Андреев Олег

  Моя бабушка захотела наступающий год встретить в новом жёлтом платье. За месяц до зимнего праздника попросила меня сопровождать её по огромному современному многоэтажному магазину и помочь купить обновку.

  Мне отказывать любимому человеку не хотелось, хотя терпел с трудом подобные прогулки по магазинам. У стройной и шустрой на ноги бабушки не было внучек, только внуки. Я был старше всех и уже работал менеджером по продаже мебели.

   – Кому ещё, если не тебе, – пресекла бабуля мои робкие попытки улизнуть от такой обязанности. – Ты продавец и понимаешь лучше всех в одежде.

   – Менеджер, – слабо отбивался я. – По офисной мебели, а не платьям для пожилых женщин.

   – Вот я и говорю, что продавец! – весело сказала хорошо сохранившаяся бабуля. – Да и дела, Игорёк, на раз плюнуть для такого высокого сильного молодца, как ты, купим нужную вещь за полчаса и по домам. Ещё получишь от меня чаевые на лимонад.

  Я любил свою бабушку. Она отвечала мне тем же и частенько угощала лимонадом «Буратино» в детстве. То, что я уже вырос из коротких штанишек, пью давно не по-детски пиво, старая женщина не хотела признавать или делала вид, что не замечала этого.

  В первый выходной для меня день отправился вместе с ней в торговый мега-центр.

  В нынешних огромных залах с горами различных товаров я терялся, часто с большим трудом находил нужный отдел, а среди снующего туда-сюда многочисленного народа чувствовал себя неуправляемой щепкой в полноводном потоке.

  Бабуля прищурила голубенькие невыцветшие с возрастом глаза, вглядываясь по верх голов фланирующего в поисках подарков люда, и заверила, что знала хорошо, куда шла. Она стала пробиваться, как современный эсминец через бурные волны покупателей. Я доверился ей и следовал в кильватер, не отставая, за узенькой кормой.

  Мы остановились отдышаться в отделе сумок.

   – Чем могу помочь? – подскочила к нам краснощекая юная продавщица.

   – Подскажи, голубушка, где можно купить что-нибудь жёлтое на мою фигуру? – спросила бабушка, выдавая себя полностью, что вела караван наугад, не представляя, где находился платяной отдел.

  – Лифтом, пожалуйста, на второй этаж, – охотно подсказала девушка, с интересом поглядывая на меня, указала пальчиком на современный подъёмник недалеко от широкой лестницы.

  Моя бабуля не стала пользоваться красивой техникой и засеменила тонкими ножками в кожаных сапожках с меховой оторочкой по ступенькам лестницы наверх. В модной замшевой шубке сзади ни дать-ни взять стройная тридцатилетняя женщина, а не пятидесятипятилетняя старушка.

  Я в два скачка догнал её и стал поучать:

   – На лифте, бабуля, было бы намного быстрее и легче в преклонных летах.

  Она ответила, что даст ещё любому молодому фору, а в модерные лифты не садится с тех пор, когда увидела, как автоматическими дверьми зажало едва не на смерть сильного, как я, парня.

   – Всё для вас, как слева, так и справа, на любой возраст и кошелёк. Примерочная в середине зала, – с учтивой улыбкой подсказал нам молодой менеджер, когда поднялись на второй этаж.

   – Да я обойдусь и без примерки! – уверенно воскликнула моя спутница.

  И мы, довольные, заскользили меж рядов готовых изделий различных цветов и фасонов.

   – Это всё не то, что нужно! – невольно закричала раздражённо бабушка. – Мне нужен жёлтый материл, а не готовые ужасные платья. Так будет дешевле, если сошью дома себе красивый наряд на Новый год по собственному вкусу.

  Я сначала рассердился, что, как грибники в чужом лесу, забрели не туда по её вине. Потом пробурчал что-то невнятно о лошадином упрямстве и поспешил переубедить свою старушку, что раз так получилось, то любая умудрённая опытом женщина могла бы сэкономить труд и время на нудный пошив, купив готовое изделие. Оно было бы, может, не хуже, чем скроенное в домашних условиях недружными от возраста руками.

   – Ты забыл, что я ещё не враждую, как с ногами-руками, так и с головой, также хотела бы напомнить молодому человеку об удовольствии носить собственноручно пошитое изделие к празднику, – легко парировала бабушка мои потуги принудить её к покупке жёлтого платья в этом отделе.  

