Шацкая Надежда

Марк Давидович дождался знакомых звуков из прихожей: вот захлопнулась входная дверь, и в замочной скважине с лязгом повернулся ключ. Послышался шум вызванного лифта. Всё, домочадцы ушли. Теперь можно вставать. Пенсионер медленно спустил ноги с кровати, сунул их в тапки и поплёлся в туалет.

С тех пор, как два года назад его вежливо попросили уйти с завода на заслуженный отдых, дни проходили невесёлой чередой. Жизненная круговерть заметно поутихла, и ему, бывшему руководителю большого коллектива, поначалу было не по себе от ощущения пустоты и собственной ненужности. Он слонялся из угла в угол, тупо смотрел в телевизор, листал книги, отложенные когда-то специально для чтения на пенсии – все ухищрения мало помогали в борьбе со свободным временем, навалившимся непомерным грузом. Иногда выручал приятель-театрал, приглашал Марка Давидовича на спектакли.

А однажды его занесло в клуб евангелистов. Изучение Старого и Нового Заветов немного разнообразило скудный досуг, но тамошняя публика разочаровала: мужская половина клуба представляла собой пару-тройку забитых неудачников гуманитарных профессий, а закутанные в платки женщины шарахались при попытке хоть как-то пообщаться.

Газет он не читал – жёлтая пресса раздражала, а серьёзные издания были не по карману, да и что теперь от них толку? Ну, узнает о ситуации на фондовом рынке, и что – побежит спасать свои триста тысяч, отложенные на чёрный день? Или прочтёт об очередном воровстве и только расстроится, давление подскочит. Отвоевался уже, пусть молодёжь со всем этим разбирается...

Марк Давидович включил радиоточку и под рекламный трёп об очередном чудодейственном лекарственном препарате занялся привычным делом: стал готовить овсянку и заваривать некрепкий чай.

Главной проблемой Марка Давидовича было его холостяцкое положение – новоявленный пенсионер всё ещё мечтал о женской ласке и понимающем собеседнике,  его мысли занимало лишь одно: как найти близкого человека. Целый год торчал на сайте знакомств и понял – беготни много, а толку чуть, и потому по старинке надеялся на знакомых и друзей.

Наконец, ему повезло – познакомился с достойной женщиной, и сегодняшнее утро согревало Марка Давидовича надеждой на возможное начало новой жизни. Он собирался позвонить избраннице, и, не откладывая дело в долгий ящик, начать серьёзные ухаживания…

А случилось всё неделю назад, когда вышел прогуляться до магазина и возле дома встретил бывшую сослуживицу, живущую в соседнем подъезде.

– Привет, Давидович, всё один гуляешь? Эх, жаль, такой мужик пропадает, неужели нет невесты?

– Кому мы, пенсионеры, нужны? Помогла бы найти, у вас, у женщин лучше получается.

– Готовь магарыч, есть на примете то, что надо, – обнадёжила соседка.

И не обманула.

Потенциальную невесту звали Галиной, она была немного моложе и жила

неподалёку, на Щукинской.

Перед свиданием Марк Давидович сильно волновался, долго выбирал рубашку и

галстук: вдруг сложится так, что придётся пойти в приличное кафе.

В условленное время он был на месте, сжимая в руке букетик хризантем, и радовался не по-осеннему сухой и тёплой погоде, в самый раз для прогулки. Не надеясь, что незнакомка узнает его в допотопной, непонятного цвета куртке, напряжённо всматривался в толпу, чтобы не пропустить Галину – она обещала прийти в голубом плаще.

И всё-таки прозевал. Сзади окликнули: «Не меня ли ждёте?».

Разумеется, плащ на женщине был не голубой, а какой-то сизый, впрочем, в цветах он никогда толком не разбирался.

– Этот цвет называется «светлый металлик», – объяснила Галина, поймав недоумённый взгляд Марка Давидовича. – Не стала вас грузить по телефону тонкостями. Ведь почти голубой, не правда ли?

– Угу, – с первого взгляда Марк Давидович оценил симпатичную моложавую женщину и потому был готов согласиться с любыми её доводами.

