Шацкая Надежда

В последние годы каждый май Никита Кузьмич встречал без особой радости. Вместо тихого отдыха на участке среди цветущих яблонь и первоцветов приходилось принимать звонки и выслушивать просьбы прийти на мероприятия.  Людей понять можно: хотят отметить День Победы. Но какой это праздник, в такой день впору скорбеть и вспоминать о погибших, а не песни петь. Не любил Никита Кузьмич, ох не любил громкую трескотню, собрания да митинги. Да и про войну слышал всё меньше правды, зато пустословия да бравады – хоть отбавляй.

Отказать ветеран не мог, и каждый раз готовился, как перед последним боем, доставал китель, чистил зубным порошком ордена и медали. Волновался, размышлял: что рассказать поколению, не нюхавшему пороха?

Обычно звали в местную школу или на мебельную фабрику. Выступления давались всё труднее, память подводила, да и рассказ о выматывающих боях под Вязьмой и тяжёлом ранении, много раз повторенный, уж не казался интересным и значительным. Воспоминания поблекли, стёрлись от времени, как старый ковёр. Вроде, как и не геройство это было, а так, эпизоды. Просто повезло ему, остался жив, а скольким товарищам так и не привелось похвастать подвигами.

Всё чаще на лицах людей, собравшихся не по своей воле, Никита Кузьмич читал  равнодушие да желание поскорее сбежать, отдохнуть на природе с вином и шашлыками. 

Старому фронтовику было неловко принимать продуктовые наборы, было в этом что-то унизительное, напоминающее о голодном прошлом. Мол, на тебе, дед, ешь, раньше-то о таких продуктах и не мечтал. Оно, конечно, верно: в советское время было в радость достать пакет гречки, банку сардин, хороший чай, растворимый кофе или коробку шоколадных конфет. Да только всё это давно перестало быть дефицитом. Мог сам себе купить, не бедствовал, пенсия – целых тридцать тысяч рубликов.

Недавно, к очередному юбилею, местные царьки осчастливили пакетом, где лежал кусок белой ткани, вроде как плед, в углу красными нитками вышито: «С Днем Победы». Только уж больно похож был подарок на покрывало для покойника.

– «С намёком, что ли?» – только и мог произнести на удивлённый взгляд жены.

По справедливости, так лучше б помогли старикам, кто моложе и не успел повоевать – у них не было и половины ветеранской пенсии, а вместо детства – военное лихолетье.

Подарки чиновники вручали принародно, в торжественной обстановке, а если дома, то непременно с журналистом и фотографом. Понятное дело, служивые должны отчитаться, у них вся жизнь в бумажках. А общественникам или державшему магазин Ваське-депутату – лишний повод покрасоваться перед избирателями.

Ещё несколько лет назад удавалось отмахнуться от всей этой колготы, сослаться на дела или здоровье. А нынче в их маленьком посёлке сразу шестеро ветеранов войны ушли в мир иной, осталось на всё про всё только четверо бывших настоящих вояк.

Никита Кузьмич волновался не зря.

За неделю до праздника позвонили из местной соцзащиты, сотрудница Валечка уговаривала, как никогда, обещала отвезти-привезти, накормить и развлечь. Добрейшую толстушку Валечку, жившую на соседней улице, знал с детских лет. Как отказать?

– Кузьмич, миленький, выручайте, – тараторила соседка. – В этом году на мемориал приедет сам губернатор! Мне поручили двоих: вас да Тихонова, сказали, вы только на концерте посидите. За вас я спокойна, вы-то у нас – орёл, а вот Тихонов… в чем только душа держится… но, думаю, всё обойдётся, кашки поедим из полевой кухни и – домой!

– Ладно, но только в последний раз, – отрезал ветеран. – Сил-то уж нет, ноги еле ходят.

Валечке тоже хотелось отдохнуть дома, с семьёй, тем более, у свекрови день рождения приходился как раз на 9 мая. Хорошо ещё, что достались старички, охваченные не сильно хлопотной программой, остальным сотрудницам повезло меньше: ветеранам  предстояло сажать сирень и пить чай с губернатором. А это, как не крути, уже целая история, если учесть, что подопечным за девяносто лет.

Подвоз почётных гостей к мемориалу администрация поручила членам местного объединения «Патриот», бывшим «афганцам» и «чеченцам», всегда готовым к выполнению официальных и неофициальных заданий в обмен на лояльность и выгодный бизнес. Бравые накаченные парни обещали подогнать несколько внедорожников и иномарок.

С утра в назначенный день всё шло по плану.

Правда, когда к положенным десяти часам прибыли на место, выяснилось, что губернатор раньше одиннадцати не появится, а без него торжество начинать не будут и даже каши не дадут. Ветеранов усадили на скамеечку в тенёчек. Утомившийся от долгой дороги тщедушный старичок Тихонов немного вздремнул. Никита Кузьмич от нечего делать стал наблюдать за мельтешащей перед глазами разновозрастной толпой, потом переключил внимание на сцену, где в нелепой, ярко-зелёной, яко бы солдатской форме, дети читали стихи, танцевали и пели тоненькими голосами «Катюшу» и «Синий платочек».

