Коркмасов Анатолий

 
/  К тайнам биографии ДЖЕЛАЛА КОРКМАСОВА./

 

  
                                         Посвящается светлой памяти моего  отца- Джелал- Эраста (Эрик) Коркмасова, благодаря  отеческим наставлениям которого велись «Дневниковые записи»,     ставшие основой воспоминаний о «дальнем боевом походе» и др.заметки,  возвращающие в «дела давно минувших лет»  и событий жизнедеятельности   моего деда- Коркмасова Джелала-Эд-Дина.


Был октябрь 1970 года.
Давно позади Атлантика.  И, как записано в Грамоте пересечения экватора: «из стран полунощных,  в страны полуденные, через линию незримую, учеными мудрецами Экватором именуемую» - событие особое, сопряженное с обрядными празднествами Нептуна,-  торжественного посвящения тебя владыкой морей и океанов в «мореходы»

          

 

Позади остались  и «ревущие сороковые». (название, данное моряками океаническим просторам между 40° и 50° широты в Южном полушарии Земли, где дуют сильные и устойчивые западные ветры, вызывающие частые штормы.)
Той самой ночью, когда огромный корабль, испытав на себе всю мощь и силу их рева, скакал по океанским волнам словно мячик по лестнице и тебе не удавалось уснуть от непроизвольности перехода  из горизонтального, чуть ли не в вертикальное положение.

 И, только к утру, обогнув континентальный пик африканской пирамиды, осевшей в мировой географии с ироничной подачи Амудсена под именем - Мыс Доброй Надежды и, уже решительно рассекая все еще бушующие волны Индийского океана, огибая оставшийся по левому борту Мадагаскар, держим курс к государству на острове Маврикий, где вскоре легли на рейд неподалеку от его столицы Порт-Луи.

     Расклад политических сил и интересов на планете вполне соответствовал эпохе «холодной войны» с пристальным вниманием держав к извечному в мировой истории источнику конфликтности «проливам Босфор и Дарданеллы», неразрывного со всегдашними беспокойствами на Ближнем Востоке и районах Юго-Восточной Азии.

    Суэцкий Канал, предназначенный для международного каботажа, в те годы не функционировал – вот почему мы шли к своей цели на экваториальной широте Индийского океана, огибая Африку Атлантическим океаном.

   Вскоре по выполнении экспедиционной задачи ( эвакуации космического аппарата) в этом районе океана, мы легли на траверс с курсом к экзотичным берегам Индии - порту Бомбей.

   После недельного пребывания в этом чудесном городе, сплетенного из тканей инкрустированных вышивкой различных эпох цивилизаций, шагнувшего навстречу словно со страниц  «тысячи и одной ночи» и, живо раскрывшего массу ярких достопримечательностей наследия эпохи английской колонизации страны, некогда «жемчужины британской короны», мы  отправились на Север. 

   Миновав Османский и Персидский заливы, корабль при лоцманском сопровождении зашел в дельту рек Тигр и Ефрат, именуемую Шат-эль-Араб и благополучно встал у причала иракского портового городка Ум-Каср.

   Несколько дней пребывания на дружественной иракской земле; визит консула, загрузка провизией, прекрасно организованные экскурсионные поездки в Басру и Багдад и- снова в открытый океан; к  атоллу Диего -Гарсия на банку у острова Фортьюн и Спикерс у северной стороны архипелага Чагос,  что между Сейшелами и островом Агалега, откуда спустя месяц мы выдвинулись к берегам тогдашнего Цейлона (ныне Шри - Ланка) и 30 января 1970 г. встали на внешнем рейде его столицы Коломбо.

  Новый 1971 год нас застал в непосредственной близости от экватора на параллели между 10* и 15* широты и 65* долготы Индийского океана.  

 Отмечали его на верхней палубе в празднично украшенной кают - кампании под елку, роль которой  символично исполнила пышная туя, доставленная к нам на борт представителями нашего посольства, прибывших с семьями на причал порта Ум- Каср и, врученная в день торжественных проводов 26 декабря 1970 года.

   На том, завершив краткий экскурс части маршрута годичного боевого похода, замечу, что наш корабль «военно - экспедиционной океанографии 8-ой Индийской эскадры кораблей специального назначения» неограниченный районами плавания , cостоявший из 8 водонепроницаемых переборок, оснащенный ледокольным носом и крейсерской кормой и, три месяца, как отдал швартовы в Севастополе, в составе группы аналогичных кораблей Черноморского флота, испытав, как отмечалось, на стыке течений двух океанов неукротимую дерзость «ревущих сороковых», продолжал находиться в этом бассейне Мирового океана.

   От нагрянувшей жары в Индийском океане спасало комфортное кондиционирование внутренних помещений. В пиковые часы зноя, быстро уступавшего место ранней тропической ночи, с ее относительной прохладой, все внутренние помещения задраивались до полной изоляции. 

 Эти климатические особенности внесли соответствующую корректировку в корабельное расписание и внутренний распорядок дня. Какие – либо активные работы за исключением дежурных вахт, отодвигались на более позднее время.  Промежуток, образовывающийся с 12 – 00 до 16 – 00, каждым свободным от вахт, заполнялся по своему усмотрению.

   Чередуя это время с занятиями в спортзале, я, вместе с тем, с большим упоением коротал незабываемые часы в довольно неожиданно «открытой» для себя корабельной библиотеке с ее весьма богатой коллекцией книг, пополнившихся собраниями, полученными перед самым походом из Москвы.  Разделы документально - исторической литературы для меня всегда являлись предметом особого внимания и повышенного интереса.

