Дзамашвили Марина

  СТОЛЕТНИЙ СУП  или   КУЗЬКИНА МАТЬ!

          Июньское утро выдалось солнечным. Теплый ветерок заигрывал с зеленой листвой деревьев, а солнце их ласкало. Листва же между собой шушукалась, удивляясь смелости ветерка и нежности солнца.

     Женщина нервно ходила вдоль высоких ворот, ничего этого не замечала. За этими воротами  шла другая жизнь, ей неизвестная и непонятная. Эта неизвестность терзала ее сердце, путала мысли и рисовала ей ужасные картины. Там за воротами был ее единственный сын. Прошло всего три недели, как он завалил сессию, и его призвали в армию. Три недели неизвестности. Получив от него весточку, она тут же помчалась к нему. Женщина думала, что она одна такая умная. Оказывается таких женщин очень много.  Недалеко от нее  сидели, ходили, негромко разговаривали между собой такие же матери, с печальными одинаковыми глазами и тревожными лицами. Все стремились разглядеть через ограду территорию военной части.  Территория  впечатляла своими масштабами, причесанными газонами, фонтаном и клумбами, а вокруг части был разбит парк. Женщина смотрела на все это и думала: «А что там дальше, за этими клумбами? Как живется там мальчишкам? ».

Не выдержав, она направилась к КПП, и обратилась к дежурному: «Добрый день! Подскажите, пожалуйста, когда из восьмой роты приведут ребят?»

« Через тридцать минут. Вы не переживайте, тут у нас хорошо, как в пионерском лагере». -  участливо произнес дежурный.

 Вдруг она услышала, как одна матерей воскликнула: «Идут! Только они  все на одно лицо!» Все матери кинулись к воротам. Каждый пробовал разглядеть через ограду, в марширующем отделении, свою кровиночку.  

     Женщина, прижав к груди руки, вглядывалась в юные лица, подумала: «Действительно, все на одно лицо! ». Дежурный офицер вышел на порог КПП со списком в руке и стал выкрикивать фамилии и обменивать солдата на паспорт. Каждая мать кидалась к сыну с объятьями и слезами, а сыновья краснели, обнимали родных  и стыдливо отстранялись. Женщина не отрывала глаз от двери  КПП, она не слышала никаких фамилий, она ждала

своего солдата. Вдруг она увидела родные глаза. Сердце ее на минуту замерло. « Кузя, мамин! Похудел! Под глазами синяки » -  промелькнуло у нее в голове. Женщина кинулась к сыну, одной рукой она  обнимала сына, а другой не глядя, протягивала паспорт офицеру. Обнявшись, они направились в парк, и расположились на свободной скамейке. Мать дрожащими руками гладила его голову, по едва отросшему ежику волос, ощупывала руки, спину, затем опять обнимала и целовала.

- Как ты, Кузя?- вглядываясь в лицо сына, спросила женщина.

-Мам, перестать меня гладить. Я уже не маленький!»- с грустной улыбкой, сказал сын.  Затем, поймав материнскую руку, прижал  ее  ладонь на секунду к своей щеке, сдавленным голосом произнес:
«Ма, я так по тебе соскучился!».
У матери в глазах показались слезы. Незаметно смахнув их, она начала доставать из сумки еду. Женщина при этом  приговаривала:
«Тут бабушка котлеты тебе прислала и пирожки. Вот жаренная курица, как ты любишь. Конфеты и пряники. Кушай!».

- Мам, мне нельзя много кушать. Нас предупредили!- сказал  сын, при этом торопливо запихивая одновременно пирожки  и котлеты. -  Тяжело потом будет, у нас свой рацион и другое питание!

- Ты  с набитым ртом не разговаривай. Знаю я ваше питание!

-Мамуль, как дома? Как все наши? Ма, я ноги натер. Ты надолго приехала? У тебя пластыря с собой нет? А когда  еще приедешь?-  заглатывая очередной пирожок, спрашивал сын.

-Торопыжка! Приеду в следующие выходные, разве я могу не приехать?! Лучше о себе расскажи, пока у меня сердце от тревоги не лопнуло. Как ты? Как тебе служится? Расскажи, только честно - взволнованно произнесла мать солдата.

