Кангин Артур

 

 

1.

К 35 годам Афанасий Залепин не выпустил ни одной книжки. Ни единой!
А ведь чертовски талантлив. Просто насмешка судьбы или какой-то дьявольский плевок в душу!

С горя Афоня стал попивать в ресторане ЦДЛ. Контингент здесь подходящий, всегда можно поговорить о Толстом, Достоевском, Донцове, Акунине, Пушкине.

У Афанасия был дивный дар пить не пьянея. Сохранял разум для высоких разговоров о катарсисе творчества. Т.е., от водки он никогда не деревенел, не становился, так сказать, буратинистым.

Как-то в полуподвальном зальчике появилась Незнакомка. Просто цитата из А.А. Блока. Как там у него? Дыша духами и туманами…

Какие параметры барышни?

Юная. Не больше тридцатника. Среднего роста. Темно-русая. Гордая посадка головы. Огромные глазища. Ноги выточены будто из слоновой кости. Это обстоятельство выгодно подчеркивалось мини-юбкой. Эдакая няшка-мультяшка.

Афоня так и замер с вилкой у рта, а ведь на вилке балычок, жирный, вкусный. Да тут, младенцы в курсе, вкуснее.

Девушка заказала золотистый «Аи». Официант, подобострастно изогнувшись, поставил на ее стол черную розу. Тоже, видать, обожает Блока.

— Черная роза — эмблема печали! — прошептал Афоня.

Девушка услышала, усмехнулась:

— Афанасий Залепин? Так? Не хотите ли присоединиться?

Вблизи она оказалась еще красивее.

— Откуда меня знаете? — Афанасий положил на стол свои огромные руки, пальцы его заметно подрагивали.

Глаза барышни по-кошачьи сверкнули:

— Вас многие знают. Вы человек даровитый.

— Шутите? Я маргинал. Пасусь на обочине. В такие-то годы не иметь ни одной книги.

— Можно поправить.

— Как? Секундочку…

Афоня метнулся к своему столу. Принес графин с недопитой водкой. Резко опрокинул стопарь, занюхал корочкой хлеба.

— Фи, какие манеры! — засмеялась девчушка. — Давайте-ка, наконец, представлюсь. Анастасия Вихрь.

— Майор Вихрь? Из советского фильма о разведчиках?

— Почти угадали. Звание майора мне обещали. А пока только капитан. Из наших славных органов. У меня есть к вам деловое предложение.

— Ко мне?

 

2.

— Алгоритм такой… Вы подсаживаетесь к мэтрам, прикидываетесь бедной овечкой. Мол, хочу выйти на свою литературную дорогу, поделитесь, хотя бы слегонца, секретами творчества.

— И?..

Настя понюхала черную розу:

— А сами разнюхиваете, как эти творцы относятся к власти.

— В сексоты записываете?!

— Не горячитесь. Нужна лишь краткая справка. И книга у вас будет в кармане. Подготовленная лучшим издательством. Хотя бы «Эксмо». А там по ней можно и фильм снять. Разбогатеете страшно. Но это потом… Как вы относитесь к Патриаршим прудам?

— Как отношусь? Хорошо.

— Рада. У нас там простаивает квартирка прямо с видом на пруд. Довольно ютиться в захудалом Беляево.

— Так что же, эта виповская хибарка станет моей?

— Конечно. Где-то через полгода. Всего за краткую справочку. Раз в неделю.

Афоня оглянулся. Его же вербуют. Причем публично! Потом не отмоешься. Однако зал пуст. Лишь толстая уборщица в фиолетовом халате шаркает пол духовитой шваброй.

Настя перехватила взгляд Афанасия:

— Не волнуйтесь. Наш человек. Сержант Валентина Сергеева.

Залепин хряпнул остатнюю водку, потер седеющие виски:

— Товарищ майор…

— Пока капитан.