 Подбирая соответствующую литературу для чтения, мое внимание привлекло солидное издание в твердом переплете гранатового цвета: «Рассказы, новеллы и очерки о становлении и укреплении советского государства» (издание 2-ое, Издательство Политической Литература, Москва, 1970г.) т.е. совсем свеженькое.
  Прекрасно оформленной издание было  хорошо иллюстрировано. Сборник, вместивший 503 страницы, отличался весьма умелой подборкой интереснейшего  материала, содержащего редкие подробности и обстоятельства жизни и деятельности выдающихся строителей государства.

При просмотре «Содержания», в перечне значащихся там публикаций, мое внимание сфокусировалось на  - «Легенде гор».
Имя ее автора - Аршалуис Аршаруни, мне ни о чем не говорило.

  С чувством растущего интереса открываю нужную  страницу. Пробежав по тексту, отмечаю - ЭВРИКА. 
  Для меня, обладавшему к тому времени определенным багажом знаний и, несмотря на известность в целом событий и обстоятельств изложенных в «Легенде Гор», абсолютно неизвестное до сего повествование А. Аршаруни представлялось ценнейшим источником:
мотивы и интонации мемуарного содержания дышали неподдельной искренностью. Все, о чем с такой любовью сообщалось ее автором, уже давно кануло в лету.

   Замечательные персонажи его повести, символизировавшие государственность и олицетворявшие Республику, судьбы которых для него, пережившего кровавый террор, были хорошо известны и он, словно на склоне лет выполняя внутренний и социальный долг, обращал свой рассказ к их светлой памяти, и тем самым, как летописец передавал поколениям честные страницы своей собственной жизни. 
Живительная сила его страниц в документальном свидетельстве. Они носят характер прямого действия.

  Вцепился глазами в текст не отрываясь. Свидетельствовал человек не ангажированный, никем не обязанный заданием, сообщал, как на духу - живой, непосредственный участник событий той эпохи.

   И, совсем не насилуя совести, признаюсь без всякой теперь фронды и положа руку на сердце, книгу я тогда прикарманил.

    Уже позже, при известном стечении обстоятельств, на внутренней стороне ее титула, оставили свои автографы космонавты; Леонов, Николаев, Рукавишников и Севастьянов. 

Они находились с нами в походе. Общаясь я рассказывал им о Дагестане, историю семьи и они, как один, решительно откликнувшись на мое предложение, умножили авторитет истории, фиксацией своих автографов на заглавной странице повести «Легенда гор».

  Спустя другой виток времени, в процессе общения с учеными и писателями в Дагестане (и не только) я доводил до их сведения воспоминания Аршаруни.
Ничего не знавшие об этом источнике и личности самого автора, они восторгались им и нередко цитировали.

  C тех лет воды утекло немало. 

Книга же эта о выдающихся личностях, сплетенная с обстоятельствами моей собственной жизни, чтится святой реликвией. 

Она и сейчас, красуется среди множества собраний и живо напоминает о себе с полки моей библиотеки.
Не сопровождая «Легенду гор» рассказом об истории и судьбе первоисточника, оказавшегося в моих руках, к чему по прошествии лет прибегаю теперь в преамбуле к оригиналу, он в чистом виде предлагался мной в прошлые годы публиковавшим его дагестанскими издательствами.

 Однако, прежде чем теперь перейти к иллюстрации «Легенды гор», позволю еще несколько слов о самом авторе и некоторых событиях, последовавших с момента обнаружения Сборника в корабельной библиотеке.

 Вернувшись в Союз, я с объяснением причин интереса, обратился в Политиздат.

  Ответ, порадовавший теплотой и искренностью его автора, принадлежал составителю этого, во всех отношениях замечательного Сборника,- Л.Д. Давыдову, сообщившему, что это «5-й том пятитомника Ленинианы о друзьях и соратниках Ильича».

   Содержание письма сквозило радостными нотками автора, благодарившего меня от лица издательства за внимание к этой серии, на подготовку и издание которой, писал он, ушло не мало сил и стараний всего коллектива.

    В нем Л. Давыдов любезно сообщал координаты Аршаруни жившего в Москве и, учитывая его возраст, советовал списаться не откладывая.

   Но переписка, скорее по моей вине, желанием непосредственной встречи с А. Аршаруни, так и не состоялась. 

   Прошли годы, казалось бы все и так уже ясно, но неуютное чувство неудовлетворенности сохранялось.

    Конечно, предпринятыми мерами я располагал отдельными сведениями.
  К примеру «Литературная энциклопедия» сообщала: «Аршаруни, Аршалуис Михайлович (1896-?) – публицист и литературный критик в области изучения художественной литературы народов Востока. Написал ряд работ о национально-культурном строительстве и проблемах национально-художественного творчества. Сотрудник журналов: «Коммунистическая революция», «Красная печать», «Новый Восток», «Печать революции» и др. Автор ряда работ о народах Востока, о его культуре и истории».

  Кроме того, я установил, А. Аршаруни - автор книги «Встреча с прошлым».
Но все это, представлялось мне достаточно сухой справкой.

  И, когда уже довольно плотно я засел в различных государственных архивах, то не упускал из виду эту фамилию и  копилка данных, содержащихся о нем в делах (ГАРФ и РГАСПИ) стала быстро пополняться.

   Было установлено, что самое непосредственное отношение А.М. Аршаруни имел к деятельности Совета национальностей ЦИК СССР, сектору АКПО ЦК ВКП/б/, актив которого по данным 1929 г. состоял из 15 человек, среди которых, наряду с известными научными работниками и писателями, работал и А.М. Аршаруни.

  Кроме того, он состоял ответственным инструктором отдела печати ЦК ВКП/б/ (Агитпроп ЦК ВКП(б), часто задействовавшего его работой в командировочном режиме с различными писательскими организациями по всему Союзу.