Они долго бродили по осеннему парку, шурша неубранной с дорожек листвой, и он, отвечая на вопросы спутницы, незаметно для себя поделился тем, что никогда бы не рассказал даже близким друзьям.

Карьера Марка Давидовича складывалась успешно, он занимал высокие должности на авиационном заводе и даже поработал в Главке. В семье тоже всё было благополучно: мягкая по характеру супруга не сильно перетруждалась в своём НИИ, много времени уделяла домашним хлопотам. Родился сын, потом дочь. На работе выделили четырёхкомнатную квартиру в Строгино. Лихие девяностые семья успешно пережила – столичный военно-промышленный комплекс пока держался на плаву.

Десять лет назад Марк Давидович потерял жену: по собственной глупости  запустила рак груди, не любила ходить по врачам, твердила: «Залечат, ну их…».

К тому времени сын Вовка женился и переехал к тёще, а дочь Ленка привела в дом «мужа» Костика. Отец не возражал: места много, девушке пора замуж, а то, что молодые не спешили расписываться, так это теперь сплошь и рядом. Ладно, пусть хоть так поживут, это лучше, чем по кустам и подъездам…

Глядя на молодёжь, Марк Давидович начал подумывать о том, чтобы со временем разменять квартиру – не сразу, конечно, одному с непривычки пока тоскливо, но потом –обязательно.  

Смерть супруги его подкосила, стало пошаливать сердце, появился шум в голове, слабость. Врачи стали настаивать на операции на сосудах. Предупредили: болезнь  запущенная, шансы есть, но могут быть сложности.

Перед операцией дочь навестила в больнице.

– Пап, ну ты как?

– Пока живой, – отшутился.

Ленка вела себя немного необычно: отправила Костика в коридор и начала разговор, спотыкаясь на каждом слове. 

– Папулечка, всё будет хорошо, ты не переживай только…

– Что случилось, говори, – разволновался Марк Давидович.

– У меня всё нормально, я о тебе беспокоюсь. Врачи здесь хорошие, но… всякое может случиться… – хлюпнула носом. – Не дай бог, останемся с Вовкой одни… Неизвестно, получится у меня с Костиком или нет, а у брата жена та ещё, своего не упустит…

– К чему ты это?

– Пап, может, сделаешь дарственную? Отпиши свою долю на квартиру на меня, а то мы с Вовкой раздерёмся. А ему лучше деньгами отдадим.

– Ты что меня хоронишь? Выйду, разменяю жильё – мне самому квартира нужна.

– Глупенький ты у меня. Будешь с нами, зачем тебе отдельно жить, ты к семье  привык, один пропадёшь, обдерёт тебя какая-нибудь шустрая провинциалка, знаю тебя, лопушка влюбчивого… ты же в людях не разбираешься, только в железках.

Марк Давидович сомневался недолго: дети были для него главным смыслом жизни.

На следующий день Ленка пришла с нотариусом и договором дарения.

После успешной операции Марк Давидович чувствовал себя вполне счастливым: пройдя санаторное лечение, восстановился на работе и собрал денег на компенсацию для сына. Тот возражать не стал, да и обстоятельства складывались так, что после тяжёлой болезни тёща могла со дня на день отойти в мир иной, освободив жилплощадь. 

Марк Давидович радовался за дочь, которая воспрянула духом, получив, наконец, от Костика согласие дойти до ЗАГСа. Молодой человек из рязанской глубинки вознамерился прочно засесть в столице и потому не мог не оценить выпавший ему шанс в лице симпатичной Ленки. Во-первых, она стала единственной владелицей большой квартиры недалеко от метро, во-вторых, они ждали ребёнка.

Казалось, всё складывалось как нельзя лучше. Пока Марк Давидович работал и  проводил отпуск то в Сочи, то в Турции, особенно не страдал от одиночества. Дочь сидела дома с малышом, он помогал, чем мог, вечерами давал возможность молодым сходить погулять, отдохнуть.

В три года внучку устроили в садик. Карьера зятя шла в гору, у дочери на работе тоже всё было в порядке. Молодые стали выезжать на отдых в Европу, купили престижную иномарку. Дошла очередь до ремонта квартиры.