— Капитан Вихрь, ничего не срастется. Не заманите! Руки нашей власти по локоть в крови.

— И это есть… — беззаботно хмыкнула Вихрь. — Политика вообще грязное дело.

— Вы же меня ангажируете целовать руку власти.

— А ты поцелуй да и сплюнь…— Настя внезапно перешла на «ты». — Сплюнь да поцелуй… Не убудет. Книга же, фильм, квартира на Патриарших останутся с тобой. Эдаким, я бы сказала, артистическим артефактом.

Афоня понюхал черную розу, разила она почему-то детским мылом.

— Ну разве попробовать…

— Умница! Только о сегодняшнем разговоре, — Анастасия приложила изящный пальчик к губам, — понятно, молчок.

— Как держать связь?

— Сама позвоню…

 

3.

Сначала Афоня думал, мол, дело не пойдет, но потом попривык, втянулся. Прикольно представляться эдаким простачком, выведывая секреты мэтров. Да на хрен ему дались эти секреты!

Итак…

У почвенника Евсея Ивановича Курицына крокодильи глаза. Маленькие, злые, мутные. Сам же он сплошь улыбка. Лицо у него будто резиновое. Всё в веселых морщинках.

— Алхимия, говоришь, творчества? — усмехнулся Евсей. Последний его роман «Русь изначальная» получил Госпремию. Е.И. Курицын был доволен своей фартовой жизнью. — Да нет, брат, никакой алхимии. Просто садись за стол и пиши. Кровью сердца. Стань, наконец, свинцовой задницей. Просто сядь и пиши.

— Пишу много… — смущенно блеял Афона. — Кажется, кровью. На выходе же получается, увы, лажа.

— Значит, не кровью. Ты нынешнюю власть как? Любишь?

— Очень.

— А я не люблю.

— Однако отхватили Госпремию.

— И чего? Пойми, дуралей, нынешний президент — это жалкая пародия на товарища Сталина. Жупел! Морок! Тщится выстроить вертикаль власти, да куда ему. Где расстрелы и пытки? Где, наконец, Гулаг? Настоящая власть держится только на крови. Эдакий, сам понимаешь, Спас на Крови.

— Так вы, Евсей Иванович, верните премию, раз не согласны.

— Нашел дурачка. Это бабло позволит мне написать свежий шедевр.

— Странная логика.

— Слушай! Как там тебя? Афоня. Иди-ка ты прочь. Достал. Рассказ я твой в газете «Завтра» читал. Ты безнадежен. Мудак стопроцентный. Говно на палочке.

Острые зубки Евсея хищно оскалились, крокодильи глаза сверкнули.

Афоня почесал зад:

— Я на вас не обижаюсь. Вы все-таки мэтр…

Младой прозаик скособоченной походочкой двинул в конец зала, обернулся:

— Доброго вам здоровьичка!

— Не дождешься! Я со своей бабой шесть раз за ночь.

— Завидую вам от всей души. Белой завистью!

Настя первым отчетом Афони осталась довольна. Позволила даже себя поцеловать в губы. Слегка поцеловать, так сказать, не внедряясь.

А через три дня Евсея Курицына насмерть задавила мусорная машина. Водитель-таджик давал задний ход и зазевался или же был обкурен гашишем.

— Большая потеря для русской литературы… — загрустила Вихрь. — Ничего! Русские бабы нарожают новых… Чеховых и Толстых. Пелевиных и Гаршиных.

— Я Курицына за Чехова не держу, — хмурился Афоня. — Но нельзя же так сразу — взять и задавить?!

— Мир полон загадок. Несчастный случай.

— Анастасия, не надо. Все шито белыми нитками.

— Покажи хоть нитку.

Разговор происходил на конспиративной квартире в Отрадном. В углу маленькой комнаты помпезно стоял белый концертный рояль.

— Проехали… Капитан Вихрь, а зачем здесь белый рояль? Как его только втащили на 9-ый этаж?

