Бобраков Игорь

                                          
                                  Сердечная быль

  
То, что случилось со мной год назад, когда до шестидесятилетия оставалось два месяца, было для меня впервые и вновь. Впервые везла меня с ревущей сиреной скорая помощь. Впервые я оказался на операционном столе, а затем в реанимации. Вообще впервые попал в больницу в качестве пациента, а не журналиста или посетителя. В общем, в первый раз в жизни случился со мной обширный инфаркт миокарда.   

Если бы я был верующим, ну, скажем, католиком, то решил бы, что это расплата за смертный грех- гордыню. В возрасте, когда пора подумать о душе, я стал больше думать о теле и возомнил себя спортсменом. В стародавние времена я был чемпионом Сыктывкара по плаванию среди юношей, а теперь решил стать чемпионом того же города среди дряхлеющих стариков.   

На городской фестиваль плавания среди ветеранов я пришёл с твёрдым намерением занять первое место, но узнал, что таких умников в категорию «старше 55 лет» записалось аж пять человек. Причём трое были моложе меня. И понял: борьба за золотую медаль предстоит не на жизнь, а на смерть. Кто знает, может среди моих соперников есть мастера спорта и экс-чемпионы мира или, на худой конец, Республики Коми?   

И меня охватил мандраж, подобный тому, что случался со мной на соревнованиях 45 лет назад, когда волноваться мне ещё было не вредно.   Наш заплыв оказался первым. На старт вызывали поимённо, но, к своему изумлению, из всей пятёрки вышел я один. Куда подевались основные - до сих пор понятия не имею. Но явление единственного старичка на старте вызвало бурные одобрительные аплодисменты. И я решил публику не разочаровывать.   

50-метровую дистанцию я преодолел на максимально возможной скорости, но результат в секундах так и не услышал. В груди что-то сильно защемило. Я не без труда выполз и сел отдохнуть в надежде, что боль утихнет.   

Увы, она не утихла. Я дождался получения заветной золотой медали, постоял минуту в одиночестве на пьедестале почёта и поплёлся домой.   

Я не мог понять, что со мной происходит, только когда я поднялся к себе на третий этаж, началась сильная одышка. И жена, даже не спросив у меня о результатах соревнования, немедленно вызвала скорую помощь.   

Люди в малиновых куртках прибыли довольно быстро и действовали уверенно и слаженно: уложили меня на диван, сняли электрокардиограмму и тут же отправили мою жену срочно искать мужика.   

- Доктор, вы что - меня уже списали, жена пусть ищет нового мужа? - нелепо пошутил я вместо того, чтобы задать вопрос: «А зачем нужен мужик?»   

- Нет, но без ещё одного мужика мы не сможем вас донести до машины, - спокойно и серьёзно ответил врач.   

- Да не надо никакого мужика, я сам дойду. Я от бассейна до дома дошёл, а уж вниз спуститься...   

- Лежите и не двигайтесь, - не дал мне договорить человек в малиновой куртке.   

Спустя полчаса я лежал на операционном столе кардиоцентра и ловил кайф. Кайф был вызван уколом морфия, который сделали медики скорой помощи, дабы заглушить боль в груди. Так что ещё одно ощущение было для меня «впервые и вновь» - эйфория от действия наркотика.   

В это время хирург и медсестра возились почему-то не с сердцем, а с правой рукой, постоянно глядя на подвешенный монитор. Позже я узнал, что мне через артерию в руке каким-то образом поставили стент - такую микроскопическую пружинку, которая, достигнув места тромба, расширяет артерию и тем самым обеспечивают нормальную циркуляцию крови и работу сердца.   Но самое страшное ждало меня впереди - в реанимации.   

В реанимационном отделении я умирал. Умирал от тоски. Я лежал на кровати, укрытый лёгким одеялом и чувствовал себя никем. Ну, то есть полным нулём. У меня не было ничего - ни документов, ни вещей, ни даже одежды - её ещё в приёмном покое отдали жене. У меня было только тело, но и им я не мог распоряжаться. Телом занимались доктора.   А мне почему-то нестерпимо хотелось вернуться в бассейн и вновь проплыть ту самую дистанцию и даже больше. Или отправиться на Стефановскую площадь, чтобы принять участие в каком-нибудь кроссе наций. 