- Нормально служится. Все хорошо, мама!- произнес сын и  торопливо отвел глаза.

- Понятно. Как партизан на допросе - обиженно сказала женщина.

- Мам, не обижайся! Не хочу тебя огорчать. Не для женских ушей это.  Армия - это армия! Тут свои законы и порядки! Не переживай, я остался человеком - подобие улыбки  проскользнуло на лице сына.

- Что значит, остался человеком?

- То и значит! Когда вокруг твоего сапога обвязывают собачью цепь  и заставляют лаять. Отказываешься лаять - получаешь, и так до бесконечности, пока деды не устанут бить или не поймут, что битье не поможет. Понимаешь, им мало физического насилия, они еще норовят и в душу со смаком плюнуть!  Главное то, что я не стал лаять! И этим горжусь!  Понимаешь, они поняли, что бить бесполезно, в ответ получат, не сейчас, так потом.  Сама же меня учила: «Будь всегда человеком! Человек - это звучит гордо! Гордись прадедом - разведчиком и партизаном!» - пробуя шутками разогнать отразившийся ужас на женском лице, рассказывал  сын.

-Быстро снимай форму, я посмотрю на тебя...

-Ма! Не волнуйся, все уже прошло. Бьют красиво, синяки не остаются.

Женщина схватилась за голову, десятки молоточков застучали по ее вискам, вызывая боль. «Господи, спаси и сохрани наших сыновей!»

Сын приподнял край гимнастерки на спине. Действительно синяки и ссадины уже поблекли и не так пугали. Мать осторожно провела рукой  по спине, и сдавленным голосом произнесла: « Чем тебя били? И кто?»

Она понимала, что жаловаться кому-либо бессмысленно, что сын не назовет фамилий, что будет сам отстаивать  свою честь и достоинство.

    Чем успокоить сына, какие слова подобрать она тоже не знала, но понимала, что перед ней сидит уже не ее маленький Кузя, а взрослый мужчина. Что ж ты с нашими детьми делаешь - армия!  

  Солдат заправил  форму, обнял маму, чмокнул ее в макушку и с улыбкой сказал: « Мамуль, прорвемся! Я все помню: слабых и маленьких защищать, сильных не бояться, быть человеком разумным, слушать сердце, любить Родину - как маму!»

Женщина  с трудом улыбнулась и подумала: «Если он шутит, значит не все потеряно. Трудности преодолеет. Прадед служил, дед служил, отец служил, и он пусть служит. Опыта жизненного наберется, научится в людях разбираться  и отличать подделку от оригинала. Ползать на брюхе он не умеет, да и не будет, я  летать своих детей учила!»

-Мамуля, какая же ты у меня наивная! Дедовщину не выжечь, не убить. Она как хамелеон преображается и как вирус размножается разными способами.

Ее просто нужно пережить, как ветрянку! - медленно произнес сын.

-Получается армия - это как постная солянка - суп бедняка. Сюда всех и сразу, и под одну гребенку, и в один котел. А продукты разные и время их варки тоже.  Армия - как  столетний суп! - тяжело вздохнув, произнесла женщина.

- Какой столетний суп? - заинтересованно спросил он.

-Во Франции, в каком-то известном ресторане варят сто лет один и тот же суп. Варят  его в одном и том же котле, на одной и той же печи, с одними и теми же продуктами, на огне, который никогда не гаснет.  Столетний суп постоянно помешивают и добавляют в котел воду, продукты, специи.     Главное, что бы процесс приготовления супа  не прервался, и доход приносил, и клиенты были бы довольны, - пытаясь сдержать слезы, сказала она. - Кузя, постарайся не озлобиться, во всей этой молотилке! Если хоть один солдат откажется от насилия, то может, и следующий солдат тоже откажется, и цепная реакция оздоровления армии начнется.

Сын внимательно посмотрел на мать и произнес: «И еще... Прости меня, мама! Ты была права во всем. А я балбес тебя не слушал! Я все понял!

 А насчет супа, ты правильно подметила... Главное, чтобы гнилые продукты в суп не клали, а тщательней их отбирали. Тогда суп вкуснее и  наваристей получится. Пойдем к КПП, мне уже пора».