Мощные динамики выдавали откровенный рёв, от громких звуков раскалывалась голова. «Глушат не хуже артиллерийской канонады, – отметил про себя ветеран, позавидовав прикорнувшему Тихонову: «Хорошо ему, глухому».

Внезапно музыка оборвалась. Юные вокалисты не успели допеть куплет, а распорядители уже подталкивали их в спины, чтобы очистили сцену – прибыл губернатор.

После торжественной речи большого начальника Валечка отвела подопечных поесть солдатской каши и собралась отправить их домой.

Но не тут-то было.

– Скорей, скорей! Где твои ветераны? – выскочив из толпы, заорала  начальник управления соцзащиты. – Всё переиграли! Сейчас подойдёт Максим из протокольного отдела, пойдёте пить чай с губернатором.

– Ветераны здесь с десяти утра, устали уже, – попробовала возразить Валечка, но чиновница,  не удостоив даже взглядом, унеслась дальше.

– Сейчас вам дадут лопаты, – услышала Валечка за спиной. – Пойдёмте, я покажу, где ваша яма, будете сажать сирень.

Хозяин твёрдого, с металлом, голоса оказался изящным юношей, одетым в ослепительно белые брюки и такие же девственно-чистые кроссовки.

«Ага, тот самый Максим», – догадалась Валечка. 

– Нам сказали только пить чай, – вежливо объяснила она, набравшись смелости.

– Программа претерпела изменения, – жёстко отрезал губернаторский служака тоном, исключающим любые возражения.

Ветераны покорно поплелись за Валечкой.

Максим подвёл к яме и объяснил: когда подойдёт губернатор, нужно взять саженец и перед камерами подержаться за веточку.

Оставив стариков, Валечка ушла за лопатой и саженцем. По возвращении застала нелепую сцену: крупная молодая женщина в окружении четырёх галдящих детишек теснила в сторону ничего не понимающих Тихонова и Никиту Кузьмича.

– Эта наша яма, союза многодетных, – донёсся обрывок разговора. – Вам – вон там выделили.

Пока искали «свою» яму и ждали губернатора, прошёл слух, что тот давно уже посадил сирень, попил чаю и отбыл восвояси.

Усадив на скамейку еле живых от усталости и впечатлений стариков, Валечка ушла искать машину.

– Всех водителей давно назад отправила, – строгим голосом объявила начальница, – где вы столько времени болтались? – И добавила, немного смягчившись. – Ничего, доедут своим ходом, тут недалеко автобусная остановка.

Вернуться к ветеранам с такой новостью Валечка не имела права.

Пришлось побегать, пока не нашла знакомого, который на своих разбитых «Жигулях» развёз подопечных по домам.

На следующий день к Валечке прибежала соседка: «Слышала? Вчера Кузьмича увезли на скорой. Вернулся с праздника и так орал, так орал! Никогда не слышала от него столько мата. Вспомнил и войну, и генералов, и нынешнего губернатора! А сейчас позвонили: умер он…».

Спустя месяц Валечка узнала, что посаженные у мемориала кустики сирени почти все засохли: май выдался сухим и жарким...

                                                      *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Уважаемая Надежда,
    спасибо за правдивый рассказ об участии ветеранов Второй мировой войны в мероприятиях!
    Да, к сожалению, участь их не завидна- после тяжёлой кровавой войны на их долю выпала многолетняя нелегкая работа, а в последние отпущенные годы и месяцы - не так уж много внимания и заботы. А тут ещё администраторы всех мастей используют их для своих корыстных интересов.
    Как продолжение вашего рассказа смотрела в сети второе судилище над Алексеем Навальным, где 95-летнего ветерана войны используют для сведения счётов в травле известного оппозиционера.
    Поскольку больной ветеран плохо ориентируется в происходящем, ему на квартиру, откуда ведется репортаж, послали второго судью, которая шепчет ему правильные ответы на вопросы 1-го судьи, находящегося на процессе.
    В ходе суда оказалось, что в деле нет заявления от самого истца, от ветерана!
    Оказалось, что есть заявление только от его активного внука.
    Сфабрикованное дело рассыпается на глазах.
    Но режим не сдаётся и хочет продолжить травлю Навального: новое заседание судилища будет 12 февраля.
    Весь мир с интересом следит за происходящим процессом над Навальным, в котором используют больного ветерана, попавшего после заседания в больницу с сердечным приступом (к портрету бесчеловечного режима!)
    А тем временем в Нобелевский комитет пошли бумаги о выдвижении Алексея Навального на Нобелевскую премию Мира. Интересные сценарии разворачиваются в последние дни!
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 6 Фев 2021 - 19:59:15 Андерс Валерия
  • Валерия, спасибо за отзыв.
    Да, в жизни ветеранов ВОВ с каждым годом все больше наносного, неестественного. Есть категоря активистов, которых хлебом не корми - дай выступить перед публикой, покомандовать такими же стариками. Как правило, это основной контингент Советов ветеранов, которые есть в каждом городе и поселке. Они получают путевки, поездки по стране, подарки, финансирование из бюджета и потому всячески поддерживают власть (не верят или делают вид, что не верят в коррупцию). Кстати, этот дедок, попавший благодаря Навальному под колеса истории, тоже член такого Совета и подруга его - активистка. И есть ветераны, которым не хочется и больно вспоминать о войне, которые хорошо понимают все политические коллизии, которые случались в военное время и происходят сейчас. Их на трибуну не затащишь. Они все понимают и в силу возраста хотят просто дожить в тишине и гармонии, не участвуя в трескотне в угоду чиновничьим рейтингам.

