Бизяк Александр




http://pics.livejournal.com/ikc_istochnik/pic/000147s2



Шелковый путь из Хайфы 
 в Ташкент и Наманган


 

                                         Фрагменты из новой повести

     

                   

                            



Путь из Москвы в Ташкент (транзитом через Хайфу)  занял у меня около пяти часов плюс сорок лет.

В 1966-м я покинул свой родной Ташкент (после знаменитого землетрясения), тридцать лет прожил в Москве, десять в Хайфе, и вот я снова  на своей далекой малой родине.


                                                       Осталось немного... Осталось немного...

                                                       На небо взглянуть и расстаться с дорогой.


                                                       В пылающей роще, забыв про обиды,

                                                       куста не ломая, коснуться рябины.


                                                      Осталось услышать закатную птицу.

                                                      Пред ясной водой на колени склониться.


                                                      Осталось понять, что настала усталость,

                                                      Как много осталось... Как много осталось...


                                                                                    Александр Файнберг



              В Ташкенте я объяснялся на иврите

                      



...Ташкентский аэропорт.  Благополучно преодолеваю паспортный контроль, снимаю с транспортера сумку и выхожу на площадь.

Над головой  всё так же, как в далёком детстве,  голубеет небо, дурманят голову  шашлычные  дымки, запахи самсы и плова из соседней чайханы...

Из толпы встречающих пробирается ко мне мой старинный друг Мунид. Жаркие братские  объятия.

- Ну, как ты, дорогой?..

- А ты?..

Рядом с Мунидом -  молодая стройная  восточная красавица.

- Моя новая жена  Саида, - говорит мне друг.

Я, наверное, слишком долго задержался  взглядом  на его красавице жене.

Мунид корректно, но настойчиво подтолкнул меня к стоящему поодаль респектабельному молодому человеку:

- Познакомься, мой племянник Олимхон. Отличный парень и успешный бизнесмен.

То, что Олимхон - успешный бизнесмен, можно было бы и не пояснять. Об этом говорили  его вальяжность  и роскошный Мерседес.

Олимхон гостеприимно распахивает  дверцы иномарки, приглашает нас в салон. Вручает мне свою визитку: "Бахадиров Олимхон Каримуллаевич,  региональный представитель компании "Unigue".

Первое, о чем  спросил меня племянник, заводя мотор:

- Ма шемха, хавер? (Как твое имя, друг?)

- Александр, - отвечаю. - Для своих я просто Алик.

- Наим миот, Алик-ака. Ма нишма? Беседэр? (Очень приятно? Как дела? Все в порядке?)

Я растерянно смотрю на Олимхона:

- Аколь беседэр... (Все в порядке)

- Тов миот, (Очень хорошо) - улыбается племянник.

- Наш Олимхон  почти коренной израильтянин, - говорит Саида. -  На Святой земле был девять раз.

- Шмоне, (восемь)- уточняет Олимхон.

- Слиха, нахон, (Извини, ты прав) - соглашается Саида.

- Как, и вы говорите на иврите?!

- Камуван, нахон. (Конечно) Моя подруга двенадцать лет назад вышла замуж за израильтянина. Живут в Ашдоде. Родила двоих детишек - Давида и Зухру. Всей семьёй часто прилетают в гости. Дети, те вообще лопочут на иврите. Да и сама подруга стала забывать узбекский. Вот мне и приходится осваивать иврит...


Мы мчимся по новому Ташкенту. Широкие проспекты, скверы, парки, высотки из бетона и стекла, рестораны, банки, иностранные посольства, современные дворцы из мрамора...

Я прильнул к стеклу, пытаясь отыскать знакомые приметы моего родного старого Ташкента. И почти не нахожу.


                            

                                 Черный жемчуг


                                                    И снова темный жемчуг, столько бусин...


                                                                                             Райнер Мария Рильке



И вот мы в центре города, в доме моего друга. Уютная квартира на четвертом этаже, из кухни  прорублено "американское" окно в гостиную.  В клетке - птичка бедана. Мне кажется, что и она щебечет на иврите.

Я разбираю сумку, раздаю презенты.

Саида с тревогой смотрит на меня.

Ей не нравятся мои подарки? А ведь могла бы как-нибудь  и скрыть свою реакцию.  Я ведь так старался...

- Алик-ака,  вы меня простите, но у вас нездоровый цвет лица. Вас мучают запоры?

Я покраснел.

- Вы не  стесняйтесь, я дипломированный врач.

- Я не стесняюсь и не мучаюсь запорами. Мунид может подтвердить.

- Алик, да не слушай ты её! - Раздражается Мунид. - Она свихнулась на запорах. Сейчас готовит диссертацию на эту тему.

- Алик-ака, покажите мне язык! - требует Саида.  

- Вам - язык?!  Зачем?

- Алик, да покажи ты ей язык. Пусть успокоится, - говорит Мунид.  

Ситуация дурацкая. Показать женщине язык, да при том - восточной женщине?..

Я открываю рот и демонстрирую язык.

Саида его долго изучает, потом  оттягивает веки на моих глазницах.

- Алик-ака, ваш организм нуждается в очистке. У вас в кишечнике скопился черный жемчуг. 

- Черный жемчуг?!

- На языке гастрологов черный жемчуг - это каловые камни. Вы посмотрите, как прекрасно выглядит Мунид-ака. К нему пришла вторая молодость.

- Ну, положим, не вторая, а уже четвертая, - самокритично признается друг.

- А что ему вернуло молодость, пусть даже и четвертую?   

- Ваше обаяние и красота.

- Дело не во мне, а в клизмах на фруктовых соках!

Мунид соглашается с женой:

- По две очистки в день. Утром - яблочная клизма, перед сном - сливово-яблочный коктейль с вишневым соком.

- Компоты я люблю, но не через клизму...

- А вы попробуйте, Алик-ака. Вам понравится. Начнем сегодня  же. Курс займет не больше  трех недель.

- Да вы что?! Через две недели у меня обратный вылет!

- Вылет можно передвинуть, - успокаивает друг.

- Ло-ло-ло! Асур!(Нет, нет, нельзя) - кричу я на иврите. - Я не за клизмами  сюда приехал!

- Ох, Алик-ака, Алик-ака...  Не бережете вы себя, - печально улыбается Саида. - Ну, ладно, не хотите клизмы, тогда я угощу вас настоящим наманганским пловом.

Я недоверчиво смотрю на клизмотолога.

Нет, вижу, что она не шутит. Тем более, из кухни, действительно,  доносится пловный аромат.

- Мойте руки, и -  к столу! - командует Саида.  

Я скрываюсь в ванной,  потом бегу к столу.

- Рано торжествуешь, дорогой, - говорит Мунид. - Скажи, ты ночью крепко спишь?

- На бессонницу не жалуюсь.  А что?..

-  А то, что клизмы все равно тебе не избежать.

- Надеюсь, это шутка?!

- Не уверен. Надо знать Саиду...

- Не слушайте его, Алик-ака. Он зря пугает. Уверяю вас, во сне вы даже не услышите моего прикосновения. У меня легкая рука...

- Могу я позвонить в аэропорт и передвинуть вылет на сегодня? - упавшим голосом спросил я новобрачных.

 - Какой, однако, вы впечатлительный, Алик-ака, - произнесла Саида, вынося из кухни плов.

Я завороженно следил за волшебными движениями рук Саиды: как они выкладыают плов на узорчатом лагане, как обкладывают рис  бронзовыми дольками айвы, как водружают головку чеснока на рисовую горку.

Да, я  любовался этими красивыми руками и в то же время философски размышлял об абсурдизме нашей жизни: сейчас эти божественные руки колдуют над наманганским пловом,  и они же  с такой же ловкостью вводят пациенту трубку клизмы...

Парадоксы, парадоксы...


За разговором, пловом и вином мы засиделись заполночь.