Когда ко мне подошёл дежурный врач, я взмолился:   

- Доктор, отпустите меня домой! Я совершенно здоров. Я - симулянт, никакого инфаркта у меня не было.   

- Так говорят все больные, когда им становится легче, - равнодушно ответил врач. - Лежите спокойно, миокард должен отдыхать.   

Какой ещё миокард? Почему он должен отдыхать, когда так хочется бегать и плавать? Оказалось, что во время инфаркта происходит выброс адреналина, поэтому несчастных сердечников тянет на подвиги.   

Чтобы хоть как-то развлечься, я стал оглядывать пространство и нашёл только один стоящий объект - симпатичную рыжеволосую медсестру. Я смотрел на неё и думал: «Ну, вот почему голый я, а не она? Конечно, между нами ничего бы не было (хотя секс в реанимации - это было бы круто!), но хоть не так скучно было бы лежать».   

Когда она подошла поправить мне подушку, я игриво, как при лёгком флирте, предложил:   

- А давайте анекдоты друг другу рассказывать.   

- Вы что - хотите, чтобы я вам рассказывала анекдоты?   

- Ну почему же вы? Давайте я буду рассказывать.   

Но и этого удовольствия она меня лишила, вернувшись на своё место за столом. Более того, оказалось, что и кормить меня никто не собирается, поскольку опять же злосчастный миокард должен отдыхать. Пришлось взбунтоваться, напомнить, что я с утра ничего не ел, а уже успел принять участие в соревнованиях, пережить инфаркт и операцию, а потому имею право подкрепиться. В конце концов мне принесли тарелку с тушёной капустой и стакан жидкого компота без фруктов и ягод.   

Через пару дней, пролежав после реанимации в палате интенсивной терапии, я попал в общее отделение. И вот тут наступили три недели «обломовщины».   

Надо сказать, что во мне постоянно борются два героя бессмертного романа Гончарова - деятельный Штольц и любитель валяться на диване Обломов. Как правило, побеждает Штольц. Я всё время что-то делаю, хожу на разного рода мероприятия, что-то пишу, участвую в каких-то общественных делах, до изнеможения плаваю в бассейне. Но при этом всё время думаю о том, что как было бы хорошо вместо всего этого валяться на диване.   

Осуществить мечту мешает совесть. Меня с детства приучили к тому, что лениться нельзя, надо заниматься общественно-полезными делами, а также физкультурой и спортом. Вот я этим всю жизнь и занимаюсь.   

А тут представилась возможность осуществить мечту так, чтобы совесть не страдала. Я теперь лежал - правда, не на диване, а на кровати, - вынужденно. Мои близкие и друзья снабдили всем необходимым, чтобы обломовские дни были не скучными - книгами, видеоплеером и даже нетбуком, подключённым к Интернету.   

Заодно я выяснил, что же случилось со мной такого, что привело в кардиоцентр. Оказывается, обширным инфарктом миокарда я расплатился за совсем другой смертный грех - чревоугодие.   

В невесёлые девяностые, активно занимаясь общественно-политической деятельностью, я попадал на разного рода собрания, семинары, съезды, пленумы. И очень часто все эти мероприятия заканчивались банкетом. В начале нулевых меня на полтора года занесло на работу мэрию. Здесь банкеты были столь же обыденным явлением, как и планёрки. В результате я неуклонно набирал вес.   

И вот когда к 55 годам я достиг веса в 95 килограмм, артериальное давление в среднем держалось на отметках 160 на 90, иногда добираясь до 220 на 110. Я понял, что так жить нельзя, поскольку жизнь может закончится гораздо раньше, чем мне бы хотелось. Хотя, по правде говоря, мне бы хотелось, чтобы она вообще не заканчивалась.   