  • Хороший рассказ. Хорошо написан, с чувством и смыслом.

  • Спасибо.

  • А я перед новым годом был на официальном мероприятии в Центральном Доме Актера на Старом Арбате «Пою мою москву», там были и ветераны и официальные лица и известные актеры. Награждали победителей в конкурсе стихов. А перед этим был мастер-класс по актерскому мастерству.
    Такие обстановки официальных торжеств очень настраивают на патриотизм, любовь к своему городу, любовь к Родине, справедливость, порядочность, веру в правду и веру в честность чиновников.
    В нашей стране осталась советская традиция делать все на совесть, эстафета идеализма продолжается, наши люди самые лучшие в плане идеалов и ценностей, мы первые среди других стран по параметрам нравственности и морали.
    Я думаю, что в нашей стране пенсионером и ветераном быть намного почетнее, чем за границей, т. к. наша страна — продолжатель традиций советского идеализма, веры в честность, веры в справедливость, веры в светлое будущее и прогресс общества.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 4 Фев 2021 - 21:57:39 Тубольцев Юрий
  • Уважаемый Юрий,
    посмотрите на ветеранов ВОВ европейских стран, как они выглядят, как ухожены (если бывали заграницей). И на наших стариков, не получающих самого необходимого - хорошей медицинской помощи. Не сочтите меня "пятой колонной", ненавидящей родину. Наоборот, больно за страну. Все описанное в рассказе - реальные события, случайно подслушанные в автобусе от работника соцзащиты. Настоящим, а не ряженным ветеранам, сегодня за 90 лет. Единицы из них могут выходить на публику. Как корреспондент, я часто бывала на разных мероприятиях патриотичского толка, так там полно новодельных ветеранов с "иконостасом" на груди, лезущих в президиум и толкающих речи о патриотизме и врагах родины. Хорошо, если это "дети полка", а чаще - ветераны совсем других, отнюдь не праведных войн...

  • Уважаемая Надежда!
    Спасибо за Вашу драму о ветеране. Бюрократии хватает даже в такой святой, казалось бы, вещи, как память и уважение к тем, кто воевал и проливал за родину кровь. А по прошествии немалого времени со дня победы, тем более. Той войны уже почти никто не помнит, только по героическим фильмам. На самом деле в ней было меньше героизма, чем обязанности, и выбирать никому не давали. Бери винтовку, беги в ту сторону, ранят - значит тебе повезло. А нет…
    Кажется сейчас идёт другая война. На ней мало крови, а больше инфарктов. Причем, если на той войне дрались буквально из-за куска хлеба, то на этой, которая идёт с 1991 года, борьба за что-то более серьезное. Здесь уже не голод командует а сытость.
    Н.Б.

  • Дорогой Николай, вы абсолютно правы.
    Противно, что сейчас сытость чиновников находится в прямой зависимости от пиара и начетничества - соцсети заполнены фотками чиновников, вручающих старушкам и старикам пакеты с продуктами. Ветераны, конечно, сияют от внимания к себе и камеру благодарят благодетелей, не подозревая, как те обкрадывают их на миллионы.

  • Время отдаляет от нас День победы, слёзы радости и боль утрат,всё меньше остаётся ветеранов - живых свидетелей войны! В рассказе Надежды Шацкой "Последний бой" затрагивается очень серьёзная духовная проблема. Когда праздник День победы становится показухой, обязаловкой, когда заботу о ветеранах, вытесняют современные проблемы, текущие дела. Когда каждый учавствует в действии ради собственного рейтинга, досуга, между делом. Сценарии, репетиции, подарки, напоминающие подачки, для протоколов выходят на первое место, а настоящие, искренние чувства патриотизма, признательности к тем, кто воевал ради мира на земле, кажется, и не сформировались у представителей ныне живущих поколений.
    Кузьмича убивает ни пуля врага, а бездушие современников. Наверное, в маленьких городах, посёлках больше искреннего внимания к Памяти, настоящей и постоянной заботы о ветеранах. По крайней мере у нас в приграничном город Бресте и в Беларуси так.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 4 Фев 2021 - 20:53:06 Демидович Татьяна
  • Татьяна, спасибо за публикацию и комментарий.
    Да, ветеранов все меньше, и тем деликатнее, с учетом возраста, должно быть внимание к ним.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Буторин   Николай   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,291
  • Гостей: 292