Борисов Владимир

Отец Василий  или сельский пейзаж с видом на разворошенный стог

 

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня».

 

Он стоял  спиной к алтарю.  Стоял, покачиваясь:  неуклюжий рыжий мужик в кирзовых сапогах и саккосе,  сшитом  из мешковины. Вокруг ладоней, крепко  прижатых  к животу,   темным, почти черным пятном расплывалась кровь.
Он упал на колени, с трудом оторвал окровавленные руки от распоротого живота, словно желая более внимательно  рассмотреть ладони, поднес  их к лицу  и тут же завалился  набок, жалобно по-щенячьи  поскуливая. Безнадежно  попытался  приподняться, неловко и безуспешно отталкиваясь  длинными ногами  от  кирпича пилястры, потом вздохнул, громко и как-то уж очень обыденно и затих. Совсем. Навсегда.

Он лежал на каменном полу, на спине, аккурат  в  перекрещенье двух ярко-желтых продолговатых   пятен света,  падающих из высоких стрельчатых  окон.

Распростертые, окровавленные   руки его, в этом ярком перекрестье, казалось,  повторяли  безжизненный изгиб  рук распятого Иисуса,   умиротворенно и устало взирающего на умирающего  чудака в окровавленной мешковине. Взирающего из-под самого купола, из прокопченного полумрака блеклых  фресок, сквозь пыльные обрывки паутины. Как только угас  последний шорох,  тотчас же  гулкая звенящая  комарьем тишина  заполнила собой церковь,  и только откуда-то из далека, из- за заросшей  кустами  реки доносился тоскливый бабий голос, фальшивый и нудный.

 

«Отчего ты печалишься в вечер,

Отчего тихой грусти полна?

Может ждешь ещё с кем-нибудь встречи,

Или прошлым далеким больна»?

                                     1.

…Федора Заломова, дворового мужика, худосочную, никчемную собственность мелкопоместного дворянина Ивана Ивановича Голенищева, вытошнило. Вытошнило  желчью на пол в церкви, буквально за пять минут  до   крестного хода  в честь Успения  Божьей Матери. Кто знает, чем, какой причиной был вызван подобный конфуз? Может быть,  дьякон перестарался,  и в усердии своем запалил излишне ладана, а может быть Успенский пост подорвал здоровье и без того особо не жирующего, тщедушного, чахоточного   мужика.

Протопоп Иоанн Веретенников, настоятель новенькой, недавно отстроенной  в их селе церкви,  выгнал Федора прочь из храма, проклиная и суля Заломову и всем его наследникам,   всяческих  неприятностей за осквернение святой, православной  реликвии.

 

Можно верить, можно не верить в проклятья протопопа Иоанна, однако как объяснить,  что все прямые наследники Федора Заломова в жизни своей претерпевали множества неудач и лишений, да и в мир иной уходили по  большей мере в нищете, мучениях и много раньше срока…

Вот и с Василием Васильевичем, последним из семени Заломовых,  судьба также обошлась довольно неласково…

 

…С войны, в  свою  родную деревню  Новые Голенища, Василий Васильевич Заломов вернулся  с удостоверением  зоотехника в кармане, с длинным розовым шрамом через всю щеку и нетвердой походкой запойного алкоголика.
Впрочем, как знать, может быть,  и не был он запойным, а походка его лишь следствие тяжелой контузии, полученной Василием в своем самом первом бою, в сорок втором, под Ржевом.  Когда восемнадцатилетним пацаном, одуревшим от грохота орудий, душераздирающего воя тяжелых авиационных бомб, сухого треска немецких автоматов и бесконечного мата,   он по команде « воздух», вместо того, что бы вжаться, втереться в мерзлый, утоптанный снег,  встал во весь рост и, сдернув шапку с головы, замахал ею, словно угрожая черной стае немецких бомбардировщиков.

На правах наследника, заняв избу своих  родителей,  тихо ушедших (царствие им небесное) еще в сороковом, он как полагается с недельку отдохнул и  расслабился, пропив большую часть  денег, полученных  по аттестату в райвоенкомате.

Через какое-то время, обнаружив в своем  вещмешке лишь пыльный, полупустой кисет с махоркой, а  вскрытые консервные банки развороченными сапожным ножом,  зияли на столе и полу плесневелой пустотой,  он отправился в правление колхоза устраиваться на работу.

Удостоверение военного зоотехника, подписанное  подполковником Давыдовым, командиром артиллерийского полка, в  обозе которого служил два последних года  Василий, малограмотного председателя колхоза удовлетворило вполне и уже с понедельника, Заломов на черном, вихлястом велосипеде,  отправился  на ферму,  знакомиться  со своими  подопечными: коровами, лошадьми и прочей живностью.

Плох  был Василий как зоотехник или хорош, одному Богу известно, однако малейшую хворь, или, положим, начало течки у коров и телок, он замечал на раз, даже зимой. Да  и в подготовке  коров  к спариванию, подбору бычков и прочим крестьянским хитростям,  кои у простых селян  проявляются обычно  к старости, у  Заломова было какое-то внутреннее чутье, или чуйка, как он сам себе  говаривал.

 Как бы то ни  было, за несколько послевоенных лет,  поголовье колхозного стада увеличилось почти вдвое, да и частники были не в обиде: все чаще и чаще за их небольшим стадом коров,  на тонких дрожащих ножках ковыляли пестро окрашенные, ушастые  телята.

Колхоз поднялся из нищеты. Выровнялся.   

 Заломов же, от скуки ради, освоил кинопроектор К-25 Гекорд, купленный колхозом  еще до войны,  и крутил кино по вечерам в заброшенной церкви. Деньги за это он с правления требовать не стал и колхоз, из благодарности,  два раза в год привозил на двор Василию по паре возов березовых дров.

