Борисов Владимир

                                                                                                                

 

В церкви уже отзвучало «Верую», когда Иван наконец-то решился  подойти к священнику.

- Здравствуйте отец Михаил. Я хотел бы вам кое-что показать.

- Да. Пожалуйста.

Высокий, сутулый протоиерей отложил в сторону библию и сверкнувший позолотой наперсный  крест, облокотился на аналой.

Иван аккуратно, палец за пальцем   снял черные кожаные перчатки  и положил руки  перед собой на наклонную поверхность аналоя.

- Господи!? Да неужели это то, о чем я думаю?

Священник размашисто перекрестился.

- Да. – Иван жалко, потерянно улыбнулся, вновь натягивая перчатки.

- А можно…

- Вы имеете в виду прикоснуться? Да, пожалуйста. Если конечно не боитесь…

                                                                                                                                    ***

-…Да ты что, Клавдия!? Да какой я тебе прокаженный!? Ну, подумаешь, ладонь чешется, да мало ли что это может быть? Я ж кровельщик, Клава, может быть там, наверху, на крыше,  какая холера меня и укусила, да я не заметил, комар, какой или овод к примеру?  Или допустим руку слегка о медь оцарапал, а в ранку ярь попала. Так что ж теперь из-за такой мелочи мне и с женой переспать нельзя!?

- Нельзя! – Злобно зашипела  Клавдия и резко, полной в ляжке ногой,  столкнула худощавого Ивана на пол.

- Надевай свои труселя,  и с утра чеши в Чебаркуль. Пока из КВД справку не принесешь, о постели со мной и не мечтай. Кобель шелудивый! Ишь, затихарился словно клоп, среди подушек.  Ползет к сладкому. Только яйца звенят. Хрен тебе! Иди на диван,  дрыхни. Знаю я вас, сифилитиков.

- Ну и пес с тобой. Уйду.- Иван поднялся, на ближайшей табуретке нащупал трусы и пошел спать в соседнюю комнату, на диван.

                                                                                                                                        ***

Возле кабинета никого не было и лишь тучная старуха, по-видимому, уборщица, рассевшись на неудобном пластиковом стуле и приобняв  отполированный черенок швабры, прикорнула в углу у окна, в дырявых тенях большой, раскидистой монстеры.

…Черная, кривовато прикрученная к двери стеклянная табличка вещала:

                                                               «Кабинет№21. Врач – дерматолог Кулик Л.Л.»

 …Дерматолог, толстый, неопрятный мужик в несвежем белом халате, облокотившись об откос окна,  сидел на широком подоконнике и курил папиросу.

- А я к вам, товарищ Кулик.

Иван протиснулся в кабинет и, подойдя к врачу, протянул ему хрусткую бумажонку с направлением.

-Ну, к нам, так к нам…- Врач выбросил окурок в окно и в облаке табачного дыма подошел к своему столу.

- Раздевайтесь, Иван Богомолов. – Проговорил он, равнодушно глянув в направление. – До трусов.

- Зачем же до трусов? – Иван протянул ладони.- У меня вот только здесь, на ладонях что-то неладное приключилось. А так я здоров. Честно-честно здоров.

- Ты у нас кем трудишься, Иван Богомолов?  Трактористом, небось?

- Зачем трактористом?- В конец запутался и даже вроде бы и обиделся Иван.
- Кровельщик я. Пятого разряда кровельщик. В основном по меди конечно, но если нужно, то и черепицу натуральную вполне сработать сумею.

- Кровельщик говоришь!?- Дерматолог ожил и уже не без интереса посмотрел на Ивановы ладони.

- А все равно, господин кровельщик, раздеться вам хочешь, не хочешь, а  все одно придется. Сам понимать должен, черепица - черепицей, а psoriasis vulgaris, это уже по моей батенька части. Раздевайся, кому говорю!?

Иван вздрогнул, испуганно взглянул на медика и уже без пререканий  разоблачился, аккуратно сложив одежду на кушетку.