 Мать с сыном медленно направились к военной части, куда со всех сторон стекались, словно капли воды, родители со своими сыновьями.

Столетний суп продолжал вариться.


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - 'Гость'

    marilit.ru - официальный сайт автора. Поздравляем.

  • Гость - Андреевский Александр

    Ежегодные "мирные" потери - более тысячи мальчишек... Это только официальные, опубликованные МО РФ цифры потерь, которые приведены и на странице с моим стихотворением "Обрубок...".
    А реальные (но неофициальные) потери, по оценке комитетов солдатских матерей - в несколько раз больше. И это без учёта десятков тысяч раненых и практически всех - раненых морально...

  • Гость - Кравченко Валерий

    Ежегодные "мирные" потери не более тысячи мальчишек..., а тысячи и тысячи... – многие тысячи тысяч искалеченных душ. Валерий.

  • Гость - Кравченко Валерий

    Когда я думаю о государстве, у которого такая армия, мне почему-то вспоминается анекдот про неуловимого Джо – «Не потому неуловимого и непобедимого, что – неуловимый, а потому что – никому не нужный»… Один такой Джо канул в лето 1991-го. Теперь его правонаступник неуловимый по прерии скачет и щеки надувает
    Валерий

  • Гость - 'Гость'

    Я лично поражаюсь другому... Почему эти несчастные матери, вместо того чтобы пирожки сыновьям таскать, и плакаться... Не соберутся вместе, и не разгромят к едрени фени это министерство так называемой обороны. От которого проку в мирное время, как от козла молока. Да и военное, случись (не дай конечно Бог) какая нибудь заварушка, эти паркетные стратеги драпать первые будут...

  • Гость - 'Гость'

    Спасибо за солидарность и пжелания.
    Мари

  • Гость - Андреевский Александр

    Эх, не столетний это суп,
    Но смрадная похлёбка,
    Из мяса - лишь истлевший труп,
    Солдата-первогодка,
    Так мертвечину здесь едят
    Десятилетия подряд
    Вояки-каннибалы,
    И всё им мало, мало... :((
    ***
    Наша армия - страшный позор страны!
    Ежегодные "мирные" потери - более тысячи мальчишек...
    С горькой солидарностью, но и самым добрыми пожеланиями,

  • Гость - 'Гость'

    Милая моя, Ирина!
    Тяжко ждать солдата...
    У меня один...
    А вы героиня- у вас двое!
    Мира Вам и вашим мальчикам..
    Пусть все плохое их обойдет стороной.
    А мне бы..дожить бы до декабря...
    встретить...и никогда туда не отпускать...
    Всегда Ваша Марина

  • Гость - 'Гость'

    Михаил, генацвале!
    Вы мудрый человек.
    Вы всегда меня понимаете.
    Я Вас тоже!
    Спасибо за оценку.
    Многое хотелось добавить и дописать..
    только рука не поднимается!
    Вернее духу не хватает... увы.
    Трусиха-я!
    " Не навреди!"
    Спасибо за понимание, Мари.

  • Гость - 'Гость'

    Столетний суп..нужно вылить...Купить новый котел, новые составляющие...новые специи...тогда и вкус поменяется.Только кто этот суп варить будет.. и кто есть будет? Вот в чем вопрос! Камо грядеши?
    Мари

  • Гость - 'Гость'

    Кто должен менять порядки..в армии?
    Матери? Много пишут об этом...а корневищам дедовщины все равно, они глубоко проросли... кто сможет их потревожить, кто должен их выкорчевывать? Матери?
    Спасибо за внимание и отклик, Мари.

  • Гость - 'Гость'

    Мне самой не верится... что уже почти год прошел..., а боль и тревога в сердце остались.., никуда не изчезает... Спасибо за понимание.
    Мари

  • Гость - 'Гость'

    Дорогая, Валерия!
    Одним приказом, ничего не исправишь... увы..
    Там все так сложно...
    Дописываю Кузькину мать-2.. те же и там же , но через 8 месяцев..))
    А к декабрю будет и Кузькина мать-3)- итог...
    27го ноября 08г. Кузя вернется домой!
    С ув. Марина

  • Гость - Коровкина Ирина

    Читая рассказ испытывала двойственные чувства. С одной стороны, страшную боль из-за содержания рассказа. Так как мои мальчики сейчас служат в армии,( к счастью, в израильской, где нет дедовщины), для меня все солдаты - дети, и очень больно за них.