В одном из порушенных церковных приделов, Заломов соорудил небольшую дощатую кинобудку с окошком для проектора и широкой скрипучей тахтой для себя лично.

После войны с мужиками  по деревням было совсем худо, и оголодавшие по мужской ласке  вдовые солдатки, а то и просто девицы, все чаще и чаще заглядывали к рыжеволосому, любвеобильному  киномеханику в его кинобудку. Кинопроектор нагревался  как черт, в кинобудке от жары даже мухи дохли,  и бабы похоже, сами того не замечая, скоренько раздевались до исподнего.

По причине своей безотказности,  зоотехник  Заломов поистаскался, спал с лица и похудел, словно заяц-русак по весне.
А про его тахту, ту самую, что в кинобудке, бабы сложили похабные  частушки, заслышав которые, кто-то  застенчиво краснел, а кто-то, напротив,  завистливо бледнел.

Однако те, кто знал  Василия еще до войны, сызмальства,   нет-нет, да и  посматривали на мужика озабоченно, с сомнением. Уж  как-то слишком часто глаза его туманились  немужицкими  мыслями, а в словах обнаруживалась непонятная  крестьянам тоска и бессмыслица. Впрочем,  что селянам до Заломовских  сомнений? Дело свое животноводческое знает, по выходным кино показывает, а то, что иной раз как бы и заговаривается,  так что ж с того?    

Так бы и жил себе,  в своих Голенищах  Василий Васильевич Заломов, зоотехник  и  киномеханик – любитель, лечил бы скотину, спал  с вдовами, а по выходным, показывал бы кино в разоренной церкви,  но случилось как-то под самый медовый Спас с мужиком непонятное…

В то утро проснулся Василий  в разворошенном, волглом от росы стожке сена. С кем пил, в каком дворе гулеванил, Заломов забыл напрочь, но сквозь приступы одуряющей тошноты,  как сквозь рваные облака, до сознания его доходили странные  обрывки ночного сновиденья.

Женщина ему привиделась. Вроде бы и красивая она была необычайно, но, однако же, в чем особенность  ее красоты Заломов не помнил. Вроде бы  вся в белом, аж в голубизну отдает, и лицом смуглая, на  жидовочку или на хохлушку   похожа, но как знать, так ли это? Но точно помнил Василий, что положила она на лоб его, руку свою прохладную, и говорила с ним о чем-то долго-долго, устало и грустно.

Словно зверь какой, крутился и катался  в разворошенном, пропахшем  мышами и пыльным летом стожке  Василий, пытаясь припомнить  столь значимый для него сон, но нет, не получалось. И, наверное, стоило бы уже давно от греха подальше домой уйти, прочь, прочь отсюда  (иной хозяин за свое сено и за вилы возьмется), но что-то крепко, словно незримая пуповина держала его. Да так цепко и до тех пор, что домой он вернулся лишь в полной убежденности, что это к нему Божья Матерь приходила,  никак не меньше.

Вот с той ночи, с того росного стожка и случился в жизни мужика надлом какой-то. Словно в механизме годами отлаженном, шестеренка ржавая с зубцами гнутыми да стертыми объявилась и неверный, скособоченный ход этой шестерни и повлек за собой изменения в характере животновода, да настолько резкие, что в Новых Голенищах не заметили их ну разве что подопечные Василия, коровы да овцы…  

Впрочем, самому Заломову, было, похоже, абсолютно наплевать на пересуды односельчан да  бабьи сплетни.

В субботу после бани, как был в кальсонах и белой застиранной рубахе и калошах на босу ногу, он похоже, что неожиданно для самого себя,  ломанулся в церковь, прихватив старый, спадающий с топорища топор.

В минуту,  чуть слышно матерясь, Василий в щепу разгромил свою кинобудку вместе с тахтой. Кинопроектор же, от греха подальше скоренько отволок в правление, где сдал его под роспись учетчице Клавке, шестнадцатилетней соплячке, глаз не сводившей с белых, солдатских  кальсон зоотехника.

После чего вернулся домой, переоделся в чистое и пропал.

                                                  2.

- Эй, Васильевич. Открывай свою богадельню. Ишь,  пролетариат  пришел. Хочет значит прикоснуться к важнейшему из искусств, как всем нам завещал наш незабвенный товарищ Ленин…

Бригада строителей, выписанная из города на строительство новой силосной башни, весело рассмеялась шутке своего бригадира: огромного мужика с лохматой грудью и шишковатой головой. Позади городских виднелись и местные, деревенские, пришедшие как обычно на вечерний, единственный по воскресеньям  сеанс.

Большие кованные ворота  церкви распахнулись  и на пороге появился Заломов, босой, в чем-то похожем на рясу.

Василий поднял руку вверх и дождавшись относительной тишины проговорил спокойно и безбоязненно.

 - Сегодня кино не будет. Кино вообще больше в нашей церкви показываться не будет…

Он прошелся перед оторопевшей толпой и заговорил снова, также тихо и убежденно.

- Церкви нашей триста лет…Вы поймите мужики, триста! Еще никакой такой Америки, наверное, и в помине не было,  а здесь, на этом холме уже стояла наша церковь. Не деревянная какая-нибудь, а кирпичная, на белом фундаменте…

Вы знаете мужики, как она у нас раньше называлась? Нет? То-то.…Утоли моя печали…Красиво, правда? Красиво.…Утоли моя…

- Я тебе блядь, сейчас точно все печали утолю! А ну пусти!

Бригадир оттолкнул Заломова и вошел в церковь. Толпа поспешила за ним.

- Ой, мамочки, что делается? Церковь-то церковь.…И не узнать!

 Чей-то бабий голос вдруг нарушил плотную, недоуменную  тишину.

И вот здесь-то, наверно только сейчас все разглядели, насколько изменилась их, казалось навек разоренная церковь.