Настя шутливо толкнула Афоню в плечо:

— Для маскировки. Для чего же еще? А хочешь я тебе спою? Я ведь пять лет назад чуть не дошла до финала программы «Голос» на Первом канале.

— Вы? Ты?

— Правда, там я канала за доярку из череповецкого фермерского хозяйства Дашу Дугенцову.

— Господи, боже мой, конечно, спой!

 

4.

Пела Настя божественно. Голос у нее был не горловой, а грудной. Брала она слушателя не разумом, не техникой, а нутром, сердцем. Одно слово, талант! Жаркий поцелуй Бога.

Причем пела майор (да-да, недавно ей присвоили майора!) исключительно русские песни. «Ямщик, не гони лошадей», «Вдоль по Питерской», «Калинка-малинка». Как-то вдруг затянула из Макаревича «Однажды мир прогнется под нас», да сразу смутилась, сказала, что, мол, это из другой оперы.

Афоня с наслаждением глазел на певунью. О такой королевне он только мог бы мечтать. И как это она не победила в программе «Голос»? Лубянка бы могла отжать.

— Следующий персонаж — Марина Рубашкина, — уже не грудным, а обычным горловым голосом произнесла Настя. — Знаешь ее?

— Конечно. Звезда эстрады. Она вроде Беллы Ахмадулиной, только не пьет и моложе. Точнее, жива. И вы эту стрекозу подозреваете в антигосударственной деятельности?

— Афонька, какой же ты наивняк! В кознях против родного правительства можно подозревать кого угодно. Даже тебя. Тем более, порхающих стрекоз, срывающих аплодисмент на эстраде.

— Майор, давай договоримся, если Маринка чего ляпнет, сразу ее не надо грузовиком.

— Чуть погодя… — тонко улыбнулась Настя.

— Что за зверские методы? Где, наконец, гуманизм? Мы же живем в век толерантности и свободы.

— Славная шутка.

— Я серьезно!

Настя положила свои нежные руки Афоне на плечи:

— Повторяю, с Евсеем произошел злосчастный случай. Больше не поднимай эту тему. Не обсуждается.

— Ну, хорошо. Поверю. Разве у меня есть выбор? К Марине подойти в ЦДЛ?

— Нет. По нашим сведениям, в эту субботу она будет купаться в Московском море у деревни Хлебниково.

— И чего? Просто так подкатить? Я, мол, писатель-лузер, Афанасий Залепин?

— Помолчи. Марина будет тонуть, ты же ее спасешь.

— Мама дорогая! Как это тонуть?

— Алгоритм отшлифован Лубянкой.

Афанасий заиграл желваками:

— Сразу бы ее тогда и утопили. Делов-то? Поэзия ее лично мне никогда не нравилась. Сплошь взвывы, заламывания рук. Пушкин еще ничего с его котом на цепи, а остальные отстой. Профанация жанра!

Майор отодвинула от Афони бокал с бренди.

— Больше не пей. Мелешь несусветную чушь. И прояви себя с Мариной как интеллектуал. Подпусти туману. Бродский, Ницше, Лимонов, Набоков… Фамилии знаешь. И попутно давай-ка собирай свою книгу рассказов. Предварительный разговор в «Эксмо» был.

— Ай как хорошо! — вскрикнул Афоня. — Рядовой Афанасий к заданию готов.

Анастасия достала из дамской сумочки тубу с таблетками.

— Антипохмелин? — ухмыльнулся прозаик.

— Сечешь! Подставляй руку. Одна таблетка и с твоим алкоголизмом будет покончено.

— Вести трезвую жизнь? Ни за что!

— Потом дам другую таблетку, развяжешь.

 

5.

В деревню Хлебниково Афоня отправился без всякого удовольствия. Во-первых, это далеко. Во-вторых, не привык он плескаться в рукотворных морях, ему подавай Средиземное или хотя бы на крайняк Черное.