    Но с другой стороны, я испытала чувство радости и гордости за Вас, Марина, как за писателя. Рассказ удался. Сильный, эмоциональный, ничего лишнего, хороший язык, яркие образы.
    Удачи Вам! Новых творческих успехов.

  • Гость - 'Гость'

    Следуя указаниям статьи 1 и 12 и во избежания допустить ошибку при написании письма-комента, буду краток:
    - Если убрать первые три строчки, рассказ от этого не изменится, а станет сразу захватывающим. Рассказ написан хорошо и мне понравился. Больше ничего сказать не могу. Статья 153 пункт 7 уж очень пугает.
    Мари, вы меня правильно поймите, раньше всё было можно в меру. Теперь и в меру нельзя. Теперь только хорошее. Но ваш рассказ действительно хороший. Слово чекиста!

  • Гость - Талейсник Семен

    "Если хоть один солдат откажется от насилия, то может, и следующий солдат тоже откажется, и цепная реакция оздоровления армии начнется."
    Когда же появиться, прийдёт , отважится тот солдат и надо,чтобы его поддержали, а не спрятались в кусты остальные. А может быть надо внести что-нибудь новое в "столетний суп". И он станет ещё вкуснее. Я не уверен, что это сравнение наиболее удачное для объяснения ситуации в Армии. Надо менять рецепт супа, мне кажется...А, Марина? А м.б. я что-то не так понял? Но качество рассказа от моего сомнения не ухудшилось. Написан от души и сердца материнского. Спасибо автору.

  • Гость - 'Гость'

    "Пронзительно, Сильно"- да! А мудро ли?
    "-Мамуля, какая же ты у меня наивная! Дедовщину не выжечь, не убить. Она как хамелеон преображается и как вирус размножается разными способами.
    Ее просто нужно пережить, как ветрянку!" - Сомневаюсь. Нет, не поддерживать существующие порядки,как огонь под котлом, в котором варят "столетний суп", нужно! И за прошедшие 100 лет армии всех стран изменились, кроме российско-советской и снова российской.
    К.И.Ч.

  • Гость - Стремковская Вера

    То, как калечит души молодых людей армия - выплескивается потом в их жизни и агрессией и болью, и страданиями души. И они ищут защиту у ближних - потому то семья, мать, - и надежность и опора, и пристанище и любовь. И так переплетены эти понятия в сознании, так чутко откликается сердце на каждую родную и знакомую черточку, на каждый след синяка, отбивающегося на всем, что удерживает и остающимся камнем на сердце матери.
    Благодарю, что заставляете задумываться и сопереживать основам человеческого естества и трудностям окружающей жизни. Вера

  • Гость - Сабирова Светлана

    Пронзительно. Сильно. И мудро. Каждой клеточкой чувствуешь и тревогу, и боль, и отчаяние. Но что самое главное, Ваш рассказ оставляет надежду, что ЕСТЬ ВЫХОД! Человеческий дух невозможно сломить. Свет сильнее чем тьма, а любовь выше страха. Спасибо Вам! Мне очень понравилось!

  • Гость - Андерс Валерия

    спасибо за правду о жизни в рядах "непобедимой и легендарной"!
    Откуда столько злобы в сердцах молодых людей, которые научились так избивать свои жертвы, чтобы не оставалось синяков и следов преступления?
    Когда же прекратится эта страшная традиция? Кому это нужно? –садомазохистам?
    Ведь одним приказом с жёсткими мерами можно было бы прекратить дедовщину!
    Интересно, что скажут наши господа офицеры?
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Календарь

Апрель 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Адаева Айша   Тубольцев Юрий   Шашков Андрей   Фогельберг Тома  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 5
  • Пользователей не на сайте: 2,266
  • Гостей: 232