«Cладостный сон», навеянный книгой 

АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО – МЭТР ГРАВЮРЫ

 

 Алексей Ильич Кравченко (1889—1940), один их крупнейших художников, был разносторонне одаренным человеком. Он прекрасно писал маслом, рисовал акварелью, успешно работал в области офорта и гравюры, но мировую известность получил как мастер ксилографии, в которой достиг совершенства.

 

 Библиотека имени В. И. Ленина. Гравюра Алексея Кравченко в книге «Moscou», 1926.
 
Увлечение гравировальным искусством, в котором художник реализовался наиболее полно, возникло уже после окончания училища и быстро переросло в основную профессию. Смелый новатор, он выработал в графике неповторимо экспрессивный авторский язык, позволявший передать эмоциональное восприятие мира. Активно работал в технике офорта, часто используя цветную печать ("Фонтан виллы Боргезе", 1916, "Венеция. Площадь Святого Марка", 1926). С 1919 начал заниматься ксилографией – гравюрой на дереве ("Страдивари в своей мастерской", 1926, "Днепрострой. Плотина", 1931). Овладев этой сложнейшей техникой самостоятельно, уже в начале 1920-х он вошел в число лидеров московской школы ксилографии. О признании Кравченко мэтром гравюры говорит присуждение ему Гран-при Международной выставки декоративного искусства и промышленности в Париже (1925).

 

 Иллюстрация Алексея Кравченко к трагедии Александра Пушкина «Пир во время чумы». Государственное
издательство «Художественная литература», 1936. Гравюра на дереве.
 
В 1914 году вышла первая иллюстрированная им книга «Арабские сказки», но подлинное признание к художнику пришло в 1920-х годах. Тогда издания с его гравюрами на дереве стали появляться одно за другим и произвели огромное впечатление на читающую публику: «Деревянная королева» Леонида Леонова (Петроград, 1925), «Сверчок на печи» Чарльза Диккенса (М. — Ленинград, 1925) , «Портрет» Николая Гоголя (Москва, 1928), «Повелитель блох» Эрнста Т. А. Гофмана (Ленинград, 1929). Несмотря на довольно значительные по тому времени тиражи, эти книги сразу стали библиографической редкостью.
Вскоре после появления первых книг с гравюрами Кравченко началось триумфальное шествие произведений художника по выставочным залам мира. С 1917 года и до конца своей жизни он участвовал более чем в 140 выставках, в том числе 72 раза в 25 зарубежных странах. В 1925 году на Международной выставке в Париже ему была единогласно присуждена высшая награда — Гран-при. После этого он почти каждый год становился лауреатом различных международных конкурсов. Всего Алексей Ильич художественно оформил около 100 книг и 70 из них проиллюстрировал — главным образом, произведения русских и зарубежных классиков.

 

 Иллюстрация Алексея Кравченко к повести Чарльза Диккенса «Сверчок на печи». Государственное 
издательство, 1923. Гравюра на дереве.
 
По свидетельству самого художника, он всегда старался иллюстрировать книги, близкие его духовному миру. Неслучайно лучшие его работы были созданы для проникнутых романтизмом произведений Гофмана, Пушкина, Гоголя, Де Костера, Леонова, Цвейга. Сам романтик и отчасти символист, Кравченко передает драматизм внутренней жизни героев, страсти, смятение, отчаянные надежды.
Фоном, а часто и участниками событий, становятся природа, здания, окружающий человека мир вещей. Призрачно знакомый и полный тайны, зловещий и элегически спокойный, пейзаж у Кравченко, в том числе городской, не только создаёт настроение иллюстрации, но выступает проводником скрытых сил, помогающих или противостоящих человеческой воле, знаком той запредельной реальности, которая определяет смысл изображаемой сцены.
Город в иллюстрациях художника — объединяет представленные издания и выявляет своеобразие каждого из них. На их страницах целая гамма настроений — от величественного спокойствия Дома Пашкова в Путеводителе по Москве (1925) до бушующего волнами Петербурга в «Медном всаднике» Пушкина (1936).

 

Иллюстрация Алексея Кравченко к сборнику повестей Леонида Леонова («Деревянная королева», «Бубновый
валет», «Валина кукла»). Издательство М. и С. Сабашниковых, 1923. Гравюра на дереве.


 Мы видим город враждебный («Пир во время чумы» А. С. Пушкина) и дружественный человеку («Сверчок на печи» Ч. Диккенса), город магов и волшебников («Повелитель блох» Э. Т. А. Гофмана), соблазнов и обманов («Портрет» Н. В. Гоголя), город ночной тайны и дневной яростной борьбы, средневековый и современный художнику, условный и реально существующий.

Одно из первых изданий с гравюрами Кравченко — небольшой сборник экслибрисов 1922 года, который вдруг, но вполне заслуженно, сделал известным его искусство ксилографии. Образы «энтузиастов книги, с трепетом в ненастный день тащащих кипы книг в свои библиотечные берлоги» суть «благородные свидетели большого, но скромного, зачастую незаметного труда — книжного собирательства» (Михаил Базыкин).
Каждому экслибрису сопутствовали стихи, сочиненные женой Алексея Ильича — Ксенией Степановной (1896—1990), впоследствии известным искусствоведом. Строки из этой книги стали названием выставки, посвящённой Кравченко: «сладостный сон», навеянный книгой, — и «гулкое движение улиц» внутри и вне её.

 

 Иллюстрация Алексея Кравченко к поэме Александра Пушкина «Медный всадник». Государственное издательство «Художественная литература», 1936. Гравюра на дереве.