Земляной пляж, поросший блеклой травкой. Пьяные пузаны с бутылками пива в руках, с сигаретой в зубах. Половозрелые женщины пугающие своим оголтелым «ню».

Марина Рубашкина его сразила. На этой подмосковной помойке выглядела герцогиней. Сидела на изумрудном одеяльце, в целомудренном сплошном купальнике. Сложена отменно. Майор Вихрь, конечно, сложена лучше. Но все же, все же…

Поэтесса что-то печатала на планшете, на губах ее гуляла смурная улыбка.

«И когда же она будет тонуть? — сощурился Залепин. — Ах да, когда войдет в воду».

Он закурил «Русский стиль». Странные дела, после одной таблетки Насти его совсем не тянуло на пиво. А ведь глядючи на других, всегда хочется перещеголять их на питейном поприще.

Поэтесса встала, поправила купальник на бедрах, направилась к кромке воды. Какая же она тоненькая. Аистенок! Нет, его Настя выглядит горазд посолидней.

Афоня крадучись отправился за Мариной.

«Сейчас!» — охолонуло его.

Через пять минут это и подтвердилось.

— Спасите! Тону! — завопила Марина.

Афанасий плавал не плохо. И кролем и брасом. Кое-какие успехи были у него и в баттерфляе. Лучше же всего он рассекал на спине. Но это не важно! Марину он спас. Вытащил ее на травянистый брег за золотистые волосы.

— Ты кто? — поэтесса выплюнула воду. На ее землистых щеках стал проступать легкий румянец.

— Конь в пальто. Точнее, прозаик Афанасий Залепин. А я тебя знаю. Ты знаменитая поэтесса, Марина Рубашкина.

— Точно. Извини, о тебе не слыхала.

— Как ты стала тонуть?

— Знаешь, сначала какой-то укол. Здесь не водятся мурены?

— Это вряд ли…

— Потом жуткая судорога. Ногу свело.

— Бывает… Ходим под Богом. Неужели не слышала мою фамилию?

— Всех не упомнишь. Как я могу тебя отблагодарить?

Марина достала из своей сумочки тушь, стала подкрашивать ресницы.

— Как? Приподними полог…

— Какой еще полог?

— Полог над алхимией своего творчества.

— Экий странный слог! Случайно не юморист? Не люблю хохмачей. Они сплошь циники и мерзавцы.

— Я пытаюсь стать вторыми Чеховым.

— Попытка не пытка. Значит, приподнять полог? Я думала, ты захочешь заняться со мной лихим сексом. Ха-ха. Знаешь, исток моей поэзии — неприятие антиэстетизма нынешней власти. От каждого телодвижения ее смердит затхлой портянкой. Не заметил?

— Не ношу портянки. Только носки! Белые, черные, голубые…

— Я же говорю в фигуральном смысле. Понимаешь, власть наша заточена под быдло, гурт маргиналов. Миллионы и миллионы триумфаторов Шариковых. А я пытаюсь в этот смердящий мир внести крупицу гармонии, хоть корпускулу чистого света.

— Понимаю… С таким мировосприятием жить не легко.

— Иначе я не умею.

 

6.

После встречи с поэтессой Рубашкиной прошло пару дней. И тут Афоня разузнал странное. Марину в язык ужалила пчела. Начался жуткий отек Квинке. Язык и губы раздуло так, что рот не открыть. Пищу приходилось принимать через трубочку для коктейлей.

— Вы? Гэбня? — Афоня пучил на Настю глаза.

— Не смеши! — горько усмехнулась майор. — Это Бог. Лично я в него верю. Помнишь у Пушкина о пророке? «И вырвал грешный мой язык. И празднословный и лукавый».

— Язык-то остался.

— Дело времени. Шутка!