Кирпичные стены храма Василий жирно выбелил известью с синькой, и сейчас еще кое-где непросохшие куски стен и арок темнели синевой словно кляксы. Пол, некогда выложенный из метровых, белокаменных плит старательно выскоблен и подметен, а на стенах , над самодельными деревянными подсвечниками, висели копеечные, бумажные иконки.

На том месте, где раньше находились царские Врата, сейчас висел небольшой транспарант: белой краской на кумаче.

«Благословен Господь, ибо Он услышал голос молений моих».

Мужики, особенно те, что из местных, вдруг, как будто вспомнив нечто вечное, впитанное с молоком матери, потянулись к кепкам, сдирая их с голов как перед покойником, бабы закрестились, неумело и не смело. И лишь строители зашумели оправившись.

- Ты мужик нас лучше не зли. Мы свои кубы кирпича честно выложили. Включай кино, сука!

- Не будет кино. Я же сказал, что не будет…

Заломов стоял перед бригадиром, худой, рыжий и контуженый мужик, и задрав шею втолковывал ему, здоровому и, похоже, что туповатому.

- Давайте я вам лучше про Бога расскажу. Откуда все началось и как всем нам сейчас…

- Ну ты паря и мудак…

Бригадир с сожалением глянул на Василия, сплюнул,  и вдруг неожиданно, как-то совсем не по-деревенски, по- подлому,  заехал ему коленом в пах.

Заломов охнул и, зажавшись, кулем рухнул на пол.

 

…Бабы к так называемому отцу Василию, привыкли довольно быстро. Даже те, кто совсем недавно,  по-сельски незамысловато ласкали   этого рыжего простоватого  незлобивого  мужика,  и те приходили к нему в церковь.  Приходили запросто   поговорить о том о сем:  о пьющих и бьющих мужиках,  о Сталине, чей портрет наивный Заломов повесил рядом с иконкой «Усекновение головы Иоанна Крестителя". Ну и конечно, о Боге, невидимом, но добром. Мужики, посмеиваясь в прокуренные усы, приносили Василию изогнутые доски древних икон, «случайно» обнаруженные на чердаках, старые подсвечники, лампадки и прочую церковную утварь, столь чуждую стране,  упорно отстраивающей светлое,  социалистическое будущее.

 Председатель колхоза, поразмыслив чуток, писать никуда не стал, провел с Василием  Заломовым  политически выдержанную беседу,  и, оформив  священнослужителя – самозванца,   как заведующего сельским клубом,  удалился, оговорив однако, что обязанности зоотехника верой в Бога не отменяются, хотя оплачиваться и не будут..

Василий, улыбаясь, соглашался, с легкостью пуская любую появившуюся копейку на восстановление храма.                                           

Весной 1953 года, ровно через месяц после смерти усатого Вождя Всех Народов, Нюрка Решетникова, жившая на самой окраине Новых Голенищ, разрешилась младенцем, крикливым пацаном с огненно рыжим пушком на голове.

Семен, Нюркин муж, чернявый словно цыган мужик, укоризненно посмотрел на спящую, отдыхающую после родов супружницу, также черноволосую и чернобровую красавицу,  и уложив в сапог длинный, как бритва отточенный немецкий штык-нож,  направился к церкви.

                                                         3.

 

Отец Василий  стоял  спиной к алтарю.  Стоял, покачиваясь:  неуклюжий рыжий мужик в кирзовых сапогах и саккосе,  сшитом  из мешковины. Словно сквозь  мутное  стекло, блекло,  видел он уходящего прочь Семена Решетникова.

- Так вот чей это был стожок…

-Так вот в чьем доме я куролесил в ту самую ночь…

Василий больно улыбнулся и пытаясь хотя бы со спины  перекрестить уходящего Решетникова, через силу, с трудом  оторвал окровавленные руки от распоротого живота, но  тут же завалился  набок, жалобно, по-щенячьи  поскуливая. Безнадежно  попытался  приподняться, неловко и безуспешно отталкиваясь  длинными ногами  от  кирпича пилястры, потом вздохнул, громко и как-то уж очень обыденно и затих. Совсем. Навсегда. Последнее, что полунамеком, почти абрисом мелькнуло, протиснулось в его голове сквозь приступ жуткой, нечеловеческой  боли,  был небольшой, разворошенный стожок подопревшего сена, чернеющий на фоне розового, чуть заметного рассвета.

Он лежал на каменном полу, на спине, аккурат  в  перекрещенье двух ярко-желтых продолговатых   пятен света,  падающих из высоких стрельчатых  окон.

Распростертые, окровавленные   руки его, в этом ярком перекрестье, казалось,  повторяли  безжизненный изгиб  рук распятого Иисуса,     умиротворенно и устало взирающего на умирающего  чудака в окровавленной мешковине. Взирающего из-под самого купола, из прокопченного полумрака блеклых  фресок, сквозь пыльные обрывки паутины. Как только угас  последний шорох тотчас же,  гулкая, звенящая  комарьем тишина,  заполнила собой церковь,  и только откуда-то из далека, из- за заросшей  кустами  реки, доносился тоскливый, бабий голос, фальшивый и нудный.

 

«Отчего ты печалишься в вечер,

Отчего тихой грусти полна?

Может ждешь ещё с кем-нибудь встречи,

Или прошлым далеким больна?

 

Может ветви поникшей березы,

Навевают на сердце печаль?

Пробуждая далекие грёзы,

И чего-то становится жаль.

 

Может быть, понимаешь что время,

Верит лишь в неизбежность свою.

И ты где-то стоишь уже с теми

Кто стоит у судьбы на краю»….


(Строчки из песни Е.Борисовой).

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Г-н Борисов, как понять, "я пишу всем подряд"? Я ответил только Мастинской, потому что она набросилась на меня со своими типичными грязными обвинениями. И также Глушрнкову в продолжении его замечаний.