  К примеру, осенью 1926 г., согласно решения секретариата ЦК ВКП/б/, он на длительное время был командирован на Кавказ; в Азербайджан и Дагестан «для обследования состояния национальной печати». 

 Время этого пребывания А.М. Аршаруни в Республике Дагестан очень символично еще и потому, что связано с проводимой там в самом начале ноября: «1-ой Вседагестанской Конференцией работников печати », ознаменовавшейся известным докладом главы Республики Д. Коркмасова: «Роль и значение печати в Дагестане».

 Пожелтевшие от времени страницы газеты «Красный Дагестан» сохранили данные об участии и выступлении на этой Конференции с докладом А.М. Аршаруни. 

По случаю позволю небольшую ремарку. 

 Она касается знаменитого доклад Д. Коркмасова, изданного затем отдельной брошюрой, ставшей бестселлером и превратившийся в реликвию.

 Ее оригиналы на сегодня имеются;  в Российской Государственной Библиотеке - РГБ (бывшей ленинке), Центральной государственной публичной Исторической библиотеке (ЦГПИБ), и в личном архиве автора этих строк.

  Мой архив обогатился ею с момента торжественно преподношения в дар академиком М. Бутаевым (более полувека хранившего ее у себя) на региональной Конференции, посвященной 130-летию жизни и деятельности Д-Э. А. Коркмасова, проводившейся в столице Дагестана г. Махачкале 22 мая 2007 г.

   Академик М. Бутаев, выступивший на Конференции с докладом: «Д-Э. Коркмасов - выдающийся журналист и публицист», с полнотой лаконичной достаточностью, в частности, скажет: «В этой небольшой книге все значительно! Собственно говоря, перед нами вся история печати Дагестана ХХ века от событий первой российской буржуазно-демократической революции. Да!- История печати. Этап за этапом и год за годом. Но эта история удивительным образом поместилась не в тяжелом томе и не в погоне за количеством печатных листов, а в небольшой книге. В книге, которая по справедливости должна стать рядом с фундаментальной историей многонациональной печати и журналистики. Есть книги, из которых делают выписки. А в ней- каждая фраза самой высокой пробы! Такова книга Джелал – Эд - Дина Коркмасова.» 

   Но вернемся к личности автора « Легенды гор. »

Живые страницы истории, ярко раскрывающие сегодня события без малого 100-летней давности в которых самое непосредственное участие принимал А. Аршаруни, благодаря продолжительности нахождения в Дагестане позволили рассмотреть ему этот необыкновенный край под самыми разными углами зрения, общаться с самыми разными людьми, и на основе этих впечатлений составить свое представление, отложившиеся в его путевых заметках, впоследствии легших в основу его воспоминаний.

   Читатель отметит, что из общей массы Аршалуис Михайлович сосредоточится на главных, узловых моментах эпохи и, обращаясь к историческим личностям, отдаст предпочтение трем, - наиболее впечатлившим его, ярким современникам, описанным в воспоминаниях, опубликованных в упомянутом Сборнике, изданном в Москве в 70-ом году. 

Однако, вся эта история, без рассказа о моих последующих поисках и встрече с его потомками, наверное была бы не совсем правильной и выглядела не завершенной.

  Ко времени встречи с ними летом 2006 г., мне было известно, что А. М. Аршаруни не стало в 1985 г. 

  По адресу, предоставленному мне Л. Давыдовым в 1983 г. : в доме на Черноморском бульваре, они давно не значились.

   В поисках разрешения этой проблемы, я предпринял поход в Союз писателей г. Москвы. Он увенчался успехом. Мне сообщили телефон и новый адрес дома в Москве на Борисовских прудах.

  На мой звонок вечером того же дня на другом конце провода ответил мужской голос. Представившись и объяснив существо вопроса, абонент назвался Львом Федоровичем Немцовым- зять А.М. Аршаруни- муж его покойной дочери Алены.

  Условились о встрече на следующий же день. 

И вот я на 12 этаже этого дома. Звоню. Дверь открывает мужчине в возрасте, среднего роста, спортивного сложения, аккуратная стрижка седой шевелюры.

 Гостеприимный хозяин улыбаясь, как старому знакомому движением руки приглашает войти. Мы расположились за столиком на большой светлой лоджии.

  Лев Федорович увлеченно и восторженно повел рассказ о Аршалуисе Михайловиче , его окружении- людях убежденных и глубоко порядочных, оговаривается -такие теперь редкость.

 Он сообщил и о другой дочери Аршаруни- младшей Нинель.

С ней, работавшей старшим научным сотрудником  Института Востока РАН, мы позже не раз и не два интересно общались. Выяснилось, что фамилия Аршаруни-псевдоним ее отца, настоящая Чинарьян, а матери Гайкуни.

  

                  /Фото А. М. Аршаруни

 Ее рассказами, выявилась и такая интересная для меня деталь. 

   Собеседуя о том и сем, я, вдруг услышал имя ее подруги Александре Гранде. Феноменально; еще одно приобретение в моей работе. Ее отец академик Б.М. Гранде, в своей время работал под началом Д-Э.А. Коркмасова во Всесоюзном Центральной Комитете Нового Алфавита ( В ЦК НА СССР.) 

Александра Гранде, в свою очередь с которой мы также затем общались, работала океанологом в Институте Океанологии АН РФ. 

  Встреча с Л.Ф. Немцовым одной не исчерпалась. При следующих он ознакомил меня с семейным фото-альбомом и поделился некоторыми фото. 

 Не без гордости рассказал о портрете Аршаруни, демонстрируя его иллюстрацию из Альбома собраний Третьяковской Галереи, писанного талантливым художником Д. А. Налбандяном; - мастера портретов, академика АХ СССР, народного художника СССР, Героя Социалистического труда, Лауреата Ленинской премии.

