Пряничников Олег



Столетин был вынужден часто укорачивать шаг, при этом он балансировал словно эквилибрист, передвигающийся по цирковому канату. Балансировал он действительно для того, чтобы не упасть, ведь к вечеру подморозило, и дневное месиво из грязного снега теперь превратилось в сплошной каток. Живот Столетина приятно грело грамм четыреста коньяка, ну и в голове было довольно-таки не плохо: деревья, конечно, не гнулись, но камыш слегка шумел. Шёл Столетин от дружка, возвращался домой, к жене.
«Ну что ж,- мысленно подводил он итоги проведённого дня в гостях,- глупостей вроде никаких не совершил. Подружке (друга) на прощание ручку лизнул - и это выглядело по-джентельменски. А вообще чёрт бы её побрал, так хотелось с другом посидеть тет-а-тет. Ну да ладно. Что ещё? Поговорили о литературе. Да-а-а, а иначе не стоило и выпивать. Женщин похвалил, в общем смысле - как пол, как божье создание. Да, разок упёрся в принципы - это когда речь шла о литературе, но ничего-ничего, остались при своих. Короче, день удался».
После такой оптимистической ноты Столетин перевёл дух, затем пересёк по едва заметному пешеходному пути проезжую дорогу, и вот он уже намеревался свернуть в знакомый до боли переулок, как что-то его заставило остановиться и вздрогнуть. Короткое, клетчатое, чёрное с красным пальто.
Короткое, чёрное с красным пальто. Оно облегало тело худенькой, среднего роста женщины, и оно время от времени тоже балансировало, постепенно удаляясь от прицельного взгляда Столетина. «Катька!»- хотел было крикнуть он, но затем лениво подумал: «Зачем?» И всё же ноги его заскользили за женщиной.
А ведь тогда был июль, а июль это вам не март. А солнца было, ой, сколько было солнца. «Ну, июль, солнце, а дальше что? Кровать её мамы? Тьфу! Раньше! Кино? Нет, раньше! Ещё кино? Нет, идиот! Июль, солнце, река... Рыбалка! Я же рыбак, рыбалка была раньше всего. Точно! Деревня Клюевка, моя собственная бабка, к которой приехал на каникулы, кусты, деревья, река, чайки, ры-ба-лка!»
Столетин забыл про скользкий тротуар, каменные дома, вообще про город, он видел только семнадцатилетнею дочку соседей - Катьку. В голубом платьице, задранном до бёдер, Катька, усевшись на деревянном мостике, полоскала бельё.
- Ты что, дура, делаешь?- кричал ей Столетин.- Вроде выросла уже, должна понимать, я же рыбачу. Ты что удочку не видишь? А ну прекрати!
- Сам дурак! А ещё в институт приняли. «Интэллигентом буду, интэллигентом буду.» Вот напишу в твой институт о том, как ты выражаешься. Рыбак с печки бряк. Чё ты здесь поймаешь, надо вниз по речке идти! А где мне бельё прикажешь полоскать?
- Берега мало? Вон подальше по берегу зайди в воду и полощи своё бельё.
Тут Столетин вспомнил - он был в семейных по колено, а в воде стоял по щиколотку. Он спешно продвинулся глубже в воду, при этом охнул от набежавшей на плоть прохлады. Ой, ну Катька! Катька смеялась, потому что знала - несмотря на тёплую, солнечную погоду глубинная вода в проточной реке, со дна которой к тому же били ледяные ключи, была довольно-таки холодной.
- Давай купаться, студент!
- Купайся одна, доярка! Только в стороне, дальше. Итак, не клюёт, а тут ты ещё.
- Июль, какая рыбалка, студент! Сматывай удочки и приходи сюда через полчаса. Придёшь?!
Что-то ёкнуло внутри Столетина, а вода показалась теплее. Он угрюмо зыркал - то в сторону Катьки, то в сторону торчащего из воды гусиного пера.
- Ну, что молчишь, студент?- русоголовая девушка (да, она же русая, русая, и с косой!) русоголовая девушка с косой выжала тряпку, шлёпнула ею об дно эмалированного тазика и встала. Подол голубого платьица упал на колени.
- Приду,- выдавил из себя Столетин.
Её смех долго не утихал. Ах, какой звонкий смех у Катьки.
За полчаса Столетин смотал удочки, сбегал в бабкин дом, где переоделся в чистые джинсы и свежую футболку, побрился, надушился, и вот он чистенький и благоухающий уже на знакомом мостике - стоит, ждёт.
- Ждёшь?
- Жду.
Она так же переоделась: в розовое, с вызывающем вырезом и коротким рукавом платье. Подол выше колен, прекрасных девичьих колен.
- Поплаваем?
- Поплаваем.