Однажды Ленка постучала в комнату Марка Давидовича, чтобы показать  шикарный дизайнерский проект.

– Пап, твоя комнатка на твоей совести, смотри, чтоб не хуже остальных была. Сам понимаешь, гости будут приходить, осматривать квартиру…

– А мне и так хорошо, да и денег свободных нет.

Это было правдой: Марк Давидович понемногу откладывал на будущую жизнь на пенсии…

Рассказывая Галине обо всём этом, он попытался вспомнить, в какой момент почувствовал, как изменилось отношение к нему со стороны дочери. Отцовское сердце не хотело мириться с мыслью о предательстве родного человека, и её охлаждение связывал с влиянием нагловатого, нахрапистого зятя. Не раз ломал голову: что послужило причиной разлада? Может, тот пресловутый евроремонт? Или ощущение собственной ненужности возникло после появления няни, забиравшей внучку из садика и убиравшей квартиру?

Постепенно Марк Давидович из полноценного жильца превратился в мешающуюся под ногами приживалку. В доме, который заслужил ударным трудом и многолетним стажем, он чувствовал себя чужим.

Во время редких разговоров у дочери и зятя всё чаще стали проскакивать  раздражённые нотки. Стоило ему немного задержаться в ванной комнате, Ленка тут же  стучала в дверь:

– Пап, ты скоро там? Ты же всё-таки не один…

Или оповещала капризным тоном:

– О, боже, ты опять в гостиной разбросал свои вещи…

По утрам в маленькой кухне приходилось завтракать по очереди: молодые готовили сэндвичи и омлет и не спеша трапезничали. Марк Давидович варил замоченные с вечера овсяные хлопья – врачи настоятельно рекомендовали следить за холестерином. Стараясь не мешать, он принимался за еду, когда супруги уходили будить внучку.

– Молодые со мной почти перестали разговаривать и всячески давали почувствовать, что я лишний в их семье, – делился Марк Давидович с новой знакомой. – Иногда внучка приходила в мою комнату, я читал ей книги, но постепенно и у неё интерес ко мне пропал. А сейчас она и вовсе все дни проводит за компьютером. Здесь я ей не авторитет, она лучше меня в нём разбирается. А как обидно мне было, когда внучка вернулась с родителями из Италии и целую неделю не могла найти время, чтобы поделиться впечатлениями и показать фото. Вот так. Я всю жизнь вкалывал, а Италию так и не увидел, а она – пожалуйста: «Ну, дед, потом фотки покажу, мне некогда…».

Чтобы не выглядеть в глазах Галины совсем уж беспомощным неудачником, поведал о самом неприятном, стыдном и до сих пор мучившем его поступке: попытке вернуть свою долю в квартире через суд. Судья отнеслась к нему, как к неразумному, выжившему из ума старику: «Вас из квартиры не выгоняют?». «Нет». «Так что же вы хотите, дарственная оформлена по закону».

Галина с сочувствием выслушала исповедь доверчивого мужчины, оставшегося ни с чем после сорока лет тяжёлого труда.

– У вас, наверное, все вопросы по дому жена решала?

– Вы угадали. Супруга была в курсе любых проблем, хорошо разбиралась в людях. Мне сейчас её очень не хватает.

Марк Давидович понимал, что оказался в тупике по собственной глупости: нужно ли говорить, что после суда его жизнь стала совершенно невыносимой. Он полностью отделился от дочери, стал самостоятельно вести своё нехитрое хозяйство. Днём, когда молодых не было дома, старался переделать все дела, приготовить обед. Вечерами приходилось подолгу ждать, когда закончат ужинать настоящие хозяева квартиры.  

«Всю жизнь на заводе, со станками, да чертежами… наверняка Шекспира не читал», – подумала Галина.  

– А помните пьесу «Король Лир»? И кино такое было… там описана точно такая же ситуация.

– Как же, помню. И ещё сказка есть про ледяную и лубяную избушку. Всё-то мы читали и знаем, да только к своей жизни приложить не можем, вернее, надеемся, что с нами уж точно так не будет. Кто ж знал, что родная дочь может так перемениться?

