Имазин Илья

К тому моменту во мне жизни осталось совсем мало. И стало, ох, как огорчать, почему-то, что жена называет меня не по имени, как мама и сестра, а исключительно по фамилии – Елизаров. Елизаров я по матери, по отцу – Ванеев, но так как отец от нас ушел, когда мне и пяти еще не было, попросту пропал с концами, мы всей семьей решили расквитаться не с ним, так с его фамилией, и вычеркнули ее из моих метрик. Хотя фамилия тут, конечно, ни при чем – под ней могли себе жить-умирать и хорошие люди – мои по отцовой линии бабушки-дедушки, которых я не знал и к которым никаких претензий у меня не имеется.

Жена приучила меня к чистоте и порядку. Успела-таки вымуштровать раньше, чем из меня вышла последняя толика жизненной силы. Приходя домой с работы, я уже на коврике у порога разувался, балансируя, как цапля, то на одной ноге, то на другой посреди компактного прямоугольного островка или газончика из ворса. Затем с ботинками в руках крался к тапочкам, нырял в них и – прямиком в ванную, где раздевался, складывая всю одежду на крышку унитаза, и лез скорее под душ. К жене, не помывшись, не прикасался – гигиена. В прихожей никаких поцелуев и обнимашек – сначала очиститься от уличной грязи, от вынужденных антисанитарных рукопожатий, чужих потожировых выделений, следы которых остаются и на дверных ручках, и на поручнях в транспорте. На кухне практически ничего не трогал – там особенно нужна стерильность – даже чайник, если и брал иногда, то через салфетку, холодильник открывал, только вымыв предварительно руки с мылом, но очень редко. Готовить мне воспрещалось – вдруг что-то с чем-то не так смешаю, и у кого-то из нас в результате будет несварение.

Столь строгая дисциплина помогла мне первые три года брака продержаться молодцом. Мать говорила, что моя благоверная половина могла бы из людей веревки вить. Но в лице муженька ей попался скверный скоропортящийся материал. На четвертом году супружества вылезла червоточина, гнилая сердцевина моей натуры. Испортился я не вдруг, а как бы пошагово. На начальных порах куксился, впитывал обиды, расстраивался из-за мелочей, и сам не заметил, как жизнь принялась обесцвечиваться, теряя интерес, точнее, интересность. Книга на середине делалась какая-то скучная, а еда с пятой-шестой ложки превращалась в безвкусную массу, хоть в унитаз выбрасывай. Я не дочитывал книгу и выбрасывал тайком от жены еду, стыдясь такого кощунственного отношения к женскому труду и заботе. А главное, я сам не заметил, как потерял прежнее чувство цельности и стал ощущать себя собранным из множества несуразных частей. На эти части я, к примеру, распадался, отправляясь в командировку: паспорт в одном кармане пиджака, билет – в другом, чемодан в правой руке, сумка спортивная – в левой, зонт в чемодане, там же рубашки, брюки, сменное белье, часть денег в плаще, другая в сумке, несколько купюр в паспорте, еще пакет с продуктами и средствами гигиены – для него не помешала бы третья рука. Вселиться в гостиничный номер, заполнить командировочное, созвониться, провести деловые встречи и переговоры, подписать нужные документы, составить отчет… Мои вещи, мои дела, мои обязательства откалывались от меня, и каждый осколок требовал к себе внимания. На внимание уходили силы – капля за каплей, как из пореза. Прошло еще время, и я понял, что сил на оставшуюся жизнь мне уже не хватает. А тут еще жена: Елизаров да Елизаров, – как будто вместе с жизненной энергией я потерял право на собственное имя и обезличился, по крайней мере, в ее глазах. Мало ли на свете Елизаровых? – батальон. Меньше, конечно, чем Ивановых… Так или иначе, когда она меня Елизаровым ввела в привычку называть, я как бы штучность свою утратил. Хотя, с другой стороны, и имя у меня нередкое, расхожее, и тезок моих можно накликать не один миллион. Но имя все-таки роднее, и мне не хватало его от жены – мы же с ней не в паспортном столе, или в какой другой конторе жили вместе и общались: «Елизаров, подойдите, распишитесь», «Елизаров, прописка готова» и так далее. От жены ведь неформальности ждешь, душевности…

Я лишился интереса и вкуса к жизни, воли к ней, цельности, имени и, наконец, судьбы. Тогда же началось мое неуклонное измельчание, которое первым заметил начальник. «Мельчаешь, Елизаров», – покачал он однажды головой и перестал давать мне серьезные поручения. А затем срезал все доплаты и премии – я стал уменьшаться и в денежном эквиваленте. На глазах падала моя себестоимость. Теща принялась называть меня уменьшительно-ласкательно «елизарчиком» и «елизарушкой», как бы вторя дочке, моей супруге, которая первая в семье аннулировала мое имя. Тогда-то я и попытался реабилитировать отцовскую фамилию и стал требовать, чтобы все, кто привык меня «елизарить», отныне величали мою персону исключительно Ванеевым, но и эта мера не помогла. Я жил безымянным и продолжал уменьшаться в значении и самооценке.

