрипунов...». Здесь на 100% сработал эффект «КП» - купе поезда. Люди показались симпатичными друг другу. У одного из них наболело в душе и ему хочется «выплакаться», поделиться своими проблемами, а другой оказался хорошим слушателем. Оба знают, что после разговора они расстанутся навсегда. Почему бы и не поговорить?
    2. «А верность её вызывает у меня сомнения...». Верность Галины не обсуждается в рассказе. Такой представил её Хрипунов. Это его мнение. Если у Вас другое мнение – что ж, имеете на него право.
    3. «избежать влияния алкоголя для сближения пары автору не удалось…». Автор не придавал особого значения алкаголю. Хрипунов конечно же был выпивши, но не настолько, чтобы не соображать, что он делает. В рассказе Максим спросил, как он оценивал свои действия на трезвую голову, и получил ясный ответ. Хрипунов действительно влюбился, и тут алкаголь не является первопричиной.
    4. «не вяжется банальная фраза о «житейском море» Надежды и состояния её души в «полнейшем штиле». Тем более, что сказавший её не моряк.» Мне кажется, что Ваше мнение о банальности фразы «житейское море» и штиле на нём, довольно спорно. А то, что оба собеседника не моряки, это так, но они разговаривали на берегу моря, что давало автору право вставить такую фразу.

    Ещё раз примите мою благодарность за Ваш комментарий.

  • Нравственность-нравственностью, а похождения налево никто не отменял. Я даже отношусь с уважениям к ходокам, у них хватает сил и денег на интрижки и серьезные отношения в нескольких местах.
    Я однажды напрашивался в компании к другу, чтобы взял на рыбалку в ближайший выходной. Он кивнул, согласился как бы, а потом отвел на перекур и смущенно так извинился, мол, еду, как всегда, на рыбалку, но к одной женщине на пару ночей, договорился на работе с одной красоткой.
    Тогда я понял, как это удобно. А рыбы на рынке купить не проблема, чтобы жена не задавала лишних вопросов.
    Но я так рыбаком и не стал почему-то, все норовил грибы собирать. Теперь ночами не сплю, жалею, что чепухой занимался, а не делом. Но поздно уже начинать. Доживу без плотвички. Да.

  • Но, не нужно сбросить нравственность в мусор . Не знаю в России моногамии- этого не допустит Церковь, во всяком случае- официально и с юридической стороны. Да , гражданские связи существуют, но ведь и в любой стране есть и сожительство и похуже .Почему же в России увидели , а в Эмиратах ? С Вопросом . Н. Киров.

  • Мне понравилась почти банальная, но частая и почти классическая история в рассказе. Читается легко и интересно, эпитеты и сравнения в работе небанальные, яркие, образы прописаны хорошо. Но, считаю, что сюжет несколько затянут, в нем много ненужных деталей. Если сократить кое-что, то рассказ только выиграет от этого. Еще бросилось в глаза - "большие деревья", а перечисляются вишни, груши, черешня. Все эти деревья нельзя представить огромными, скорее всего, автор хотел сказать, что они были разросшиеся. Мне не понравилась фраза - "царица ягод", которую можно смело отнести к штампам. И жаль, что герои не встретились в конце рассказа. Это вызывает некоторое неудовлетворение от чтения.
    Желаю автору успехов!

  • Мне рассказ понравился, читается с интересом и довольно легко.
    Очень доходчивое объяснение любви на два фронта на примере вкуса ягод.
    Для меня тема близка, так как один из моих родственников живет на две семьи и кроме финансовых издержек имеети приобретения - и там и там у него по сыну. Вначале мне это было чуть диковато. Но 12 лет счастливой жизни всех членов его семей убедили меня, что такой компромисс возможен.
    Если же копнуть в глубину, то один из главных славянских богов Род имел двух жен которых звали Рожаницы. А после в 40-е послевоенные никто особо не осуждал внебрачные связи.
    Двоеженство в существует во всем мире, но не является глобальной проблемой.
    Что касается мусульманских республик, это их проблемы и пусть решают сами. Мужчин способных содержать нескольких жен не так уж и много. Дагестан не Арабские Эмираты и это тоже проблема не глобального уровня -отделяться и начинать воевать из-за этого, думаю, не стоит.
    Недавно слышал интересный призыв мусульман: "Ударим многоженством по однополым бракам!" По-моему неплохо - всем свобода в выборе.