Закончив невесёлый рассказ, Марк Давидович с надеждой посмотрел на спутницу. Он был в курсе, что Галина живёт одна, работает библиотекарем – не бог весть какие деньги. Нужен ли он ей со своей пенсией?

– А у меня есть приличная сумма, отложил на чёрный день, на похороны…

– Разве можно в наше время запастись на всю жизнь? Не понимаю тех, кто бедствует, ограничивая себя в самом необходимом, копит деньги. Неужели дети вас не похоронят? Живите, радуйтесь, съездите, наконец, в Италию – вы же заслужили.

– Не хочется напрягать своим уходом близких людей, пусть по-человечески проводят.

– Ну вот, опять двадцать пять. Так вы же не будете знать, как вас похоронят, по высшему разряду или как малоимущего. Знаете, недавно пришлось прощаться с хорошим знакомым. Жил, как вы – только ради сыновей, в девяностые бросил мало-оплачиваемую работу, потерял квалификацию, пошёл в челноки, чтобы обучать детей в платных вузах. На пенсии продолжал трудиться, имея тяжёлую гипертонию, но ни один из сыновей не предложил ему бросить работу и помочь, хотя имели такую возможность. Покойник лежал в гробу в затрапезном пиджаке из синтетики, дешевле которого трудно себе представить. Знаю точно: ему бы не понравилось, что сыновья пожалели хороший костюм, при жизни он любил пощеголять и имел приличный гардероб. Устроили убогие поминки на квартире, будто для галочки, даже друзей отца не пригласили, хотя свои дни рождения отмечают исключительно в дорогих кафе. Создалось впечатление: папа для них – отработанный материал, доставивший своим уходом лишние хлопоты. К сожалению, сейчас молодёжь оценивает людей только по толщине кошелька. Даже близких и родных.

Марк Давидович слушал, опустив голову, и молчал.

– Вот после всего, что произошло, вы уверены, что все ваши отложенные деньги уйдут на достойные похороны? – допытывалась Галина.

– Нет, наверное. Давайте закончим этот невесёлый разговор и пойдём, перекусим в кафе, тут недалеко…

Галина с жалостью смотрела, как тщательно пенсионер изучает меню, бережно отсчитывает мелочь официанту. «Вот так и будем жить, дрожа над каждой копейкой. Эх, кавалер, о чём только раньше думал? Всю жизнь деткам посвятил, а о себе не позаботился».

За трапезой Марк Давидович посетовал на прежние неудачные знакомства: почти все кандидатки давали понять, что ищут обеспеченных мужчин.

– Ну, зачем вы так. Не всем непременно нужны успешные и богатые, – попыталась объяснить Галина. – Но и вы поймите: если, к примеру, женщина всю жизнь работала, не имела такого, как вы заботливого мужа, одна вырастила ребёнка и на пенсии хочет отдохнуть и достойно пожить, что же в этом плохого? Зачем ей чужие проблемы?

Марк Давидович промолчал: сказать было нечего.

Он проводил Галину до самого дома. Условились, что позвонит ей на следующий день.

И вот, это завтра наступило.

Марк Давидович доел свою овсянку и включил телевизор. Терпения хватило только на полчаса: «Сколько можно показывать одно и то же: как готовить и что есть. Ну, ещё что надеть и куда съездить. Не зря теперь людей называют то потребителями, то электоратом, наверное, других званий не заслужили…».

Он намеренно оттягивал момент, когда подойдёт к телефону. Что-то мешало так просто взять и позвонить. В нём боролись два чувства: желание поскорее услышать Галину и страх перед возможным отказом.

Марк Давидович набрал номер телефона, долго ждал, когда возьмут трубку.

Каждый гудок молоточком отзывался в голове, сердце грозило вырваться из груди.

– Алло, – буднично прозвучавший знакомый голос заставил задохнуться от волнения.  