Дерматолог сел на стул и водрузив на  большой мясистый  нос старые  очки с круглыми залапанными стеклами,  дотошно осмотрел стоящего перед ним кровельщика.

- Да…- Откинувшись и сняв очки, пробурчал  дерматолог Кулик. – Вы оказались правы. Везде относительно чисто. Небольшая сухость кожи на коленях, ну это, скорее всего, профессиональное, и лишь на ладонях, несомненно, вульгарный псориаз.

Ну, это не смертельно. Мы его гормонами голубчика…Гормонами.

Он закашлялся, глубоко, с мокротой и, выудив из кармана халата изогнутую сигарету,  с удовольствием обнюхал ее.

                                                                                                                                   ***

…В прогнозах дерматолога что-то пошло не так. А если быть более откровенным, то все пошло не так, как предполагалось.

Ни мази, ни ванночки, ни аппликации, ни даже обещанные гормоны не приносили заветного  облегчения: практически, ничего не помогало. С каждым днем Ивану становилось все хуже и хуже. По началу, когда зуд в ладонях был еще относительно терпимым, Иван работал, хотя и через силу. Помогала выработанная годами манера держать киянку в пол ладони.  Ну,  а как только боль в язвах становилось  нестерпимой, Богомолов укрывшись среди стропил,  выпивал загодя приготовленный стакан самогона, настоянный на хлебных корочках, туго обматывал руки свежим бинтом и только тогда брался за киянку. Но какая работа после стакана? А после второго? Да никакой. Тем более, если работа на высоте.

Вот Ивана  и уволили. Из жалости, уволили,  по-доброму. По собственному так сказать желанию.

 

Клавдия смотрела на окровавленные, пропахшие дегтем и серной мазью бинты Богомолова, смотрела,  да и  уехала к матери, в Копейск. Сама уехала и сына с дочерью с собой прихватила: надо полагать из вредности.

А тут уж  Иван не выдержал. Запил основательно и надолго.

                                                                                                                                       ***

Впрочем, что это такое, русское надолго? Тем более, если жена у Ивана была хоть бабой и стервозной, но отнюдь не дурой и прекрасно понимала, что в нынешние зыбкие времена кровельщики  пятого разряда на улице не валяются. А то, что у кровельщика запой, так это проходящее, а там глядишь, мужик перебесится, отоспится, в ноги к начальству бросится  и снова на работу выйдет. Именно так рассуждая, Клавдия раз в неделю, домой наведывалась: наличное из кармана муженька выгрести, да излишки спиртного в выгребную яму вылить. Одним словом, через пару недель проснулся Иван, глянул на себя в зеркало, похмелился чайным грибом да капустным рассолом, в баньке попарился  и завязал. Благо никогда особо спиртным не баловался. По праздникам, разве что…

                                                                                                                                                 ***

Вот так  наверно, и закончилась бы совместная семейная жизнь Богомоловых, (ну что за семья, право слово, когда он в Чебаркуле, в бобылях кукует, а она с детьми у тещи в Копейске, пыль асбестовую глотает?), кабы не случай, произошедший с ней на рынке.

Решила Клавка как-то ребят своих, хурмой побаловать. Она и сама с детства любила фрукт этот, особливо если после морозилки, чтобы рот не вязал, а уж про детей своих и говорить – то несерьезно. Им пару килограммов «королька» уговорить, что плюнуть.

И вот ходит она вдоль прилавков, апельсинами да лимонами,  киви и мандаринами с ромбиками наклеенными  любуется. От запахов в голове круженье, да рот слюной полон.

И слышит она краем уха, как торговка творогом и молоком, краснощекая да полненькая, соседке своей по прилавку рассказывает…

- Ты понимаешь, Машка. Он, мужик-то этот, похоже  совсем блаженный. Забесплатно, за продукты да за сигареты, разрешает к рукам своим прикасаться. Другой бы на его месте давно бы на машину себе накопил, да не на Жигули какие-нибудь, а на иномарку, а этот по-моему даже на  велосипед не наработал.

