Яхнес Виктор

 Случайное наблюдение

Очерк

«А сколько ты можешь пройти», - вдруг спросил сосудистый хирург, поизучав пару минут результаты обследований.
«Много…», - честно ответил я..
«Вот и иди…»
В смысле, поражения сосудов ног меньше, мол, 50% и, стало быть, никакого кардинального вмешательства до поры не требуется. Только ходить…

Вот я каждый день и хожу. И смотрю. Получается, случайное наблюдение тоже доктор прописал…

На углу Бальфур и Герцль одиноко стоял грустного вида восьмидесятиплюслетний человек и …свистел.
От того, что он периодически складывал губы в трубочку, вид его делался ещё печальнее, и было заметно, что они у него уже устали, потому как он больше дул, чем свистел…

Понятно было, что он звал собаку. В нашем городе много одиноких пожилых людей, для которых собака – единственный член семьи.

«Прибежит, - подумал я, - аналогичного, небось, возраста, не впервой…»
Случайное наблюдение на этом могло и закончиться…

На следующий день картина не изменилась. И на третий день тоже…

Человек я эмоциональный, а другой доктор настойчиво призывал беречь нервы. И я стал ходить к морю другой дорогой.
Случайное наблюдение стало из памяти стираться, уступая место новым…

Как-то, задумавшись, я вернулся на прежний маршрут…

Тот самый человек сидел на скамейке, уже не свистел, а только грустно, тревожно, с остатками надежды смотрел по сторонам…

Через пару дней, мне показалось, плечи его совсем уж опустились, а в опустошённых, уставленных в одну точку, глазах появилась щемящая безнадёга…

Вскоре скамейка опустела…

Кто… Куда… Подробностей я, разумеется, не знал… Случайное наблюдение – оно и есть случайное…

Все уходят… И люди, и собаки…

Печальное и случайное наблюдение и мысли породило соответственные…

Как подготовиться, как принять, как вести себя напоследок…

У моего друга в Беларуси очень почтенного возраста родители принадлежали к какой-то приличной секте.
Трёпанные болячками, войной и строительством коммунизма старики неизбежно изредка заговаривали, конечно, и об уходе.
И я навсегда запомнил их спокойный, даже благостный настрой при этом…
«Скоро домой, - с какой-то тихой радостью вздыхали они… - Скоро к Нему…»

Может быть это и странно (к контексту) звучит, но спокойное отношение этих людей  к предстоящему и неизбежному однозначно порождало мысль: они уходят в лучший мир…
Что совсем не мешало им радоваться каждому дню на этом…

Какая-то обойдённая тема… А зря…
Сдаётся мне, просвещённость и знания в любом вопросе берегут нервы и тонус жизни, по-любому, повышают…

 

Свои люди

Очерк
Записался по своим делам к генеральному (директору объединения); свои люди называли его для краткости просто генерал. Сижу, жду в приёмной…
Вдруг у секретарши в аппарате гневный голос генерального: «Горбачёва ко мне! Немедленно!»
Мы обменялись с ней удивлёнными взглядами, и я поспешил в кабинет…

На приёме у генерального бабуля с розовым носом и лицом профессионального жалобщика. Глаза генерала метали молнии, блеск звезды Героя Соцтруда, казалось, прожигал насквозь.
Бабуля, гляжу, округлила глаза и особо зауважала генерального: это же надо – только вызвал на ковёр, и я мигом здесь…

«Садитесь», - буркнул мне генеральный и указал на стул напротив бабули. Я насторожился: к таким, как я, генеральный никогда на «Вы» не обращался…
«Вы, что там совсем с ума посходили?! Вы что творите?! Заслуженный ветеран труда, а вы ему теплотрассу перекрыли! В разгар зимы!!!»
Короче: «сутки на исправление», «иначе партбилет на стол», «уволю», «по суд», тюрьма-расстрел…
Надо видеть кабинет генерального: сталинский дух, дизайн и размеры, там же эхо гуляло…

Признаться, какой-никакой опыт столоначальника, калибром, правда, значительно поменьше, у меня к тому времени тоже имелся. К тому же о таких приёмчиках генерала  все, вхожие в его кабинет, были осведомлены.