– Галечка… я долго думал над вашими словами, – выдохнул с отчаянием. – Вы совершенно правы, сколько той жизни осталось! А-а..! Гори всё синим пламенем, давайте поедем на Канары, в Италию, куда хотите. Денег на книжке хватит на три поездки. Очень прошу…

После свидания с Марком Давидовичем у Галины было время поразмышлять о возможных будущих отношениях. В теории прожить только на пенсии двум неработающим пенсионерам вполне возможно. Вопрос – как? Пополнить бюджет поможет бесконечная пахота на дачном участке, да только где взять на это здоровье? Через полгода она собиралась на заслуженный отдых и видела лишь один способ достойного существования – съехаться с таким же пенсионером и сдавать лишнюю жилплощадь. У Марка Давидовича не было ни денег, ни жилья, ни готовых помочь детей.

– Извините ради бога. Я тоже много думала и поняла: нам лучше не встречаться больше, – произнесла она выстраданную фразу и замолчала, пытаясь подобрать подходящие слова, чтобы объяснить своё решение, не обидев старика.

Она старалась напрасно. Марк Давидович её уже не слышал.

На другом конце провода трубка неподвижно лежала возле безжизненного тела.

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Рассказ грустный, но жизненный, реальность подана выпукло, ярко. И посочувствовать можно всем героям, есть за что. Спасибо, Надя.

  • Спасибо за отзыв.

  • Спасибо, Надюша, за жизненный печальный сюжет, который вы так бережно описали в своём рассказе. Всё это до боли знакомо! Когда наша адвокатесса составляла завещание на моего сына, она составила два завещания - одно на мужа, после ухода жены и для жены, если муж уйдёт первым и лишь потом, часть освободившейся площади переходила сыну. Дорогое завещание, но полная защита одной из оставшейся стороны. Но, час ухода нам сверху назначают...
    С любовью - Ариша.

  • Да, Ариша,
    наше поколение бывших советских людей, получавшее хорошую социальную защиту от государства, не всегда ориентируется в новой действительности. Но потихоньку учится (к сожалению, не на примерах из литературы, кино а на чужих ошибках). Если вспомнить классику, сказки, в прежние времена никто и никогда (король Лир - исключение) не отдавал нажитое детям при жизни, (т.е. не были уверены в добропорядочности наследников?). Это справедливо: человек нажил что-то и вправе распоряжаться этим при жизни, как посчитает нужным. А молодежь может подождать - в этом величайший закон справедливости.

  • Надежда, реальная жизнь даёт яркие нетривиальные сюжеты на поднятую вами тему. В том числе и противоположные. Делюсь.
    ЛИР НАИЗНАНКУ И СОВРЕМЕННАЯ КОРДЕЛИЯ.
    Мой друг студенчества, учёный, философ, чуть не окуклился в холостячестве и женился лишь к 50-ти. Тут же выдали двух сыновей с женой-художницей. Стало тесновато, но тепло и счастливо в его полуторной хрущёвке.
    Отец жены исчез из её жизни ещё до рождения, комплекс недолюбленности погнал на поиски непутёвого папашки. Нашла в богадельне. Жалкий, беспомощный, завшивленный, запаршивленный, брошенный всеми следующими жёнами и детьми, умирающий. Он не присутствовал в её детстве ни физически ни финансово, ни эмоционально-интеллектуально, НИКАК! Ни формальных, ни моральных обязательств у неё перед зловредным эгоцентричным старикашкой с асоциальными манерами и привычками - НИКАКИХ! Не поверите! Но она не смогла отвернуться и уехать. Она забрала его в свой город в крохотную квартирку мужа: ухаживала, нянчила, скрашивала, облегчала последние его месяцы. Муж без восторгов, но принял её решение, поддержал, понял.
    Окружающие недоумевали: дура? Святая? Один даж предположил мстительно, что стыд и раскаяние жгли старика от дочерней жертвенности? Не думаю, тот и не понимал толком, что с ним, где, с кем?..
    Уверена: она не дура и не святая. ПРОСТО НОРМАЛЬНАЯ! Ею двигала внутренняя потребность. Так она избывала свои детские обиды, комплексы, фобии?
    А для сыновей какой урок нравственности и ранжирования приоритетов жизненных ценностей? Какой контраст с фарисейско-иезуитскими проповедями и нотациями?