Я сознательно оттягивал момент, когда нужно будет  отходить ко сну.  Я не очень верил обещанию  Саиды, что ночью она меня не тронет.

В меня вселился ужас девственной наложницы.

           Я как можно дольше и подробнее рассказывал о житье-бытье в Израиле: о росте цен,  обмелении Кинерета, о депутатских дрязгах в Кнессете, о массажных кабинетах...

Мунид уже бессовестно похрапывал, да и Саида поклёвывала носом ...  

Неотвратимо наступило время сна.

Хозяева, как я ни сопротивлялся, мне выделили спальню с необъятным по размерам "сексодромом", а сами скромно разместились на диванчике в гостиной.

О, это знаменитое ташкентское гостеприимство!


Ни защёлки, ни ключа в двери не оказалось. Я подтащил к ней стул, для надежности загрузив его своей дорожной сумкой. Щелкнул выключателем. Спальня погрузилась в темноту.

Я распластался на семейном ложе. Сначала вертикально. Потом горизонтально. Потом по диагонали. И зачем старому Муниду такой огромный сексодром? - Подумал я. - А, впрочем...  Если в спальне стоит такое ложе, значит, это кому-то надо ...     

Из гостиной доносился храп Мунида. Урчал на кухне холодильник. Копошилась в клетке бедана. Птаха тоже не спала. Я мысленно поблагодарил ее за поддержку. Я был не одинок в своем тревожном бдении.


...И тут я неожиданно проснулся. Часы показывали 7-45 утра. Из гостиной слышалась узбекская мелодия.

Я отодвинул стул, придвинутый к двери, вышел в тесный коридорчик, осторожно постучал в гостиную.

- Мумкин ми? (Разрешите войти?- узб.).

- Албатта! (Конечно - узб.)

Я вошел.


На диване, скрестив под собою ноги, в стёганом  халате вальяжно восседал Мунид.   

Саида исполняла танец живота.  

- Не сбивайся с ритма! - руководил Мунид, поглаживая свой собственный живот,  выпирающий из-под чапана. - Активнее работай бёдрами!

Саида, вместо того, чтобы работать бедрами, сбилась с ритма и смущенно посмотрела на меня.

- Алик-ака,  мы вас разбудили? Простите нас...


День у молодых (Саида на тридцать восемь лет моложе мужа) начинался с музыкально-танцевальных  процедур. Согласитесь, такие процедуры куда как лучше  клизменных. Саида называла  их "энергетической зарядкой".

- Энергию давай! Давай энергию! Очём-кучём! - Саида коршуном бросалась на супруга, тискала его,  целовала... 

Мунид, как мог, отбивался от нее.  Но куда там! Раскрепощенная женщина Востока, не зная устали, отводила его руки, обвивала его шею и что-то горячо шептала. Мунид краснел, самодовольно улыбался.

- Уймись! Перед гостем неудобно...

. Ах, если бы сюда мою жену...  Поучилась бы, как супруга ублажает мужа. Я бы ни за что так не отбивался, как Мунид. 

Зарядив  супруга энергетикой, Саида затихла, прижалась к мужу, зарывшись головой в его колени. Мунид гладил ее смоляные волосы, блаженно улыбался.

- Собачара ты моя любимая...


Частенько, засиживаясь за полночь, "молодые" разыгрывали шахматные партии, а потом переключались на лото...  

Или  включали караоке и пели на два голоса...


Любимейшим занятием  молодоженов  были бурные   спектакли "ревности" друг к другу. Когда пресыщенный ласками жены  Мунид не отвечал взаимностью, Саида принимала  позу рассерженной жены :

- Ах, так?! Тогда катись к своей Кумришке!

Виртуальная Кумри была придуманной любовницей Мунида.

- Алик-ака, - "жаловалась" Саида. -  Клянусь, я выслежу эту Кумришку и задушу её.  Звонит  ему по сто раз на день!

- Ты лучше расскажи ему про своего Хасана! - поддерживал игру супруг. - Нашла  себе любовника...

- Хасан, он кто? - включался я в любовную разборку .

- Печёт лепешки на Алайском рынке.

- Неправда! - заступалась за "любовника" Саида. - Хасан - предприниматель. У него на Куйлюке своя пекарня на одиннадцать тандыров. Он скоро станет олигархом и  повезет меня в Париж.

- Где купит, наконец, тебе французские сапожки! -  веселился "оскорбленный" муж.

(О вожделенных сапожках для Саиды я расскажу чуть позже).


Полученный энергетический заряд Мунид направлял не на Саиду, как она того  ждала, а на Алайский рынок.

Не побоюсь сказать, что ежедневные походы на Алайский задвинули на задний план даже  любимую Мунидом  кинорежиссуру. А ведь именно кинорежиссура являлась для него источником материальных и духовных ценностей. Без кинематографа он не видел смысла жизни. Но без Алайского - тем более.

Пусть простят меня за святотатство некорректного сравнения, но он шел на рынок, как мусульманин отправляется в мечеть на утренний намаз, как иудей - молиться в синаногу, как христианин - в церковь на утреннюю службу...

На Алайском рынке  Мунид слыл непререкаемым авторитетом. И не только на Алайском, но и на Куйлюкском, на Чорсуйском, Паркентском, Бешагачском, Сергелинском, Фархадском, Чиланзарском рынках.

Он признавал продукты только первой свежести.

Он мог определить на глаз, как давно (плюс-минус час) усопла  рыба, когда зарезали барана (утром или вечером),  мог сказать, в какой декаде  месяца курица снесла яйцо; по запаху и цвету кожуры определял спелость бахчевых культур; из какой муки пеклась лепешка, безошибочно определял процент жирности молочного продукта...

В графике прогулок по Ташкенту на первом месте  у нас значились базары. А вот на единственное в Средней Азии  ташкентское метро, на знаменитейший музей восточного искусства, на первые за всю историю гастроли Миланской оперы в Ташкенте  у нас, к великому стыду, не хватило времени. Зато мы посетили все двенадцать городских базаров.

К тому же, друг мой слыл не только знатоком базаров и успешным кинорежиссером, но и первоклассным  кулинаром. Его книга "Плов, любовь и другие удовольствия"  широко известна в читательских кругах.                              

Что нужно знать совершающему жертвоприношение

                                                              

                               
                Заклание

                                                             

 Там у котла, надменна и крива
 валяется баранья голова.

     Александр Файнберг


Утром 7 октября, в  канун дня моего рождения (ради которого я и прилетел в Ташкент) зазвонил мобильник.

- Бокер тов,(доброе утро) Алик-ака. Вы готовы?

Я выглянул в окно.

У подъезда  нас поджидал белый Мерседес Олимхона .

- Собирайся, едем, - сказал Мунид.

- Саида с нами?

- Саида остается дома. На такие акции женщин не берут. Присядем на дорожку.

Мы присели, помолчали. Встали.



Мы спускались вниз, а у меня из головы не выходило слово "Акция", оброненное Мунидом.  Что за таинственная акция?.. Почему к ней не допущена Саида?..

- Куда мы едем и зачем? - пытал я друга.

Мунид уклончиво ответил:

- Увидишь сам...


Олимхон распахнул дверцы Мерседеса. Мунид сел впереди, я - сзади. Мы круто взяли с места.

Город жил в утреннем рабочем ритме: люди осаждали микрики маршрутного такси, троллейбусы, автобусы, трамваи. Мы же мчались на какую-то неведомую акцию...

Олимхон  включил громкую сотовую связь. 

- Арон? Ты где?

- Я дома. Только что с дежурства.

- Отлично. Ты мне нужен. Через семь минут жди на нашем месте.

- Есть работа, шеф?

- Есть.

- Сейчас спускаюсь, шеф.

- Алик-ака, вид крови вас не испугает? - Неожиданно спросил меня Олимхон.

Я заерзал:

- Ребята, не надо меня впутывать.  Олимхон, останови машину. Я, пожалуй,  выйду.