После Рубашкиной Афоня встречался тет-а-тет с десятком-другим прозаиков и поэтов. И каждый дурачок клял власть, хотя внешне был к ней крайне лоялен, ходил с георгиевской ленточкой на лацкане, ликовал от пророческих слов альфа-самца, мол, очумелый Крым радостно вошел в родную гавань.

Кто-то из этих мастеров пера исчезал, кто-то нет. Дальнейшая судьба этих детей Аполлона Афоню не интересовала. Никто их за язык не тянул. Нечего вякать.

К тому же, в нем ожил инстинкт охотника. Еще бы! Вербальность его подкреплялась вполне материальными плодами. Он справил новоселье на Патриарших. Квартирка была мала, с крохотной кухней. Ничего! Не сразу Москва строилась. Получит он и свой пентхаус.

Вышла его книга «Были и небылицы». Издательство «Эксмо». Продавалась на каждом углу. И продавалась хорошо. Ведь тайны ремесла он вполне постиг, общаясь с мэтрами. Особенно ему пособил его клиент Серж Таежный. Это еще тот был прозаик! На медведя и волка ходил с голыми руками. А писал как? Обскакал самого Бабеля. Приблизился к Мише Шолохову.

— Резче надо писать. Жестче! — Серж снял черные очки и протер глаза. В одной из баталий с медведем он повредил око. Щеку его пересекал шрам от когтей косолапого. — Что ты растекаешься мыслью по древу? Сразу бери быка за рога.

— Вас понял…

— А вообще пустое все это. Забавы чёрта. В лес надо уходить. Охотиться на енотов и барсуков, питаться ежевикой, грибами.

— Зачем уходить-то?

— Грядет всемирный потоп. Не чуешь? Ты глянь сколько мрази в Кремле. Всё жрут и жрут. Когда, сука, лопнут? А народ наш родной питается по помойкам.

— Преувеличиваете.

— Лишь чуток… Поверь, брат, всю эту нечисть обязательно смоет. Огненной водой революции. А нам, беллетристам, надо взбираться на гору. Куда-нибудь под Горячий Ключ. Там много подножной еды и климат, блин, мягок. Поедешь со мной?

— Я подумаю.

— Думай! Только не долго. До часа «х» месяц-другой.

Сержа потом (обитал он в Люберцах) укусила черная мамба. И как эта ядовитая змея оказалась в его малогабаритной комнате? Смерть подоспела почти мгновенно.

Эта кончина заставила Афанасия в корне переделать свою очередную книгу «Русская весна». Он переписал ее по совету внезапно покойного Сержа резче и жестче.

— Читала твой сборник целую ночь. Вся в слезах, — позвонила ему под утро майор Вихрь. — Шедевр!

— Спасибо… Я только заснул.

— Значит, так. Хватай такси и дуй, соня, ко мне. По дороге захвати розы с шампанским.

— Я же не пью?

— Дам тебе таблетку, развяжешь.

— Не хочу. Трезвым быть клево.

— Тогда купи лимонад «Буратино», кока-колу. Да что угодно. Кстати, ты уже обжился в своей квартирке?

— Вроде бы да…

— Зря! Завтра получишь ордер на трехкомнатную. В этом же доме. Пентхаус!

— Мама дорогая…

— Баста! Жду! Маргарита жаждет своего Мастера.

Афанасий Залепин попрыскал себя одеколоном «Noir Gangster» и опрометью скок за дверь.

                                                 *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • ДОРОГОЙ АРТУР, МЕНЯ УДИВЛЯЕТ ВАШ ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ЮМОРУ. Я УЖЕ ВТОРОЙ РАЗ ОБРАЩАЮ НА ЭТО ВНИМАНИЕ. ДА, У АФОНИ ВОЗНИКЛИ ЖИТЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ОН РЕШАЕТ СТАТЬ ДОНОСЧИКОМ, СЕКСОТОМ И ЭТО НИКАК НЕВОЗМОЖНО ОТНЕСТИ К ЮМОРУ. А РАССКАЗ ИНТЕРЕСНЫЙ И ОТЛИЧНО НАПИСАННЫЙ. ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ.
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Ариша, спасибо большое! Конечно, это не юмор. Если это юмор, тогда и Кафку можно считать отвязным юмористом. В этом рассказе я хотел сказать об УЖАСЕ, коий витает на просторах Руси. Человека, ради каких-то призрачных целей, убивают, а все делают вид, что ничего не происходит. Вспомните о всеобщем ликовании в СССР именно в 1937 году. Какие восторженные, счастливые лица! А миллионы людей, меж тем, именно в это время перемалывала сталинская мясорубка Гулага...

