Волченко Сергей

        Перед закрытыми дверями процессия остановилась, чтобы открыть их и пронести тело. И в этот момент он потянул руку к мёртвой голове, чтобы сорвать несколько волос… И вдруг – резкое отвращение к родному, любимому человеку.

      Чего, чего испугался?

      Ведь и в течение жизни она внешне менялась, и эти изменения были мёртвыми: это были знаки смерти, которая должна была придти окончательно и которая теперь пришла. И если раньше он эти изменения принимал, не замечая, ибо видел за ними один и тот же неизменный и любимый образ, то почему же сейчас он не верит и в испуге смотрит на волосы её? (На лицо он почему-то не обращает внимания). Волосы! Из седых они вдруг стали какие-то необыкновенные, какие-то мутные и неощутимые, как пепел. Почему же эта перемена теперь отпугивает его? Она ведь такая же мёртвая, как и те, но только последняя на его глазах. Почему же теперь она изменяет её в его чувстве? Почему же только теперь молча скребутся слёзы? Не от того ли, что он не в силах совместить её последнее внешнее изменение с душой её? А если так, то, значит, и не любил раньше? Или души не было в ней, и он любил то чего нет? Может все слёзы, пролитые над умершими, не от любви, а от муки и страха, что нету её? И эта загадка превращается в казни, и тянет, и тянет к себе толпы людей; тысячи, тысячи лет – это зрелище, и в каждой толпе родственники казнимого, особенно им нужно увидеть – вроде бы смерть дорогого человека столь же важна, дорога им как он сам, – новая часть и свойство его, – обречены узнать и принять, если любят, но даже не смерть, а скорее более зримую и понятную виселицу, огонь или топор, которые навеки свяжут, соединят его с ней, и она лежит сейчас перед ним; и вдруг почувствовал: это испытание, самое сильное испытание любви: если уж действительно любил, то значит обязан так же любить и сейчас. Обязан! И уже тянет пальцы к мёртвой голове и отделяет от неё несколько длинных нитей, чтобы унести с собой дальше в жизнь этот последний знак самой сильной в её жизни перемены, символ того, что он с одинаковой силой любил её до конца.

      Он держит волосы в пальцах и не чувствует их и не видит почти. Любой, чуть более сильный предмет был бы моментально изломан, уничтожен окружающим могучим миром. Но эти волосы – нет. За счёт бесконечной слабости они неуязвимы: они как воздух. Он не почувствовал, как надавил их внутрь кармана. Только по движению пальцев он мог предположить, как согнулись они в глубине. И вдруг испугался: он ведь их уже никогда не найдет. Надо сорвать ещё… И вдруг мысль: это ещё не последняя перемена, ведь через несколько минут он будет обязан также сильно любить бесформенный холм земли…

                                                             _______________☻_______________

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Да, сюжет рассказа заставляет задуматься над неизбежным расставанием с любимым человеком... Печально.
    С искренним уважением - Ариша.

  • Сказано Убойно, Не Шламов-есть Своё. Сколько потерьь, седина в голову остальное... под текст.Радуюсь Расцвету Жаннра. п О СЕРДЦУ. с.у УВАЖЕНИЕМ. Н. кИРОВ.

  • Отправляюсь путешествовать по страничке автора. Если не утону - поделюсь впечатлениями. Но вполне реально и утонуть?
    Первая ассоциация, Цветаева:
    Развела тебе в стакане горстку жженых волос...
    И еще. Мой младенческий локон, хранимый мамой в чудной резной шкатулке... До сих пор жив. ))) Почему не выбрасываю?.. Подзадумалась...
    И сама храню такой же дочкин завиток...

  • Идея, замысел- Большая Тема, глубокая.Можно ли и должно ли обсуждать- Жесть. По Чехову. С уважением Мысли, лаконичности. Н. Киров.

  • Интересная идея, которая увлекает, заставляя задуматься о жизни, смерти, любви. Но каким кострубатым языком все описано! Нелогичности, нестыковки текста, смысл многих предложений не просматривается. Произведение короткое, его бы отшлифовать до блеска...

  • Сильно. Достоверно. Может понять только тот, кто потерял действительно близкого человека.

  • Уважаемый Сергей!
    Спасибо за Вашу трагическую зарисовку!
    Здесь есть над чем поразмышлять. В течение жизни у нас не один раз случается потеря близких, порой это происходит неожиданно, и эти моменты остаются в памяти навсегда. Так устроен человек. Но все мы по- разному относимся к телам только что умерших людей. Кто-то с мистической опаской, кто- то равнодушен, а другие со святостью и поклонением. Это наверное у каждого по- разному.
    Моё мнение такое, что медлить с захоронением не желательно. Мертвое тело, включая и упомянутые в рассказе волосы - дополнительный источник инфекции. Человека уже все равно не воскресить, а здоровье живых нужно беречь. А оставлять на память волосы - это ближе к языческим ритуалам, чем к современным научно обоснованным представлениям. Труп хорошо бы кремировать, как это все чаще стало применяться.
    А вот хранить добрую память, преданную любовь, не обязательно в виде волос. Ведь после человека остаются связанные с его жизнедеятельностью предметы. Чем не реликвии? Если же вспомнить старые традиции у островитян Борнео и других островов Полинезии, то там волосы хранили вместе со скальпом.
    Спасибо уважаемому автору за оригинальный рассказ о жизни нашей быстротечной, и желаю ему новых зарисовок и рассказов!
    Н.Б.

