Мошкович Ицхак

                        

                      СКРИПКА  В  ПОТЕРТОМ  ФУТЛЯРЕ
                        

                                  

Сын тети Двойры с самого своего рождения был не таким, как все мы, и не имел похвального обыкновения играть во дворе в "квача", в "сыщиков-разбойников", в "жучка", в "цурки" и другие полезные для правильного и здорового развития ребенка игры и умственно отставал, потому что на городском пляже не подглядывал за тем, как за кустами переодеваются девчонки. Вместо этого он решал шахматные, логические и интегрально-дифференциальные задачки, а в перерывах, чтобы дать голове немножко отдохнуть, читал Шопенгауэра, слушал Баха или, выставив в форточку длинную подзорную трубу, вел учет планет, звезд, созвездий, туманностей и галактик. Что касается тети Двойры, то она, вместо того, чтобы выгнать своего недотепу на свежий воздух, только способствовала его дефективному отставанию от жизни и, помешивая на примусе свекольный борщ, жаловалась коммунальной соседке, что Бенечкин скрипичный учитель не успевает подыскивать для ребенка этюды потруднее, а редактор журнала "Пионер" отказался печатать Бенечкин рассказ, сcылаясь на то, что он, видите ли, "чересчур взрослый" и его наверняка написал папа, который, несомненно, член союза писателей.


Осознавая кошмар Бениного падения и желая призвать его к нашему дворовому порядку, мы пару раз пытались его поколотить, но он снимал очки и смотрел на нас большими-пребольшими глазами, в которых мы видели такое, чего ни в одной школе не проходят, и нам становилось немножко страшновато, хотя вы же понимаете, что бояться было абсолютно нечего.

Однажды - это было в 1980 году - я встретил семейство Гиршманов в знаменитом венском замке, приспособленном Сохнутом для приема исходящих из СССР в Израиль евреев. Бенечка сидел на чемодане, скрипка в потертом футляре была привязана веревочкой к ручке хозяйственной сумки, а сам он, прижав острый подбородок к еще более острой коленке и штопором вывернув худую шею, читал валявшийся на полу обрывок австрийской газеты. К тому времени он, говорят, свободно владел английским, немецким, французским, итальянским и ивритом, а по-португальски, по-арамейски и на санскрите пока умел только читать, хотя уже почти без словаря.

-- На физмат ты, конечно же, так и не поступил? - грустно задал я свой риторический вопрос.
-- А, это ты, Саша! - сказал он, хотя на самом деле меня зовут Яшей, но у Бени была плохая память на имена людей, которые ему попадались. - Представь себе, вчера, в поезде, лежа на багажной полке, я получил строгое доказательство гораздо более узких рамок справедливости теории относительности, чем ...
-- Иначе говоря, на физмат тебя не приняли... Но где-нибудь ты учился? Что-нибудь закончил?
-- Не в этом дело. Важно совсем другое...

И я был бы последним идиотом, если бы попытался не то что пересказать то, что он мне наплел, но даже обозначить сюжет. Я не уверен, но иногда мне кажется, что Беня полная противоположность всем нам. Мы, каждый из нас, все время копошимся в деталях, причем, каждый стремится хорошенько изучить свою деталь, кто большую, кто меньшую, а Беня не делит сущее на детали, а видит и обнимает жизнь и Вселенную целиком. Мы бы тоже могли попробовать, но у нас бы ничего не получилось.

***

В маленьком абсолютно некашерном ресторанчике, где на иврите, причем с ошибками и нижегородским акцентом умел говорить только посудомойщик Серж из Кишинева, а стены были увешаны картинами из биографии Ильи Муромца, Бени Крика и таежных медведей, оркестрик играл чардаш Монти, а официанты разносили заливную рыбу, отбивные и макароны по-флотски. У тети-двойриного троюродного кузена была серебряная свадьба, причем его серебряная невеста случайно, как все остальные, тоже была из Чигрина, гости громко разговаривали, не слыша друг друга, серебряный жених ковырял вилкой в зубах и на фоне этого великолепного празднества я увидел в углу эстрады до боли знакомый, но еще более потертый футляр бениной скрипки, потом, за чьей-то спиной скрипку и вцепившегося в нее Беню.