  • Артур! Я люблю ваши рассказы, грустновато-саркастичные, стебные!
    Мое восприятие не критичное, а восхищенное и ассоциативное.
    Завтра дорасскажу, а то планшет коверкает.,.

  • Да, Артур, согласна. Но эту тошниловку можно вышучивать и высмеивать. Не обязательно бодаться с дубом, но вполне можно не прогибаться, увёртываться. )) В те же 80-е на торжественные вечера в медучилище являлся его бывший директор. После 1953-го, его попёрли из НКВД, вернее, уже из МГБ - чистка! Но не в никуда: бросили на укрепление образования. Лет 25 "укреплял", до пенсии. А к 9 мая с трибуны рассказывал "новому поколению" о героической деятельности в ходе войны в "славных рядах СМЕРШа". Хлопали натужно, далеко не все. Переглядывались недоумённо. А на ГОСах он со мной принимал экзамены. Председатель ГЭК! Однажды поймала специфический профессиональный взгляд: сидит в профиль, не поворачивая головы, так скашивает глаза, что смотрит на меня и мою реакцию на ответы студентов. БРРРРР!!! Потом и у других этот взгляд наблюдала. И у главного фигуранта. Замечали?

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 20 Апр 2017 - 19:30:08 Алекс Марина
  • Марина, очень интересный рассказ о КГБ! Грустно все это, тошно, но это, увы, наша жизнь... Страна победившиего Шарикова. Да и Шарик в погонах сейчас у власти.))

  • Артур! Делюсь своей ассоциацией. Вспомнился мой опыт общения с этим монстром-уродом - КГБ. Уже во времена Горбачёва, в 1986-м. На "беседу" пригласил приятель детства, мамы вместе преподавали, а мы хоровод вокруг ёлки водили. Казался приличным мальчиком, но вырос и вляпался. Беседа - в спецкабинете при отеле. Щелчок в верхнем ящике стола: ясно, пишет. Два часа болтали ни о чём, даже детство вспомнили. За мной три греха: первая любовь - отказник, диссидент, эмигрант; муж, препод педа, "неблагонадёжный", в "чёрном списке"; дружеское общение с американскими студентами минувшим летом в молодёжном международном лагере "Спутник" в Сочи. Не говоря уж про там- и самиздат из рук в руки.
    Каюсь, измучила визави: включила блондинку, наводящие вопросы топила. Я ж не знала, по какому поводу сыр-бор. Он вспотел, раскраснелся, взмок, подрасстроился, а под конец почти жалобно в лоб:
    - А приходилось общаться с иностранцами?
    Аж рассмеялась. И делов-то! Про языковую практику похвасталась, про "народную дипломатию", про перестройку на дворе рассказала... Обсудили политмомент. )))
    Артур, ещё раз: рассказ классный!

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 20 Апр 2017 - 18:23:22 Алекс Марина
  • Артур, полноте! Уж вы-то знаете: не пинают только дохлую собаку! )))

  • Марина, спасибо! А то ведь обругали со всех сторон, я аж ошалел. Думаю, на фиг мне это все нужно?!))

  • Артур, спасибо. Прекрасный рассказ. Очень порадовали.

  • Саади, спасибо!