- Сидеть! - попридержал меня Мунид и протянул какой-то корешок.-  Саида велела передать тебе.  Корешок жень-шеня. Погрызи. Укрепляет нервную систему и поднимает тонус.

- А кто такой этот Арон?

- Арон?.. - перестроившись в соседний ряд, Олимхон включился в разговор. -  Арон - патологоанатом. Золотые руки. Кандидат наук. Ему бы за бугор свалить, а он, дурак, торчит в Ташкенте. Пашет в клинике экстремальной хирургии, а имеет, как последний арбакеш.  Он при мне Я держу его в качестве кассоба. Дядя, объясните другу, кто такой кассоб.

Мунид охотно согласился:

-У нас в народе говорят: "Если решишь зарезать воробья, лучше пригласи кассоба"


Ровно через семь минут мы притормозили. На обочине шоссе нас поджидал Арон. На ходу вскочил в машину. Вёрткий, маленький, в расшитой украинскими узорами сорочке, в бухарской тюбетейке и в узбекских мягких сапогах (ичигах). На руке - массивная печатка с черепом. С портфелем из бараньей кожи.

Протянул мне руку:

- Арон, патологоанатом.

 Я почувствовал, как от его руки потянуло могильным холодком

- Александр, литератор.

Арон внимательно в меня вгляделся. Точно врач на медосмотре.   

- Надо же! Впервые в своей практике имею дело с литератором.

- Причем, с живым, - подчеркнул Мунид.

- Ай, бросьте, уважаемый, - махнул рукой Арон. - Все мы смертны. И даже литераторы.  Александр, подскажите, что я мог читать у вас?

- Ты не мог его читать, - сказал Мунид. -  Он израильтянин, и пишет только на иврите.  

- Но читать-то он умеет на русском языке?

- Ему жена читает.

- О! - Патологоанатом поднял палец с черепной печаткой и открыл  портфель. Я с ужасом увидел в нём набор ножей. - Арон протянул мне свою визитку. - Мунид, переведи ему: если что, не доведи Господь,  случится, пусть супруга позвонит мне. Оплатит перелет, прилечу немедленно.

Меня пробил холодный пот. Мне снова захотелось выйти из машины.


Возле чайханы "Бахор" нас поджидал еще один участник акции. Кубических размеров малый.  На его отполированной до блеска голове играли блики утреннего солнца. На широких скулах - желваки величиной с кулак. Вислые усы. Эдакий силач Палван из узбекского фольклора. С трудом пролез в машину, плюхнулся на заднее сиденье. Под тяжестью Палвана Мерседес осел.

- Какие будут указания, профессор? - спросил Палван. - Клиента будем брать  живьем или увезем в целлофановом мешке?

- Решим на месте... - Олимхон нырнул в узкий тупичок и, будто крадучись, стал продвигаться  вдоль глинобитных мазанок.

Тупик уперся в ржавые ворота, распахнутые настежь. Мы осторожно въехали в какое-то подворье. 

На айване под развесистым карагачом лениво возлежали четверо бородачей в каракулевых  шапках, играли в нарды и поцежевали чай из пиалушек.

Не успели мы остановиться, как мужчины мгновенно повскакали с мест и наперегонки помчались к Мерседесу.

Мы вышли из машины. Мужчины обступили нас  кольцом и что-то начали горланить.

Откуда ни возьмись, выскочила рослая овчарка с обрубленным хвостом и бросилась на грудь Олимхона.  

Ну, всё, вендетта началась...  У меня от страха подкосились ноги.

Но псина  вдруг по-щенячьи заскулила и ...принялась лизать лицо Олимхона.

Тот  ласково потрепал ее по холке, прижал к себе.

- Салом алейкум, Кандагар! Давненько мы с тобой не виделись.

Я остолбенел.

- Не пугайтесь, дорогой Алик-ака, - смущенно произнес  Олимхон. - Здесь все свои. Простите нас за неуклюжий розыгрыш. Это всё ваш друг Мунид придумал. Мы решили вам сюрприз приподнести. Подарить барана.

- Барана?! Зачем мне ваш баран?

- Завтра день вашего рождения.  Соберутся гости, закатим именинный той. Кандагар, иди показывай баранов!

Кандагар затрусил рысцой в глубину двора.  Мы - за ним.


Как потом мне объяснили, мы попали на бараний рынок, созданный  афганскими узбеками еще во времена советской власти. Здесь всё было исключительно афганское - и овчарка по кличке Кандагар, и знаменитые курдючные бараны, и узбеки, выходцы из афганских северных провинций.

Как Мунид - приверженец Алайского базара, так Олимхон со своими ассистентами Ароном и Палваном  - постоянные клиенты афганского подворья. Их всегда  здесь ждут и любят.


Вслед за Кандагаром мы направились к загону.

- Ну что, Алик-ака, можете войти в загон, - сказал Олимхон. - Арон, помоги ему найти достойного барана.

Арон уверенно вошел в загон. Я робко последовал за ним. В загоне мне бывать еще не приходилось.

Бараны, сбившись в кучу, пялили на нас глаза. И только один стоял поодаль. Наши взгляды встретились. В его глазах я прочитал немой укор и гордый вызов.


Арон, засучив рукав косовортки, ловким движением просунул руку под курдюк.  Глаза барана повлажнели, затянулись томной поволокой. От удовольствия животное заблеяло.  

- Ишь, какой ты сексуальный...  Не баран, а  настоящий мачо.

 Арон опустил рукав сорочки, вынул из кармана влажную салфетку, тщательно протер ладони и вынес окончательный вердикт:

-. Решено, берём! - и направился к машине за портфелем.

Но тут с ультиматумом выступил Мунид.

- Стоп! Заклание в честь нашего израильского друга мы совершим не здесь, а в моем дворе. По всем законам Шариата.  

(Вот не знал, что на склоне лет Мунид покончил с атеизмом и перешел в ислам).

- Палван, гони барана к Мерседесу! - скомандовал Мунид.

Палван стал выталкивать барана из загона. Но не тут-то было.  Животное уперлось, как баран. Тогда Палван взвалил его на плечи и направился к машине.

Баран закрыл глаза,  доверчиво прижавшись головой к щеке Палвана.

Пока Олимхон с Мунидом рассчитывались с афганскими торговцами, жертву аккуратно уложили в багажник Мерседеса.

Надо же, подумал я, какая нам с бараном выказана честь: и он, и я впервые в жизни  (правда, баран - в первый и в последний раз, а я, надеюсь, не в последний) можем прокатиться в шикарном Мерседесе.


Мы мчались по улицам Ташкента. Новая консерватория, музей искусств, балетное училище, Центральный банк, Дворец приемов ...  Но глазеть по сторонам мне расхотелось. Я думал о печальном и в то же время героическом предназначении афганского барана, которого судьба забросила в Ташкент...


Наконец, мы въехали во двор Мунида.  

Саида приветливо помахала нам с балкона, сбежала вниз. Принесла ведро с водой, шампунь, мочалку, полотенце и клеенку.

Омыв барана, она насухо его протерла, украсила шелковыми ленточками, на шею повязала колокольчик.

Мы стали спорить о месте для заклания.  В соответствии с Кораном,  жертвенный баран должен быть уложен головой в сторону священной Мекки.

Но как определить координаты Мекки, никто из нас не знал. На помощь вызвали соседа, бывшего инструктора горкома партии, а теперь - помощника муллы в мечети. Сосед дал нам направление, указав  в сторону Дома композиторов, тыльной стороной выходящего во двор, а парадной частью - на  шумный проспект.

Завалив барана на клеенку, головой к Дому композиторов, жертве завязали ноги и глаза.

Горкомовский мулла приступил к молитве. Арон занес над жертвой нож...

Не знаю, что чувствовал в эти мгновения баран, но у меня по телу поползли мокрые мурашки.  