Вскоре надо мной принялись нещадно подтрунивать немногочисленные приятели, от которых тоже не удалось скрыть, до какой степени я измельчал и погряз в своем семейном болоте, добровольно сделавшись пленником этого бабьего царства. Насмешки знакомых зубоскалов прицельно и больно били по и без того израненному самолюбию. Так голуби из санитарных соображений начинают клевать своего захворавшего товарища и, в конце концов, добивают его. Пришлось занести в черный список практически всех, кто еще недавно составлял мне приятную компанию в кафетерии, пабе или просто во дворе, на лавочке возле детской песочницы. Лишенный общения, я стал еще меньше, как говорится, ноль и вздор.

И все же нашелся один давний знакомый, отнесшийся ко мне с пониманием и сочувствием, – мой однокурсник Серега Сметанин, порядком измученный превратностями раннего и многотрудного брака. Он-то и посоветовал мне серьезно заняться буддийской медитацией. У тебя лучшее, говорит, состояние для начала занятий – все так и вынуждает отрешиться от иллюзорного мира и встать на Восьмеричный путь.

Серега весьма складно изложил мне учение о четырех благородных истинах. Я заслушался. И осознал себя сухой былинкой в потоке страданий. Частью великого потока страданий стало мое рождение, в тот же бурный поток вольется однажды моя смерть. В водовороты страданий вовлекают болезни и неизбежная старость – мне ли под силу отменить их? Нет. Но я могу избавиться от беспокойной неудовлетворенности собой и жизнью, победив в себе ненасытное стремление, «жажду» и очистившись от загрязнений ума. Для этого нужно осмысленно выбрать благородную восьмеричную стезю, о которой поведал Сиддхартха Гаутама, он же блаженный Будда Шакьямуни в «Сутре запуска Колеса Дхармы».

С Серегиных слов я сделал по памяти краткий конспект, да еще почитал кое-что в библиотеке о мировых религиях, отксерокопировал страницы «Философского словаря» со статьей о буддизме. Таким было мое, с позволения сказать, обращение. Университетский товарищ уже не первый год практиковал медитации на мандалу, и я решил к нему присоединиться, как будто это духовное занятие – нечто вроде рыбалки или кросса по утрам: почему бы не разделить его с кем-то? Тем паче Серега внушал доверие и обладал духовным авторитетом. Для регулярных упражнений он приспособил флигель во дворе своего частного дома. Там на полу были постелены тростниковые маты, на стенах развешены мандалы, всего шестнадцать штук – и ничего больше. Ничто в обстановке не должно отвлекать от медитации.

Нужно было расположиться в удобной позе или асане на расстоянии двух метров от висящей на уровне глаз мандалы, с ровной неокругленной спиной и расслабленными, но не опущенными плечами. Руки и ноги перекрещивать не следовало. Ладони полагалось обратить вверх, к небу. Дыхание ровное, размеренное, отслеживать и корректировать можно по движению грудной клетки, добиваясь его большей плавности. Сосредоточившись на внутреннем потоке мыслей, требовалось четко сформулировать свое намеренье. Например, «хочу привести к гармонии ум и тело» или «хочу, чтобы мое сознание достигло ясности, подобной белизне свежего лепестка лотоса». Затем мы закрывали глаза, расслаблялись и отпускали в свободное плаванье все посторонние мысли, терпеливо дожидаясь, когда они исчерпают себя. После этого можно визуализировать мандалу, сосредоточив энергию в области сердечной чакры. Наконец, мы открывали глаза и созерцали объект медитации, то расфокусированно, то фокусируясь на нем, то внимательно рассматривая детали кругового орнамента, то пытаясь схватить его единым взглядом, то двигаясь от периферии к центру, то успокаивая внимание в центральной точке. Постепенная концентрация позволяла приостановить внутренний диалог и раскрыть заключенную в мандале силу единства.