Тогда я стал срочно худеть: сам себе придумал диету, после сорокалетнего перерыва занялся плаванием и за несколько месяцев сбросил 20 килограмм, почувствовав себя молодым и здоровым. Давление нормализовалось. Начались лучшие годы моей жизни.   

Профессия журналиста позволяет работать на несколько фронтов, причём писать заметки и большие статьи, не выходя из дома. Учитывая пенсию, делать это можно, не особенно напрягаясь. Не надо по утрам вставать и бежать на работу, нет у меня ни начальников, ни подчинённых. Кроме того, уже розданы долги - дети выросли, а последнее, что я мог сделать для своих родителей, это поставить им памятники на городском кладбище.   

Итак, я жил и наслаждался жизнью. Работал от души, плавал в бассейне, а летом гонял на велосипеде. По предложению моего приятеля, мы с ним расширили велосипедное пространство до уровня всей Европы: объехали вулкан Этна в Сицилии, затем прокатились по Швейцарии от Цюриха до Женевы и собирались на следующий год проехать от Лондона до Парижа. Вкушать далее все эти прелести жизни помешал мой прежний грех, искупить который оказалось не так-то просто. Про его материальное воплощение мне поведала мой лечащий врач:   

- Пока вы там с приятелем по Европам катались, один ваш сосуд был забит на 98 процентов.   

Иначе говоря, я жил под дамокловым мечом. Обильное чревоугодие породило в одном из сосудов холестериновую бляшку, готовую при первой же возможности сорваться и закупорить артерию, питающую сердечную мышцу, называемую миокард. Во время соревнования в бассейне от волнения у меня подскочило давление, пока я плыл, участился пульс, и случилось то, что случилось. К счастью, мне вовремя сделали операцию стентирования...   

Нечто подобное несколько лет назад произошло с моим близким другом. Это был Штольц в квадрате. Вечно спешил, забегал в гости на полчаса и куда-то уносился, занимался медициной, психиатрией, преподаванием, бизнесом. Богател и разорялся, женился и разводился, занимался увековечиванием памяти своего отца и ссорился с матерью. И однажды какая-то малюсенькая холестериновая бляшка навсегда остановила этот вечный двигатель.  В вагоне московского метро возле станции «Савёловская» он внезапно схватился за сердце и упал, а через три дня его уже отпевали в крохотном помещении клиники Склифосовского.   

Я же отделался более мягким наказанием - 24 днями лишения свободы в кардиоцентре.   

Впрочем, какое это наказание! Это жизнь при полном отсутствии забот. Даже о собственном пропитании не надо думать, еду приносят прямо к палате. Устройство кровати позволяет пользоваться такими благами цивилизации, как Интернет и видеоплеер, не отрывая своей задницы и даже спины. 

Но мне почему-то очень хотелось на волю. Настолько, что я стал считать дни до предполагаемой выписки.   

И тут мне вспомнилась служба в армии, когда я также считал дни до вожделенного дембеля. Тогда я решил ввести в своей палате «дедовщину».   

Суть моей больничной «дедовщины» сводилась к следующему. Реанимация - это «курс молодого бойца». Тот, кто лежит в больнице первую неделю отпущенного срока, когда ему запрещено вставать, «салага». Во вторую неделю пациентам разрешается перемещаться по палате, и они переходят в разряд «черпаков». Ну а вступившие в третью неделю - «старики». Им можно свободно гулять по больнице. Наконец те, кто прошёл беговую дорожку (на ней проверяют, как реагирует сердце на умеренные нагрузки), уже «дембеля». Их готовят к выписке.    

Моя «дедовщина» в корне отличалась от армейской, где «салаги» делают работу за «стариков». В больнице должно быть всё наоборот. У «салаг» - лежачий режим, поэтому что-то делать по палате должны «старики». Правда, делать ничего особенного не надо, разве что принести кипячёную воду в графине. Да и это, по идее, должностная обязанность медсестры, но мы, пациенты, умудрялись обзавестись водой до того, как это сделает она. Всё-таки - какое ни на есть, а развлечение в унылых однообразных буднях.   