Его глаза были закрыты, потому что в эти минуты он был не Беней Гиршманом, а венгерским композитором Монти, но кроме нас двоих этого никто не мог знать. Я впервые обратил внимание на то, что его пальцы были точной копией слепка с руки Паганини, который мой папа наверняка специально купил не для украшения серванта с хрустальными рюмками, а чтобы у мамы был предлог язвительно говаривать в мой адрес, что пальцы служат не для ковыряния в носу, а вот для чего. А Беня метался в чардаше, как тощая, черная птица, которой тесно было в русско-еврейском ресторанчике, и вдруг все закрыли рты и перестали жевать шницели и пересказывать вонючие анекдоты времен упадка и застоя и задумались о галактиках, до которых не достают ни Ньютон, ни Эйнштейн, ни ошибки в иврите посудомойщика Сержа...

***

Прошло еще два года. Я не слышал и не спрашивал о Бене и он не появлялся на моем горизонте, и мне было не до него, так как мы с женой были заняты продажей более тесной квартиры и покупкой более просторной, но зато недостроенной, и мы поехали на стройку, чтобы убедиться, что дело не сдвинулось ни на шаг. Оставив "субару" на улице, мы, рискуя жизнью, поднялись по скрипучим доскам на второй этаж, называемый в Израиле первым, и на лестничном, хотя еще без лестницы, подоконнике, за которым не было окна, увидели его, в голубоватой шомерской форме с "секюрити" на груди. Он не видел ни нас, ни охраняемого объекта, ни возможных воров и злоумышленников, а любой террорист прошел бы мимо, не обратив на него внимания. Беня был погружен в чтение толстой книги на одному ему понятном языке.

-- Беня! - тронул я его плечо.
-- А, Аркадий! - радостно отозвался он откуда-то из глубины того измерения, вход в которое только по пригласительным билетам, распределяемым по особому лимиту, а я не сразу догадался, что на Бенином языке "А, Аркадий!" означало что-то похожее на древнегреческое: "Эврика!". Он же начал скороговоркой объяснять нам действительный и решительно отличающийся от традиционного комментарий к какому-то месту из Рамбама.
-- Беня, а как же скрипка? - зачем-то спросил я.
-- Какая скрипка? Ах, эта? Скрипка дома. У мамы.

Он улыбнулся, и я впервые заметил, что на его щеках были круглые ямочки. Как у одной девочки из нашего двора. Прежде у него не было ямочек. Вспомнил: девочку звали Лера.

***

Совершая круиз по Эгейскому морю, мы с женой побывали на острове Родос. Экскурсовод, конечно же, привел группу на Родосский Акрополь и там, на ступеньках храма греческой богине Афине я увидел его в последний раз. В руке его, как всегда, была толстая книга, а рядом, в потертом футляре лежала скрипка. Он смотрел в сторону моря, а я - в его зрачки и, если хотите, то можете считать, что я вру, но в них отражались египетские пирамиды, хотя до пирамид было несколько сот километров и они были далеко там, за горизонтом, Я хотел окликнуть его, но вдруг подумал, что скорее всего обознался и это был не он и поэтому от смущения слегка зажмурил глаза, отчего Беня на ступеньках языческого храма оказался в тунике и старинных сандалиях, а вокруг него суетились в древнегреческой пляске те самые голые девчонки, которых Беня не разглядел на нашем городском пляже, а немного поодаль римские легионеры в железных касках увлеченно играли в "жучка".