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 7 Сен 2017 - 18:35:37 Алекс Марина
  • Достойный пример. Но редкий, к сожалению.

  • Глубокоуважаемая Татьяна!

    В литературе порой изобретать велосипед излишне.
    Значит, порой и не лишне.

    Каждая история неповторима, хотя бы потому что голоса рассказчиков разные, временные рамки и обстоятельства разные, герои со своими индивидуальными внутренними и внешними чертами всё-равно интересны каждый по-своему.
    Общеизвестно, что количество сюжетов во всей мировой литературе конечно: не то 26, не то 34. Но один и тот же сюжет можно изложить занимательно и вкусно, а можно - занудно и пресно.
    Сравните "Отелло" Шекспира и "Венецианский мавр" Джиральди Чентио, у которого Шекспир эту историю позаимствовал. Если первое - карри, то второе - овсянка, сэр.
    Или дневник капитана Фицроя -командира экспедиционного корабля, и "Путешествие натуралиста на корабле "Бигль".
    Описаны одни и те же события, но чёрт побери, почувствуйте разницу!

    А жизненные истории дают возможность и искренне сопереживать, и учиться на чужих примерах и ошибках.
    Ага. Порой. Но не всякой.

    Читатель прежде всего хочет верить писателю, рассказчику
    Я - читатель. Я ни на секундочку не верю Рудольфу Распе и его персонажу и не хочу верить, ибо пока ещё в здравом уме. Но какой кайф от книги! Не могу верить россказням Иона Тихого. Но это же Прелесть с очень большой буквы!

    если автор переиграл, сыграл фальшиво, как актёр театра, то и зритель-читатель отвернётся .
    Очарование смысла этой фразы столь велико, что не смею.

  • хмыря этого, конечно, не жалко, судя по рассказу он уже несколько лишних лет прожил
    Анекдоты из фейсбука в тему:
    1. - Это юридическая контора? - Да. - Завещание поможете составить? - Поможем. - Никому нихера, - пишется слитно или раздельно?
    2. - Чтоб попасть в нашу группу надо убить пять человек и кота. - А кота за что? - Поздравляю, вы приняты.

  • Спасибо - хохотала!

  • "История эта не новость. Так было во все времена.". В.Шекспир.

    "Скучная история". А. Чехов.

    "Все жанры хороши, кроме скучного" Ф.-М. Вольтер.

  • У меня знакомый на почте работает, штемпели на конверты ставит, говорит работа разнообразная, на конверте или получатель или отправитель или дата отличаются.

  • В литературе порой изобретать велосипед излишне. Каждая история неповторима, хотя бы потому что голоса рассказчиков разные, временные рамки и обстоятельства разные, герои со своими индивидуальными внутренними и внешними чертами всё-равно интересны каждый по-своему. А жизненные истории дают возможность и искренне сопереживать, и учиться на чужих примерах и ошибках. Читатель прежде всего хочет верить писателю, рассказчику и, если автор переиграл, сыграл фальшиво, как актёр театра, то и зритель-читатель отвернётся .

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 6 Сен 2017 - 23:58:47 Демидович Татьяна
  • Новый рассказ Надежды Шацкой, как и все предыдущие, прочитал с большим интересом. Почему? Да потому, что пишет она о жизни, реальной, не придуманной, и пишет со знанием не только материала, но и человеческой психологии. Для писателя это очень важно. Ему веришь и вместе с ним переживаешь за главного героя - Марка Давидовича. И хотя по ходу чтения догадываешься, как будут развиваться события дальше, интригой до конца повествования остается, чем же все-таки закончится эта история? Закончилась печально - и от этого в эмоциональном плане рассказ стал еще сильнее!

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 6 Сен 2017 - 14:22:26 Гонозов Олег
  • Спасибо, Олег. Ваша оценка, как литератора с большим опытом, особенно ценна.