Все поначалу шло гладко, и я успел даже почувствовать благотворное влияние древних духовных практик. Не то, чтобы собрался из разрозненных частей в некое новое целое, но подуспокоился, в повседневных делах стал проявлять большую уверенность и целеустремленность. Как говорится, устаканился, спасибо мандалам. Но как-то раз случился непоправимый казус: концентрируясь на одной из них, на Мандале Тысячелепесткового Лотоса, я вдруг провалился в черную дыру моего прошлого. Из этой дыры вынырнул здоровенный, совершенно сухой и аллергенно пыльный сноп пшеницы, запеленатый в красное кумачовое полотнище. Такой же стоял в вестибюле моей общеобразовательной школы, подавлял меня размером и навевал беспросветную скуку, а порою, когда я подрос, даже тоску: безжизненный и никому не нужный, никчемный; пылесборник, который давно просился на помойку. Я не знал тогда, что это знамение, что моя жизнь со временем приобретет такую же никчемность. Так же высохнет, запылится и запросится на помойку. С той поры черная дыра прошлого не отпускала меня и плевалась пыльным снопом по поводу и без повода. И во время медитаций, которые я вскоре забросил, и посреди ужина, беседы с супругой, реверансов перед начальником, на прогулке и на киносеансе, днем в разгар работы и ночью в душной истоме тревожного сна. Я тут и там отбивался от снопа, упорно рвавшегося в мои объятия, словно очумевшее соломенное чучело-страшило. Мне было невдомек, что это только выкидыш, вернее, череда выкидышей, и что преследующая меня бездна чревата чем-то более значительным, масштабным, чем ей предстоит еще разродиться.

И вот время родов настало. Отошли воды. Черная дыра обдала меня ледяной маслянистой жидкостью. Затем из нее вывалился недоразвитый нетопырь, клейкий, как лопнувшая почка, следом – жестяной барабан, а еще через пару минут на меня посыпался мелкий град молочных зубов, которых хватило бы на полсотни, а то и больше, младенческий ртов. Я замер в ознобе.

Наконец, из бездонной тьмы, огласив пространство жутким первородным криком, явилось на свет гигантское геральдическое дитя, и я узнал в нем герб Советского Союза. Он нависал надо мной, как зловещая туча. Несоразмерный мне ребенок, Гаргантюа, капризно требовал, словно материнского внимания, концентрации на нем и, мгновенно впитывая мой взгляд, понуждал к медитации. Прежде ни одна из мандал так властно и ревниво не посягала на мое сознание. Я оказался в плену у этого могущественного символа, чье рождение было подобно космогонической мистерии или иерофании. И зачем Величию и Первородству потребовалась такая никчемность, как я? По мере того, как мой взгляд, магнетически притянутый им, блуждал по его затвердевающим деталям, Герб безжалостно и неуклонно поглощал, ассимилировал меня. Впоследствии при каждой встрече с ним я рано или поздно, упрямо сопротивляясь или безвольно повинуясь, вписывался в его матрицу и становился его элементом. То одним, то другим: зернышком в колосе, золотой литерой на красной ленте, зазубриной на лезвии серпа, нанизанной на солнечный лучик крупинкой коммунистической идеологии, пигментным пятнышком на желтой коже материка, обращенным вверх острием пятиконечной звезды... Вскоре, сделавшись неотъемлемой геральдической принадлежностью, я окончательно утратил самостоятельное значение и в столь плачевном состоянии был доставлен в вашу клинику. Больше мне добавить нечего.

Дописано другой рукой: «Валерий Яковлевич, была в начале текста еще одна страничка, но ее больной замотал, а заново написать наотрез отказался».

 
20 июля 1997


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Спасибо за ваши отклики, друзья!
    Я люблю читать (а когда есть настроение, и делать) разные переводы одного стихотворения - это увлекательная игра.
    Ваши комментарии, интерпретации, а также пародия доставили мне схожее удовольствие.
    Отдельное спасибо Валерии. Совершенно точно: в основе рассказа - клинический материал.
    Я хотел показать, как сопряжены личная, семейная и коллективная психопатология. В период написания рассказа как раз изучал психиатрию. Второй аспект - вырождение символа, который превращается в наваждение и разрушает отравленное им сознание. Одержимость прошлым, глубоко травматичным и деструктивным , - опасная тенденция, особенно, когда у нас на глазах происходит навязчивое повторение этого прошлого (по Фрейду).
    Удачи и вдохновения вам.

  • А я восприняла как историю человека с синдромом недолюбленности...