Я бросился бежать.  Ноги сами понесли меня в сторону священной Мекки - к Дому композиторов.   С разбегу  рухнул на колченогую скамейку, перевел дыхание,   закрыл лицо руками, замер.

Из окон композиторского дома послышалась тихая мелодия. Да это же "Элегия" Массне! Когда-то у нас в Москве была  любимая пластинка с записью Карузо.  Великий тенор исполнял "Элегию" на итальянском языке.  Сейчас она звучала на узбекском языке и, как показалось мне,   мягче и печальней, нежели  на итальянском.

Я почувствовал, что вот-вот расплачусь и, чтобы сдержать слезы, стал рассматривать окна  соседней пятиэтажки.   


...На первом этаже молодая мать кормит грудью малыша...   На третьем  - мужчина в ночной пижаме лихорадочно пересчитывает сумы... На четвертом - двое мужиков, по пояс голых,  распивают водку...

А в это время рядом,  за гаражом, лишают жизни беззащитное животное...

Я сжал виски. Видение бараньих глаз не отпускало. Я мучительно страдал. Возле меня остановилась женщина, ведущая на поводке собачку. О чем-то начала меня расспрашивать.

Я смотрел на женщину и не мог взять в толк, что ей нужно от меня.

- Вам плохо? Вам помочь?

Я молчал.

- Кто вы? - допытывалась женщина. Собачка упрямо тянула поводок.

- Додик, успокойся, - строго прикрикнула хозяйка. 

Я смотрел на женщину и продолжал молчать.

- Кто вы? - домогалась женщина.

Чтобы как-то отвязаться от нее,  я брякнул:

- Я израильтянин...

- Израильтянин?!  - Собачница с испугом посмотрела на меня. - Вы хоть по-русски понимаете?  Вам плохо?

- Да, мне плохо, очень плохо! Умаляю вас,  отстаньте от меня!

- Вы потерялись? Почему вы здесь?

- Слушаю "Элегию" Массне...


Из-за гаража меня окликнула Саида:

- Алик-ака, мы уже закончили. Душа ЕГО уже на небе. Можете вернуться.

 Я поднял голову, всмотрелся в голубое небо, на котором не было ни облачка. 

И вдруг увидел светящийся комочек некоей нематеризованной загадочной  субстанции, стремительно летящий   в космические дали.

Я понял, кто именно торопится к Всевышнему...



                            




                                  Утренние пловы


                                                                 И вот на разрисованном лагане

                                                                 Вплывает плов горою золотой.


                                                                Пред блеском этой сказочной горы

                                                               Бледнеют президентские столы.

                                                              Чеснок над ней восходит, как корона,

                                                              И в недрах жиром светятся мослы.

                                                                         

                                                                                          Александр Файнберг


На следующий день к именинному столу собрались гости. Мунид с Саидой подали долгожданный плов. Но я не смог не только что притронуться к нему, но даже  и взглянуть на дымящийся лаган.

 В тот день я  поклялся стать вегетарианцем.

 Но, вынужден признаться,  что продержался я недолго.

Виной всему явился искуситель Ало Максумович Ходжаев. Однокашник по филфаковской студенческой скамье ТашГУ, поэт, философ, верный друг, прекрасный человек.

После получения студенческих дипломов пути наши профессионально разошлись. (Но не дружеские чувства!). Ало избрал руководящую стезю - секретарь Ташкентского обкома партии, секретарь ЦК ЛКСМ Узбекистана, гендиректор республиканской киностудии,  я же скромно посвятил себя работе в журналистике...

Так вот, о вегетарианстве. Уже через сутки после дня рождения, в семь утра мне позвонил Ало:

- Собирайся!  Через полчаса я заезжаю за тобой, мы едем  в чайхану на плов.

Приказ товарища прозвучал, как директивное ЦУ. Вот что значит, начальственная хватка.

Я даже не успел сказать ему, что дал обет не есть мясного,  как Ало повесил трубку.

И я, к своему величайшему стыду, поддался искушению. Ведь на кону был ПЛОВ, отказаться от которого мне не хватило силы воли.  

Черт с ним, с вегетарианством, подумал я. Прилететь в Узбекистан и не насладиться пловом - это преступление.

Вот вернусь в Израиль, тогда и стану вегетарианцем. Переключусь на овощи и фрукты. Благо, их на Святой земле в достатке, и по цене они доступны каждому олиму.  


О, это узбекские утренние пловы! Праздники души и чрева. Скорее - чрева, чем души.

Утренние пловы - давняя узбекская традиция, берущая начало с незапамятных времен. Она пережила все властные режимы: феодализм, царизм, социализм с нечеловеческим лицом, перестройку. Особого размаха традиция достигла в наше время,  когда республика стала независимой и процветающей страной.

Утренние пловы проводятся в любое время года и при любой погоде: рождение ребенка, семейный юбилей, продвижение по службе, обрезание крайней плоти мальчику или запоздавшему мужчине,  вступившему  в преклонный возраст; удачная финансовая сделка, завершение постройки дома, приобретение машины-иномарки или невесты с выгодным калымом...

Поводы всегда найдутся.


Утренние пловы - это особый ритуал. Собирается вся махалля, приезжают гости из других районов города и даже области.

Подчас количество гостей зашкаливает за триста, четыреста, а то и больше едоков. Но - каждому найдется место за гостеприимным дастарханом и персональная  тарелка  плова.

Вы спросите,  как может чайхана вместить в себя такое множество охотников до дармового плова?  Ответ довольно прост. Хорошо отлаженный конвейер. А по-научному - ротация. Полчаса (допустимый припуск: плюс-минус 5 минут), и в зал впускается очередная партия гостей.


... В 7:25 Ало, Мунид и я подкатили к чайхане. Здесь уже вовсю звучали мощные карнаи. К нам навстречу вышел энергичный пожилой мужчина, по-спортивному подтянутый, в твидовом костюме, галстуке с дорогой заколкой, в тюбетейке.

- Мархамат, Ало Максумович! - Он пожал нам руки. - Хуш келибсиз, товарищи! Милости прошу к столу. 

Это был сам устроитель торжества - Абдуразак Каримович Вахидов, бывший ответственный работник бывшего ЦК компартии Узбекистана, а ныне персональный пенсионер республиканского значения.

Плов давался по случаю женитьбы сына, владельца двух крупных ткацких фабрик и совладельца завода хлопкоуборочных машин.

Нас провели в VIP зал.

В этот ранний час за большим столом,  щедро уставленным коньяком и водкой, салатами, фруктами, миндалем, фисташками, грецкими орехами, чинно восседали вип-персоны - старая гвардия номенклатурной знати.

После первой здравицы в честь молодоженов, слово взял Ало Максумович.

Говорил он на русском языке.

- Дорогие товарищи! Я поднимаю этот тост в честь моего друга, живущего сейчас в Израиле и через сорок лет посетившего наш  родной Ташкент!

Он обнял меня. Мы расцеловались.

- Яшасин, дорогой наш друг! Крепкого вам здоровья! - дружно поддержали тост персональные вип-пенсионеры

Ало представил каждого из сидящих за столом. Это были бывшие работники ЦК, бывшие министры, руководители силовых структур.

Вокруг стола суетились официанты.

Подали на лаганах плов. По лагану на трех персон.

Я оказался рядом с бывшим министром сельского хозяйства, вторым секретарем ЦК и министром МВД республики.

Мы ели плов из общего лагана.

Мог ли я подумать, что промчатся годы, и я,  мальчишка с забытой богом улочки Чакар, сын бухгалтера и акушерки, буду есть из одного лагана с министрами и руководителями народного хозяйства советской социалистической республики Узбекистан?..


За две недели пребывания в Ташкенте я посетил семнадцать чайханских коллективных пловов...  