  • Г-н Кац. Вы передергиваете мои слова, я говорил, что писательство у членов острова это не профессия, а хобби, как к примеру вышивание крестиком и поэтому к нашему хобби нужно относится терпимее. Это во первых. Во вторых я всегда рад получению комментариев, какого бы толка они не были, но это я рад, так и пишите мне все ваши замечания, зачем же вы пишите их всем подряд, кто хоть словом похвалил мой рассказ...пишите мне и я с удовольствием с вами пообщаюсь...А в третьих, то я с вами не согласен, что о деревне или о войне нужно читать только тех авторов, кто жил в деревнях того времени или воевал...Я часто и подолгу живу в Подмосковье, часто общаюсь и с стариками и старухами и монашками и священниками...Так что то что я пишу, это не перепевы, это мое...

  • Г-н Борисов, потерпите. Вы ведете себя как примадонна провинциального театрика, которая избалованна лестью поклонников и любую критику воспринимаете, как сведение счетов.
    Какое отношение имеет мой юмор к тому, что вы написали? Раз вы разместили свои работы на общественном сайте, то научитесь отвечать за них. Пора уже понять, что есть и всегда будут комментарии исходящие не только от "любителей вышивать крестиком" (ваше собственное выражение).

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 2 Окт 2016 - 18:39:51 Кац Евсей
  • Да, Кац, с дерьмом вашим любимым мы, авторы и читатели этого литклуба, здесь смешивать авторов не умеем и не желаем. Это присуще только вам. Только это вы усвоили из русского языка. Уже тошнит от этих пререканий с вами, далее не отвечаю.

  • Мастинская, не позорьте свои седины. Ваши злобные нападки на мою персону и глупенькие попытки защитить авторов от любой критики значительно снижают и без того низкий художественный и интеллектуальный уровень сайтовкий комментариев. Я не виноват в том, что вас плохо учили русскому языку и вы откровенные языковые несуразицы, за которые автора в порядочном литературном обществе с дерьмом смешивают, принимаете за мелкие царапины. А что касается менталитета жителей послевоенной российской деревни, то читайте настоящих писателей-деревенщиков: Moжаева, Распутина, Овечкина, Абрамова. Астафьева и др. Они, в отличии от Борисова, жили среди своих героев, а не вычитали про них в кинжках. И если вы вдумчиво прочтете перечисленных авторов, то, может быть поймете, что работы Борисова - только третьесортное подражание. Как говорят у вас в Одессе "это две большие разницы". Примерно, как вы и Эйнштейн, хотя оба имеют отношение к физике.

  • г-н Кац угомонитесь. Вы бываете ужасно утомительны. Тысячу раз я вам говорил, пишите сами хорошо и плюньте на меня, бездаря...Иначе ваши действия выглядят мягко говоря неприличными. Из всего, что вы выдали на гора на страницах этого сайта лишь один рассказик "Старик и Мура" более или менее читабелен, а все остальное(особенно ваш юмор) скучно и серо, но я же не кричу, читайте настоящих сатириков...

  • Первое впечатление было - "Ну и? очередное убийство на почве ревности? " . И хорошо, что не поспешил. Ибо не сразу оценил символику, которая поднимает рассказ над заурядной криминальной "бытовухой". Ну а про узнаваемый авторский почерк и говорить не приходится. И это замечательно, ибо хранить образный русский язык дорогого стоит.
    С уважением, Борис

  • Как только кто-то напишет какую-то религиозную хрень, так тут же раздаются вопли: "O, как это глубоко... как символично ... за грехи наши...ритуальное..." Ну и прочая лабуда. Все сразу стали разбираться в религии.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 2 Окт 2016 - 5:24:24 Кац Евсей
  • Спасибо большое Борис. ваша одобрение также дорогого стоит...)))

  • . Кацу. Ваши попытки вывернуться, ваша вечная казуистика - не помогут. "Свет истекает или ниспадает" - как в Одессе говорят - тыць-дрыць!
    Единственный раз мелькнуло у вас что-то чуть-чуть умное: "...у Борисова огромное преимущество перед эмигрантами, он живёт среди своих читателей...", а я бы ещё добавила, что в отличие от вас и вашей забывчивости он хорошо знает русский менталитет. Так что не надо сильно пыжиться с так называемой "критикой" русской жизни и рассказа русского автора Борисова.

  • Уважаемый Владимир! Вспоминаю, как я несколько лет тому назад, к вашему юбилею, чтобы всем членам нашего литературного клуба показать Вашу большую трудоспособность, замечательную работу Вашего писательского воображения, насчитала на авторской странице В. Борисова более 100 повестей и рассказов, имевших в большинстве своём положительные отзывы читателей. Присоединяюсь сегодня к тем комментаторам, которые положительно отозвались об представленном здесь Вашем рассказе.
    Думаю, что не стоит обращать внимание на критиканов, которые абсолютно всю прозу, публикуемую на нашем сайте, воспринимают только негативно, их мнения часто несправедливы, нелогичны, неумны .Да и просто используют мелкие, подленькие, унижающие автора словеса - царапины. Вот вам последний "перл" в адрес всех до единого комментаторов, у вас всех - "сон разума".

  • Спасибо на добром слове, дорогая Фаина. Что-то давно Вас не было на сайте? С ув.Вл.Борисов.

  • Кацу: довожу до вашего сведения, что свет материален, состоит из электромагнитных волн разной длины и частоты, которые распространяются в пространстве в виде потоков квантов со скоростью 300 0 00км/сек.. Русский физик Лебедев ещё в 19 веке измерил давление света на твёрдые тел, доказав тем самым материальность света.