Теперь вместо семейных трусов на нём были современные плавки, на ней раздельный стильный купальник. Они зашли в воду одновременно. Девушка, распустив косу, сразу же поплыла к противоположному берегу. Столетин заахал, заухал, делая вид, что собирается нырнуть, но плавать-то он не умел. Катя это знала и, подплыв к Столетину, сказала очень серьёзно:
- Всё, студент, отнырялся. Будем учиться плавать.
Тот отвёл глаза. Но, уж лучше «барахтаться» под предводительством деревенской Катьки в деревенской речке, чем у кого-то брать уроки плаванья в студенческом бассейне, где при этом Лора , Клара, Зина так грациозно таранят воду. А вдруг Катька и в самом деле научит?
Научила... Столетин остановился перед вывеской «Продукты». Клетчатое, чёрное с красным пальто скрылось под этой вывеской. Он залез в карманы, нашарил зажигалку и сигареты. Закурил. А может сейчас, когда выйдет из магазина, напомнить о себе? Но, сколько же минуло лет? Боже, сколько минуло лет! Лет пятнадцать, наверное. А что, не так уж и много. Столетин поперхнулся дымом, с писком чихнул. «Чего я зябну? Почему не иду домой?» Он скривил губы: «К жене, почему не иду».
А вечером посетили клуб, где смотрели кино. Показывали какую-то комедию. Они сидели, держась за руки, а сзади всё кто-то сопел и сопел. Вот этот, который сопел, и встретил их за клубом. Правда, он не один встретил, их всего четверо встречало. Но этот сопливый, лобастый телёнок, комбайнёр-механизатор ударил его первым и, гад, попал прямо в нос. Ох, и потом нос был у Столетина, если бы был Новый год, деда Мороза приглашать не надо было. Но и он в ответку махал ручками и даже ножками, а как же, карате-до, то есть после учёбы маненько отрабатывал. Катька визжала, поросёнка режут - тот так не визжит. Её-то визга больше всего и испугались те четверо. А дальше всё было классическим: после драки лечение народными средствами, ну, а потом кровать её мамы. Потом обещания были, вот, мол, обучусь, заберу в город, женюсь. Обучился, но не забрал, не женился... Столетин смял бычок, ужалив ладонь, но боли не почувствовал.
Согнувшись под двумя огромными сумками, со сбившейся на глаза русой чёлкой, выпирающей из-под серенькой беретки, но без косы, из магазина выруливала Катька. Шаг. Шаг. Шаг. Столетин, словно заворожённый наблюдал за близкой когда-то ему женщиной и не сразу понял, что женщина-то эта поскользнулась и упала, выбросив вперёд себя сумки. Понял, ринулся на помощь.
- С вами всё в порядке? Вот ваши сумки.
- Ой, спасибочки! Ой...
Их взгляды встретились. «Катька-Катенька, что с тобою сделала жизнь. У глаз морщинок-то, морщинок». Это была уже не та Катька. А вот подол клетчатого пальто упал на колени точно так же, как когда-то то голубое платьице.
- Что здесь происходит?!- Столетин услышал над своим ухом мужской бас и сопение. Он повернул голову и узнал - перед ним стоял тот самый сопливый, лобастый телёнок, комбайнёр-механизатор. Лицо не хорошее, пьёт, видимо, много.
- Катерина! Ты хоть предупреждай: в какой магазин пошла. А это что за супчик тебе сумки подаёт?
Женщина смотрела то на Столетина, то на лобастого, как будто сравнивала их, а в глазах у неё была такая вселенская тоска. У Столетина сжалось сердце и забилось в висках: « Сейчас уйдёт и всё, и навсегда».
- Спасибочки, - ещё раз поблагодарила Катька.- Гриша, (это она лобастому) пошли домой.
- Сначала две сотни дай!- загремел комбайнёр-механизатор, теперь, скорее всего, бывший.
- Можно я дам?!- чуть не взвизгнул Столетин и полез за кошельком.
- А нам чужих денег не надо!- взревел лобастый телёнок.- Своих хватает!
- Да я не чужой,- затараторил Столетин. «Что я делаю? Идиот!»,- сверкнуло в его мозгу, но он продолжал:
- Вы из Клюевки? Сюда, в город, жить переехали?
- Ну. А тебе-то что за дело?
- Клюевка. Моя бабка, покойница, соседкой тебе, Катерина, была. Я внук её, студент. Ты меня вспомнила, Катерина?
- А-а-а, студент?!- лобастый детина вытащил из карманов свои огромные кулаки и учащённо засопел.
Дальше было много шума и возни, но особенное впечатление на прохожих произвёл визг женщины с сумками, визг семнадцатилетней девушки Катьки.