 Портрет этот присланный им в электронном виде, я затем не раз использовал в публикациях и в частности, книги, посвященной 130-летию Джелал-Эд-Дина Коркмасова: 

« На службе вечности» / Материалы научно-практической конференции./ ( Москва, 2009 г.)

 Вот, пожалуй и вся история о том, как выявленный в корабельной библиотеке 5-й том Ленинианы, составленный Л.Д. Давыдовым о выдающихся государственных и общественно-политических деятелях, привел меня к портрету А.М. Аршаруни в Третьяковской Галлерее. 

 И, предваряя «Легенду гор» - Аршаруни, свидетельствовавшего о мечте Дж.Коркмасова  превращения Дагестана в Багистан, наша справка:

                           АРШАРУНИ (Чинарьян) Аршалуис Михайлович  – род.17(29) ноября 1896 года в гор. Кигизмане Карской губ. (вилайет Карс, Турция) – умер 20 октября 1985 года, г. Москва.

 В 1920 г.(сообщение в газете «Вечерняя Москва № 244 от 22 октября 1985 года.) - Окончил историко – филологический факультет Варшавского университета (Ростов – на –Дону), в 1924 г. – ИКП, профессор; преподаватель Свердловского ком. Университета, ИФЛИ, МГПИ им. Ленина  (1922г.-1956г.); сотрудник секции литературы и искусства Ком. Академии – 1930 г. участник революционного движения и гражданской войны в Армении и на Северном Кавказе; заслуженный деятель искусств Арм. С.С.Р. (со 2 августа 1960 г.)

Награжден Орденом «Дружбы народов» (18 ноября 1976г) и медалями СССР.

Состоял Членом Союза писателей СССР с 1935 года и Союза Московских писателей.

Им издано около 40 работ. 

 Аршаруни А. М. – публицист и литературный критик в области изучения художественной литературы народов Востока. Знаток нескольких восточных языков: тюркского, арабского, древнеперсидского.

  Был знаком и находился в личной дружбе и с известными дагестанскими писателями: Камилем Султановым, Расулом Гамзатовым, Аткаем Аджаматовым.

Написал ряд работ о национально - культурном строительстве и проблемах национально художественного творчества. Сотрудник журналов «Коммунистическая революция», «Красная печать», «Новый Восток», «Печать и революция» и т.д.

Автор ряда др. работ о народах Востока в сфере политики, экономики, истории и культуры.

Следует отметить и то, что бесценному повествованию А.М. Аршаруни « Легенда Гор» предшествует небольшое предисловие Расула Гамзатова , в котором он, отталкиваясь от слов некогда сказанных Дж. Коркмасовым и зафиксированных А. Аршаруни, раскрыл и преподнес в виде народного сказания, эпоса. 


Анатолий ( ТОТА) КОРКМАСОВ 
Москва - Сочи,  июнь 2020 г.

     *  *  *

Файл:Аршаруни.jpg

 Портрет  А.М. АРШАРУНИ кисти
засл. худ. СССР Д.А. Налбандяна 
холст, масло,  «Третьяковская Галерея».

                *  *  *

 

                         « ЛЕГЕНДА ГОР » 

                      А. М. Аршаруни, 1969 г., /воспоминания.

Однажды нас, двух литераторов, пригласил к себе на обед председатель Совнаркома Дагестанской Советской Социалистической Республики Джелал Коркмасов.
Мой коллега, писатель из Москвы (неизвестно пока кто именно, но вполне возможно; что М. Павлович или Мстиславский, либо Фибих (Лучанинов) или Павленко – авт.) задумал большое произведение о Дагестане.
Коркмасов охотно вызвался помочь ему. Джелал был бессменным председателем Совнаркома в течении пятнадцати лет (несколько неточно. Он соединил воедино несколько разных наименований высших структур гос.власти в Дагестане с 1917 г. до 1921 г. Коркмасов был Председателем Областного исполкома, Военно – ревкома Дагестана, Военного Совета Республики, Председателем Обкома, Совета Обороны Северного Кавказа и Дагестана, Дагревкома, а с декабря 1921 по декабрь 1931 г. Председателем Совнаркома Д.С.С.Р. – авт.).


Джелал знал Владимира Ильича задолго до Октябрьской Революции, встречался с ним в эмиграции и пользовался среди профессиональных революционеров всеобщим уважением. 
Горец по происхождению, Коркмасов сохранил на протяжении всей жизни удивительные черты коренного жителя Северного Кавказа: гостеприимство, общительность, чуткость. Он был внимателен к нуждам людей, чрезвычайно прост в обращении с ними. Много читал на русском и французском языках, которыми владел безупречно. Знал мировую историю, особенно любил историю Франции.

 

              Портрет Джелал-Эд-Дина Коркмасова кисти Э.Акуваева, Холст, масло.                                                                                

                                         *  *  *


Все мы, горцы, уважали этого убежденного интернационалиста, умело сочетавшего теорию с практикой. 
Мне думается, что даже в нашей огромной и многонациональной стране не найти еще одного такого края, где на один миллион населения приходилось бы столько народностей и этнических групп.

  Только основных языков коренного населения у нас шесть. До сих пор встречаются аулы, где язык одного из них непонятен другому, соседнему.
Дагестанские народности и племена не имели своей национальной письменности. Официально считалось, что у них арабский алфавит. Но дагестанцы в действительности им не пользовались, ибо сплошная неграмотность непроницаемой стеной отделяла горцев от иноязычной письменности.