 

 

 Иллюстрация Алексея Кравченко к роману Шарля Де Костера «Тиль Уленшпигель». Земля и Фабрика, 1928. 
Гравюра на дереве.

 

                               

 Иллюстрации к Э.Т.А. Гофману. «Повелитель блох».

 

Страдивари в своей мастерской. Ксилография
 

                                     
 Стефан Цвейг «Письмо незнакомки». Ксилография.          Иллюстрация к новелле «Амок». 

                                   

 Иллюстрации к повести Н.В. Гоголя «Портрет».

 http://www.rsl.ru/ru/s7/s381/2014/kravchenko


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Очень хороший, познавательный материал. Спасибо, Иосиф

  • Ещё один Кравченко! Двое Кравченко на Острове - это перебор. Нам всегда хватало одного )

    P.S. привыкаю к новому дизайну, опциям и навигации сайта. В общем-то, стало лучше. Функционал расширен - в принципе, реализовали многое из того, что просили для сайта мы с Балуевой лет 8-9 назад;-)

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 7 Май 2016 - 4:03:09 Хаустов Андрей
  • Мы видим редкое художественное мастерство, соцветие шедевров, обостренный символизм и и способность передать чарующую атмосферу литературы. Художник погружает нас в водоворот подсознательных форм и значений, устойчивых мифов, наполняет свои работы иллюзиями и аллюзиями, которые переполняют читателей. Это Сезам экспериментальной живописи, автор иллюстраций помогает читателям в поиске своей сущности. Художник обладает неповторимыми энергией и колоритом. В творческом коктейле мастера дозировка выбирается на столько умело, а вкус напитка столь насыщенный, что не перестаешь восхищаться богатством красок и форм, выразительности и активности стилистического художественного наполнения и высокими художественно-идеологическими установками, органичной синхронностью плана выражения и плана содержания, создается особое семиотическое пространство, семиосфера, взятая под оригинальным прагматическим углом зрения с особыми семантическими традициями.

  • Уважаемый Иосиф! Всякий "ликбез" не ограничен возрастом и поэтому я благодарю Вас за знакомство с оригинальным и талантливым художником А.И. Кравченко и с рядом его работ в виде графики и ксилографии, как иллюстраций к знаковым художественным произведениям. Только терпеливый и кропотливый труд помогли Алексею Кравченко в своих работах приблизить нас к образу персонажей и событий и помочь нам лучше их понимать.
    Спасибо за доставленное удовольствие видеть эти работы Художника.

  • Уважаемый Иосиф!
    Спасибо за интересную статью о прекрасном художнике и графике -Алексее Кравченко!
    Его лирическая и откровенно чувственная палитра обладает безудержной свободой, рождённой ощущением личного самовыражения.
    В приведенных иллюстрациях поражает отличное владение техникой ксилографи и умение на небольшом поле дать ощущение пространства, будь то "Дом Пашкова" в Москве, иллюстрация к «Пиру во время чумы» Александра Пушкина или "Страдивари в своей мастерской".
    Но мне представляется, что к статье надо было бы добавить данные об обучении Кравченко у лучших русских художников: К. А. Коровина, В. А. Серова, А. М. Васнецова в Училище живописи, ваяния и зодчества, куда он поступил в 1904 году. А в 1918 г. отец жены художника Степан Тиханов был расстрелян ЧК, и семейная собственность конфискована. И поэтому в России Кравченко редко выставлял свою живопись, опасаясь обвинения в «буржуазном формализме».
    Валерия.

  • Угол падения равен углу отражения- физика. А угол преломления учитывается? Художник не рекламирует , даёт тему для Размышления. Что- то напоминает Росмарха. Воображение- я в этом вижу разрешение вопросов Автора . Пусть каждый видит не клише- наверное, задача Мастера. Многопланово и со знаком вопроса. С Уважением. Н. Киров.

  • Художественная рефлексия - сильнейший способ самопознания и мировосприятия. Где кончается гравюра и начинается реальность? Творчество художника более реально, чем сама реальность, в нем отражена философия и бессознательное искусства и самой жизни. Реальность - это часть гравюры. Весь мир строится из гравюр. Иллюстрации к книгам - это один из самых светлых символов культуры 20 века. Художник обладает глубочайшей духовной интуицией, и открывает зрителям двери к внутренней свободе, искусство внутренне перестраивает сущность личности, переформирует личность в процессе восприятия.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Наша реальность мнима, иллюзорна и только настоящие художники делают ее реальной, воплощают смыслы, творят жизнь. Именно благодаря великим творцам, виртуозам - реализуется семантика наших ценностей, создаются возможные миры - отражения нашего мира. Описать реальность творчески -это подвиг, и художественным отображением действительности занимаются подвижники. Каждая картина, гравюра, миниатюра - это один из возможных миров, достоверность которого зависит от нашего восприятия. Художник реальность не описывает - он ее конструирует. Реальность опосредована творцами искусства, создающим категории "прекрасного". И в таких гравюрах часто важно не то, что нарисовано, а то, как и зачем нарисовано - важна прагматика творчества. Не каждому творцу удается пережить апогей популярности, но каждый художник всякий раз по-новому членит мир. И часто идет отзеркаливание наоборот - не действительность превращается в художественное, а произведение искусства превращается в действительность.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Вайнер  Ирина   Буторин   Николай   Ейльман Леонид   Борисов Владимир  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,258
  • Гостей: 371