Пряничников Олег


  Сволочь

 Тутункин влетел в цеховой душ, стал осматриваться, но как-то странно он осматривался - он постоянно тёр глаза.
- Эй, мужики! Направьте в пустую кабинку! Чёрт, ничего не вижу. Скорей, помогите кто-нибудь!
- Вообще-то это не мужская душевая, а женская,- подала я голос.
- Да-ну?!- Тутункин весь превратился в удивление и инстинктивно прикрыл причинное место мочалкой.
- И вообще-то здесь никого кроме меня нет, Федя,- добавила я с такой томностью, на какую только была   способна.
- Точно - кроме тебя никого нет?- осторожно спросил Тутункин и часто-часто захлопал ресницами. И вот, наконец-то, он  проморгался. Он дико обрадовался этому и, увидев окутаное горячим паром голое женское тело, воскликнул:
- Так это ты, Наташка?!
- Я,- отозвалась я манящим эхом.
Тутункин затушевался:
- Понимаешь, Наташка, крановщица моя любимая, припозднился я.
- И я... припозднилась.
- Ага. Я станок прибирал, без защитных очков, идиот, ну и пыль мне глаза набила: не вижу ничего, хоть тресни. Вызвонил я коллег своих: Тряпичкина с Кукиным. Довели они меня до раздевалки, раздели и в душ впихнули. Ах, черти! Значит они меня вместо мужской в женскую душевую привели. Ах... А чё вода кругом, пар?
- А это я пооткрывала горячую воду, люблю, знаешь, с парком мыться, Федя,- с жаром произнесла я.
А сама подумала: " Три ведра грязи в обеденный перерыв на его станок вывалила. Защитные очки в конце смены как последняя воровка украла. С девчонками договорилась, чтоб не мешали. Тряпичкину и Кукину по пятьсот рублей заплатила. И всё это зря что-ли?!"
- С парком? И я люблю с парком, - обнадёживающи кашлянул Тутункин.- Так, говоришь, ты одна, Натаха? Тогда я по-быстрому пристроюсь, а?
И он пристроился...
В кабинке, самой дальней от моей.
...Сволочь!

*  *  *

          Вывод

    Семечкин позвонил, звонок не работал. Семечкин толкнул дверь - она оказалось не запертой.
    - Хозяин!- позвал Сёма Самечкин, входя в квартиру своего друга, Рустама Шарипова.
    Ответа не последовало. Раздвинув шторы, Семечнкин из прихожей шагнул в комнату и ахнул: Рустам Шарипов вешался.
    В выходном костюме, в начищенных туфлях, хозяин квартиры топтался на отчаянно пищавшем табурете, пытаясь просунуть свою огромную лысую голову в тесную для неё петлю
    - Рустам, ты это чего?_ выдавил из себя Сёма.
    - Как чего? - нервно дышал Рустам.- Очки одень, если не видишь, -вешаюсь.
    - А из-за чего?
    - Что за вопрос? Конечно, жить надоело.
    - А из-за чего?
    - Ты что, попугай? Во-первых, меня сократила на родном предприятии, где я проработал двадцать пять лет, во-вторых, мне до пенсии ещё целых три года, в-третьих, во всём городе токаря шестого разряда никто не хочет брать на работу.
    - А пособие по безработице?
    От смеха Рустам чуть не упал с табурета. И тут Сёма вскипел:
    - Ты думаешь, что я дурак, да? А дурак - это ты. Ты даже не можешь правильно повеситься.
    - Татары могут всё!- сжал кулаки ещё не старый Рустам.
    - А ты сам посмотри: верёвка у тебя слишком короткая и крючок для люстры тебя не выдержит.
    - Насчёт верёвочки - не надо, всё вымерено. И голова пролезет, и ноги до пола не достанут. А крючок я испытывал, он надёжен.
    Исчерпав себя, Сёма Семечкин надул губы.
    - Я к нему, как к человеку, с пузырём, а он - вешаться.- Сёма горестно вздохнул и уже развернулся, чтобы уйти.
    - С пузырём?- другим голосом переспросил Рустам.
    Не оборачиваясь, Сёма мотнул головой.
    - Перед смертью что-ли?
    - Тьфу!
    - Ну не сердись, погоди, Семён. Иди на кухню, я сейчас.
    - Давно бы так,- проворчал Семечкин и отправился на кухню.
Только он подготовил стаканы и заглянул в холодильник, как раздался грохот упавшего табурета и демонический хрип Рустама сотряс воздух.
    Сёма выскочил в комнату. Несчастный, словно пойманная рыба, извивался на удавке, пытаясь одной рукой ослабить узел, другой же он подавал красноречивые знаки. Семечкин поставил на ножки табурет и помог обрести опору самоубийце.
    - Надумал-таки!
    - Не-а,- Рустам Шарипов, откашливаясь, глубоко дышал,- наоборот, передумал. Я проверил: и верёвка как раз и крючок выдержал.
    - Но зачем было проверять-то, а? Я тебе и так верил.
    - А я для себя проверял. И вот что я теперь думаю: раз я такой умный, ещё не старый, неужто я выход не найду? А, Семён?
    - Вместе поищем его, Рустамчик.
         
                *  *  *
  Черный сервис (ч/б), Шмидт Александр
     (карикатура из интернета)


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,261
  • Гостей: 401