Джелалу Коркмасову вместе с группой талантливых представителей из местных национальностей, пришлось начать разработку письменности для своих народов. В этом большом и благородном деле дагестанцы имели много друзей среди русских, азербайджанцев. На всех республиканских, всесоюзных и международных конференциях и конгрессах по тюркологии, языковой проблеме, переходу тюркских народов на латинский алфавит Коркмасов был неизменным участником, нередко докладчиком. Его можно назвать строителем самого широкого профиля, государственным деятелем нового типа. И совершенно неслучайно его деятельность так высоко ценил Ленин, пристально следивший за первыми шагами молодого государства Дагестана, начавшего путь некапиталистического развития при помощи и поддержке российского пролетариата.

5 ноября 1920 г. Красная Армия под командованием М.В. Фрунзе опрокидывает сопротивление Врангеля на Перекопе, лавиной устремляется в Крым, освобождая последний рубеж нашей земли от белогвардейцев. А через восемь дней в центре Дагестана, в городе Темир – Хан – Шуре, на втором съезде горцев по поручению Ленина народный комиссар национальностей РСФСР И. Сталин провозглашает автономию Дагестана. Съезд избирает правительство во главе с Коркмасовым.(Точнее оно было создано еще в апреле того же года – авт.)


Формирование правительства, - рассказывает наш добрый хозяин за обедом, - было сложным и очень хлопотливым делом. Все наркомы должны быть известны народу, проверены в сражениях с врагами. Хотелось соблюсти и национальную пропорцию без «перебора» и «недобора», чтобы правительство было представительным, народным в полной мере. Размышляли мы и о том, какую непосредственную материальную помощь смогла бы оказать нам Советская Россия. Конечно, знали, что она сама находится в большой нужде. Но старший брат не может не поделиться с младшим братом, если у него в руках хоть ломоть хлеба… Со Сталиным, мы договорились: он подробно информирует Ленина, а мы тем временем подготовим наши соображения, наметки и пришлем делегацию в Москву..

Через несколько месяцев Коркмасов, Тахо – Годи и Хизроев отправились к Ленину. Горцы хорошо знали своих посланцев. Я уже охарактеризовал Коркмасова. Алибек Тахо – Годи был ему под стать. Участник первого съезда горцев Кавказа (созванного в мае 1917 года), он за три года, то есть со времени свержения царя до установлении автономии Дагестана успел стать большевиком и первым наркомом просвещения. Участок выпавший на его долю был очень трудным, противоречивым, сложным. Предстояло на пустом месте поднимать школы, готовить учителей, написать, подготовить и выпустить учебники, внушить родителям, что девочки также могут и должны посещать школу. Вести непримиримую борьбу с реакцией, скрывающейся за ширмой шариата и ислама… Но работа Наркомпроса не кончается заботами о школе. Я встречал Алибека на международном конгрессе востоковедов, в редакции ученых записок по истории Дагестана, находил его имя на обложках книг. В одной из них – « Революция и контрреволюция в Дагестане» - он опубликовал много интересных и важных документов, проявил себя вдумчивым марксистом – исследователем.

Тахо – Годи носил сапоги и галифе, длинную горскую рубашку, туго затянутую поясом. Худой, подтянутый, с какой – то мягкой улыбкой на лице, уверенный и сдержанный в жестикуляциях, он поднимался на трибуну, начинал говорить на безупречном русском языке. Он знал, что говорить: о научных достижениях страны гор, о проблемах, стоящих перед освобожденным народом. С такой речью он выступил и на международном конгрессе среди известных советских и зарубежных кавказоведов.

Вот еще один из замечательных горцев – Ибрагим Алиев. 
Внешность полная противоположность Тахо – Годи. Невысок, да еще с небольшим горбом на спине. Тихий. Совсем незаметный среди рослых и плечистых горцев. Но среди своих коллег он был признанным авторитетом по всем важным правовым вопросам и пользовался исключительной любовью в нашей партийной среде. 
Партия всегда направляла Алиева на самые важные участки работы. Он был секретарем Обкома РКП/б/, наркомом юстиции, прокурором республики. Он сторонился парадных и шумных приемов, представлений, встреч. Жил на одной из окраинных улиц Махачкалы, в домике с окнами на улицу. Большую комнату, служившую кабинетом и приемной наркома, всегда заполняли посетители, даже в неурочные часы. К нему ходили, приезжали за советом. 
Часто и он совершал поездки по республике. Много выступал. Но я не помню случая, чтобы он на каком – либо заседании или конференции занимал такое место, с которого его могли бы видеть многие в зале. Наоборот, он старался быть незамеченным, садился в задних рядах президиума, внимательно слушал выступающих, читал все проекты рекомендуемых резолюций и постановлений, делал редакционные поправки, вносил добавления. Человек дела, неутомимый труженик.


Теперь в пору представить слово руководителю делегации Коркмасову. 
- Вы спрашиваете, как прошла встреча с Владимиром Ильичом? О! Я об этом не устаю рассказывать… Готовились мы к поездке в Москву недолго. Нужды горцев были известны: край без хлеба, без семян к посевной, разорен войной. Десятый съезд партии определил пути перехода к новой экономической политике. Советская Россия решительно брала курс на мирное строительство. Мы появились у Ленина 12 февраля 1921 года со своими наметками.

Все, что касалось текущих нужд, Владимир Ильич разрешил быстро и оперативно. Забегая вперед, скажу: мы возвращались домой, и с нами вместе двигались вагоны с продовольствием, мануфактурой, деньги – помощь Российской Федерации Дагестану.