  • Да вы просто образно подтвердили мой вывод о "сне разума". Речь шла не о свете, а о ПЯТНАХ света. ПЯТНА сами по себе не могут совершать действия. Никто не говорит "на голову упало ПЯТНО птичьего помета" или "пролил ПЯТНО масла". Но своим комментом вы посадили ПЯТНО на вашу репутацию знатока русского языка и литературы.

  • Демидович Татьяне. Вот еще несколько ляпов в рассказе Борисова в дополнение к замеченным мною. Их обнаружил и прокомментировал один мой знакомый .
    "двух ярко-желтых продолговатых пятен света, падающих из высоких стрельчатых окон". Безграмотно и вовсе не художественно. Пятна света не падают, ибо они не материальны. Свет - истекает или ниспадает - в лучшем случае.
    "... контузии, полученной Василием в своем самом первом бою..." - надо писать - "в его самом первом бою"
    "сухого треска немецких автоматов". А что, у русских автоматов треск мокрый?


    Да, у Борисова, что не говори, свой стиль, правда несколько не соответствующий канонам русского языка, законам физики и здравому смыслу, но кому на Острове все перечисленное нужно?
    Кстати, вот еще кое-что. Не его, а одного из комментаторов:
    "...на тему Великой Отечественной войны среди молодёжи." Ух какая агрессивная молодежь нынче пошла. Просто страшно.
    И вообще, когда читаешь комменты островитян, то на ум почему-то приходит выражение "сон разума".

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 1 Окт 2016 - 6:56:55 Кац Евсей
  • ... контузии, полученной Василием в своем самом первом бою..." - надо писать - "в его самом первом бою".
    Тогда уж просто "в первом бою".

  • Спасибо Ирина.

  • ДА, ДОРОГОЙ ВЛАДИМИР, ЗАДУМАЛАСЬ Я НАД ТЯЖЁЛЫМ СЮЖЕТОМ ВАШЕГО РАССКАЗА. ЧИТАЮ ВАС С БОЛЬШИМ ИНТЕРЕСОМ. У ВАС СВОЙ, СТИЛЬ ИЗЛОЖЕНИЯ И ЭТОГО НЕ ИЗМЕНИТЬ И НЕ ОТНЯТЬ. ТРАГИЧЕСКИЙ ФИНАЛ, НО ВПОЛНЕ ОЖИДАЕМЫЙ ТАК КАК ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ НЕ МОГ КОНТРОЛИРОВАТЬ ОЧЕРЕДНЫЕ ВСПЫШКИ МУЖСКОЙ СТРАСТИ - И ВОТ ОНА РАСПЛАТА... ЖАЛЬ ГЕРОЯ РАССКАЗА, ПРОСТО, ПО ЧЕЛОВЕЧЕСКИ.
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • г-н Кац. я рад, что по вашему утверждению у вас есть свой стиль. Надеюсь, что и у меня когда нибудь(все таки вы пишите больше меня на 30 лет) он тоже появится.

  • Не стану рассуждать о правдивостях и неправдивостях (с точки зрения исторической) фактов, изложенных в этом рассказе. Скажу лишь, что меня он захватил с первых же строк прочтения. Видимо, настолько приковала стилистика изложения автором событий этого рассказа. Но даже и не в этом дело вовсе. Считаю, не стоит с дотошностью выковыривать из событийного ряда повествования некие перекосы, ибо автор, как мне кажется, вовсе не претендует в нём на роль писателя-историка, строго придерживающегося факта. Я расценил предлагаемый мне, Читателю, сюжет как чистейшей воды символику, хотя этого сюжета и НЕ МОГЛО БЫТЬ. Для меня это было абсолютно неважно. На мой взгляд, главная символика заложена автором в прологе и эпилоге: умерщвлённый за веру мужик с руками нараспах и взирающий из-под купола в таком же распахе рук Иесус. Несомненно, рассказ заставил задуматься - мысленно пошёл дальше: провёл параллель между Пилатом и Союзом Советских Социалистических Республик. Жутчайшее ощущение.
    У меня есть одно стихотворение, которое также вызвало среди поэтической богемы бурю эмоций. Как позитивных, так и негативных. Мне тоже говорили: "Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда" Отмахивался, как мог, убеждал: стих - символика, не рассматривайте его с точки зрения правдивости... Заклевали, однако. Так как выставляться я с ним на всеобщее обозрение не буду, выставлю, с вашего позволения, здесь:

    * * *
    В избе холодной и сырой,
    На пол дощатый
    Присел пацан едва живой –
    Худой, прыщавый.
    А холод ледяным вьюном –
    Под пиджачишко,
    Скулила вьюга за окном,
    Скулил мальчишка.
    Из замусоленных штанов
    Достал он корку.
    В избе есть печка – нету дров,
    В углу – иконка.
    К ней подошёл он и поник,
    И словно замер
    (Вдруг показалось: этот лик
    Теплел глазами).
    Её негнущейся рукой
    Взял осторожно –
    Ведь не какой-то там святой,
    А Матерь Божья.
    «Сожгу. Пусть будет уголёк,
    Но смерть подвину».
    …И лёг он с нею в уголок,
    И спички вынул.
    «Пусть даже кара Божья есть,
    Ничуть не страшно.
    Она – на небе, ну а здесь –
    Лик, деревяшка…»
    Уже он спичку к ней поднёс,
    Но… всхлипнул тонко.
    И хоть сжигал его мороз,
    Не сжёг иконку.
    Её, почти что в смертном сне
    Поставил с краю –
    Шепнул: «Ой, мамка, тяжко мне!
    Я… замерзаю…»
    На лик божественный опять
    Взглянул со стоном –
    Почудилось: родная мать
    Глядит с иконы.

    …Сияя светом серебра,
    С теплом, без гари,
    Тот лик светился до утра
    И… выжил парень.

    С теплом и уважением к вам, Владимир.

  • Спасибо Вам уважаемый Ефим и за понимание замысла и за созвучное стихотворение.