    – Вам нужен материал для платья? – удивился продавец. – Тогда вам надо бы на четвертый этаж. Возможно, серьёзная дама найдёт там всё, что нужно на такую элегантную фигурку.

   – Спасибо! – польщенная бабушка с удовольствием окинула взглядом симпатичного мужчину и махнула мне ручкой, чтобы следовал беспрекословно за ней к летающему вверх-вниз лифту.

  Но и в этот раз она не стала заходить в кабину, а не смотря на хронический бронхит, снова направилась к лестнице. Мне сообщила, что лифты часто застревают и лучше пробежать пару лестниц на собственных ногах, чтобы не терять время в ужасных и вонючих подъёмниках.

   – Вреда не будет в любом случае от прогулки как вверх, так и вниз! – крикнула она неизвестно кому.

  На четвёртом этаже на стеллажах лежали многочисленные рулоны с материалом всех цветов радуги. Я облегченно выдохнул воздух из натруженных подъёмом легких. Моя «командировка» благополучно, казалось, заканчивалось. Бабуля останется довольна своим взрослым внуком, но только лимонадом не отделается от меня в этот раз, как минимум поставит бутылку шампанского к Новому году.

   – Да я изойду потом в таком платье, – прошептала бабушка, но мне показались ее слова пушечным выстрелом. – Я искала нежный шёлк для платья, а здесь грубое солдатское сукно, кусачая, как бешеная собака, шерсть, плотный непроницаемый синтетический кримплен. Моя немолодая кожа не перенесёт такого издевательства. Ей нужен только легкий, как пушистый снег, мягко облегающий шёлк.

  Продавец посоветовал покинуть мега-центра через главный вход, пройти улицей полкилометра до частного магазина шёлковых тканей.

  Естественно, бабуля отправилась пешком вниз по лестнице, обосновав это каким-то бредом о рвущихся тросах лифтов. Затем не стала ждать общественный автобус, чтобы не трать деньги на ближний путь, направилась невозмутимо на своих неутомимых двоих в магазин.

  Мои изнеженные сидячей работой в бюро колени уже вовсю протестовали пешей нагрузкой, липкая испарина покрыла спину под пуховой курткой, под ложечкой сосало от голода, на плечах, казалось, улегся стокилограммовый горячий, как банная печь, зверь. Мне хотелось скорее стряхнуть его с себя и, как по щучьему велению, оказаться дома на любимом продавленным под фигуру диванчике перед телевизором. Но я обреченно вздохнул и «бодренько» шествовал за бабушкой. Она, к удивлению, оставалась неутомимой.

  Магазин оказался забит тюками и рулонами до потолка. Три молоденькие продавщицы в коротеньких юбчонках обрадовались нам, как родным. Тугие тонкие свитера плотно облегали верхнюю часть фигуры, обрисовав явственно все бугорки и впадины.  Они принялись подниматься по стремянкам к верхним полкам и спускать рулоны шёлка на прилавки. От невольно оголенных соблазнительных ножек меня бросило в такой жар, что покрылся крупными каплями пота. С носа текло ручьем, глаза разъедала соль. Лицо покраснело, как вареный рак, я стушевался, но пожирал исподлобья взглядом продавщиц.

  Бабуля, озорно поглядывая на меня, непринужденно болтала с девушками и намекала на мой неженатый статус. Продавщицы охотно заполонили прилавок товаром, показывали шёлк бабушке. Она рассматривала каждый рулон, словно, не хотела обижать девушек. Понравившийся материал просила выносить на улицу, чтобы при дневном свете лучше рассмотреть насыщенность колорита. Бабуля и продавцы вели себя так, будто давно были знакомы и очень дружны.

  Через полчаса бабуля призналась, что ищет только жёлтый цвет шёлка для платья. Как-будто трудно было сообщить это сразу, но девушки невозмутимо отделили ей нужный товар.

   Моя бабушка осмотрела все внимательно ещё раз и заявила, что синий цвет будет лучше гармонировать с её голубыми глазами. А то в жёлтом будет немолодая дама, как цыпленок. Ей приходится учитывать всё теперь.

  Продавщицы стали показывать ей голубые и синие образцы тканей.

  Я едва стоял на ватных ногах, переминаясь, как слон в шёлковой лавке. Слишком много оказалось впечатлений для меня. В глазах рябило от ярких красок. Я чувствовал себя неуютно среди ровесниц, которые слегка подтрунивали надо мной. Я бы познакомился с одной смешливой рыжеволосой девушкой Лидой за прилавком, если бы не природная стеснительность.