( По последним архивным данным спец. поезд из Москвы в Дагестан отбыл 1 апреля 1921 года. Кроме того в Дагестан следовала и группа высококвалифицированных хозяйственных работников. Например Борис Веселовский и др., которые обратились в ЦК с этой просьбой, заявляя «Председателем делегации и правительства Дагестанской Советской Социалистической Республики Коркмасовым было выражено полное согласие на работу в Дагестане. Ввиду ухода спец. поезда 1 апреля прошу возможно срочно провести мою кандидатуру через Орг.Бюро ЦК. Стоит резолюция Ярославского. На назначение Веселовского в Дагестан согласен. 28.03.21 г». Этот документ раскрывает нам более детальное представление о событиях, ранее описанных в исторической литературе в совершенно общих формах – авт.)


Но был еще один вопрос: о будущем. Как мы предполагаем жить, что делать, куда поведем край? 
Владимир Ильич расспрашивал делегатов буквально обо всем: о жилье и условиях быта, об инвентаре и семенах для посева. Допытывался почему растет безработица и есть ли способ ее преодолеть.


- Разведка недр края, добыча руд или нефти ускоряли бы формирование рабочего класса в Дагестане, - предложили мы. – Возникает спрос на рабочие руки. 
- А квалифицированных инженеров и других специалистов для этого Вы имеете? 
- Нет не имеем… 
- Не беда. Специалистами мы поможем. А научные проблемы разработали? Вы убеждены, что найдете нефть? 
- Уверены Владимир Ильич… Есть убедительный довод: южнее нас, в Азербайджане, недры раскрыли свои кладовые. На севере от нас, в Чечне, тоже. Почему же сердцевина Дагестана находится на положении пасынка? 
Ленину понравилось сравнение с пасынком. Начали говорить Владимиру Ильичу о том, что горцы хотят во что бы то ни стало потревожить горы. Пусть выдадут вековые тайны. Не может быть, чтобы они обделили свой народ, не припасли для него кладов.


- Это все правильно, - одобрил Ленин, - верно берете курс. У Вас горы не обследованы. Вы правы относительно Ваших соседей. Они нашли общий язык со своими горами. А Вы продолжаете сидеть на голых скалах… Вы утверждаете, что имеются данные о затаенных богатствах Дагестана? Очень хорошо! Изучайте, доберитесь до сути. Составьте сметы, по – хозяйски подойдите к большому государственному делу. С размахом, разумно. Но должен Вам заметить, что это не самое срочное на сегодня из всех стоящих перед нами задач. Труд, время, терпение, средства, люди – вот, что надо, чтобы вести серьезный разговор с горами. Тогда и они охотнее разоткровенничаются.. Но учтите, горец не пролетарий, которого легко перебросить с места на место. Помогите горцу восстановить сельское хозяйство, дайте ему возможность пользоваться землей, которую дала ему Советская власть. Стройте каналы, проведите воду. Привлекайте к народной стройке самих крестьян. 
Особенно Владимир Ильич настаивал на развитии оросительной системы, ликвидации за короткий срок бездорожья… Конечно, подчеркнул он, необходима электрификация края.

- По нашим сведениям, - сказали делегаты Дагестана, в горах должно быть золото. Мы хотели бы получить ваше согласие начать разведки… Как вы полагаете, Владимир Ильич? 
- Сведения вообще или вам известны золотоносные жилы? 
- Не вообще есть конкретные данные…. 
- Признаться, не слыхал и не читал ничего подобного. Но если сведения заслуживают доверия, начинайте. Предупреждаю, без шума, самое главное, по – деловому, по – хозяйски, не забывая, что перед нами всеми сегодня стоят более срочные задачи – восстановить народное хозяйство…

Ленин еще раз поинтересовался: какие признаки того, что в Дагестане есть нефть? 
- Многовековые естественные факелы, поднимающиеся из земли в районе Дербента, - ответил Коркмасов. – Разве это не свидетельствует об естественном газе, могущем быть использованным в промышленности? Там, где газ, встречается и его спутник – нефть. 
Делегаты условились с Лениным: после возвращения в Махачкалу они созовут специалистов, изучат имеющиеся материалы, составят проект изыскательных работ и приступят к ним.

- Может быть, Вы и правы, человеку надо иметь какую – то мечту, для осуществления которой он ежедневно что – то делает. Конечно, не отрываясь от нашей грешной земли, где так много неотложных дел, - напутствовал Ленин. 
И горцы поняли, что он предупреждает их: не увлекаться слишком дальними планами, а заняться делами насущными. 
Все же мечта о ценных ископаемых не давала дагестанцам покоя. Собрали знатоков и энтузиастов. Поговорили. Выслушали их соображения, Познакомились с имеющимися противоречивыми данными и начали поиск. Не было для этого больших средств. Но был у людей энтузиазм и преданность делу, которые никакими суммами не заменишь.

Работа закипела. Владимиру Ильичу посылали донесения о ходе разведок. И, наконец, получили первую небольшую частицу дагестанского золота. В горах найдено золото! Горцы, камни, мертвая природа, веками державшая горца в нищете. Теперь она станет промышленным, цветущим садом. 

Так писал Джелал Коркмасов в своей телеграмме Ленину и одновременно послал ему 

в подарок первый слиток добытого золота. Ленин очень обрадовался подарку. Поблагодарил. Пожелал дагестанцам успеха.

- Я хочу обратить ваше внимание на одну из характерных черт стиля работы Ленина, - говорит нам Коркмасов, продолжая свою неторопливую беседу за обеденным столом. – Вы хорошо помните известное письмо «Товарищам коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана, Горской республики». Ленин написал его 14 апреля 1921 года. Это была директива Ленина нам, коммунистам Кавказа. Много раз обсуждалось письмо на партийных съездах и конференциях горцев. Наша печать, так же как и наша пропаганда, приняла на вооружение это прекрасное ленинское оружие.