  • Очень хороший и грамотный рассказ с выверенным сюжетом. Но очень мрачный финал оставляет неприятное чувство. Довольно избитая квартирная тема хорошо прописана автором. Когда стоят на кону большие деньги или приличное жилище, то некоторые родственники владельца материальных благ теряют совесть и приличие от зависти. Можно сколько угодно приводить примеров и винить в юридической беспомощности стариков, в бессовестной наглости молодежи, но это будет продолжаться до тех пор, пока в государстве не появится доступное жилье. Молодые люди смогут зарабатывать достаточно сами. В развитых странах не только высокий средний уровень жизни, но и решен квартирный вопрос. Молодежь после школы уходит в самостоятельное плавание. Вначале снимает жилье, потом приобретают собственное или строят дома на собственный вкус. Старики живут своей жизнью. Молодежь идет своей дорогой. Поэтому нет такого безобразное беспредела, как описано в рассказе автором.

  • Олег, позвольте не согласиться по поводу сравнения Запада и России (полуазиатской страны по своему менталитету). Дело не в ценах на жильё, а в воспитании ответственности с молодых лет и отношении общества и государственной машины к проблеме отцы-дети. На Западе нормальная модель - 18 лет исполнилось, делай, что хочешь. Если родители ПОЖЕЛАЮТ, будут помогать, нет - никто не бросит в них камень.
    И возьмите Россию. Только и слышишь от стариков: доченька, сыночек, как им трудно (и это, порой, о 40-летних!). И сплошь и рядом сынки и дочки третируют стариков, отнимают право жить своей жизнью, если не сказать больше. А государство в лице полиции отвечает: есть доля у деточки? Деточка прописан? Имеет право делать в квартире, что хочет. А когда вас убьют, приедем на опознание.
    Разумеется, детки "убивают" чаще морально, психологическим давлением, ведь у них здоровье и нервы крепче. Но кому от этого легче?
    Российские родители видят свой родительский долг (и бравируют этим друг перед другом!) в том, чтобы как можно больше и как можно дольше совать деткам любые блага и ресурсы: материальные, духовные, тратить своё время на внуков. При этом, не получая никакой отдачи. Привыкли жить плохо. А разбалованные детки этим пользуются.
    Кстати, если взять классическую азиатскую модель - там живут семьёй, но стариков УВАЖАЮТ.
    Почему теперешние российские пенсионеры в большинстве своём начинали жить в общагах и коммуналках, а их детям нужно непременно жильё с евроремонтом, доставшееся от стариков? Не заработанное не ценится. Тех, кто себя не уважает, никто уважать не будет.

  • Жить на пенсии хорошо, жить на пенсию плохо. Чем отличается европейский пенсионер от российского? Европейский пенсионер после выхода на пенсию отправляется по мИру, а российский — пО миру! Со временем мечта о вечной молодости переходит в мечту о вечной пенсии. Жить на пенсии было бы замечательно, если бы знать, как тратить время, не тратя денег. Как из песни слово не выкинешь, так из пенсии пенни не выкроишь... Это в прошлом, на пенсии, нас ждал старческий маразм… Сейчас, в эпоху Интернета, нас ждут социальные сети… На Западе пенсионеры умирают от ожирения, у нас - от истощения. В шестьдесят — мужчина считается в самом расцвете… пенсии! Во многих странах пенсионный возраст определяется достаточно просто. Средняя продолжительность жизни минус пять лет. А у нас, похоже минус на плюс поменяли. Но позитива людям это не добавило.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Да, Юрий, будем стремиться к цивилизованной модели, 21-й век как-никак.

  • Ваша, уважаемая Надежда, тривиальная история вызвала весьма неприятные ассоциации с множеством вариантов подобных судеб, начиная с попаданием в точку названием классической трагедии Шекспира о короле Лире и его дочерях, поступивших аналогично Галине...И жаль, что такой, казалось бы, грамотный чиновник времён СССР не читал литературу, строя коммунизм. Может быть не попал бы как кур в ощип, так банально и примитивно. Став пенсионером он потерял стержень жизни и опустился да самого неподготовленного его уровня, не имея никакого практичного и культурного багажа за спиной. Да и супруга его не была достаточно образованной женщиной, несмотря на работу в НИИ, коли так отнеслась к своей болезни, пропустив время и упустив жизнь. А ведь рак груди, замеченный вовремя, лечится нередко вполне успешно. Говорить об уровне воспитания детей тоже не приходится, так как дочь поступила хуже некуда, а сын и не интересовался судьбой отца...В общем, всё плохо получилось в вашей отлично описанной простой истории. Очень грустно было читать, но это говорит о мастерстве любителя литературы, не профессионале. Предугадывая, зная о чём говорит название, я всё же с волнением читал эту печальную историю...