  • Еще раз огромное спасибо всем прочитавшим и особенно отозвавшимся...Надеюсь к зиме я наконец-то закончу свой дом и тогда начну писать чаще и больше. С ув.Вл.Борисов.

  • Кому и кого было клеймить? Поговорка- "на безптичье и ж.. -соловей? Время такое было. Нет правил без исключений. По Шаламову зэки ели мёртвых? Почему же живые, ради продолжения нации жертвовать Материнством не ради сегодняшних пособий и льгот"грешить" не Душою?Вы , как я понял - знаток деревни? Видимо, снаружи. Каждый судит по ...Без комментариев. Н. Киров.

  • Уважаемый г.Борисов!
    Я очень рада появлению Вашего нового рассказа после длительного перерыва.
    Вы, как обычно, даете необычные ситуации и образы, которые впечатляют. Язык Ваш узнаваем, он выразителен и мне кажется, надо его сохранять при написании следующих рассказов и повестей.
    Желаю успехов и новых произведений!
    С.М.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 27 Сен 2016 - 2:29:54 Михальска Стася
  • В деревню Борисова я не могу поверить. Удостоверение военного заоотехника, подписанное коммандиром? Документы солдатам выдавал военкомат на основании их личных дел. Малограмотный председатель колхоза? Малобразованный да, но никак не малограмотный. Все-таки не период коллективизации. Поп-любитель, превративший сельский клуб в церковь с иконами и лишивший крестьян единственного развлечения - кино? И это в сталинское-то время? Да на него последний первокласник донос куда следует написал бы. Замели бы нараз вместе с председателем. Бабы и девки бегали к Василию трахаться? Да в деревне все про всех знают и устои там старые. Заклеймят за такие вольности проституткой и уезжай из деревни. Замуж никто не возьмет.
    Превращение в верующего на основании какого-то видения во сне - затасканный штамп. Пора уже изобрести что-то свежее. Стиль у Борисова, как деликатно заметил Глушенков, заимствован у русских классиков начала ХХ века. Я бы добавил еще и у советских писателей-деревенщиков. Пора бы уже и свой заиметь. Да и вообще у Борисова огромное преимущество перед эмигрантами. Он живет среди своих читателей и потенциальных издателей. Как мне сказал один россиянин, народ хочет видеть себя в литературе. Не американцев, не израильтян, не немцев с голландцами, а своих граждан. И притом современных. А у Борисова я не читал ни одного рассказа о нынешней России. Все какие-то залитературенные, задраматизированные, зачастую наивные фантазии о временах ушедших. Как будто он пишет специально для тех, кто уехал и уехал в таком возрасте, что ничего кроме совковой литературы уже воспринимать не в состоянии.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 26 Сен 2016 - 23:43:04 Кац Евсей
  • В художественной литературе, особенно современной, увидеть реальное всегда трудно, а исторические события либо сильно идеализируются либо наоборот всё покрывает автор непреодолимой темнотой. От этого рассказы на историческую тему получаются с креном в ту либо другую сторону.Ну, а если читатель-историк, тогда автору вообще не позавидуешь.
    Например, роман "Фараон" Болеслава Пруса историки всегда с усмешкой читали, столько там выдумки.
    Г-н Борисов смоделировал ситуацию. И её надо принять такой, какая она есть со всей глубиной философии человеческого бытия. Если сжать историю до маленькой точки, то получается, что тогда было всё в стране плохо: пили, гуляли, деревня погибала, церковь разрушалась. Если анализировать лексическое наполнение рассказа, то тоже получается, что слов с негативным оттенком слишком много, причём всё это зловеще шипит деепричастными и причастными оборотами. Но играет г-н Борисов нашими чувствами, словом, образами довольно профессионально, поэтому читатель поучает эстетическое удовольствие от прочтения его рассказов.
    И тут я с Вами, пожалуй, соглашусь, что правдивые рассказы выходят только из под пера очевидцев. Но художественное произведение мерить правдой-неправдой может и не стоит.
    Сегодня устраиваются различные конкурсы произведений на тему Великой Отечественной войны среди молодёжи. И это сильно удивляет. Смысла нет никакого... Такие работы вызывают лишь снисходительную усмешку - одна фальшь и надуманность.

  • Г-н Борисов, вопрос надо ставить шире: литература или литература сайтовская. В настоящей литературе основное правило - не пиши о том, чего ты не знаешь. Об этом миллион раз говорили все, кто в литературе чего-то стоил. Но на сайтах, как бы ты не писал, ты всегда "найдешь своего читателя". Поэтому можно молоть без разбора все, что хочешь и часто, чем хуже, тем больше восторгов, потому что , как известно, дураков в мире гораздо больше, чем людей умных. Что до баб, то почитайте Алексиевич о вернувшейся в родную деревню девушке-фронтовичке. Родители попросили ее уехать, так как о таких как она ходила дурная слава. Они не хотели позора. Конечно, вдовы рожали, но траходрома в деревнях не было. Не знаю, кто справлял службу в татарской церкви (кстати татары компактно проживают в Поволжье). Все священники были на учете в МГБ-КГБ и о какой-то неопознанной церкви не могло быть и речи. Стиль у меня свой. Плохой или хороший это вопрос, но он мой и ни на кого не похожий. А это самое главное для писателя. Мой стиль вышел из юмора. Я, может быть, написал всего несколько серьезных рассказов. В юморе ценится лаконичность и точность. Я иногда эксперементирую, пишу длинными предложениями, стараюсь завуалировать смысл и т.д. Поэтому своим стилем не хвастаюсь. Считаю, что лучше иметь мой стиль, чем красиво, с литературными виньетками описаывать совершенные банальности.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 27 Сен 2016 - 5:44:45 Кац Евсей
  • И вам спасибо г-н Кац. Вот тут вы правы, я не люблю писать про наше время. Вам оно нравится? Пишите ради Бога. Мне нет, не нравится… Вы правы, многие мои рассказы вызывают сомненья. И пусть то или иное событие не имело место в действительности, но я хочу понять и показать, как себя мог бы повести тот или иной человек в тех или иных условиях. А про доносы…В одну татарскую деревню на Урале приехали специалисты по борьбе с культом, дабы порушить мечеть…Мечети в деревне не оказалось, а оказалась действующая церковь(татары были крещеные). Комиссия посмеялась и поставила галочку о сносе мечети и о том, что дескать в поломанной церкви разместилось МТС…Церковь действует до сих пор и никакого доноса. Хотя председатель колхоза был коммунистом с довоенным стажем. Кстати о вдовых бабах: после войны в сельской местности был довольно мощный скачок рождаемости именно у вдов и солдаток и именно благодаря вот таким мужикам пришедшим с войны целыми…все все понимали, но люди есть люди…То что у меня нет своего стиля, опять соглашусь, может быть и нет, хрен его знает. Вот вы пишите уже сорок лет, а можете сказать, что обладаете своим, уникальным стилем и языком? Боюсь, что нет…С ув.Вл. Борисов.