Естественно, я в грудь кулаком: «Да я сейчас поеду и всех этих паразитов-ремонтников лично в траншею закопаю, если за сутки не восстановят теплоснабжение!» Типа того…

Вижу, бабуля прониклась… «Да ладно уж, Алексеич, не ругай его так шибко! Молодой… Вижу, что постарается…» И всё к носу кончик платка прикладывает. То ли от жалости ко мне, то ли от насморка, от этих лиходеев-ремонтников подхваченный.  И… вознамерилась уже на выход.

Генерал тоже встал проводить, по пути достал что-то из шкафа… Приобнял бабулю за плечи: «На, вот, Александра Васильевна, коньячок армянский, подлечи свою простуду…»

Конечно, коньяк этот – верный бабуле запрет на походы к нему с жалобами.  Как же, в другой раз это будет выглядеть как вымогательство…

Но я уже закрывал дверь генеральского кабинета и думал только об одном: вот сейчас приду к себе, и тут же позвонит Чистяков Николай Иванович (мобильных тогда ещё не было).
«Ты что, скажет, змей, наобещал там?! Да там же на неделю работы!!!»
Теплотрасса – это его епархия, я к ней вообще никаким боком…

Но это уж рассосётся как-нибудь… Мы же свои люди…

 

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Спасибо Виктор. Интересный очерк, хорошо написанный, мне понравился. Да, такие обещалкины, как генерал, часто мелькают в новостях по Российскому телевидению. Да и у нас в Израиле в них нет недостатка. Жизнь, и она не устаёт преподносить сюрпризы...
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Ариша, мне приятно, что очерк Вас заинтересовал. Мы выросли в той генерально-генеральской системе, поэтому хорошо понимаем, о чём речь. И Вы, и я, и другие островитяне нашего поколения вспоминают её сквозь свою персональную призму. Это и интересно. Тогда особо и некогда было оглядеться - дефицит лихорадил, кодексы гнали пургу, карьеризм сбивал дыхание. Интерес и любопытство - категории вневременные, поэтому делиться впечатлениями о временах пережитых - интересно вдвойне. Спасибо! И здоровья Вам!
    С уважением, Виктор

  • Уважаемый Виктор!
    Ваши заметки показались в этот раз скучноватыми, но они короткие, за что- спасибо!
    Как советовал незабвенный Эйнштейн: проблему нужно решать сменив к ней подход. То есть если продолжать циклится на неизбежности конца, которого, кстати, никто не избежал, то только приблизишь его факт.
    Значит желательно отвлечься во благо, например, литературы. Или музыки, это кому что ближе по духу. А вот бегать от инфаркта к инсульту менее желательно. Лучше на балкон и обратно.
    Ваш второй рассказ оживил в памяти легендарные перестроечные времена и те, которые были поодаль. Вспоминается с сарказмом. Я удивляюсь, как это МихалСергеича тогда, в Фаросе гекачепэшники не пристукнули? Могло ведь все повернуться по другому. Зато как лихо стали после неудачного переворота поголовно избавляться от партбилетов! Как по команде.
    Это говорит о том, чего стОит весь этот партийный пафос, который сегодня снова вдалбливают путинские опричники.
    Желаю автору долгих лет и продолжать свои короткие зарисовки!
    Н.Б.

  • Уважаемый Николай!
    В какой-то сердитый момент прочитали Вы мой очерк! Поэтому, кроме краткости, на этот раз разглядели и нечто иное, мне самому незнакомое. Нет там ни зацикленности, ни призывов бегать, ни на баррикады. Просто зарисовки с натуры. Но особое мнение автору завсегда интересно, что мне Вам объяснять. Спасибо!
    С уважением, Виктор

  • Спасибо за Ваши очерки, наблюдения и размышления. Меня тронуло первое, хотя и немного разочаровало..Я всё надеялась, что Вы заговорите с героем, или найдется его пёс. Но не заговорили, и четвероногий, по всей видимости, пропал безнадежно.Тогда бы, наверняка, Ваше повествование лишилось бы возвышенно-лиричных размышлений, но мир стал бы чуточку добрее. Получается, давайте будем беречь нервы - будем равнодушнее? Что мы теряем, просто обратившись к кому-то в трудный момент с добрым словом? Мои вопросы риторические, и я пишу сейчас не именно о Вас, а вообще о нашем обществе, и как я недавно случайно слышу от священника - "не в осуждение, а в рассуждение"..
    С уважением, Мария