Когда мы вернулись домой, я зашел к тете Двойре и застал ее в трауре. Беню убили. В тот же самый день и чуть ли ни в ту же минуту, когда мы видели его на Родосе. Ножом в спину. На шомерском посту. В газете это назвали "террористическим актом", и только я один догадывался, что все было гораздо сложнее, что я не мог обознаться, и что Беня в этот момент был там, на Родосе, где он уточнял действительный возраст египетских пирамид, а террорист, который не мог этого знать, вонзил нож ему в спину. Я убежден, что зайди этот мерзавец с другой стороны, он был бы остановлен светом, исходившим из Бениных глаз. Могло случиться так, что, увидев нож в руке террориста, охранник Беня попросил бы показать ему этот предмет для более внимательного рассмотрения, на предмет выяснения его принадлежности к... Но что тут гадать, если мы с вами все равно ничего не поймем?

Ну, что я могу сделать, если мы с вами не понимаем, почему услышать пирамиды и говорить с ними можно только с того места, где он стоял, и это место было на Родосе, на ступенях храма Афины, а вверенный Бене для охраны объект пересекался в эту минуту с дорогой войны и террора?

В то же время я не думаю, чтобы Беню можно было вот так просто и бездарно заколоть ножом. Хотя... Не исключено, что в этот момент на Родосе был кто-то другой, похожий, а Беня волею судьбы был белым барашком, предназначенным для принесения в жертву во искупление наших с вами глупостей, что мы тут творим из-за того только, что мир для нас разделен на мириады частей, деталей, учебных предметов, интересов и мнений, и это мешает нам увидеть его и себя целиком, таким, каков он есть на самом деле и каким он открывается людям специфического свойства. Вон там, на комоде, лежит Бенина скрипка в потертом футляре и, если вы думаете, что я все это наврал, то потрогайте футляр и поймете, что вы неправы.


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - Нарышкина Елена

    Миша, Ваш "почти Отчёт о поездке на Землю обетованную" написан очень остроумно. Его можно взять, как введение для основного отчёта, с фото и подробностями.
    Но, Миша, без блондинок Вы никак:
    "А люди какие работают. Курносые и блондинки. Пышные и красивые, как Василисы Чудесницы. И никто им не кричит: русские убирайтесь домой. И арабы работают рядом с евреями и казахами и узбечками. И никто не кричит Слава КПСС или ещё какую-то глупость. Все обнимаются и целуются. Рай на земле находиться между Хайфой и Иерусалимом."
    Миша, после такой рекламы и мне захотелось побывать на Земле обетованной.
    В ожидании Вашего подробного отчёта на сайте,
    Елена

  • Гость - Андреевский Александр

    Ах, Беня, Беня! Ты не будешь уже стар,
    И вечным будет - только старенький футляр...
    ***
    Искренне сопереживая,
    с самыми добрыми пожеланиями,
    Александр

  • Гость - Коровкина Ирина

    Человек - существо общественное, и ему важно, чтобы его идеи были востребованы и признанны. Иначе это не талант, а шизофрения. Поэтому я остаюсь при своем мнении: Беня не был счастлив в роли охранника.
    В том, что мы в своей "рабской зацикленностью на "работе по специальности" - чокнутые, я согласна.
    Но истина должна быть где-то посредине, не в крайностях.

  • Гость - Кравченко Валерий

    Осень, заканчивается курортный сезон и на турецких берегах. Скоро вернется из заморской Турции в наш маленький приморский город Владимир (Владимир Николаевич). Уже не первый год он уезжает на лето за море. Первый раз поехал в качестве пианиста, но оказался там более востребованным как классный настройщик концертных роялей для зарубежных звезд. Дай бог, чтобы и у себя на родине он оказался когда-нибудь востребованным...
    У нас и сейчас металлисты по-прежнему продолжают фортепиано с роялями скупать, чтобы цветные металлы из них извлечь и в пункты приема вторсырья сдать. И не нужны нам поэтому пианисты и настройщики роялей.
    И музыкальную школу нашу знаменитую этим летом собирались под благовидным предлогом прикрыть и остатки учителей музыки работы лишить.