В дверь своей квартиры Столетин звонил долго. Его разбитый нос не дышал, грязь валилась с него ошмётками.
Наконец жена открыла.
- Что, нагулялся?
- Нагулялся.
Не раздеваясь, он протиснулся в кухню. Там, за газовой плитой, ещё было.



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Спасибо, дорогие друзья за комментарии. Спасибо за публикацию.
    С уважением, Олег.:)

  • Дорогой Олег, ну разве можно в такой жестокой форме провести ампутацию??? :D:D:D:D:D:D:D А где же твоя доброта и милосердие к читателям, которые любят твои работы, твоё творчество??? :):):):):):):):):) Не могу придти в себя - такой финал - хоть стой, хоть падай!!!
    С любовью - Ариша.

  • Уважаемый Олег!
    Ваш рассказ представляется мне удачным и мастерски написанным.
    Простая и, видимо, типичная для многих встречавшихся в сельской или провинциальной глуши история молодых людей, когда пары распадались из-за того, что уехавший (-шая) женились (выходили замуж) за городскую (столичную) девушку (мужчину).
    Простыми и выразительными словами дана картина какой-то первобытной неизбывной жестокости, вторгающейся в лирику начавшихся любовных отношений Катерины и студента, а затем- при случайной встрече у магазина.
    Невольно напрашивается сравнение этого случая с воспоминаниями, недавно здесь описанными, тоже в коротком рассказе "Мохито" (автор- Петер Зенгер):
    оба рассказа- от лица мужчины, но если у Вас заканчивается заначкой "Там, за газовой плитой", то у Петера- это прекрасный коктейль с ягодкой на дне, и воспоминания солнечные, оптимистичные, а не столь тяжелые и мрачные, как в России. Но что делать- каждому свое, или,- как писал недаво М.Веллер в последней передаче от 12 марта "ПОДУМАТЬ ТОЛЬКО…"
    " Откуда эти тяжелые партийные лица?! Откуда эти складки губ, откуда эти мрачноватые взгляды?! Что случилось?"
    И продолжает:
    " — никогда с такими лицами не будет построено счастливой страны. С этой мечтой можно попрощаться. Потому что строительство счастливой страны начинается с ощущения счастья и с мыслью о счастье, начинается с улыбки, не с мрачной морды. С мрачной мордой ничего хорошего, кроме тюрьмы не строится."
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 13 Март 2017 - 16:11:10 Андерс Валерия
  • Очень жизненный рассказ. Сколько у нас таких Кать и Столетиных... Жизнь, что поделать. И ничего не меняется, все применимо и к нашему времени и к советской эпохе. Поучительно... Нечего возвращаться... Не с объятиями же его было встречать... Ну а жизнь, коту под хвост, у обоих... Жаль, но такова жизнь...

  • Отсутствие крутых сюжетных завихрений (какие обожаю у Полара!)) в рассказе Олега меня не смутило. Люблю психологические зарисовки Дениса Драгунского ( выросшего прототипа из ДЕНИСКИНЫХ РАССКАЗОВ).
    Шибанула безнадега, обреченность, комплексуха ВСЕХ героев. Удивил возраст этой беспросветности. Катьке 32. Столетину от силы 35? И уже такие потрепанные, потасканные, сдувшиеся... Упс, такое тоже бывает?..
    Хорошо выписан системный сбой в психологии и вообще в мировосприятии гл.героя: он все время мониторит себя со стороны. Молчалинский типаж:
    - Ах, боже мой, что станет говорить княгиня Марья Алексевна?!
    (Знаю, что слова Фамусова, но Молчалин тоже так думал. )))
    Отсюда ощущение недополноценности жизни и убогости личностей. Это история о первичности окружения и вторичноости себя. Я так прочитала.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 13 Март 2017 - 10:47:41 Алекс Марина
  • У меня тоже была идея рассказа:
    Иванов шел в парикмахерскую, стемнело, похолодало, подморозило. Иванов прошел мимо пивной, магазина одежды, и уже подходил к парикмахерской, как вдруг увидел женскую фигуру. - Она, - подумал он, - Анька, эх жалко расстались, а впрочем хрен с ней, - подумал он, и зашел в парикмахерскую. Он подстригся и пришел домой, - жрать будешь? - спросила жена. - Буду, - сказал Иванов. Он поел картошлки, лег спать и захрапел.
    ------------------------
    Вот такой интересный рассказ. Показывал специалистам, все хвалили, жене понравился, сказала "отлично" - мата нет да сюжет такой жизненный, ну не знаю нобилескую дадут или нет, пока еще даже не публиковал, наметил вторую часть, как Иванов проснулся, поссал, позавтракал и пошел на работу. Но мне литераторы сказали, что вторая часть всегда хуже первой, вот я и думаю, ну чего читателей разочаровывать, пусть будет только одна.