  В итоге, через час бабушка купила кусок шёлка не синего, а зелёного цвета на новогоднее платье. Продавщицы шумно одобрили её выбор и, прощаясь, пригласили чаще бывать в их магазине. При этом они смотрели дружно на меня.

  На улице моя милая родственница вспомнила, что к платью потребуются хорошие пуговицы. Мы направились снова в мега-центр.

  Я решил предусмотреть всё, чтобы не ходить сто раз туда-сюда по торговым залам. Поэтому спросил бабушку, нужны ли ей подходящие нитки, иголки для швейной машине, подкладка или ещё что.

  Она понимающе улыбнулась и заверила:

   – Всё, Игорь, это была последняя покупка. Мы возвращаемся, внучок, с победой. К чаевым на лимонад от меня получишь бутылочку хорошего шампанского, если зайдешь поздравить старушку на Новый год, конечно.

  Опешив немного от того, что бабушка угадала моё желание развести её на шипучее вино за активное участие в поисках нужного щёлка, лишь кивнул в ответ. «Старые люди очень наблюдательные, непредсказуемые в поступках», – подумал я и сказал всё же, что одной бутылки хватит мне, не следует разорять свой пенсионный бюджет ещё детскими чаевыми.

  На этом закончилось моё путешествие в почти волшебный мир предновогодних покупок. Я был уверен, что до Нового года не переступлю пороги магазинов.

  Праздник планировал встретить на корпоративном вечере в ресторане. Часа за три до Нового года, как обещал, направился к бабушке с подарком, чтобы поздравить, пожелать всего лучшего и умчатся веселиться с молодежью.

  С нежным гостинцем под руку позвонил в дверь квартиры моей бабушки. Уже на лестнице почувствовал стремительно приближающийся праздник. Отовсюду неслись соблазнительные запахи пирожков, оливье, шубы, мандаринов, хвои.

  Я улыбался, представляя, как удивится и обрадуется моя бабуля приготовленному мною в этом году для неё подарку.

  Бабушка открыла мне дверь в новом шикарном платье. Она, как летняя высокая розочка, застыла на пороге в алом шёлковом платье.

  Я невольно ахнул от удивления:

   – Ты же шила зелёное! Тебе удалось сразить меня наповал.

   – Тебе тоже, – удивилась в свою очередь бабуля. – А ну знакомь меня с твоим ярким подарком!

   – Лида! – протянула навстречу руку золотоволосая девушка. – Игорь пригласил меня к вам.

   – Я мечтала о такой внучки в семье, – бабушка расцеловала гостью. – Проходите в мой дом, молодежь.

  Я должен пояснить читателю, что поборов стеснение, я все же переступил порог ещё раз, чтобы снова оказаться в магазине шёлковых тканей и пригласить понравившуюся девушку на свидание. С замершим сердцем ждал ответа. Она согласилась и с тех пор мы встречались каждый день.

  Этот Новый год обещал быть самым счастливым в моей жизни.    

 

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • УВАЖАЕМЫЙ ОЛЕГ, ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ БАБУШКА! ПОНРАВИЛСЯ РАССКАЗ, НО СТАЛО ОБИДНО ЗА ПОЖИЛУЮ ДАМУ. ЕСЛИ РЯДОМ ЖИВЁТ СОСЕДКА, КОТОРОЙ 96 ЛЕТ, ТО СТЫДНО ВНУКУ НАПОМИНАТЬ ЭНЕРГИЧНОЙ ОТНОСИТЕЛЬНО МОЛОДОЙ БАБУЛЕ, ЕЁ ВОЗРАСТ. У НАС, В ИЗРАИЛЕ, НАЧИНАЕТСЯ СТАРОСТЬ В 70 ЛЕТ, А ТЕКУЩЕЕ ВРЕМЯ ДОКАЗЫВАЕТ О БОЛЕЕ ДЛИТЕЛЬНЫХ СРОКАХ ЖИЗНИ. У БЛИЗКОЙ ПОДРУГИ, МАМА СКОНЧАЛАСЬ В 97 ЛЕТ!!! ВОТ ЭТО СТАРОСТЬ. НО, МОЛОДЕЦ "БАБУШКА", СЮРПРИЗ - КРАСНОЕ ПЛАТЬЕ - КЛЁВО! ЭТО ЕЩЁ РАЗ ДОКАЗАЛО, ЧТО ОНА ЕЩЁ В НОРМАЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ ДЛЯ ЭНЕРГИЧНОЙ ЖЕНЩИНЫ.
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Уважаемый Олег, спасибо за Ваш рассказ - такая замечательная бабушка! А солнце за окном, несмотря на воющий ветер, заставляет видеть больше весну. Желтый шёлк! Желтые тюльпаны, веточки мимозы..) И пусть платье на итог получилось алым - очень по-женски, отправиться за новыми сапогами, например, но увидеть вдруг "ту самую" сумку /И наоборот:).
    С уважением, Мария.