  • Гость - Талейсник Семен

    Дорогой Ицхак! Я Вас понмаю и очень уважаю и преклоняюсь перед Вашим замечательным талантом рассказчика. Вы правы. Останемся друзьями в тех областях, в которых мы единодушны и не будем с них сходить. Желаю Вам здоровя и благополучия, особенно в эти праздничные дни. Хаг самеах вэ мазаль тов!
    Ваш.Семён.

  • Гость - Мошкович Ицхак

    Дорогой Семен!
    Диалог между нами невозможен. При всем моем уважении к Вашим зравомыслию, рационализму и университетскому мировоззрению, я далек от этого.
    А если я напишу про Стеньку Разина, вы станете доказывать, что разбой - это нехорошо?
    Чего бы я не хотел, так это видеть Беню и заодно Камоэнса пробудившимися от святых мечтаний земли. Господи, сохрани нас от их пробуждения!

  • Гость - Талейсник Семен

    Дорогой Ицхак! Ваш, вернее португальский, Луишь де Камоэнс прекрасный поэт лирик, но его бесконечная любовная тема не делает его Великим поэтом и вырванная из него строка ничего не прибавляет к образу Бени. Но Камоэнс хоть стихи написал и много, и любил, и страдал, а юноша Беня так ничего и не успел, даже о любви ничего не узнал, кроме как поиграл на скрипке и помечтал. И его не стало. Возможно, если бы он не погиб, а - проснулся, очнулся, прозрел и стал бы полезным гражданинном страны, великим музыкантом, философом. Но я почему-то сомневаюсь, ибо поэзия его была уже связана с Богом м святыми мечтами земли..., как писал Камоэнс. Петрарки, Шекспиры, Пушкины, Гоголи, Шолом Алейхемы и, хоть подобные им, должны быть и будут ещё на нашей земле, если исчезнут Ахмадинеджады, Бен Ладены, всякая другая нечисть и мерзость. Но для этого надо не быть Беней, а быть человеком трезвым, от мира сего, и уметь за себя постоять, а за прогресс бороться. Другого пути нет. Одни мечты и мольбы не помогут.

  • Гость - Мошкович Ицхак

    Уважаемый Семен!
    Ни Вам, ни всем нам не грозит стать Беней. На этот счет мы все можем быть спокойны.
    "Поэзия есть Бог в святых мечтах земли" - так сказал Камоэнс.
    Но если изредка нас не будут посещать Камоэнсы и Бени, то унылое человечество застрянет на мировоззрении трехсотлетней давности, а прогресс превратит нашу планету в помойку. Нечто подобное, похоже, происходит.

  • Гость - Талейсник Семен

    Ну, что ж вы так поддались пессимистическому настроению, господа, навеянному талантливыми строками рассказа Мошковича о судьбе бедного Бени, но богатого своим внутренним содержанием, белой вороной, розовой чайкой, ангелом во плоти. Но, всё же, человеком не от мира сего, интравертом, и мало приспособленным к жизни в наш тяжёлый прагматичный, меркантильный, злобный век и даже - мир, где надо жить с оглядкой вокруг, не быть слабым, беззащитным, уметь постоять за себя и защитить других.. Вы себе представляете, если бы, как говорит Ицхак, «…может это Беня от мира сего…», а мы все стали не от мира сего, то во что бы превратилась человеческая масса зомбированная своими внутренними созерцаниями, размышлениями, фантазмами, забывшая о том, что надо работать, а не только играть на скрипке, хотя это тоже важно и нужно людям, как и обдумывать создание пирамид, решать архимедовы задачи, наконец изучать и правильно толковать Рамбама. А кто обеспечит им, этим идеальным, избранным Богом, людям их жизнеспособность? И Вы, Фаина, туда же. Что за пессимизм? Всё плохо и «мы рубим сук, на котором сидим»… Так не рубите, а укрепляйте. Скажите Беням, объясните им с колыбели, что есть цаца и кака, что надо не только книги читать, музыку слушать, размышлять о высоком, а надо и математику учить и правильно теорию относительности понимать, и оружие, коль надо, во время употребить. Ибо есть Васи Ивановы из стихов Подольского, которые бьют отличников и из-за зависти, и из-за критики в их адрес, и вырастают в киллеры. И в террористов, и давно уже были центурионы, о которых вспомнила Наталья, ни за что убившие Архимеда, когда он чертил свою геометрию. А Беню убили, когда он тоже рассуждал, а не думал, и не помнил, что он шомер, охранник, человек с ружьём. Беня Крик был более реальным и приспособленным образом, хотя далеко не идеальным…Согласен, что эти люди нуждаются в защите, в нашей опеке, что мы должны их выделять и беречь, «как зеницу ока»…Но, коль мы не наделены божьим даром, не отмечены никаким талантом, то надо нам таких Бень знать наперечёт и о них радеть. А, если все мы станем такими, то это гибельно для всего человечества…