  • Очень рад, г-н Борисов, что Вы продолжили сотрудничество с нашим сайтом и поместили на нём свой новый рассказ. Профессионалы уже разобрали его, упомянув обо всех достоинствах и недостатках. Поэтому нет нужды повторять всё сказанное Хочу лишь со своей стороны отметить великолепный язык, которым написан этот рассказ. На мой взгляд, на нашем сайте есть два автора, читая произведения которых, даже не зная, кто написал их, легко угадывается авторство исключительно по языку. Это Вы и В. ЛеГеза. Дай бог, чтобы этот список постоянно пополнялся.
    Ещё раз спасибо за присланную работу.
    В ожидании Ваших новых произведений, К.Б.

  • И я рад, что доставил Вам несколько минут удовольствия. С ув .Вл.Борисов.

  • Опять талант воспел печаль на нивах колхозных неполотых.
    А может сжечь её в костре из "дров березовых и колотых"?

  • Славно...намек понял, исправил...

  • Дорогой Семен. Обязуюсь в ближайшее время прочитать Вашу работу о пьянстве...)))

  • Спасибо вам дорогие Семен, Николай и Татьяна и за отзывы и за совпадения с моими мыслями и попытками изобразить их на бумаге...С ув.Вл.Борисов.

  • Нет, дорогой Владимир, одна последняя строка моего коммента не совпадает в наших отзывах. Иных просто нет...

  • Как правильно заметил Николай Георгиевич, Владимир Борисов следует традициям богатой русской литературы. Вот почему рассказы Владимира так колоритны и выразительны. Авторский стиль Владимира Борисова всегда узнаваем. Это и обилие деепричастий, причастий с суффиксами - ущ, -ющ, - ащ, - ящ, основательно прописанный каждый момент. Читателю отчётливо видна большая картина человеческого несчастья. Но главное это то, что в рассказах Владимира Борисова показана русская душа во всей своей загадочности и широте. Жёстко, но правдиво.
    Яркий пример рассказ "Отец Василий..." В образе отца Василия я увидела тех провинциальных священников, которые ещё вышли из советчины. Я прекрасно помню начало девяностых. В храмах служили бывшие таксисты, сапожники, профсоюзные деятели и не понятно кто еще... Они могли на службе одёрнуть прихожанина с матюками, эти товарищи разъезжали на очень дорогих иномарках, святились упитанностью и золотом. Поэтому трудно было сказать, по призванию они пошли работать в пустующие церкви, либо из-за материальных благ. Но в городе то и дело поговаривали о разборках в среде священнослужителей, было даже громкое убийство, понятно, что не на религиозной почве, а что-то там материальное делилось. При этом в начале девяностых все ломанулись в церкви, с упоением замаливали грехи.
    Но в рассказа показан именно тот случай, когда на выжженном коммунистами религиозном поле, среди черноты и смрада приходит некое прозрение... Ещё задолго до девяностых...Нет, не зря прозрение приходит именно алкоголику и потасканному бабнику Василию... Кто, как ни он сполна надышался святым духом в намоленном столетиями месте, кто как ни он нагляделся кинофильмов, которые уготовала ему сама жизнь... И только он был в тот момент так близок к спасению храма.
    Судьба Василия отражает и судьбу всей страны.
    Оцепенение, негодование, непонимание и ещё так далеко до всеобщего озарения... Придёт время, когда придётся взращивать с нуля новую религиозную элиту, подымать из пепла храмы, возрождать культуру. Но оно ещё только придёт.
    В конце рассказа Василий гибнет. Что это? Спасение души или кара небесная за грехи, сказать трудно.
    Но по другому и быть не могло. Искорки прозрения , которые и могли вспыхнуть в те времена не могли долго гореть.
    Произведение заканчивается трогательными поэтическими строками, но не заканчивается жизнь... Появляется новое поколение. И как знать, может рыжий ребёнок Решетникова зайдёт в храм гораздо раньше и начнёт познавать жизнь не через алкоголь и разгуляйство, а через слово Божье... Может быть он и возродит старый храм...