  • Надо определиться с жанром. Поскольку это не тянет на реализм - слишком упрощено, примитивно и оторвано от реальности, то это что-то типа гротеск-прикол. Но тогда не хватает юмора, просто несмешно. Стиль журнала "Крокодил" середины семидесятых.
    Сейчас пишут по-другому, читатель должен в процессе чтения издавать звук "гы-ы-ы-ы", вот линк для примера Сговор (дамам просьба не кликать - это современная литература).

  • Полару. Лучшая реклама - это запрет. Оч смешной ужасник. При пересказе сюжета без мата всё равно все угорают. Но это не жанр Артура. Просто совсем другой. И никто ничего не должен: ни читатель, ни писатель.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 20 Апр 2017 - 18:25:03 Алекс Марина
  • Уважаемый Артур!
    В Вашем ироничном рассказе показаны современные реалии - человек человеку волк! Во всём сильная конкуренция, и ползущие на вершину готовы на любые методы. В безумной гонке выигрывает самый ловкий и коварный. В сфере культуры попытки затоптать и переиграть всегда были ещё более изощрёнными, чем у людей других сфер деятельности. Со времён Булгакова не всё спокойно было в писательских кругах. И сегодня при всей безграничности интернет-пространства, всё труднее найти читателя... Только вот Афоня не учёл, что сколько коллег по перу не души, почитателей творчества не станет больше. В этом деле насильно мил не будешь. Всё искусственное быстро разрушается.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 17 Апр 2017 - 21:31:19 Демидович Татьяна
  • Уважаемый Артур!
    Спасибо Вам за послевоскресный юмор ! Действительно, смешно, но и немного грустно. А грустно оттого, что политика, которую раскручивают в свою пользу власти (это не только в России, но везде в тоталитарных странах) не даёт автору раскрыть своих истинных дарований. И деятелей искусства по сути вынуждают заниматься не своим делом. Или создавать произведения в угоду власти, или, как в Вашем рассказе шпионить, или же наоборот, быть под надзором. Сейчас открываются вещи, которые прямым текстом намекают на то, что в советское время работники культуры были повально опутаны КГБистами. Либо сами были агентами, или за ними следили. Имена называть не стану, чтобы лишний раз не травмировать поклонников этих талантов. Тем более, что информация может быть просто провокационной, ведь гарантий на правду в интернете нет.
    В очередной раз хочу отметить мастерство уважаемого Артура Кангина. Его собственный язык, самостоятельные образы. Читать его рассказы доставляет удовольствие, и они непредсказуемы в финале. Та живость повествования, с которой автор нас увлекает в своё произведение, динамика и в то же время гибкость не могут остаться незамеченными его читателями. А это обозначает и востребованность его произведений.
    Желаю Артуру новых творческих успехов!
    Н.Б.

  • Николай, огромное спасибо за теплые слова! Мы с Вами на одной волне. Увы, многие, очень многие люди глухи к иронии, требуют прямого реализма. Ну и читали бы Шолохова или, скажем, Юрия Бондарева. Мне же всегда интересен именно сдвиг реальности, некое зазеркалье. Прямой, тупой, репортажный реализм абсолютно не интересен. Мне кажется, по большому счету, он просто лжив.

  • История эта не новость. Так было во все времена.
    Написано приятно, что дальше будет - понятно.
    Вот только нужны ли нынешним властям такие Афони? Технологии позволяют подслушать любой разговор. СтОят дешевле, работают надежнее. Объективно и беспристрастно.
    Хотя бы Афоня с диктофоном в айфоне. А то как-то нереалистично получается.