                                        (продолжение следует)




Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Алик, прочитали \"Шелковый путь\" на одном дыхании, спасибо. Так выразительно, полное ощущение что мы были с тобой в Ташкенте в гостях. А \"Давид и Зухра\"- просто отпад. Еще раз конгениально!
    Целуем Лора, Ян

  • Гость - 'Гость'

    Дорогие друзья!
    Сегодня ровно ДЕВЯТЬ дней (со дня публикации рассказа), как вознесся в небо мой дорогой БАРАН. Вот почему именно сегодня решил ответить вам.

    Конечно, нужно было сразу отвечать - по мере поступления ваших комментариев. Поскромничал, винюсь.
    А теперь ответить каждому (что очень хочется, ибо каждый отзыв заслуживает персонального подробного ответа!) не смогу. Ибо ответ займет гораздо больше места, чем сам рассказ.

    Единственное, что искренне хочу сказать КАЖДОМУ из вас,что ваши отклики настолько дОбры, что они меня (клянусь!) смутили.

    Хочу подтвердить написанный мною комментарий от 18 марта в 22:44:19: \" Сердечное спасибо за ваши отзывы. ПарЮ от счастья в облаках, как баран на крыльях...\".
    Я и сейчас всё еще парю от счастья! Потому что у меня ТАКИЕ близкие и добрые друзья.

    Пусть не обидятся другие мои корреспонденты, но хотел бы выразить особую благодарность за отзывы, которые я получил от ГЕРОЕВ моего рассказа. Признаться, я очень нервничал: как они воспримут мои документальные заметки. Теперь, прочитав их комментраии, я наконец-то успокоился.

    Спасибо вам, родные:

    МОНЯ (он же Мунид Закиров, он же Муня, он же Миша, он же Мойша Зак),

    АЛО МАКСУМОВИЧЧ ХОДЖАЕВ (он же Алик)

    и САИДА АБДУЛЛАЕВА.

    И последнее: как печально, что мой жертвенный баран теперь, увы, уже не сможет прочитать ваши отклики, посвященные ему...

    До встречи в Намангане!

    Крепко обнимаю и люблю вас,
    АЛЕКСАНДР

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр Григорьевич! Никогда не думала, что могу стать персонажем литературного произведения! Я польщена ! Спосибо вам Алик - ака. Сам рассказ, сюжет, герои - как живые. Это просто чудо, не смотря на то, что выставили меня в хохмическом виде. Может я действительно такая? Теперь моя диссертация о клизмах и их пользе точно не пройдёт! Ну и ладно , зато я стала героиней вошего повествования. А ведь впереди описание поездки в Наманган, и если всё будет в том же духе как и первая часть это будет гениально, уверена, что баран улетевший к небесам снизашлёт вам вдохновения, а нам удовольствия от чтения вашей повести. Ждём вас к нам в гости- поедем в Самарканд и Бухару, на родину Ходжи Насреддина и дух его вдохновит вас на новые юмористические произведения! Я вас очень люблю, но берегитесь _ я поеду в Хайфу и тогда все прочтут мою повесть об Алике и Саиде веселей которой нет на свете. Саида Мурадовна Абдуллаева

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Алик! Браво! Только что прочитал (с наслаждением!) первую часть твоего опуса. Увлекательно и по настоящему смешно. Воздержусь от других эпитетов, поскольку они в изобилии даны в прилагаемых комментариях. Я их полностью разделяю. (Кстати, читать их было также очень интересно!).
    Сегодня у нас большой и по - настоящему народный праздник -\"Навруз.\"Буквально на днях ООН принял решении о придаче этому азиатскому празднику статус мирового.
    И хотя СМИ Узбекистана умолчали это событие (по причине того, что Узбекистана не было среди стран - инициаторов данного решения), я с особым ожиданием отнёсся ко всем ритуальным, культурно-массовым и кулинарным особенностям этого общенародного действа. Утром за мной заехали друзья и мы отправились в один из районов области. Рассказать о всем увиденном и съеденном я не в силах - нужен талант Рабле, или Бизяка! Остаётся только сожалеть, что этого пока ещё не испытал мой далёкий израильский друг. Надеюсь, что это поправимо.
    Погода, правда, совсем не праздничная, не весенняя. Ночью была минусовая температура, а сейчас - менее 10 градусов. Но молодёжь в рубашонках и платицах продолжает лихо отплясывать. Нам было легче, потому что бесконечные яства требовали горячительных возлияний. И сопротивляться настойчивым ухаживаниям невозможно. Думаю, что тебе это уже знакомо!
    Ждём продолжения, как, в таких случаях говорят - с нетерпеннием! Были маленькие огрехи в написаниях некоторых узбекских слов, фамилий и должностей, но это ничуть не умаляет возвышенного, хотя и ироничного духа твоего повествования о ташкентских впечатлениях. Спасибо!
    Как всегда, обнимаю и et cetera... Ваш Ало.

  • Дорогой Александр, сегодня я наконец-то дочитала вашу вкуснейшую сагу о плове. А почему я так долго шла к вам в гости? На то есть уважительная причина... Времени в обрез, надо готовить подарок острову Андерсвал, в честь его пятилетнего ЮБИЛЕЯ! Убила меня Саида, когда предложила вам чудо-клизмы и настойчиво расспрашивала вас о наличии запоров :grin :grin :grin Очень, признаюсь вам, смелая женщина Саида... Надо же дать такое красивое название каловым камням - Чёрный Жемчуг!!! Нарочно не придумаешь, ей Богу!Расспрашивать гостя о запорах, я столько смеялась... Очень впечатлила и порадовала ваша поездка на Родину, и что у вас осталось там столько друзей - ЭТО СЧАСТЬЕ, скажу я вам.
    С любовью - Ариша.

  • Спасибо, Александр, с удовольствием и с несходящей с лица улыбкой читаю Вашу повесть. Недавно получила диск с видеозаписью октябрьской в гостях у Лены Минкиной. Даже всплакнула, растрогавшись.
    Вот, зарегистрировалась на этом сайте, правда, ещё не прошла \"таможню\".
    Буду ждать продолжения.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр Григорьевич! Спасибо Вам,что есть что почитать! Как всегда душевно, откровенно, красочно и со вкусом. Любим Ваше творчество, Вас и Ваших близких.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр Григорьевич! Спасибо Вам,что есть что почитать! Как всегда душевно, откровенно, красочно и со вкусом. Любим Ваше творчество, Вас и Ваших близких.

  • Дорогой мой друг-вгиковец! До чего сочно написано - недаром, все поминают плов. Но дело, конечно, не столько в плове, сколько в аромате и сочности всего, что здесь описано.
    История с бараном - просто готовая реклама для пути к вегетарианцам! Я бы на их месте - листовки бы печатала с этим текстом.
    А для нас для всех радость чтения и обаяния
    Наташа
    Сейчас я редко бываю у компьютера - мой поломался, и в починке. Но бывают же радостные минуты...

  • Гость - 'Гость'

    Хохотала, прочитав \"горкомовский мулла\". Это просто блеск! В двух словах выразить сущность партийных работников подвластно только большому Мастеру. Повесть написана и читается на одном дыхании.Проза чистая, прозрачная, персонажи колоритные и выпуклые, сюжет захватывает. С нетерпением жду продолжения - как будут развиваться события в Намангане.
    И вообще очень хочется узбекского плова!

  • Гость - 'Гость'

    Что толку спорить о призах
    И выбирать повыше место…
    Итак,
    да здравствует Бизяк,
    Что пишет нам такие тексты!

    Мы – жители одной страны
    И нет у нас пути другого:
    От чайханы до чайханы,
    От плова – к мастерскому слову!
    С. Белоцкий

  • Гость - 'Гость'

    Как всегда,получил возможность окунуться в легкую и изысканную атмосферу повествований нашего любимого и уважаемого автора.На сей раз-проникновение в мир
    Востока.И оно полностью соответствует известному
    изречению неутомимого и неунывающего товарища Сухова.Хотя,как известно,это тонкое дело было освоено автором еще в его детские,отроческие и юношеские годы.Но,воздавая должное всему сказанному
    выше,прежде всего,хочу отметить крепкий,уверенный,
    профессиональный почерк,с каким была написана \\если бы речь шла о музыке\\ эта арабеска.
    И еще.Как удачен и точен в начале заметок эпиграф из
    очень талантливого узбекского поэта А.Файнберга!
    Искренне рад за автора.Новых созиданий!
    Владимир.