  • Уважаемый Илья,
    спасибо за рассказ, в котором на примере скромного человека показан крах социальной несостоятельной системы и коммунистических идей в России, оказавшимися такими же бредовыми, как и навязчивые идеи в голове Елизарова.
    Мне представляется, что Ваш рассказ отлично иллюстрирует интересный случай из психиатрии, когда фобия жены - Мизофобия (misophobia — навязчивый страх загрязнения либо заражения), индуцировала у мужа маниакально-параноидный синдром с появлением бредовых идей отношения, деперсонализации и перевоплощения.
    В последнее время, когда псевдо-патриотические веяния в РФ усилились, этот рассказ опять стал весьма актуальным, так как в нем показано
    постепенное (пошаговое) отождествление своей личности с засохшим ненужным колоском и даже зернышком, которое вливается в поток не менее никчемных засохших зерен, олицетворяя в символе России, в её гербе- крах и бессмысленность её несостоявшихся идей. И сейчас, когда
    кремлевские братки снова направляют страну в старое обветшалое русло социализма, Ваш рассказ, уважаемый Илья, заставит некоторых здравомыслящих людей задуматься- в какой тупик страна скатывается в очередной раз! Особенно в свете жесткого закручивания
    гаек с принятыми новыми законами в Думе о неприкасаемости начальства и ужесточения контроля в Рунете, которым готовятся отделить Россию от международной сети.
    Госдума поддержала законопроекты олигарха Андрея Клишаса "О неуважении к органам власти и фейковых новостях", ужесточив их в ходе второго чтения, показав жалкую попытку скорректировать грубые ошибки этой самой некомпетентной проворовавшейся власти, с её провалами в экономике, с разграблением глобальным всей России, с преступной - позорной пенсионной реформой и пр.
    Дума, ужесточив законопроекты Клишаса, дала возможность наказывать за «оскорбление власти» не только средними денежными штрафами, но и крупными- до 300 тыс. руб.. Они прежде всего ударят по тем, кто критикует власть в интернете, по оппозиционным СМИ, и это- удар по свободе слова!
    Подробнее- на РБК:
    https://www.rbc.ru/politics/06/03/2019/5c7f8e829a79473b1e6afc68
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 14 Март 2019 - 17:24:13 Андерс Валерия
  • ДА, УВАЖАЕМЫЙ ИЛЬЯ, РИСУНОК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДРАМЫ СЛОМАВШЕЙ ЧЕЛОВЕКА НАСТОЛЬКО, ЧТО ПУТЬ УНИЖЕНИЙ СО СТОРОНЫ ЖЕНЫ И НЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ, ПРИВЕЛИ ЕГО В ПСИХ БОЛЬНИЦУ. ТРАГИЧЕСКИЙ РАССКАЗ. ОЧЕНЬ МНОГОЕ ЗАВИСИТ ОТ ЗОДИАКАЛЬНЫХ ЗНАКОВ ПОД КОТОРЫМИ РОДИЛСЯ ВАШ ГЕРОЙ ЕЛИЗАРОВ. ДУХ СОПРОТИВЛЕНИЯ БЫЛ СЛОМЛЕН ЗМЕЕПОДОБНОЙ ЖЕНОЙ, ПОД ЖЕНСКОЙ ОБОЛОЧКОЙ КОТОРОЙ, СКРЫВАЛСЯ ВОИН ЗАВОЕВАТЕЛЬ. ЖАЛЬ ТАКИХ СЛАБОВОЛЬНЫХ МУЖЧИН, НО ЭТО ЕГО СУЩНОСТЬ, ВНУТРЕННИЙ МИР. ОН НЕ СМОГ РАЗБУДИТЬ В СЕБЕ СИЛЫ СОПРОТИВЛЕНИЯ, ВПЛОТЬ ДО РАЗВОДА, А ДОВЁЛ СЕБЯ ДО ПСИХУШКИ. ОЧЕНЬ ЖАЛЬ ЕЛИЗАРОВА. ЛИЧНО У МЕНЯ В СЕМЬЕ БЫЛ МЕТОД ПОДАВЛЕНИЯ МОЕЙ ЛИЧНОСТИ, НО СИЛА МОЕГО СОПРОТИВЛЕНИЯ И ХАРАКТЕРА СУМЕЛИ ПОБЕДИТЬ, А Я ВЕДЬ ЖЕНЩИНА! ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО ЖЕЛАНИЯ ИЗМЕНИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ.
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Чем наполняться, чем воодушевляться, чем интересоваться, чем мотивироваться, чем стимулироваться, чем вдохновляться? Как достичь баланса и гармонии? Как расставить приоритеты? Как чувствовать себя наполненным и полноценным? Как не измельчать, а расшириться (расширить сознание), как не сузиться, а стать осознаннее, осмысленнее и душевно больше? Чем заполнить внутреннюю пустоту, как бороться с опустошением? Как не регрессировать и не деградировать, как избежать разрушения, расщепления и растления и перехода на низшие ступени, а, наоборот, развиваться и совершенствоваться, подниматься по лестнице развития пошагово вверх? Как побороть в себе низкие инстинкты и зло и поощрять в себе добро? Как не распадаться, а синтезировать позитивную информацию? Как быть конструктивным и созидательным? Для этого надо найти свой путь и свои духовные практики. Надо путь избирать. Но как не ошибиться, выбирая пути? Как всегда иди дорогою добра. Как иди по светлой стороне жизни? Как не свернуть с пути, найди своё предназначение? Как играть свою роль? Как жить своей жизнью? Как не фальшивить? Как быть лучшей версией себя? Как правильно выбрать свой круг развития и роста? Ведь подобное притягивает подобное и что излучаешь, то и получаешь. Как двигаться по вектору синтеза, позитива и созидания, в направлении прогресса, вперед и вверх? Жизнь - это вечный рост, подъем в гору, радость и успех. Как целиться в звезды, принять решение и выбрать свой путь? Как сделать свой выбор от души, как жить в соответствии со своими убеждениями, ценностями и целями?
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 12 Март 2019 - 19:06:29 Тубольцев Юрий
  • ЦИТАТА:

    “На эти части я, к примеру, распадался, отправляясь в командировку: паспорт в одном кармане пиджака, билет – в другом, чемодан в правой руке, сумка спортивная – в левой, зонт в чемодане, там же рубашки, брюки, сменное белье, часть денег в плаще, другая в сумке, несколько купюр в паспорте, еще пакет с продуктами и средствами гигиены – для него не помешала бы третья рука.”

    ПАРОДИЯ:

    Жил человек рассеянный
    На улице Бассейной.

    Сел он утром на кровать,
    Стал он паспорт надевать
    Меж страниц просунул руки
    Те застряли словно крюки.

    Вот какой рассеянный
    С улицы Бассейной!

    Надевать он стал билет -
    Надевал его сто лет
    Потому что в чемодане
    Позабыл трусы он в бане.

    Вот какой рассеянный
    С улицы Бассейной!

    А потом на дурака
    Третья выросла рука!
    Уточнять подробней людям,
    Где росла рука, не будем.

    Вот какой рассеянный
    С улицы Бассейной!

    Однажды без сирены
    Он ехал на вокзал
    И средства гигиены
    Зубами разгрызал.

    Вот какой рассеянный
    С улицы Бассейной!

    Он отправился в буфет
    Покупать себе кларнет,
    А потом помчался в кассу
    Взять там струны к контрабасу.

    Вот какой рассеянный
    С улицы Бассейной!

    Побежал он на перрон,
    Головой пробил вагон,
    Сел в углу перед окном
    И заснул спокойным сном..

    "Это что за полустанок?" -
    Закричал он спозаранок.
    А с платформы говорят:
    "Это город Раздолбад".

    С.Я.Форшмак

  • Психологический рассказ Ильи Имазина о поэтапном разрушении личности... Первый этап ещё в детстве, когда в семье решили расквитаться с нехорошим отцом, и мальчик получил фамилию мамы - Елизаров, а с этим и чувство неполноценности... Далее, за воспитание Елизарова взялась жена, которая активно формировала чистоплотную личность."Я лишился интереса и вкуса к жизни, воли к ней, цельности, имени и, наконец, судьбы. Тогда же началось мое неуклонное измельчание, которое первым заметил начальник." - признаётся сам главный герой. К сожалению, подчинение, примирение, желание избежать трудностей путём смирения это не путь к счастью и успеху. Именно такие люди не ищут проблемы в себе, а цепляются за любые внешние удочки, потому что привыкли, что кто-то решает за них. Поэтому совсем не странно, что в судьбе главного героя появился Серёга и древние духовные истины.
    И всё-таки вновь возвращаюсь в детство и юность мальчика, когда близкие люди, скорее всего, слишком опекали ребёнка, стараясь восполнить отсутствие отца. Не дали ему расправить крылья, не оставили ему права выбора. В итоге и в браке он выбрал роль подчинённого на целых четыре года!
    Проникаясь судьбой главного героя возникает не столько сочувствие к нему и его судьбе, сколько напрашиваются выводы о том, как важно самому управлять своей судьбой, чтобы потом не пришлось со всем этим разбираться в мандалах. Тем более, ещё где-то виднеется отблеск Советского союза в виде угрожающе нависшего герба, где всех когда-то под одну гребёнку...

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 12 Март 2019 - 15:45:44 Демидович Татьяна

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Аимин Алексей   Демидович Татьяна   Крылов Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,257
  • Гостей: 272