  • Вы мне напомнили как я однажды выслушал исповедь сексота слушавшего разговоры в Сайгоне на Невском и как ему выдавали 1,5 рубля на 2 часа "дежурства" на кофе. Там он видел Довлатова, Цоя и еще ряд незаурядных личностей. Жаль я этот эпизод подзабыл, а пару абзацев можно было бы сотворить.
    Немного живости в диалогах не хватает, сленга, мелочей когда выдавали зарплату, сколько платили по категориям, моему знакомому 70 рублей в месяц при 3 дежурствах в неделю.
    А вот диалоги они хоть и оживляют, но и в них надо знать меру.
    Удачи и вдохновения.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 17 Апр 2017 - 21:00:27 Аимин Алексей
  • Таков сегодня юмор в России. Стихотворение Саши Бывшего:
    Россия – как затычка в бочке.
    (Да только кровь там, а не квас.)
    Мы есть в любой "горячей точке", –
    Нет ни одной войны без нас.
    Не в правде русский Бог, а в силе.
    Нам сладок боевой кураж.
    Мы Польшу с Гитлером делили
    По-братски, лихо, баш на баш.
    Потом Прибалтику мы брали.
    Страны величие росло...
    Нас новые манили дали, –
    Вперед, вперед, врагам назло!
    Победные звучали марши
    Во исполненье всех надежд.
    С каким триумфом танки наши
    Входили в вольный Будапешт!
    Нам наплевать на мненье чье-то.
    Мы рулим, прочь с дороги, ну!
    Мы гусеницами в два счета
    Уняли "Пражскую весну".
    Нужны нам цели неустанно.
    Жгли кишлаки мы "на ура".
    Те десять лет Афганистана
    Для многих – лучшая пора.
    И в прошлом варварском, и ныне
    В нас дух убийств неистребим.
    Не настрелявшись в Украине,
    Теперь мы Сирию бомбим.
    Мы прем, куда нас не просили.
    И страшный близим свой финал.
    Нам все вернется – по России
    Небесный плачет Трибунал.

  • Светская беседа - речевой жанр, являющихся неотъемлемой частью светского этикета и культуры общения в образованных слоях общества, но не надо ее путать с псевдосветской беседой псевдообразованных низов. А бывает - ни рыба, ни мясо - полуобразованные слои общества с полусветскими беседами. По стилю различаются формальные, полуформальные и неформальный типы светских бесед, типичными темами в которых является перечисление модных писателей, модных событий, кто где был, что читал, что смотрел. Каждый хвастается своей образованностью или псевдообразованностью и псевдовоспитанностью. В светской беседе отражается коллективное бессознательное, дух эгрегора, информационного поля участников. В непринужденной светской беседе всегда присутствует своя особенная логика, типичные сценарии, свои шаблоны, которые, чем выше уровень беседы, тем нешаблоннее. Это языковая практика, в которой делается интеллектуальный акцент и расставляются высоко культурные приоритеты. Парнас можно сравнить с Олимпом. Творчество - это тот же спорт, в котором те же интриги, козни, состязательность, вечная борьба, преодоление кучи препятствий. Лучший способ подняться к Парнасу - верхом на Сатире, через иронию и сарказм - это пропуск в элиту, в мастера жанра.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 17 Апр 2017 - 16:22:05 Тубольцев Юрий
  • Уважаемый Артур!
    Ваш рассказ, полный иронии и сарказма, отражает поиски оригинального пути в творчестве с печальным примером того, как у некого "Афони" начался восход на Парнас по хребтам собратьев по перу! Подобные карьеристы и приспособленцы, как Афоня, встречаются, к сожалению, и в других областях, а не только в литературе. А приведенные в рассказе методы работы силовых структур заставляют задуматься, особенно при последних случаях с убийствами, как - муж певицы М.Максаковой (Денис Вороненков) и др. И это уж- в реальности, как иллюстрация к Вашему рассказу!
    Спасибо за отличный рассказ!
    С наилучшими пожеланиями!
    Валерия

  • Валерия, добрый день!

    Спасибо за публикацию. К величайшему огорчению, сталинский принцип "Нет человека - нет проблемы" в РФ до сих пор актуален.

Последние поступления

Календарь

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Богдановская Ирина   Борисов Владимир   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,226
  • Гостей: 386