  • Гость - Мошкович Ицхак

    Дорогая Татьяна!
    Я думаю, что такие, как Беня приходят к нам вовсе не для того, чтобы построить себе среди нас большое будущее, а для того, чтобы такая как Вы что-то поняла и оценила.
    Спасибо Вам за это.

  • Гость - Демидович Татьяна

    Уважаемый Ицхак!

    Самые тёплые добрые, но горькие чувства остались после прочтения Вашего замечательного рассказа !
    На самом-то деле, хочется верить, что Беня – человек будущего… Умный, способный, всезнающий, с чистой душой. Он был лишь гостем в нашем мире, где господствуют приспособленчество, корыстолюбие, лицемерие…
    А мне почему-то показалась ему смерть красивой и символичной… Он умирает ни где-то там, на задворках, в одиночестве, в полной нищете… А у всех на глазах, в красивой тунике, и в древних сандалиях. А предательский нож – это убийственное остриё нашего несправедливо-дикого времени… Небеса, словно столкнули в эту секунду три времени – прошлое, будущее, настоящее…
    Спасибо автору за навеянные размышления и чудесный рассказ!

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    ***А Беня метался в чардаше, как тощая, черная птица, которой тесно было в русско-еврейском ресторанчике, и вдруг все закрыли рты и перестали жевать шницели и пересказывать вонючие анекдоты времен упадка и застоя и задумались о галактиках, до которых не достают ни Ньютон, ни Эйнштейн, ни ошибки в иврите посудомойщика Сержа...

    На нас бы такое.
    Хаг самеах!
    Привет Бене, я его недавно видел на улочке Иерусалима.
    Сидит играет на скрипке, а вокруг все, как в заколдованном сонном царстве, даже птицы замерли на лету.
    Ну, я сразу же побежал, чтобы не быть вовлеченным в этот спектакль.
    А глаз его не видел...
    Иегуда

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Валерий, Вы тронули меня своим рассказом.
    Мне кажется из этого может выйти хорошая новелла.
    А наш дорогой Ицхак будет только рад, что стал виновником...
    Симхат тора самеах! (Веселой Радости Торы - мой перевод)
    Иегуда

  • Гость - Кравченко Валерий

    А я вспомнил мальчика Мишу. Я не был с ним знаком, - он учился в параллельном классе, носил очки, был очень добрым и учился в музыкальной школе по классу скрипки. Похоже, рядом с ним многие мои сверстники испытывали зуд от своей ущербности и мечтали его когда-то поколотить, но Миша, на их горе, был достаточно крупным и неслабым ребенком и превращал всякие частые откровенные нападки в пристойную спортивную борьбу. Миша стал нашей городской музыкальной гордостью. Знаю, что одно время он учил детей в нашей музыкальной школе, долгое время играл на своей удивительной скрипке в Хайфе. В прошлом году я был на его фантастическом концерте в родной музыкальной школе. Зал – рыдал. Мне показалось, что Миша совсем не изменился, - такой же, как в детстве, жизнерадостный и добрый, хотя мне сказали, что каждый год приходится ему ездить в Хайфу для непростого… лечения. С Ув Валерий.