  • Гость - 'Гость'

    Ну как автору чисто по-человечески не позавидовать! Уже более полувека тому уехал он из \"хлебного города Ташкента\", а город ему по-прежнему родной и самый любимый на всей земле - друзья у него там – настоящие, искренние – из детства, юности.
    Кода-то, в далеком 1865 году, родной город Александра Григорьевича приобщил к Российской короне знаменитейший российский генерал Михаил Черняев – «ташкентский лев», первый Почетный гражданин приморского Бердянска - сын градоначальника моего города у моря - генерала Григория Черняева. Благодаря и тем далеким событиям, не в последнюю очередь, стал Ташкент для автора \"Шелкового пути из Хайфы в Ташкент и Наманган\" родным-близким городом.
    И для меня \"Шелковый путь\" – не пустой звук. Кода-то давно участок этого пути и по моему азовскому берегу проходил. По этому участку в 1255 году из Акры близ Хайфы посол Людовика IX - Гийом де Рубрук в сторону Ташкента босиком прошел! Отец и родной дядя знаменитого литератора Марко Поло напару неоднократно ходили, прежде чем решились с собой в далекое путешествие и Марко взять…
    Поэтому-то я сразу после прочтения \"Шелкового пути из Хайфы в Ташкент и Наманган\" сфотографировал и свой Шелковый путь, а фото автору с благодарностью отправил. И опять вспомнил, что «дорога», «дорогой», «благородный», «шелк», «путь», «шлях», «шляхетный» – слова- синонимы…
    Валерий

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр тчк Два часа ночи тчк Закончил вашу повесть тчк Срочно вылетаю в Ташкент тчк! Нет, правда, так смачно, так аппетитно написана повесть, что ужасно захотелось прикоснуться к этому удивительному и не знакомому мне миру! Я урожденный ленинградец, никаких баранов и никакого особого гостеприимства, а тут у вас всё как из рога изобилия и рассказ бежит как вода в арыке. Спасибо! Повестью насладился, теперь жду приглашения на плов! Искренне ваш Борис.

  • На - \"скромному комментатору МВ Отправил \'Гость\' дата 2010-03-19 08:19:51. Трижды повторено о себе: - \"Как лучший комментатор острова по итогам последнего конкурса\". Очень скромно и убедительно в преддверии очередного конкурса. Дорману нечего добавить.Сам любит Я-кать\".
    Это не меньше круто, чем весь рассказ Бизяка! С тем лишь различием, что Александр одарил нас приятными ощущения от передачи ощущений от встечь с друзьями и городами своей молодости, а вы не менее классически безымянно пукнули. Т.е. никак не понимая, что вам за радость комментировать наши обращения - не к вам, но автору, я сожалею, что я-каю, но не могу вас лично и своеручно тыкнуть туда, куда Кутузов ткнул армию Наполеона.

  • Такую, как Костыль, эпиталаму
    Не написАть мне, даже вспомнив «маму»,
    И в Хайфу ехать я теперь готов
    У Бизяка учиться делать плов !
    ПисАть бы, как Бизяк! (с ударным "А"),
    Но это может только он! Ура!
    Ура и слава Бизяку, почтенье!
    Он из поездки сделал Приключенье!
    Др.Ефим.
    Спасибо за Повесть и жду я как все продолжение.
    И я от Востока как все под большим впечатлением!

  • С восторгом прочёл и почудилось мне,
    Что Истину нужно искать не в вине,
    И даже не в плове (конечно, твой плов
    Достоин любых поэтических слов!).
    Искать её следует, видимо, нам
    В местах, где нас память несёт по волнам,
    С друзьями, что нас никогда не сдадут
    И ехать туда, где нас помнят и ждут.

  • Гость - 'Гость'

    Извини, что не хватило места в официальном окне на отзыв, приходится оправдываться и вводить добавления.
    Всегда ждем тебя с супругой у нас в Москве - будем неимерно рады встрече!

    МАРИО - Марина и Олег Родионов, кандидат искусствоведения, доцент ВГИК с супругой.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Алик! Прочитал всё, включая комментарии! Не нахожу слов, чтобы написать оригинальный отзыв! Одним словом, не зря съездил! Улов классный! Ещё не все прочитали, но в восторге будут все- ведь ты нас увековечил.
    Обнимаю - твой Моня

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр! С большим удовольствием прочитал вашу повесть. Всё настолько живо, натурально, правдиво. А какая просто поразительная бодрость духа. Предпринять такой вояж. К тому же вслед за ним непременно нагрянет многолюдный десант из Ташкента с ответным визитом. Страшно подумать, во что превратится ваш дворик. А \"экзекуции\" - одним бараном не обойтись. Залитый кровью дворик. Жуть!
    Кстати об экзекуции. Я в своё время, т.е. в бытность Советского Союза, не был близко знаком с представителями творческой интеллигенции. И всё-таки, не могу представить себе Вас, убегающего от вида той самой экзекуции в сторону Дома Композиторов. Что касается технической интеллигенции, то она, кажется, за годы советской власти была приучена ко всему. Во всяком случае, сам я не только участвовал в такого рода экзекуции, но и, не будучи паталогоанатомом, тем более, канд. этих наук, готовил комплект ножей, заказав их у нашего заводского умельца из рессорной стали с прекрасными рукоятями. Он, привыкший, в основном, обслуживать автолюбителей, был немало удивлен моим заказом. Была потом и вынужденная реализация на Преображенском рынке с иммитацией очереди из экзальтированных женщин, создававших обстановку ажиотажа в качестве рекламы (о подобном, думаю, ничего нет у нашего теоретика г-на Демидова). Вообще, чего там только не было. Мне бы ваш талант описать всё это - тоже читали бы, не отрываясь.
    С наилучшими пожеланиями,
    Марк Аврутин.

  • Гость - 'Гость'

    Спасибо, Саша, здорово! Давай в том же духе. Яков.

  • Гость - 'Гость'

    Здраствуйте уважаемый Александр Бизяк!
    Мы с вами не знакомы. О голандском сайте я узнала случайно через рассказ Ирины Коровкиной \"Сиреневые туфли\", о котором я ей писала. Вчера мне опаять позвонила моя подруга из Ашдода и сказала чтобы я опять зашла к соседям и прочитала на компьюторе ваш рассказ.
    Ваш рассказ мне очень понравился. Только барана жалко. Какие же у них в средней азии жестокие обычаи. Я теперь тоже стала вегетарианкой и даже приучила моего мужа Наума. Хотя он, когда меня нет дома потихоньку от меня сбегает в соседний магазин и покупает 200 грам вареной колбасы и прямо на улице не заходя домой съедает. Мне об этом соседи расказали. Да я и сама это знаю, потому что когда возвращаюсь домой говорю ему - дыхни. Он дыхнёт а от него пахнет колбасой. Но я ему прощаю. Ведь он как я уже писала Коровкиной серьезно болен.
    Уважаемый Александр, я уже писала Коровкиной, что пою в доме культуры у нас в Мигдаль Эмеке. А у меня в Ташкенте живет двоюродный брат Исай. Уже давно зовет приехать в гости. Обещает оплотить дорогу. Вот я и подумала,а что если действительно полететь в Ташкент?
    Я сейчас специально разучиваю Элегию Масне на иврите. Если полечу в Ташкент, пойду в дом композиторов и попрошу меня прослушать. Может быть они разрешат спеть мне на концерте. Как вы думаете, согласятся ли они?
    Буду ждать вашего ответа.
    Напишите продолжение расказа. Мы с Наумом обязательно пойдем к соседям и прочитаем его.
    Будьте здоровы и вы и вся ваша семья.
    Дора