  • Уважаемый Сергей!
    Спасибо за проникновенный рассказ, похожий на притчу, заставляющий задуматься о бренности жизни и погрустить о потерянных близких людях!
    Старая традиция брать на память о любимых прядь волос, или локон, или даже несколько волосинок, как в рассказе, о чем читали в старинных романах, как Три мушкетера и т.п. , основана, видимо, на подсознательном желании сохранить подольше эффект присутствия близкого человека. Ведь волосы не разрушаются, их прочность поразительна и при этом они несут в себе генетический код владельца.
    Волосы обладают возможностью накапливать статическое электричество, предохраняют от огня и помогают сохранять тепло. А в быту превратились в предмет украшения и заботы о них (как у дам, так и у мужчин).
    Согласна с фразой, что "с одинаковой силой мы можем любить до конца."
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Человек, как и все живые существа, начинает умирать сразу же после рождения. Клетки кожи мрут ежечасно, ежеминутно. Другие клетки, из чего составлены все другие наши органы, делятся, множатся и погибают, уступая место новым, молодым и зрелым. Но мы смертных изменений не видим, либо не замечаем. Даже помогаем удалять постаревшие, умирающие ногти, укорачиваем или стрижём и сбриваем волосы, меняем молочные зубы после их смерти на постоянные, которые больше никогда не поменяются на молодые, здоровые. С годами дряхлеет тело, седеют или выпадают волосы, на теле появляются точки, свидетели закупорки мельчайших капилляров, различные кожные пятнышки, бугорки, бородавки -"гречневая каша" у стариков... Я как-то неудачно пошутил, назвав у однокашника такие пятнышки "первичными трупными", на что он обиделся и был прав. Не со всеми о смерти можно шутить и сравнивать. Я извинился.
    Но волосы - особая часть тела человека. У нас, как и у многих, хранятся локоны любимых детей, срезанные в младенчестве, и вызывающие умиление, сколько бы их не рассматривали. К редким обычаям относятся дарения романтических девушек свои локоны любимым при расставании (возможно навсегда...), желания или порывы срезать или отделить, как выразился автор, несколько прядей или волосков с головы любимого человека, лежащего на смертном одре. Вряд ли кто это поймёт или согласиться. Да и рассуждения о разном отношении к умирающим (седым) волосам любимой женщины мне представляются надуманными и не вполне цивилизованным поступком, чем-то напоминающим ритуальное сохранение мощей... Хотя, люди разные, а традиция известна и существует и в литературе и в жизни.. Но то, что надмогильный холмик может стать любимым местом воспоминаний и поклонений на всю оставшуюся жизнь, не вызывает сомнений...

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 2 Июль 2017 - 11:52:16 Талейсник Семен
  • Ёмкое трагическое до мурашек произведение Сергея Волченко даёт возможность пофилософствовать о Вечности... О любви и преданности, поданной в таком ракурсе, в такой страшной правде, что мы ловим себя на мысли, что задумываться об этом сложно и страшно. И тут мне сразу вспомнилась уникальная работа Семёна Талейсника "Изображение смерти в живописи". И опять возникает тот же вопрос... А стоит ли цепляться за жизнь в смерти? Или всё-таки лучше оставить в своих воспоминаниях улыбки, поступки, теплоту души... Бытует издревле мнение, что по-умершему нельзя сильно убиваться, иначе ему там, в Вечности будет тяжело. И в этом есть мудрость... Не держать, не тосковать, а отпустить, принять как неизбежность... И своё любовь нести уже без тоски - с миром и светом.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 2 Июль 2017 - 10:55:13 Демидович Татьяна
  • Уезжает Ржевский из города Урюпинска, полк переводят, и говорит деньщику, - чтоб такое, Ванька, остроумное учудить напоследок, может испражниться на белый рояль в офицерском собрании. А деньщик, - не поймут-с, ваш бродь, азия-с.
    Мне кажется здесь тоже не поймут-с. Но вы, прям, наш Николай Васильевич. Вдумчиво читайте, товарищи, как минимум три раза, не дергайтесь сразу рецку писать.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 2 Июль 2017 - 9:05:29 Полар Эндрю
  • Автором ухвачен какой-то древний смысл, неосознанность которого сидит в каждом глубинной рефлексией и томительным стремлением души в любовь. Этот небольшой рассказ - одновременно масштабное проникновение и в глубину нашего подсознания и бесконечный рывок вовне: в какую-то априорность, объективно формирующую нашу цивилизацию. Сергею Волченко удалось наши неуловимые ощущения перед тайной испытания любви смертностью жизни сделать неизмеримо более осязаемыми и перевести их в понятийный формат. Но при этом в его произведении нет фиксированных решений - оно состоит из звеньев множественных смыслов, смыслообразовательных процессов, смешения кодов, взаимно усиливающейся перекличкой тем и предельной интенсификацией языка. Рассказ "Волосы" - иной подход, не обычный многослойный взгляд автора на феномен любви, с одновременным утверждением и отрицанием ее оснований в нашем земном эоне. Автору удается вытянуть наружу скрытые под привычной ровностью выпуклости, а привычную усредненность похоронить под ними. Постоянное перетекание глубинных субъективных ощущений в объективные закономерности и наоборот опрокидывает читателя в сверхъестественное единство отсутствия финальных смыслов и их наличия.
    С уважением, Юрий Тубольцев

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Борисов Владимир   Крылов Юрий   Аимин Алексей   Полар Эндрю   Демидович Татьяна  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 6
  • Пользователей не на сайте: 2,234
  • Гостей: 1,003