К счастью, больница - это не армия, а то я бы обязательно схлопотал если не «губу», то пару нарядов вне очереди. Например, за то, что будучи «салагой», провожал навещавших меня жену, детей и внуков до лифта. Или (страшное преступление!) в палате интенсивной терапии имел наглость самостоятельно сходить в туалет. А так я отделался замечаниями и покачиванием головой лечащих врачей.   

Но всё когда-нибудь кончается, и срок моей неволи успешно завершился. Беговую дорожку моё сердце выдержало с блеском, и на следующий день я получил долгожданную свободу. И тут же окунулся в привычную суету. 

Первым делом отправился на «место преступления» - в бассейн и проплыл полтора километра, хотя врачи рекомендовали не больше одного.   Затем пошли обычные мероприятия, привычная писанина, семейные хлопоты. Я снова стал Штольцем. И теперь, спустя год, с особой теплотой вспоминаю те беззаботные 24 дня, что провёл в кардиоцентре. Мне снова хочется стать Обломовым.   

Между тем, именно Обломов, а не Штольц в романе Гончарова умирает от инсульта.  

     *  *  *
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • "Тётку" точно надо бы лишить права быть врачом. Я вовсе не демонстрировал молодцеватость, а вёл себя вполне естественно, иначе бы не стал ей показываться три раза.
    Насчёт таблеток вы может быть и правы, но в прошлом году мой знакомый актёр местного театра умер от сердечной недостаточности в автобусе во время гастролей. Его вдова (моя знакомая, сестра моего друга)сказала, что он не принимал таблетки, которые ему прописали. Поэтому я на всякий случай от них не отказываюсь, хотя они сами по себе создают проблемы - пониженное давление, запор и т.д.
    Спасибо за пожелание! Берегите и вы себя!

  • "Тётка, как Вы её правильно назвали, должна быть лишена врачебной лицензии, но ей повезло, что всё обошлось - закончилось печально,, хотя она виновата в длительной обломовщине. Если бы она соображала, то положила бы немедленно в стационар...
    Ну и Вы, конечно, вели себя не как страдалец, а демонстрировали молодцеватость, приуменьшая свои жалобы. Мне такие пациенты знакомы и их приходится отрезвлять, пугать, чтобы не опоздать!
    Я тоже не из нытиков, но принципиально не принимаю таблетки, а диета у меня уже умеренная, хотя и нарушаю "кашрут" (свининкой под водку). Правда, курить бросил сразу же после первого звонка.
    Берегите себя!

  • Спасибо, Ариша! Наверное, вы правы, мне повезло, что инфаркт случился не в долине Альпийских гор и не возле вулкана Этна, а дома. А от дома до кардиоцентра - пять минут очень быстрой езды с сиреной. Поэтому я так оптимистично и смотрю на эти вещи.
    Вам тоже здоровья и творческих удач!

  • Станислав, ни в коей мере не претендую на медицинскую реалистичность, тем более, что, насколько мне известно, до сих пор точно не установлены причины инфаркта. Но когда я писал, то думал о другом: о том, что все мы ходим по краю, не замечая этого, о внутреннем конфликте лентяя и деятельного человека и т.д. С этой точки зрения, написал всё, как было на самом деле.

  • Семён, на самом деле я сразу обратился к дежурному врачу (просто не захотел перегружать этим эпизодом рассказ). Тётка заявила, что я просто переволновался и скоро пройдёт. Три раза к ней ходил, и все три раза одно и тоже.
    Что касается холестериновой теории, то, не будучи врачом, мне трудно судить. Знаю только, что до того, как я сел на диету, у меня был повышенный уровень холестерина. Поэтому я поверил лечащему врачу. Сейчас холестерин в норме.
    Что касается моего погибшего друга, то у него, как выяснилось, были давние проблемы с сердцем, он на ногах перенес несколько микроинфарктов. По мнению медиков, непонятно, как он вообще жил. И странно, что, будучи врачом, он практически ничего не предпринимал. У него, по-моему, как-то был понижен инстинкт самосохранения.