  • Уважаемый Константин!
    Спасибо за рассказ, посвященный непростой теме- моральной ответственности в семьях.
    На примере Вашего ЛГ можно проследить, как деловые поездки способствуют появлению новых контактов и переходу коллегиальных отношений в дружеские, а затем и в семейные, особенно с рождением ребенка. И тут встает вопрос о
    двоежёнстве. Судя по реакции Максима, от лица которого ведется рассказ:
    "...жить на два дома, так эка невидаль, мало ли мужиков грешат этим. По сути, банальнейшая история..."
    Тем самым автор показывает, что в современной России мужчины спокойно относятся к появлению внебрачных контактов и даже новых семей.
    Для полноты картины добавим, что некоторые российские политики предлагают узаконить многожёнство на всей территории страны, в том числе для немусульманского населения- для решения демографического кризиса.
    Что касается мусульманских стран- бывших республик СССР, как Татарстан, Башкирия и некоторых северо-кавказских республик, например, Дагестана- ни в одном из регионов предложения политиков узаконить многожёнство так и не были одобрены. Но, несмотря на это, в некоторых мусульманских семьях мужчины имеют сразу нескольких жён, хотя эти браки не являются официальными.
    Уважаемый Константин, Ваш рассказ возможно, является "первой ласточкой" в надвигающейся волне изменений морального уклада и перехода с моногамных отношений к полигамии, в чем была бы рада ошибиться-
    Всего наилучшего!
    Валерия

  • Прошу меня извинить, уважаемый Константин, что я объединил представление Вашего рассказа с первым комментом, что получилось длинно…
    Думаю, что рассказ вызовет множество мнений и обсуждение его будет интересным.

  • Командировки с длительным проживанием не редкая причина появления случайных, а то и привычных связей, особенно, если адрес командировки постоянный.. Подобные истории были и ранее, но всё же к банальным их отнести нельзя, во всяком случае, в Европе вообще или на постсоветском пространстве в частности. Они были редкими, хотя о многих никто не знал…
    Двоежёнство при советском режиме было опасным замыслом и тем более реализация его, ибо моральный кодекс коммуниста и страх перед парткомом, потеря должности и пр…нередко предотвращали такие союзы
    Сейчас больше предпосылок, связанных с материальным достатком иных любителей нового, более молодого женского существа, влияние мусульманских обычаев... Больше вседозволенности отсутствие бдительности и стукачей…
    Но сын перевесил, да и обстоятельства бытовые и производственные вмешались, как и разделение страны… Да и вообще это не настоящее двоежёнство, а сожительство со второй женщиной. Если подходить формально. Но в рассказе вполне допустимое понятие...
    Несколько выпадает из сюжета встреча Хрипунова в Карпатах с музыкантами. Соли в ней я не нашёл и она ничего не вносит в сюжет. Также не вяжется банальная фраза о «житейском море» Надежды и состояния её души в «полнейшем штиле». Тем более, что сказавший её не моряк. Я согласен с автором в финале рассказа, когда он не помог встрече Хрипунова с женой и дочерью, хотя именно для дочери увидеть и узнать отца было бы важнее всего.

  • Хороший интересный, добротный жизненный рассказ, увлекающий читателя небанальным сюжетом, написан хорошим чётким языком, логичными предложениями и фразами. Прекрасно описаны характеристики обеих женщин, одной законной и второй – гражданской жен Хрипунова. Особенно симпатично выглядит во всех отношениях Надежда, хотя, как пишет автор, он любил обеих…
    Добросовестная детализация с описанием природы, окружающей среды, бытовых мелочей свидетельствует о желании составить цельное описание жизненных ситуаций, в которых оказались герои произведения. Однако, порой кажутся излишними и несущественными в весьма мелких уточнениях и неожиданных аллегориях…
    Уж очень быстро раскрылся перед Максимом Хрипунов, как-то более привычно, что они должны были пообщаться, сдружиться. А тут прямо с первого знакомства…
    Прагматичная «правильная» первая жена, отдававшая себя работе больше, нежели быту, родившая походя нежеланного сына, хотя обои меняла по своему настроению, не считаясь с возможностями семейного бюджета. Хотя она умна и правильнее муже по его признанию…А верность её вызывает у меня сомнения, раз она предпочитала друзей…
    И почти полная её противоположность - домашняя добрая вторая, настоящая русская красавица Кустодиева Кстати, о внешности Галины, коль скоро шло сравнение, ни слова, если я не пропустил. Хотя, если она «полная противоположность», то, возможно, худа и менее аппетитна… Но всё равно избежать влияния алкоголя для сближения пары автору не удалось…

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Шашков Андрей   Шадуя Марина  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,272
  • Гостей: 287