…. Поздно вечером мы покидали гостеприимный дом Коркмасова. Хозяин, по старой традиции, вышел с нами во двор, прощаясь, сказал: 
- Ту легенду о Ленине, мне кажется, следует продолжать. Пусть она всегда живет в народе. 
Джелал не торопился, говорил очень тихо, раздумчиво: 
- Легенда гор. Такой представляется мне наша страна в годы Советской власти.. 
Вернемся на две – три минуты ко мне в кабинет, - неожиданно предложил он. – Я вас долго не задержу. 
В просторном кабинете все подошли к карте Дагестанской ССР.

- Наступит время, когда наши люди захотят в название Дагестан прибавить БАГИСТАН: страна гор – страна садов. В горах Аварии, по пути в Сванетию, мы раскинули большие плодовые сады. И так будет повсюду, по всему Дагестану. Представьте сады в цвету, все упорней поднимающиеся по склонам гор к серебристым вершинам… 
Мы проложили каналы Октябрьской революции, строим канал на реке Сулак. В горах засверкали « лампочки Ильича». Вода и электричество горцам – это ли не легенда, живая, развивающаяся легенда! 
Мы нашли нефть и другие сокровища в толще гор. Идет добыча. У нас формируется рабочий класс, растет промышленность. И это в дикой, недавно еще неграмотной, порабощенной стране. 
Вот Вам продолжение легенды, слагаемой горцами. 

А. М. АРШАРУНИ

                       

              /Фото- Джелал Коркмасов в кабинете, г.Махачкала 1926 г.

                                          *  *  *

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Для тех, кто не знаком с биографией этого выдающегося деятеля:

Джелал Коркмасов в период сталинских репрессий был арестован 22 июня 1937 годa,
а 26 сент.1937года - расстрелян в Бутырской тюрьме.
Посмертно реабилитирован - 4 августа 1956 года.

"Никаких подтверждающих фактов, документов, приказов и протоколов, свидетельствующих о причастности Коркмасова к репрессиям 1930-х годов, в архивах не обнаружено. Более того, архивные документы свидетельствуют об обратном — его активном противодействии губительной политики репрессий, раскручивавшейся по воле «отца всех народов» в 30-е годы ХХ века, одновременно с насильственной коллективизацией, сопровождавшейся преследованиями и массовыми репрессиями"- Из Википедии, Гл.4.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Коркмасов,_Джелал-эд-Дин_Асельдерович

От Администрации
-В.Андерс

            *  *  *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Спасибо Вам Буторин Николай что интерес к моей оговорке " по завершении операции связанной с эвакуацией космического аппарата." Вам удалось выявить весьма интересные сведения и дружески поделиться ими. Предметно моя статья подчинялась раскрытию причинно- следственной связи обстоятельств находки в корабельной библиотеки книги со статьей Аршаруни в период пребывания в Индийском океане и, моих последующих изысканий. Выявленный вами материал побуждает теперь меня, с учетом воспоминаний командира нашего корабля кап.1 ранга ( звание получил по завершении боевого похода) Василевского, перейти к отдельной работе по освещению дополнительных обстоятельств и различных нюансов об этой " спец. операции." Спасибо!

  • Друзья, приветствую и благодарю! Отдельную признательность Борисову Владимиру, метко подметившего в а/ биографической справке об авторе " морские мотивы" и своим замечательным вопросом побудившего его к мыслям реализовавшихся Первой частью рассказа. Преемственность ( если она не блудлива) всегда образует по настоящему добрую традицию. Отсюда мне так близки мотивы и интонации переживаний Валерии Андерс, коснувшейся проблем вытекающих из Второй части: " большая часть достижений тех лет будет похоронена, и только память немногочисленных потомков с благодарностью сохранит рассказы и воспоминания о свершениях и подвигах их замечательных дедов и родственников." Потому, наш ( всех нас) просветительский труд направлен к повышению самосознания народа и именно во избежание того, чтоб не погибла священная Память ! Что при ее отсутствии грозит выпадению народа из истории. А эта угроза может осуществиться лишь при гибели народа, или социальной катастрофы, результатом которой бы явилась бы уничтожение значительного числа людей, и одновременно навязанная насильно перемена мировозрения, В этом случае, действительно нарушается преемственность исторических традиций, прерывается связь поколений и, будущие покаления если и несут в себе наследие прошлого, то, скорее на генетическом уровне... И, в ЗАВЕРШЕНИИ в этой связи хочу заметить, что именно в продолжение этих мыслей я совсем скоро, друзья, предложу свою новую работу: " ДОЛГИЙ ИЗВИЛИСТЫЙ ПУТЬ К ИСТИНЕ." Спасибо!!!!