  • Мария, не серчайте на меня! Вы, как моя жена: я ей - "не приставай к людям", она мне - "ну, может быть, человеку помочь чем". Мужчина видит мир рассудком, женщина - эмоциями. Синдром матери Терезы. Но я отзывчивый, уверяю Вас. Просто я, как и Николай Буторин с Эйнштейном сменил подход к проблеме. В сторону рассудка.
    А за рассуждения спасибо. Ради них, собственно, вся эта канитель
    С уважением, Виктор

  • Ваши случайные наблюдения вызвали в памяти эти строки:

    Идут года. Остатки сладки.
    И грех печалиться.
    Как жизнь твоя? Она в порядке,
    Она кончается…

    И. Губерман

    * * *

    Лёгкой жизни я просил у Бога:
    «Посмотри, как мрачно всё кругом!»
    Бог ответил: «Подожди немного,
    Ты ещё попросишь о другом»…

    Вот уже кончается дорога,
    С каждым годом тоньше жизни нить.
    Лёгкой жизни я просил у Бога,
    Лёгкой смерти надо бы просить…

    (И.И. Тхоржевский – оригинал или перевод, подражание Гафизу - хафизу))

  • Семён, я не перестаю на Вас удивляться! Что ни напиши, у Вас всегда снайперский отзыв. И целых два рикошета: один - мотивация, другой, в очередной раз, почтение к опыту. Так получается, что после Вашего отзыва я лезу добывать новую информацию. Губермана знаю, почитываю, уважаю. Тхоржевского с Вашей подачи хочется узнать. Спасибо! Будьте здоровы!
    С уважением, Виктор

  • Написать - значит сотворить чудо. Чтение - это иная форма судьбы. Читать и зачитываться можно вечно. Эти миниатюры - как шоколад с мороженным, вкусно читаются на десерт. Два облака слов растворились на сайте АндерсВал, чтобы порадовать читателя. Они быстро читаются, но долго обдумываются. Жизнь – словно мираж, отражающийся на экране монитора. Автор, наполни-ка чарку воображения, и радость удовлетворения словом прибудет с читателем. И заблещит идеал воображения и зацарит в душе покой.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Юрий, удовлетворённо с Вами соглашусь: десерт. Людей позабавить, самому порадоваться. Что в детском саду, что в армии, что в космосе. "Смысл десерта — не добавить сытости, а, наоборот, снять ощущение послеобеденной тяжести, не вызывать у человека желания заснуть. ...не только «проталкивающие» пищу, но и тонизирующие общее состояние, ускоряющие процесс пищеварения и снимающие ощущение тяжести после обеда" (словари на Академике). Таки благодарный смысл, согласитесь. Будьте здоровы!
    С уважением, Виктор

  • Из случайного маленького события у Виктора Яхнеса вырастает целая жизнь. Первая миниатюра о скоротечности жизни, философском принятии неизбежности ухода. Просто и без надрыва Виктору удалось передать ощущение грусти и тоски у тех, кто потерял родного и близкого... Случайное наблюдение глубоко ранило автора и, задумавшись о безвозвратных утратах, он словно заглянул в неизвестность... "Все уходят... И люди, и собаки..." Но далёкая-близкая грань между миром живых и мёртвых будет всегда тревожить... Тягучий туман тоски и боли...
    Вторая миниатюра о причудах нашего бытия. Главные герои - высокопоставленный человек, жалобщик и тот, кто стал Козлом отпущения. Кстати, жалобщики особенный народ. И их образ очень чётко показал Виктор Яхнес - недалёкая пожилая женщина, для которой жалобы стали образом жизни. Жаловаться обычно ходят одни и те же люди, и чиновники их знают в лицо. Только вот, решая свои личные проблемы, они зачастую невольно вскрывают нарывы и глобальные пробелы в работе "генералов"... И генералам приходится быть и изворотливыми хитрюгами, и тонкими психологами. А главная морока падает на плечи исполнителей. Они и становятся золотыми рыбками, которые должны повиноваться и исполнить любые желания для неповоротливых командиров. Прекрасная жизненная зарисовка!

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 26 Окт 2017 - 23:54:48 Демидович Татьяна
  • Таня, у вас хороший слух: вы услышали то, что я и хотел сказать. Это радует - значит "букафки" подобраны правильно. Спасибо. И удачи!
    С уважением, Виктор

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Талейсник   Семен   Крылов Юрий   Голод Аркадий   Исаков Саади   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 5
  • Пользователей не на сайте: 2,241
  • Гостей: 482