  • Спасибо, Дамы и Господа, что опубликовали и оставили отзывы на мою работу.

  • Очень даже мило.
    Назвать это "гимном Женщине" не получается: не тот жанр и стиль для такой патетики. Но по смыслу - именно оно.

  • Люди! Не ставьте сами на себе штампов! Линию, выстроенную штампами, обычно гнут серости. А яркие люди границ не придерживаются. Говорят, чем ты меришь, тем тебе и будет отмерено.
    Я по клише
    Людей не «меряю»,
    Мне по душе —
    «Шкала доверия»
    (стихотворение из Интернета).
    В этом рассказе очень много шаблонов, стереотипов, клише, норм и образцов из других произведений искусства и из рекламы — чувствуется гипертекст и интертекст. Как говорил Оскар Уайлд, жизнь подражает искусству в гораздо большей степени, чем искусство подражает Жизни. Герои рассказа погружены в определенную матрицу, исходя из которой они реагируют на мир. Но не нужно всё подгонять под нелепое клише… И рассказ этот тем и уникален, что в нём одновременно с клишированностью есть «выход за рамки, выход за рамки рамок и выход за рамки рамок рамок». Героиня рассказа раздвигает рамки, не хочет оставаться в рамках, смело шагает в новое, нетипичное и нетривиальное, ищет новые решения и отыскивает новые выходы. Фраза «литературный штамп» — уже тоже литературный штамп. Автор рассказа преодолевает литературные штампы, борется с литературными штампами через литературные штампы. Всяк из нас готов навешивать друг другу ярлыки и приклеить клеймо на человека, но как избавиться от ярлыков и быть неклишированным? В рассказе эту тему раскрыть великолепно удалось. Ну и что, что вся наша жизнь — сплошные штампы, иногда их можно и избежать.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 20 Фев 2019 - 8:44:49 Тубольцев Юрий
  • Уважаемый Олег!
    Спасибо за Вашу новогоднюю мелодраму. Пора начинать готовиться, ведь осталось чуть больше 10-ти месяцев.
    Понравилась Ваша неутомимая бабушка, а особенно понравилась внучка, которую Вы так незатейливо подцепили в магазине рулонов. И вот обратите внимание - Вам всё: и внучка, и бабушка, и бабушкино платье, и шампуздик. А нам всего лишь Ваша сказка. Несправедливо, согласитесь. Теперь вы засядите возле елки втроём, потом уединитесь с внучкой вдвоем, утром опохмелитесь, а потом на целый медовый месяц рванете на лигурийское побережье, или вообще на кокосовые острова. Опять несправедливость! Нужно делиться с товарищами по перу. Нужно чтобы было в компании хотя бы 2 пера, а ещё лучше 4. Три пера - не желательно.
    Удачи Вам там на морях, потому что зима уже до такой степени осточертела, что пора бы ее послать к чёртовой бабушке!
    Н.Б.

  • Рассказ Олега Андреева про счастливую семейную идиллию. Молодая, современная, активная бабушка уж точно убежит от склероза,маразма и других различных хворей! А счастливый любящий внук обязательно постарается, чтобы Новый год принёс в их дружную семью только удачу и радостные мгновения. Потому что любовь - всепобеждающая сила!
    Интересно, что большинство рассказов Олега Андреева посвящены Новому году... И мы имеем возможность весь год жить с прекрасным праздником, когда жизнь можно начать с чистого листа, либо с доброй и светлой истории. В рассказе совершенно определённо звучит мысль о том, что чудеса творим мы сами для себя и своих близких. В конце рассказа появляется золотоволосая Лида! Солнечный весенний лучик! Интрига с платьем, тканью и удивительным финалом напомнили знаменитые "Алые паруса", которые стали символом воплощения мечты.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 19 Фев 2019 - 21:39:44 Демидович Татьяна

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Вайнер  Ирина   Борисов Владимир   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,258
  • Гостей: 605