  • Валерия, спасибо вам, в первую очередь за то, что быстро опубликовали мой рассказик. Он в результате вышел ровно в годовщину описываемых событий, то есть соревнований по плаванию с дальнейшим инфарктом.
    Наверное, вы правы - я родился в рубашке. Это могло случиться где-нибудь в Альпах или в Сицилии. И тогда неизвестно, чем бы закончилось. А тут повезло - жена вовремя вызвала скорую, тем сработали профессионально, а от моего дома до кардиоцентра - пять минут езды, если с сиренной.
    Ещё раз, спасибо!!!

  • Олег, постараюсь найти ваш рассказ и почитать. Видимо, мы с вами пережили разные операции. Всё-таки стентирование проходит относительно безболезненно. И прогноз хороший.
    Желаю вам крепкого здоровья, бодрости духа и творческих успехов!

  • Юрий, я рад, что всколыхнул ряд воспоминаний, пусть даже и не очень приятных. Всё равно оглядывать назад иногда не вредно.
    Желаю вам здоровья и творческих успехов!

  • Алексей, ты, конечно, прав. Но в детстве меня отец обзывал Обломовым и говорил, что лень раньше меня родилась. Вот Обломова и вышиб, но в глубине души я всё-таки им и остался. Хотя в мечтах. Желаю тебе выздоровления и творческих успехов!

  • Юрий, спасибо за вашу заметку! Я, правда, не думал о том, что вытащил сам себя за волосы, но, возможно, так и произошло.

  • Николай, спасибо за пожелание! Завидую - у самой Прозуменщиковой тренировались. Она была нашим кумиром 45 лет назад. Правда, плавать мне разрешили, но про соревнования пришлось забыть. В общем-то, не велика потеря.

  • Спасибо, за отзыв! Я, по правде говоря, не собирался писать рассказ, только пост в блоге. Но потом понял, что получился рассказик и решил здесь его разместить. Всё, что написано, правда.

  • УВАЖАЕМЫЙ ИГОРЬ, СПАСИБО ЗА НЕ СОВСЕМ ПРИЯТЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ ИЗ ВАШЕЙ ЖИЗНИ - ПЕРЕНЕСЁННЫЙ ОБШИРНЫЙ ИНФАРКТ! О, С ЭТИМ НЕ ШУТЯТ. ВИДИМО ВЫ РОДИЛИСЬ В РУБАШЕЧКЕ С ГОЛУБОЙ КАЙМОЙ. КАТАТЬСЯ НА ВЕЛОСИПЕДЕ С ЗАБИТОЙ ДО 98 ПРОЦЕНТОВ СЕРДЕЧНОЙ АРТЕРИЕЙ - ЭТО НОНСЕС! ВАШЕ НБЕСНОЕ ЧУДО! БЕЗУСЛОВНО, ПОМОГ СТОЙКИЙ ОПТИМИСТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР И ЧУВСТВО ЮМОРА, А ЭТО ОЧЕНЬ ДОБРОТНОЕ ЛЕКАРСТВО ОТ МНОГИХ БОЛЕЗНЕЙ. ЖИВИТЕ ДОЛГО И ВЕСЕЛО! БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ - НА ЗДОРОВЬЕ!
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША

  • Прочтя хорошее, вполне Реалистическое, произведение Игоря Бобракова, повременив с отзывом,
    дабы дождаться текстов МЕД-корифеев Сайта,
    решил рискнуть,и не впервой, выступить с сентенцией,подкреплённой и прочитанным текстом:
    ...."ДОЛОЙ МЕДИЦИНСКЮ НЕДООБРАЗОВАННОСТЬ в рядах ТВОРЧЕСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ! ...
    А в памяти возник безнадёжно уложенный
    в кроватку победитель кросса по городу среди ветеранов.. тесть моего Запорожского друга
    Лёни Хлопкова... ПОБЕДИЛ! И залёг...
    И неподвижный и немой...
    "БЕРЕГИТЕ СВОЁ ТЕЛО КАК ВМЕСТИЛИЩЕ ДУШИ!!!"