  • Гость - 'Гость'

    Наконец-то вышла на правильную стезю,с которой так и не могла совладать вчера вечером (вы ж знаете,что по компьютеру я не волшебник, а только учусь).Вчера так расстроилась из-за своего неумения,что бросилась к старому другу - телефону, но взглянув на часы дала отбой.И теперь могу сказать на весь честной мир - ЭТО ЗДОРОВО! Такой свежий, такой молодой, такой неповторимый бизяковский голос снова зазвучал в полную мощь - поразил, обольстил, пообещал продолжение, воть что самое главное.А меня к тому же перстами, легкими, как сон, переместил в сентябрь 1941 года: наш поезд медленно ползет по перрону ташкентского вокзала, музыка играет марши и вальсы, и старенькая бабушка соседей по купе спрашивает у моей мамы: \"Верочка, вы не знаете, чи эта музыка играет просто так, чи в честь нашего приезда?\"...Три месяца Ташкента тех дней - страшных сводок, мучительного ожидания весточки от уже военного папы и бесконечной доброты совсем чужих людей.Я читала о новом Ташкенте - а видела старый: с очаровавшими меня арыками, директором школы Дмитрием Прокофьевичем, которого мы всем скопом провожали на фронт, с виноградом \"ката-курган\", который я назвала \"кара-курт\" и чудом избежала расправы продавца на одном из дивно описанных вами, Алик, базаров...Да, к сведению многих авторов коммента:плов по-бизяковски я тоже ела.И тоже хочу еще!

  • Гость - 'Гость'

    Амен!

  • Гость - 'Гость'

    Извини, Миша, но должен тебя разочаровать, не ты один, из островетян, испробовал аромат и вкус знаменитого Бизяковского плова. И именно в саду, и, точно, в тени деревьев, и, непременно, среди многочисленных его родственников, друзей и даже членов РСПЗД. И я, как неоднократный соучастник, сих пиров, могу, с полной ответственностью, свидетельствовать: Всё описанное в повести, - ПРАВДА, включая первые, вторые, третьи и т.д. блюда, закуски, вина, фрукты и знаменитые, на весь Ташкент, всю Москву, все недоступные уголки России и доступные места Израиля, неподражаемые тосты Александра ибн Оглы Бизяка. Многие годы тебе, Саша! И многих-многих вкусных и ароматных повестей и рассказов! Мотя.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Друг, на днях ( скорее всего) приедет школьник из Вильнюса - он хочет поступать во ВГИК на кинооператорский факултет - так я свою лекцию начну с того, что у тебя получается , как у истинного обладателя литературным талантом,
    \" надо в обычном увидеть необычное и УДИВИТЬСЯ!\"
    Казалось бы - \"путевые заметки\", а как \"вкусно\" описание, не только видишь всё происходящее,чувствуешь сердцем и запахи разносятся по комнате с экрана, на котором высвечиваются теплые и \" вкусные\" слова.Даже Марина из другой комнаты спрасила :\" Откуда это так запахло пловом? Прямо как у Алика дома!\"
    Списаибо,Дорогой, заставил и меня \"вернуться в Ташкент\", где я был в 1962 ноду, и увидеть новый, современный город, но со старыми, добрыми традициями.
    Ждём с нетермпением , как всегда, продолжения!

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый господин Саша Бизяк.
    Вот и упрекнули меня, как лучшего комментатора острова по итогам последнего конкурса.
    Не знаю правда за что, ведь я не солгал, и поэтому очень обидно.
    Вот Павел из Америки, написал:- Трижды вкусно (тандырно, курдючно и зирвачно). И никто не узрел, что его комент читается, как молитва. И даже мелодия такая же.
    Вот и хорошо. Вам уже молятся на острове. Скоро буду просить о том, чтобы сняли грехи.
    А давайте построим на острове синагогу, церковь, мечеть и публичный дом. И вы будете старшим батюшкой и раввином и муллой. И установим камеры наблюдения. Вот интересно куда пойдёт \'Гость\' дата 2010-03-19 08:19:51 и \'Гость\' дата 2010-03-18 22:26:26. За женщинами наблюдать не будем. Они не глупые и знаю куда идти.
    Саша а ведь кто на острове может по-хвастаться тем, что ел ваш плов под деревом в саду вашего дома в Хайфе??? То - то!
    Поэтому пусть не рассказывают мне, съевшему две, нет три, или четыре пиалы знаменитого на Большие Пейсы Бизяковского плова!!!
    Надеюсь совсем скоро повторить этот день веселья.
    С ув. М.В.

  • Гость - 'Гость'

    Трижды повторено о себе: - \"Как лучший комментатор острова по итогам последнего конкурса\".
    Очень скромно и убедительно в преддверии очередного конкурса.
    Дорману нечего добавить.Сам любит Я-кать.

  • Гость - 'Гость'

    Трижды вкусно (тандырно, курдючно и зирвачно), заведомо свежо, молодо, актуально, самое то, что всегда хочется читать еще, вновь и дальше - до упора в желание перечитать заново... Спасибо Автору и - уже из толпы - требовательное \"Хорманг\" его неутомимо талантливому каламу!

    Павел Ш., Нью-Йорк

  • В случае эмиграции я выбираю Ташкент. Но там у меня, кроме брата, открестившегося от нашего рода, нет никого. Представляете, он тоже Саша, но - не поверите, Попов. Друзья, которых можно назвать братьями, - в Тбилиси, но туда лучше пока не сунуться. В Израиле много моих, но там, практически, нет наших. Только в Ташкент! Сначала я скажу, что Бизяк меня знает, а там уже как-нибудь выкручусь.
    Дорогой Саша, обладая почти (я и здесь за вами не угонюсь) вашей любовью к врачам и клестирам, я читал и страшно переживал, как вам спалось. Но, в связи с тем, что упомянутую процедуру, как и некоторую часть других, я научился делать себе сам, - убедительно прошу дать контактные связи с вашими друзьями; хочу выяснить нужный состав \"заправки\". Не потому что запор, но по просьбе друзей. Уверен, что утренние пловы значительно изменили цвет вашего лица, а за язык ваш я давно не беспокоюсь.
    Вкус узбекского плова, - как практик по собственной натуре, - я в рассказе не ощутил. Т.е. не верю, не ссылаясь на классиков, поэтому предлагаю вам в следующие поездки брать меня с вами. Буду носить чемоданы, но попробовать должен. Иначе, сплошные метафоры.
    Вобщем, спасибо! Хотя вы меня не мало расстроили. Я думал, что я литератор, а тут выходит, что стоит задуматься, прежде...
    Если и вправду контакт с вашими друзьями возможен, я попросил бы узнать о судьбе своего брата. Он ведь не так просто стал Поповым; по сути, его выкрала одна бездетная семья из детского дома, когда моя тётушка оказалась по эвакуации в Ташкенте.
    Всего вам наилучшего.

  • Гость - 'Гость'

    Как лучший комментатор острова по итогам последнего конкурса доклаю-прочитал. Дыхание не спёрло, но плов о котором говорят люди понравился.
    Как лучшему комментатору острова по итогам последнего конкурса доклаю - не могу писать коменты как все. Иначе лучшим не буду.
    Но и обманывать не могу. Никак!
    Недавно на острове говорили о существующей женской прозе. Что это я не знаю, так к женщинаи отношения не имею, но догадываюсь. Это такое написательство, где всё легко. И чтение и мысли и действия. То есть читаешь и отдыхаешь. Думать не надо. Чувства не бегут впереди мыслей. Всё такое сладкое, как рахат лукум.
    Вот и ваше путешествие такое же сладкое. Читаешь и всё понятно. Думать не надо. Вздыхаешь запах плова, смотришь на голову барана, любуешся Ташкентом, благодарен друзья и т.д.
    Алик-ака, какое красивое имя у собаки Кандагар!!!
    Хотя могли назвать её в честь далёкого гостя Мёртвое море.
    Уважамый товарищ председатель РСПЗД. Рад появлению вашего лит. произведения. Думаю молодые писатели смогут подчерпнуть для себя очень много. Учиться у вас есть чему.
    Это я вам говорю - лучший комментатор острова по итогам последнего конкурса.
    С ув. М.В.