  • Уважаемый Олег!
    Ваш рассказ , как мне кажется, написан в стиле уходящего соц- реализма. Он немного позабавил, но и не менее навеял грусти - в какой серости живёт и прозябает русская глубинка. Причём, у рассказа нет временных координат. Напиши, что это происходило в начале 20 го века - и будет верно. А в конце 19 го? То же. А в конце 20 го? Так же верно. А в марте 2017? А почему бы нет?
    А собственно, что изменилось? Семейные трусы стали персональными? Вот как- будто и все. Вот и весь прогресс. А морду могут в России набить в любом, даже общественном месте, только лишь потому, что ты не понравился какому-либо мордовороту-механизатору с большими кулачищами, или, например, крутому дяде в белом джипе. Этот крутой дядя подрежет тебе дорогу, вывалится из джипа с бейсбольной битой, и отходит тебя ею прямо на водительком сиденье, то есть не отходя от кассы. Может, я чего- то лишнего нафантазировал? Или отнюдь?
    Спасибо уважаемому автору за поучительный рассказ, который крупными буквами намекает, что на чужих девушек лучше не заглядываться, а то как бы не только нос не разабили, но и голову бы не скрутили против резьбы!
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 12 Март 2017 - 21:42:27 Буторин Николай
  • Время необратимо. И всё во времени необратимо тоже.
    Из живой лисы не так уж трудно смастерить горжетку, а вот из горжетки - живую лису пока ещё никому не удалось.
    Однако, пытаются многие.

  • В честной драке нет ничего грубого, драка нужна для разрядки напряжения, для восстановления гармонии, для нормализации баланса и возвращения к равновесию, для разгрузки, но драки никогда не кончаются добром. В нос - это не в глаз. Лучше в нос, чем в глаз. Мордобитие мордобитию рознь. Нельзя все мордобития под одну гребенку... Не уметь плавать - это тоже стиль плавания. Заплыв выигрывает не тот, кто умеет плавать, а тот, кто твердо решил его выиграть. Чтобы доплыть до своей цели не надо плыть, надо видеть цель... Вероятно, муж Катьки дракой компенсировал отсутствие гармонии в личной жизни... А герой рассказа тоже самое - и для него драка была компенсацией его внутренних конфликтов и комплексов. Жизнь человека состоит из драки и любви. Для женщины главное — любовь, для мужчины — драка. Но не герой рассказа полез в драку, а драка полезла в него... Хотя, возможно, подсознательно, где-то в глубине души он и хотел драться. Вероятно, склонность к дракам - это часть коллективного бессознательного мужчин, которое активизируют женщины как повод... Легко начать драку, тяжело ее закончить...
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 12 Март 2017 - 16:20:26 Тубольцев Юрий
  • Рассказ Олега имеет социальную подоплёку.Но это только на поверхности... В глубине - жизненная драма двух героев. Столетин - выходец из хорошей семьи, и всё у него сложилось в жизни по плану. Стандартное счастье... Разговоры, действия такие, какие от него ждут. Он сам понимает, что много фальши, обыденности... И вот на дороге разомлевшего Столетина всплывает давнее воспоминание. Как смело деревенская красавица Катька впустила его в свою жизнь, как откровенна была с ним. Нет, это не была тягучая долгая любовь с переживаниями. Это была яркая вспышка счастья! Увидев в уставшей женщине лишь отголоски былой красоты, живой наивности и сам Столетин сник. Ведь от собственной жизни, от собственных проблем не спрятаться, как от правды.
    Ах, время-время... Безжалостный судья.
    Муж Катьки в итоге "отметелил" Столетина ни за что ни про что... На самом деле такой удар меж глаз ему нанесла судьба. Конкретная боль вернула его в реалии... Где уже не всё так просто, светло, наивно и красиво... Где за каждый кусок надо бороться... В мир, где правит ложь, коварство, лицемерие...
    Столетин остался с разбитым носом, а легкокрылый мотылёк Катька с разбитой судьбой... Был ли у малообразованной девочки-простушки шанс, как у сказочной Золушки, переместиться со своей параллели на другую. Конечно же нет! И от этого рассказ становится ещё более грустным...

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 12 Март 2017 - 14:56:19 Демидович Татьяна

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Борисов Владимир   Крылов Юрий   Аимин Алексей   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,242
  • Гостей: 543