- И что, неужто и в самом деле от всех болезней, руки-то его дырявые помогают, или выборочно?

- От всех Маша, от всех!

Убежденно проговорила молочница и перекрестилась.

- Золовка моя, с мужиком десять лет не предохраняясь, живет, а толку нет. А месяц назад из Чебаркуля вернулась и почитай сразу же залетела. Хотела было снова к нему съездить, тыщенку в благодарность подарить, да я ее дуру, еле отговорила. Ну, зачем ему деньги, юродивому? Они, те, что Богом отмеченные,  завсегда юродивые.

Позабыла Клавдия, зачем на рынок пришла. Какая уж тут к чертям собачьим хурма, когда муженька ее, Ваньку, Богом отмеченного,  все кому не лень обманывают!? За леченье едой да сигаретами расплачиваются.  Сунула она в карман авоську и бегом до дому. Матери своей, все, что услышала в молочном ряду,  наскоро пересказала, детей в макушки поцеловала и на вокзал, в самый раз к  электричке поспела. Последней перед дневным окном, той,  что на одиннадцать двадцать.

                                                                                                                           ***

 В церкви уже отзвучало «Верую», когда Иван наконец-то решился  подойти к священнику.

- Здравствуйте отец Михаил. Я хотел бы вам кое-что показать.

- Да. Пожалуйста.

Высокий, сутулый протоиерей отложил в сторону библию и сверкнувший позолотой наперсный  крест, облокотился на аналой.

Иван аккуратно, палец за пальцем   снял черные кожаные перчатки  и положил руки  перед собой на наклонную поверхность аналоя. Сквозь слегка зарубцевавшиеся раны,  сквозные отверстия  на правой и левой ладонях,  проглядывала  полированная поверхность аналоя.

- Господи!? Да неужели это то, о чем я думаю?

Священник размашисто перекрестился.

- Да. – Иван жалко, потерянно улыбнулся, вновь натягивая перчатки.

 – Это стигматы. Сначала мы с врачом думали что псориаз, а оно вон как обернулось.

- Постойте, постойте. И давно это у вас?

- Давно. С месяц примерно. Поначалу все мной брезговали, стороной обходили, а теперь наоборот:  пытаются прикоснуться. Говорят, что от всех болезней помогает.

- А мне можно…

- Вы имеете в виду прикоснуться? Да, пожалуйста. Если конечно не боитесь…

- Нет. – Зачастил протоиерей, облизывая губы.- Я хотел попросить нашу Марию к вам прикоснуться, ту, что в свечной лавке стоит. У нее сегодня высокое давление. Голова болит и кружится. …Я могу ее к нам пригласить?

- Да ради Бога.  Мне не жалко. – Иван снял перчатки и, скомкав, убрал их в карман.

- А в прочем нет. – Священник остановился, какое-то время постоял, глядя в пол,  и вдруг решительно вернулся к аналою.

- Я сам, сам должен…- Прошептал он громко и, прикрыв глаза, положил свои руки поверх Ивановых.

 Ничего не произошло.

Совсем.

 Священник ощутил слабое биение пульса на запястьях Ивана и горячую влажность ран на его ладонях. Легкая брезгливость и огромное разочарование зашевелились в  душе отца Михаила.

- Ну, какой же я болван, прости Господи! Ну, какие могут быть стигматы у этого человека,  самого простого кровельщика? Да он и в Бога – то, небось, не верует? 

Протоиерей  укоризненно посмотрел на Богомолова и вдруг  странное, до сих пор ни разу им не испытанное  чувство жуткого, щенячьего одиночества,  заполнило все его естество. Беззвучная и одновременно  звенящая ярко-белая пустота, колыхаясь и разрастаясь, размыла  все окружающее его пространство.  Расписанные древними фресками старинные стены церкви исчезли, исчезли и иконы, и аналой, и даже руки  Ивана Богомолова  исчезли, и на всем белом свете казалось, остались лишь он, отец Михаил, настоятель церкви «Утоли моя печали»,  да  чей-то голос, усталый и вроде бы даже  разочарованный.