  • УВАЖАЕМЫЙ АНАТОЛИЙ, ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ О ЖИЗНИ УНИКАЛЬНЫХ, ТАЛАНТЛИВЫХ ЛЮДЯХ - АРШАРУНИ И ДЖЕЛАЛА КОРКМАСОВА. УДИВИЛА РЕДКАЯ ПО ОФОРМЛЕНИЮ ГРАМОТА. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО. НО, И ПЕЧАЛЬ СЖАЛА СЕРДЦЕ О ГИБЕЛИ ВЕЛИКОГО ЧЕЛОВЕКА ОТ РУК ПАЛАЧА СТАЛИНА. ДА, ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ, В НИХ ЖИВУТ И. ВЫЖИВАЮТ.
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Дополнение из интернета.
    Уважаемый Анатолий,
    я тут немного погуглил, чтобы найти инфо о выполнении экспедиционной задачи группой экипажа на океанографическом судне Тамань (как указано в Грамоте и статье) - эвакуация космического аппарата в районе Индийского океана. И нашел статью Капитана 1 ранга в отставке Вл. Василевского, командира ЭОС "Тамань" в 1968–1974 гг. Вот отрывок:
    "Руководил операцией командир 8-й эскадры контр-адмирал А. Трофимов. От места наиболее вероятного приводнения спускаемого аппарата по направлению номинально-посадочной трассы с северо-запада на юго-восток (было определено довольно точное направление, которое в дальнейшем незначительно корректировалось) были выставлены четыре судна эскадры. "Тамань" заняла самую северо-западную точку в шести сутках хода к югу от Бомбея. Связь осуществлялась с Центром управления полетом в Подлипках (ныне город Королев) и со штабным кораблем. Постоянно сообщались уточненное время и направление входа спускаемого аппарата в плотные слои атмосферы.
    Операция проводилась в 20 часов по местному времени, в темное время суток. На "Тамани" объявили боевую тревогу, …
    В указанное время в направлении постоянно корректируемой номинально-посадочной трассы появилась яркая летящая "звезда" – спускаемый аппарат вошел в плотные слои атмосферы. Через некоторое время "звезда" погасла и раздался хлопок – это раскрылся парашют."
    Подробнее-
    http://blackseafleet-21.com/news/7-04-2011_luna-taman
    Ещё раз- спасибо за интересные материалы о походе за спутником, и о жизни уникальных людей - Аршаруни и Джелала Коркмасова!
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 20 Июнь 2020 - 15:53:13 Буторин Николай
  • прочитал с интересом...спасибо.

  • "Ленин!Тут и сел старик."
    Это феноменально.. Абсолютно ровный, взвешенный на ювелирных весах, отполированный до последней буквы язык советского плаката! Не осталось уже таких мастеров. Уникальное творческое самообладание, отличное чувство стиля, полное отсутствие неуместного личного присутствия в тексте. На фоне Аршауни, Довлатов действительно выглядит полной бездарностью... Он совершенно правильно уехал. Ему просто нечего было делать в советской печати. Только нервы всем изводил. И себе и рецензентам.
    И да, когда нибудь я все таки распечатаю несколько образцовых советских писателей в Talk to Books нейросеть... Вдруг и вправду на выходе получится конституция Российской Федерации?
    Спасибо , Анатолий! Право же, по мотивам Вашей повести можно было бы снять небольшой приключенческий детектив!

  • Уважаемый Анатолий!
    Ваша работа навеяла на размышления, о том, что не бывает народов малых и больших. И насколько важно сохранить культуру, традиции, язык, историю каждого народа. Говорят, каждые две недели на Земле умирает один язык, а это значит стирается целый пласт культуры... Языки исчезают, как редкие цветы.Джелал Коркмасов вместе со своими единомышленниками начал разработку письменности для своих народов, а значит заложил крепкий надёжный культурный фундамент. И вновь, возвращаясь репрессиям, к этой болевой точке, остаётся только с болью в сердце сказать:
    - А сколько ещё успел бы сделать выдающийся человек!
    В Вашем очерке, уважаемый Анатолий, поражает глубина уважения к истории своей Родины, к её истокам. Без бережного отношения к истории, не построить будущего, а Дом должен расти, высится на радость потомкам с верой в бессмертие праведного дела.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 19 Июнь 2020 - 22:06:36 Демидович Татьяна
  • Стихи Цветаевой о великом человеке
    Байрону
    Марина Цветаева

    Я думаю об утре Вашей славы,
    Об утре Ваших дней,
    Когда очнулись демоном от сна Вы
    И богом для людей.

    «Великий муж! Здесь нет награды...»
    Михаил Юрьевич Лермонтов

    Великий муж! Здесь нет награды,
    Достойной доблести твоей!
    Её на небе сыщут взгляды,
    И не найдут среди людей.

    Но беспристрастное преданье
    Твой славный подвиг сохранит,
    И услыхав твоё названье,
    Твой сын душою закипит.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Анатолий!
    Спасибо за Ваши новые материалы о выдающихся людях. Та работа, которую Вы проделали, имеет, как познавательно-историческую, так и моральную ценности. Понравились повествования о морских путешествиях и о событиях в Дагестане. Горы действительно хранят в себе несметные богатства, тем более с той техникой, которая сейчас состоит на вооружении у прогресса. Как говорится, легко и гору свернуть. Лишь бы было с умом и не во вред природе, а то может так тряхнуть, что и го́орода не досчитаешься :)
    Желаю уважаемому автору новых сил для работы, а нам его новых интересных повестей.
    Н.Б.

  • Уважаемый Анатолий,
    спасибо за обещанную публикацию воспоминаний о легендарном Джелале Коркмасове!
    В 2-х сюжетах интересно переплелись события морского плавания, запуск космонавтов в 1970 г. и события двадцатых годов того же века. И благодаря найденной в походной библиотеке книге А. М. АРШАРУНИ мы можем ознакомиться с его взглядом на деятельность Джелала Коркмасова. И перед нами возникает образ умного и обаятельного государственного деятеля с европейским образованием, владевший 7 языками, который занимал ответственные должности и внес неоценимый вклад в становление и развитие Дагестана, его экономику и культуру.
    Джелал Коркмасов вместе с группой талантливых представителей из местных народностей разрабатывал письменность для народов многонационального Дагестана. Ему и группе соратников пришлось с ноля создавать школы, готовить учителей, написать и выпустить учебники. Им надо было внушить родителям, что девочки также могут и должны посещать школу. Они вели непримиримую борьбу с реакцией, скрывающейся за ширмой шариата и ислама.
    И вот теперь 100 лет спустя после распада СССР и возрождения исламизации на Кавказе и бывших республиках Азии, большая часть достижений тех лет будет похоронена, и только память немногочисленных потомков с благодарностью сохранит рассказы и воспоминания о свершениях и подвигах их замечательных дедов и родственников.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Криштул Илья   Шашков Андрей   Крылов Юрий   

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,272
  • Гостей: 287