  • бляшек в артериях, для чего пичкают пациентов антихолестериновыми препаратами, то это устаревший метод, как и исключение жирной пищи, ибо значение её в происхождении этой патологии сомнительно…Как говорят – «бабушка надвое гадала». А бизнес на продаже препаратов – это миллионы, от которых не желают отказываться производители.
    Мой коммент, естественно чисто медицинский, но важно сказать попутно, что рассказ у Игоря Бобракова получился интересный, хотя и требует некоторого снижения эмоционального оптимизма и иронии в отношении обломовщины. Кстати, он и сам-то знает, правильно описав дальнейший образ поведения бывшего пациента, которому повезло больше, нежели его другу. Хотя, должен на посошок сказать, что исход закупорки и эффект шунтирования ещё зависит от того, какая артерия сердца закрылась. Бывает, что и ничего не поможет, если кровоток прекратиться в основной…

  • И как врач, и как пациент, перенесший только предынфарктное состояние, не доведший себя до развития инфаркта, как Ваш герой могу сказать, что поступал он невежественно по отношении к себе и получил в награду сеанс обломовщины…
    Ибо, несмотря на боли, доплывший до стенокардии (появления не утихающих болей в сердце) и даже достоявший до получения медали, и дошедший домой, желавший идти до скорой, мог только медицински неграмотный человек, простой обыватель, дилетант и оптимист по натуре и не паникёр.
    А ведь обратись он сразу при резкой внезапной боли от физического перенапряжения в свои под шестьдесят, ему бы поставили стент вовремя, как и сделали, но не успел бы развиться инфаркт и не надо было превращаться в Обломова. Как это было со мной, когда набегавшись на прогулке со щенком и забыв о возрасте, я почувствовал резкую боль за грудиной, усиливавшуюся при малейшей нагрузке и одышку. Тут же сын (тоже врач) посадил меня в машину, завёз к семейному врачу и тот тут же написал направление в кардиологию, где тут же после ЭКГ – на стол и поставили стент, но через бедренную артерию, а не через плечевую как в рассказе. Боли как не было и через день я был дома, так как до инфаркта дело не дошло…
    Но для профилактики образования гематомы (кровяной опухоли) в месте прокола артерии в паху, мне, к сожалению сестричку не предоставили, а положили груз и заставили самому давить на это место. (Позавидовал Олегу Андрееву…)
    Что касается нарушений диеты и связи её с образованием холестериновых

  • Уважаемый Игорь,
    спасибо за интересный рассказ о том, как журналист (в лице автора) оказался в роли пациента, о чем и дана соответствующая история с иронией и запоминающимися деталями.
    Многим она покажется не только занимательной, но и поучительной, а кому-то поможет избежать подобных ошибок.
    Напомню, что на сайте нашем много медицинских работников и им также будет интересно узнать мнение пациента о том, что происходит в больницах, что думают и переживают пациенты.
    Сходная ситуация и тоже с иронией описана в рассказе другого нашего автора, проф-ра Юрия Крылова-
    "Как я выжил (и живу, вот...)", см. по линку-
    http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content" rel="nofollow">http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content
    &task=view&id=7861
    и второго доктора и тоже профессора Владимира Смирнова,(но тут не обошлось без осложнений!) -
    "Врач в роли пациента" (Дискуссия \"Врачи и пациенты.)-07.02.2007 г.
    см. по линку-
    http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content" rel="nofollow">http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content
    &task=view&id=1302
    Советую прочесть тем, кто этого не сделал ранее.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Видно, многие пережили операции на сердце. Автор легко, с иронией рассказывает об этом. Грамотный рассказ заставляет сопереживать и улыбаться одновременно.
    Я пережил подобный случай в 54 года и описал в рассказе «Вопреки прогнозам». Мое настроение удивительно близко перекликнулось с авторскими ощущениями до и после операции. Привожу выдержки, чтобы не быть голословным.