  • Очень интересно описаны события с детективными поворотами сюжета и описанием быта и привычек разных народов.
    Барана жалко. Так, увы, часто бывало с теми, кто не сливался с массой, а имел яркую индивидуальность...
    \"Бараны, сбившись в кучу, пялили на нас глаза. И только один стоял поодаль. Наши взгляды встретились. В его глазах я прочитал немой укор и гордый вызов.\"
    Вот его и съели! Этого гордого барана превратили в часть ароматного плова...
    Хотелось бы узнать, что там в продолжении повести. Главный персонаж вызывает уважение. Это не сладко-конфетно-положительный герой, а человек со своими взглядами, оценками, мыслями, переживаниями... Удачи! Ждем продолжения! Наталья Ланге.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогие мои друзья!
    Сердечное спасибо за ваши отзывы. ПарЮ от счастья в небесах, как баран на крыльях...
    АЛИШЕР

  • Гость - 'Гость'

    Блестящий язык, великолепно выписанные персонажи, физически ощущаешь запах плова и хочется читать и читать (особенно продолжение). Великолепно!

  • Уважаемый Александр,
    Ваша новая повесть удалась, как хороший плов в умелых руках изготавливающего. Спасибо!
    Ждём-с продолжения и окончания с нетерпением.
    От читающей публики Ваша поклонница (одна из...)
    Марина.

  • Говорят, что уезжают дважды: в первый раз из дома, а во второй – домой. Но иногда увозят с собою всё, включая \"виртуальный \" дом и эта повесть о том, как виртуальное сливается с реальным, словно бы не было сорока лет из раздельного существования.
    Очень сочный и увлекательный рассказ, полный самоиронии, радостей встреч, узнаваний и всяческих виртуальных вкусностей... мамаш - захотелось плова! Спасибо! Роланд.

  • Дорогой и любезный друг!Читала с упоением. Не буду врать,что на одном дыхании - я дышу чаще. Приходилось делать перерывы,чтобы придти в себя от различных обуревавших меня эмоций.
    Замирало сердце и мурашки бежали по всему телу, когда я воочию видела, как во тьме спальни прекрасная Саида в белом прозрачном одеянии в дебрях огромного ложа пытается наощупь отыскать то самое сакраментальное местечко на Вашем теле, куда полагается вставлять несущую в себе лечебный коктейль клизму.Я так переживала за Вас! Рада, что все прошло незаметно для Вас и Вы так и не почувствовали ничего.
    А мастерски написанный бараний детектив вообще привел меня в восторг.Обожаю детективы! До чего живо написано: и этот маленький патологоанатом полным портфелем ножей (я сама почувствовала могильный холодок,который источали его руки),и крадущийся белый \"мерс\",и целлофановый мешок для трупа... От страха у меня холодели ноги, тряслись руки, пылающим взором я вперилась в экран и - расслабилась,узнав, что это был гордый сексуальный баран-мачо. Вообще-то,его жалко, производитель все-таки.
    А как описан ритуал поедания плова! Невольно вместе с Вами впадаешь в грех чревоугодничества, но какой это сладкий грех!!!
    Очень впечатлило число чайханских коллективных пловов, на которых Вы побывали - 17, ну уж в этом случае, я почти уверена, без помощи прекрасной докторицы и ее инструмента не обошлось!
    Есть такой довольно древний узбекский просветитель - Захир аддин Мухаммед Бабур, являющийся основателем Империи Великих Моголов. Он написал книгу воспоминаний -\"Бабур-намэ\".Эти его воспоминания стали настольной книгой для последующих императоров. Надеюсь,что Ваша станет настольной для будущих.
    Есть у меня два вопроса.Первый: чей портрет на заставке? Очень интеллектуальные уши.
    И второй. Что такое \"Яшасин\"? Чт-то из китайского? Может быть,надо писать Яша-син?
    Простите за столь пространный коммент, но мне хотелось пройти этот Шелковый путь рядом с Вами.
    Ирина Л.

  • Уважаемый Александр!
    Спасибо за Вашу новую повесть!
    С большим удовольствие читаю и перевожу её Хансу.
    Ваш «Шелковый путь из Хайфы в Ташкент» устлан если не шелком, то по крайней мере, интересными встречами и событиями.
    Допереводила Хансу до места :
    «В тот день я поклялся стать вегетарианцем». Ханс в восторге, в его полку прибыло!
    Пошла переводить дальше.
    С благодарностью!
    Валерия

  • Гость - 'Гость'

    ;-). Мы побывали в Ташкенте вместе с Александром! Все так знакомо! Независимая республика, новые экономические отношения - это только новая оболочка старого Ташкента.Характеры те же!
    Талантливо как всегда!Спасибо за это погружение!
    Фатыховы С. и Д.

  • Гость - 'Гость'

    Как понять: - \"После всех рассказов устно\"? А увидЕть всё своими глазами всегда интересно. И это было не жертвоприношение, а резали барана на шашлыки и плов. \"Дело житейское\". Вначале, правда, разыграли детективно-криминальную подготовку, а обставили всё как жертвоприношение... Красиво и не жестоко.

  • Гость - 'Гость'

    После всех рассказов устно, написанно очень ярко и колоритно.Появилось ещё больше желание
    опять окунуться в эту атмосферу и увидить всё
    своими глазами....Всё-кроме жертвоприношения....

  • Гость - 'Гость'

    Просим Саиду поделиться опытом компотных клизм с доктором Ефимом. У нас возникло привыкание к его клизмам. А у самого доктора от нас совсем разшалились нервы. Ему бы Саиду!

  • Гость - 'Гость'

    Восхищаюсь вашим талантом и многогранными знаниями. Если не секрет, сколькими языками вы владеете?

  • Гость - 'Гость'

    А мне понравился баран в начале повести. Не каждый день встретишь такие умные глаза и осмысленный взгляд. Кого-то он мне напоминает.
    Александр, не планируете ли вы продолжить традицию и выпустить книгу \"Троянский баран\"?
    Незнакомка

  • Гость - 'Гость'

    Говорят, что вышел очередной тираж вашей книги \"Троянская корова\" на особой бумаге, повышающей художественность прозы.
    Боюсь опять опоздать купить книгу, пока не поздно отложите экземпляр.
    Встретимся на посиделках у Ирины Бабич.
    Иосиф

  • Гость - 'Гость'

    Поздравляю с публикацией вашей повести в праздничном номере газеты \"Вести\"! Рад, что в этот же день мы можем отпробовать ваше блюдо на сайте.

  • От повести из компа повалил запах плова. Александр, как вы добились такого эффекта? Может повесть написана по нана-технологии?

  • Хочу плов!
    Не хочу чёрного жемчуга!
    Хочу в Ташкент - он по-прежнему \" город хлебный\" и не только.
    Хочу посмотреть танец живота в исполнении молодой красивой женщины на 38 лет младше...
    Хочу посмотреть и послушать \"бывшего инструктора горкома партии, а теперь - помощника муллы в мечети\".
    Хочу посмотреть в глаза барана на заклании и попросить у него пощения за всех съеденных мною его многочисленных собратьев, ибо вегетарианцем я даже на миг не стану, как чуть не стал им автор...
    Хочу послушать \"Элегию\" Массне на узбекском языке...
    Хочу всё, что описал Бизяк и то, что будет во второй части...потому что это хорошо.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Борисов Владимир   Андерс Валерия  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,260
  • Гостей: 439