  • Гость - Мастинская Фаина

    Пытаясь ответить на Ваш кардинальный вопрос, г-н Мошкович, придется сказать :кто знает истину?
    Ваш взгляд на мироустройство имеет право на существование хотябы потому, что мы, в большинстве, не ценим этот прекрасный мир, во что мы превращаем этот прекрасный мир и как мы рубим сук, на котором сидим.
    Да, идея Вашего рассказа глубока.

  • Гость - Мошкович Ицхак

    А может это Беня от мира сего, а мы, те что вокруг него, чокнутые. с нашим убийственным рационализмом, мертвящим душу картезианским мировозрением, рабской зацикленностью на "работе по специальности" - мы чужие в этом прекрасном мире?...

  • Гость - Ковалёва Наталья

    Какой мнтересный рассказ. И здесь явно прослеживается параллель гибель главного героя - гибель Архимеда, которого убил римский центурион, когда тот чертил свои чертежи на песке. Беня постоянно существовал в параллельном мире, и, вероятно прожил счастливую жизнь - ему не мешали внешние обстоятельства, Он даже почти не вникал в них, меняя различные работы.. Наверно, это рассказ-притча, вставленный в рамки такой выразительной и весьма конкретной современной жизни. Меня рассказ как-то даже приворожил. И талант

  • Гость - 'Гость'

    Привет Лена. О своём приезде я сообщал два раза ещё утром. Но как я говорил и в мае и в августе у нас читают только свои коменты.
    Доклад может и будет, а может и не будет. Но вам сообщу и по секрету. Погода в Израиле плохая. Жара страшная. Дышать нечем. Везде хумус и фалафель. Машин много и все летят на север и на юг. А некоторые на запад. На восток только самые смелые. На востоке опасно.
    Фотки есть! Аарон постарался. Но денег требует. Говорит дружба дружбой, а мани тоже нужны. Так я ему водку предлагал и сыр голландский в обмен на фотки. Так он меня в Газу послал. А там хизбола.
    У Иегуды был. Мёд и молоко пил. Добрый Иегуда, а жена его ещё добрее. Он мне книгу подарил, как нужно семя самолечить. Я прочитал. Вылечился. Сейчас жена моя читает. Тёще не дам. не ей дарили книгу. Кстати всем советую почитать. Она на русском языке и без ошибок. Иегуда, большое вам спасибо за приём и за подарки. И жене кланяйтесь и берегите её.
    Лена вы не поверите, но что в Израиле хорошо, так это русские не кошерные магазины. В них есть всё. И даже немного больше, чем всё. А люди какие работают. Настоящие русские. Из Сибири и Москвы. И даже из Белоруссии. Курносые и блондинки. Пышные и красивые, как Василисы Чудесницы. И никто им не кричит русские убирайтесь домой. И арабы работают рядом с евреями и казахами и узбечками. И никто не кричит Слава КПСС или ещё какую-то гадость. Все обнимаются и целуются. Рай на земле находиться между Хайфой и Иерусалимом.
    Видел я и Коровкину. конечно я представлял увидеть учительницу младших классов. Такую в очках и руки в меле с тоской в газах. А увидел... ну, увидел, как это сказать по- русски... а шейне и клиге идеше фрау. А рядом с ней такой здоровенный охранник с карабином "Никон де Дигиталь".
    Кормили нас Коровкины на убой. И фаршированная рыба. И холодец. И борщ с пампушками и гривалами.
    На потом были пироженные с маком. И дыни с арбузами.
    Хасина потом положили в машину. Он переел и ему было нишгит. Генерал выпил всё спиртное и хотел объявить войну Сирии. Мы его еле удержали от войны. Но он всё равно свалился. И только я, уважаемая Лена, соблюдал облеко морале дойче туристо. За что и получил... но об этом завтра.
    Устал я. Перелёт был трудный. Наш самолёт вперёд летел, а за окошком я сидел, а внизу была святая земля. И друзей я на этой земле оставил. И русских и евреев и одного узбека.
    Не верите моей истории. Так спросите у кого хотите. В Израиле меня за обманщка не держали.