    «…Сергей после химиотерапии наслаждался каждым днем, которых у него впереди еще не мало.
    Он игриво поглядывал на плывущих бабушек в бассейне, легко обгоняя их. Веселое настроение с утра не покидало мужчину. Рывок, еще один и вот уже приближается противоположная стенка бассейна. Передых! Но почему так тяжело дышится ему? Воздух со свистом заходил в легкие через широко открытый рот…»

    «…Нормальная операция без крови и переживаний. Если не считать женских рук, которые после вывода из паховой вены шлюза, полчаса руками с тампоном держат рану. Плотно и крепко прижимают двумя ручками пах.
    – Не так-то просто лежать голым тридцать минут в эротическом напряжении, – усмехнулся Сергей…»

    Спасибо автору за воспоминания.
    Творческих успехов ему.
    Олег Андреев

  • Дорогой Игорь! Полагаю, Вам сверх достоверно удалось описать страдания человека, "за два месяца до шестидесяти" заполучившего серьёзный инфаркт. Судить могу, поскольку и сам прошёл путь Вашего героя, начиная с "чревоугодия", заменённого диетой, последующим неумеренным истязанием организма спортивными нагрузками, прямиком приведшими в кардиостационар, где подлую бляшку оттеснили стентом, вернув способность быть похожим на Штольца. В сём качестве я и пребываю вот уже более десяти лет. Честно признаюсь, "обломовщина" на больничной койке не оставила у меня приятных воспоминаний. Зато Ваш рассказ всколыхнул целый пласт воспоминаний, за что не могу не поблагодарить. Словом, большое спасибо! Ваш Ю.К.

  • На Обломова ты Игорек явно не тянешь.
    При всей банальности кардио-сюжета проглядывает яркая ирндивидуальность героя. Интересно, что у нас многое в сердечных проблемах перекликается. Даже то, что впервые сердце у иеня защемило также после заплывана первенство области - приплыл третьим. Ну а медсестрам я не анекдоты рассказывал а стихи. И сравнения с армией у меня тоже проходило.

  • В рассказе наглядно изложена структура внутренних конфликтов. У героя отлично получилось свои внутренние конфликты снять. Он как Мюнхгаузен сам себя за волосы вытаскивает из болота. Старое негативное состояние или новое позитивное состояние? Герой выбрал новое позитивное состояние, дозрел, удержал новое состояние и стал действовать из него.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Вам пожелаю плавать наперегонки с водой. сам учился всем стилям у Галины Прозуменщиковой, в Севастополе. А Дыхалка сохранилась. Но,. нет .куража и азарта,не то.А прогнозы реаниматоров ? Всё условно как теория . Жить для Счастья -вот дилемма.Мне хирург сказала после осмотра перелома бедра с косым переломом:"Ходить не будет." Не оправдалось. Не только хожу , а включил мозг и стал мыслить! Кто хочет- придёт к призу. С Уважением и наилучших Пожеланий. Н. Киров.

  • Большое спасибо за очень глубокий и интересный рассказ.
    Автор рассматривает различные уровни существования и даже бинарные оппозиции: спортцмен - пациент больницы, Обломов - Штольц. Жизнь цыклична и идет по синусоиде: прежде орбита, потом - контрарбита, а потом прорыв, скачок, новый опыт и новое осмысление, новый виток. Жизнь не мыслима без лакун, пустот, отсутствий, пределов и разрывов, но всегда помогает оптимизм. У героя оптимизм скорее наивный и вывод - который читатель делает из рассказа: во всем нужен разумный оптимизм. Радует, что уровень позитивности героя стремится к максимуму. Даже во время госпитализации и содержании в больнице, если человек гармонизируется внутри, мир тоже начинает гармонизироваться. Как говорится: в здоровом теле - здоровый дух и нельзя лечить тело, не леча душу.
    С уважением, Юрий Тубольцев

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,259
  • Гостей: 735