  • Дорогой Владимир, Вы ведь знаете, что мне нравится всё то, а иной раз даже больше, как Вы пишете свои невесть откуда появляющиеся рассказы из прошлого, особенно из неизвестных мне времени и обстоятельств... Как, например, эта мало вероятная, но, возможно, имевшая место очередная история о прозрении людей во сне. И не обязательно с перепоя. Об осенении их явлениями во сне знаковых или неизвестных лиц и образов, нередко именно священников, святых, меняющих их мировоззрение и возвращающих их в лоно церькви, ибо были крещены в младенчестве, но потом забыли об этом от круговерти жизни. Пока какой-нибудь неожиданный стресс не вернёт их к началу жизни, иной раз обнаружив крестик на почти истлевшей ремешке на своей груди. Вот и преобразился непутёвый и полуобученный Васька - зоотехник и киномеханик-самоучка, бабник-осеменитель сельский, в отца Василия. Но рождение похожего ребёнка стало причиной мести и смерти возможно неплохого священослужителя, судя по началу его служения...
    Хорошо написан рассказ. Кратко и всё вложено в сюжет Т олько жаль, что причиной всех случайностей снова явился алкоголь, печальная печать российского мужика. Хотя это беда всей христианской планеты Не зря же художники в своих картинах, которые Вы пропустили, не прочитав мой обзор, так много оставили типичных и незабываемых образов пьяниц...

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 26 Сен 2016 - 14:08:17 Талейсник Семен
  • Подтекст примет только тот, Кто Верует. Не обязательно в Господа- в идеал , в фетиш . Вера предполагает искупление грехов, прошлых . Неизбежность кары не имеет срока. Заплати за грехи - даже, если ты принял бога . Я так понял. Индульгенцией за ошибки-( не путайте с грехом) может быть раскаяние , попытка исправить поправимое. За прошедшее - сам , если хватит сил , очистившись Душой и телом прими не прощение, но, выход. Вот почему не мука , не судорога свела лицо- Умиротворение. Оч- Чень глубоко. С Уважением. Н. Киров.

  • Спасибо и модератору и всем отозвавшимся за прочтение, с ув.Вл.Борисов

  • Карл Юнг в ответ на вопрос верит ли он в Бога, сказал "- Я не верю в Бога, я знаю". Так и послевоенное поколение, они в Бога не верили, они Бога знали. Коммунизм тоже был религией, поэтому к Богу приходили уже верующие в идеалы, имеющие советскую духовность люди. Темы, которые советские люди разбирали на политинформации и на партийных собраниях, имели ценностный, моральный окрас и легко могли трансформироваться в разбор религиозных тем. Рассказ показывает, что советскому человеку был доступен полный спектр морали, в том числе и религия. У человека из тоталитарной советской державы была широкая палитра духовной реализации. Коммунистическая духовность - это суррогат веры, от которой перейти в настоящую религию очень просто. Борьба за духовность - неотъемлемая часть жизни любого советского человека. Советский - это тоже религия.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Что могу сказать: понравилось Ваше произведение, грамотно построен сюжет. У меня сложилось впечатление, что автор очень хорошо знаком с русской литературой начала ХХ века. Некоторые места изложения вызвали у меня сравнения с ранними произведениями М.Горького и А.Толстого. Язык изложения скупым уж точно не назовешь. О всех ошибках писать не буду, но обратите внимание на следующие предложения:

    *Через какое-то время, обнаружив в своем вещмешке лишь пыльный, полупустой кисет с махоркой, а вскрытые консервные банки развороченными сапожным ножом, зияли на столе и полу плесневелой пустотой, он отправился в правление колхоза устраиваться на работу. – обратите внимание на построение предложения. "Запнулся" при его чтении.
    * Заломов же, от скуки ради, освоил кинопроектор К-25 Гекорд, - ради (чего, а не при чтениие от чего) скуки; уберите предлог «от»
    * он похоже, что неожиданно для самого себя, ломанулся в церковь, прихватив старый, спадающий с топорища топор. – лишний союз «что»; или "что было неожиданно для самого себя"
    *Распростертые, окровавленные руки его, в этом ярком перекрестье, казалось, повторяли безжизненный изгиб рук распятого Иисуса, умиротворенно и устало взирающего на умирающего чудака в окровавленной мешковине. Взирающего из-под самого купола, из прокопченного полумрака блеклых фресок, сквозь пыльные обрывки паутины. – стилистическая ошибка: поставьте запятую после слова «мешковине», т.к. весь оборот относится к Иисусу, зачем же его выделять в отдельное предложение, если Вы его выносите в отдельное предложение, то скажите, где здесь подлежащее и сказуемое?

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 26 Сен 2016 - 9:16:08 Глушенков Николай
  • г-ну Кацу

    Николай, есть смысл отлавливать СМЫСЛ, а не только грамматику.

    Вы много раз в своих комментах делали мне замечания по поводу грамматики. Видимо она, бедная, действует на Вас как красная тряпка на быка (в моем посте речь шла не о грамматике, а о стилистике). Сэр, ну не все же пишут так безупречно по-русски, как Вы.:)

  • Что такое безжизненный изгиб рук? Значит есть и жизненный. У распятого Иисуса изгиба рук вобще не было. Его ладони были прибиты гвоздями к кресту и в таком положении он еще долго оставался ЖИВЫМ. "...из прокопченного полумрака блеклых фресок...". Во-первых, не понятно, что прокопченное. Полумрак или фрески? Если фрески, то быть прокопченными т. е. черными и одновременно блеклыми они не могут. И вообще, фрески могут быть скрыты полумраком, но никак не БЫТЬ самим полумраком.
    Николай, есть смысл отлавливать СМЫСЛ, а не только грамматику.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 27 Сен 2016 - 6:28:30 Кац Евсей
  • А Вам Николай особое спасибо за внимательное прочтение и за то, что лишний раз показываете, что к Русскому языку нужно относиться более трепетно...

  • Уважаемый Владимир,
    спасибо за трагический рассказ о русской глубинке в послевоенное время, о повороте людей к религии, о возвращении церквей и превращении их из подсобных помещений в храмы.
    Давно не было на сайте Ваших рассказов, и вот, наконец, любители Вашего творчества с интересом прочтут новую работу и, надеюсь, не разочаруются.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Ейльман Леонид  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,262
  • Гостей: 160