  • Гость - Нарышкина Елена

    Миша, с приездом! Это я только сейчас заметила Ваш коммент. А до сих пор на Ленте Вас не было. Может, анонимно оставляли, забыли по возвращении подпись ставить? Проверьте сами.
    А теперь ждём Ваши фото и отчёт о поездке и встречах с островитянами.
    Какая там была погода и как Вас встретили?
    Будут ли новые рассказы о поездке?
    Елена

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Перечитываю, а как по-новому.
    Хорошее можно перечитывать несколько раз.
    И у кого Вы талант украли?
    По папе или по маме?
    Хаг самеах!
    Иегуда

  • Гость - 'Гость'

    Господин Мошкович!
    Сказать, что рассказ хороший, будет не правдой. Он очень хороший. ''Гость'' дата 2007-10-02 19:29:29. Это я отправил - Миша. Очень волновался и не нажал на кнопку.
    А вот идея Коровкиной мне очень понравился. Ведь есть на земле люди живущие не в своё время. Они по ошибке на нашей земле. Например моя тёща. В хорошем смысле слова. Или Ностердамус. Ваш рассказ напоминает мне историю одного мальчика родившегося в Германии. В нём увидили что-то внеземное и заковали на восемнадцать лет в клетку. А потом просто убили. Чтобы не ломать себе голову, кто он на самом деле. Ешё раз спасибо вам ув. г. Мошкович.

  • Гость - Кравченко Валерий

    Очень понравился рассказ и комментарий:
    « Сказать, что рассказ хороший, будет неправдой. Он очень хороший!» С уважением Валерий.

  • Гость - Талейсник Семен

    Дорогой Ицхак! Такой интраверт, и парень не от мра сего не должен был быть шомером, а те,кто надели на него эту форму и пометили его, должны были хоть чуть-чуть понимать психологию и видеть перед собой не тело, а душу человека, заглянуть хотя бы в его необычно выразитнльные глаза. Но люди не видят друг друга в наш жестокий прагматичный век и Беню зарезал просто, походя, мимо проходивший террорист, разумеется тоже не заглянув в его глаза. Он даже не рисковал. Вы, как всегда, описали всё хорошо, но горечь Вашего рассказа о несправедливости бытия и смерти невостребованного потециального (только) интеллектуала и музыканта коробит.Он даже не успел объяснить "действительный и решительно отличающийся от традиционного комментарий к какому-то месту из Рамбама"...Это тоже неверно, ибо человек живёт среди людей и должен быть в контакте с ними, а не только со своими мыслями и рассуждениями. А это отвлекает его от выполнения своего долга быть охранником и уметь защитить и себя, а не отдаться врагу на заклание... Я этого не понимаю и во мне есть протест.
    С уважением. Семён.

  • Гость - Коровкина Ирина

    А тетю Двойру жалко. И жизнь у сына была непутевая, и смерть нелепая. Всё очень трагично.

  • Гость - Коровкина Ирина

    Спасибо за рассказ. А может быть это был не террористический акт? Может быть Беня, вообще, пришел в наш мир по ошибке. И кто-то исправил эту ошибку? Быть шомером (охранником) на стройке или играть в русском ресторане, да с таким умом, это ли не мучение? Он улетел к египедским пирамидам. А тетю Дво

  • Гость - 'Гость'

    Господин Мошкович!
    Сказать, что рассказ хороший, будет не правдой. Он очень хороший. Впрочем, как и все ваши рассказы. Пишите и публикуйте их на острове каждую неделю.

  • Гость - Андерс Валерия

    Спасибо за прекрасный рассказ про необычную судьбу удивительного мальчика Беня!
    Пусть реже пересекаются в жизни дороги людей с дорогами войны и террора!
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,273
  • Гостей: 327