  • Уважаемый Семен, трагедия Марка Давидовича в том, что он, работая, как вол во времена СССР и получив жилье за заслуги, не знал иной жизненной модели. Тогда не было массовых обменов-купли-продажи жилья и прочих рыночных механизмов. Жилье в 90-х годах приватизировали в том числе и на детей, не опасаясь попасть в описанную в рассказе ситуацию. Дети же, родная кровь... (как я писала выше Олегу). Совсем другая история с молодым расчетливым поколением, выросшем в условиях рынка. У них счетчик в голове работает четко. Они даже имеют наглость говорить: вы в своей жизни ничего не заработали, имея в виду все те же товарно-денежные отношения. Стаж, ударный труд и прочие заслуги ими в расчет не принимаются - ну не понимают они этого! Только деньги. А по поводу супруги - знаю несколько таких печальных примеров, случившихся с весьма образованными людьми - запускают рак или годами не ходят на обследования (вдруг что-то найдут!).

  • Уважаемая Надежда!
    Читал Ваш рассказ с интересом, как и предыдущие! Шекспир видимо, упомянут не случайно - ружьё висящее на стене -таки выстрелило. Возможно наши потомки однажды прочтут эту трагедию с замиранием сердца, как и мы читали в своё время "Короля Лира" или "Гамлета". Сегодня же мы читаем такие вещи, примеряя прежде всего на себе и героев и их поступки, и оцениваем с житейской точки зрения, возраст сказывается.
    А с точки обывательской тут уже нам есть что сказать. Можно и дядю укорить в чем то, и тетю осудить. Одного назвать неудачником, или даже лохом. А другую заподозрить в меркантильных интересах. Но стоит ли? Например, дядю обвинять в его любви к дочке? Нормальное явление. А дочку в недостаточной любви к отцу? Тоже бессмысленно. Как её воспитали, то от неё и получили. А тётя - героиня рассказа - тоже права, что не связалась с дядей, она поняла, что ему нужна нянька, а ей не хотелось.
    Вот в этом то и Шекспир, - поколения сменяются, а проблема обманутых и забытых отцов (современных Лиров) жива!
    Н.Б.

  • Соглашусь с вами. Обвинять никого не нужно. Я пыталась вполне нейтрально изложить ситуацию. Наверное, можно было бы ещё холоднее?
    Но добавлю. Речь не о любви как таковой, которую вы ассоциируете с жертвенностью ради любимого. Не нужно жертв. По юридическим канонам ребенок, достигший 18 лет, и его родители - это РАЗНЫЕ семьи. И каждый имеет полное право на свою личную жизнь. Вот детки этого никак не поймут. А любить - пусть любят друг друга на расстоянии и не мешают друг другу жить.

  • Рассказ Надежды Шацкой - сама жизнь... Жизнь обычного правильного трудолюбивого человека. Главный герой всё это время жил не для себя - ради семьи, работы. А за всё хорошее, как это бывает, получал от судьбы удары. Но, как мне показалось, он не утратил доброту и человечность. И за Марка Давидовича оставалось бы только порадоваться - ближе к старости он всё-таки решился пожить для себя. Но времени на это не осталось. И если супругу Марка Давидовича съел рак, то главного героя - испепелило одиночество.
    Рассказ Надежды конечно же поучительный. Он помогает посмотреть на свои будни со стороны. А всё ли мы делаем правильно, когда полностью живём ради родных и близких? Не взращиваем ли мы своим бескорыстием и добротой эгоистов. Или всё-таки есть смысл, как в истории про птиц, рассказанной Мариной Алекс, научить детей летать самостоятельно им же на пользу и себе на радость.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Андерс Валерия   Талейсник   Семен   Николаенко Никита   Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,242
  • Гостей: 283