- Что же ты, брат мой,  на деле совсем и не тверд в вере оказался? Чудесам моим  подтверждения жаждешь. Но тебе ли, пастырю этой церкви и не знать, что в каждой капле дождя, в каждом дуновении летнего ветерка,  чуда больше, чем делах, чудесах  антихриста, тех, «которые дано было ему творить, обольщая живущих на земле». А здесь перед тобой, явное чудо: самый обыкновенный человек,  сам того не желая явил людям на руках своих, следы мук моих, тех самых, что я,  и вместе со мной и отец мой,  приняли раде всех вас, и живущих и не рожденных пока еще.

- Господи! Да разве ж я посмел бы…- Отчаянно цепляясь за руки Ивана, Отец Михаил рухнул на колени, но голос в голове его, впрочем, как и ярко-белое, звенящее марево   уже исчезли,  и лишь изумленные прихожане в молчанье столпились вокруг лежащего на полу священника.

Богомолов, скривившись, словно от резкой зубной боли попятился. Толпа отхлынула, расступилась и он, развернувшись, интуитивно  бросился в этот образовавшийся коридор. 

                                                                                                                                           ***

В комнате, на большом круглом столе грудой лежали заработанные Иваном продукты. В основном мука,  в больших, двухкилограммовых пакетах,  макароны в  цветастых шуршащих пачках, кабачковая икра да рыбные консервы в плоских железных баночках.

- Лапша яичная. Первый сорт! – Насмешливо и громко, почти по слогам прочитала Клавдия и с силой швырнула пачкой с лапшой в вошедшего в комнату супруга.

Иван увернулся и упаковка, лопнув, засыпала кровельщика с головы до ног белесой, ломкой лапшой.

-Да ты что ж творишь, Клавка!?

Он попытался добавить в голос металла, но супруга в этот раз не промахнулась и банка бычков в томате, догнала его прямым попаданием под вздох.

- Да что же ты делаешь, Клавочка?

Выдохнул через боль мужик и сполз на пол, в ужасе глядя на приближающуюся супругу.

Клавка и в  молодости-то была  девицей крупной, грудастой и жопастой, а после родов совсем обабившись, удивительным образом умудрилась увеличиться  не только вширь, но и в высоту и в последнее время стала почти на голову выше своего мужа.

Подойдя к нему и прихватив его за шкирку, Клавка дыша Ивану в лицо горячо и влажно, громким и от того еще более страшным шепотом,  проговорила.

  - …Ваня. Ты что ж  из себя бессребреника корчишь!?  А?

За бесплатно народ лечишь!? Добреньким казаться пытаешься? Для кого!?  

Для людей!? Да они о тебе завтра и думать забудут, чудак ты через букву М!

 Хотя нет! Вру! Они – то, как раз и не забудут такого простодыру.

 Еще бы.… Сейчас, когда за любую самую простенькую операцию,  приходится платить деньги немалые,  в Чебаркуле, в ведомственной квартире появился Богом обиженный Ваня, что лечит любые болезни, а что самое главное совсем бесплатно, за муку и макароны!

Клавдия перехватила ворот мужа в другую руку и волоком подтащила Ивана в глубь комнаты, к шкафу, где за стеклом в дешевой пластмассовой рамке красовалась уже поблекшая от времени  большая семейная фотография: Иван, рядом с ним серьезная, даже скорее строгая Клавдия. У Ивана на коленях сидят трехлетний сын и четырехлетняя дочь.

-  А ты знаешь, Ванечка, что твой сын при ходьбе  уже пальцы подгибает? А сколько сейчас нормальные ботинки сорок третьего размера стоят? А Сережка наш уже сорок третий носит.  А Машка? Ты не в курсе, что ей уже скоро четырнадцать? У девчонки первая любовь, а на локтях у кофточки заплатки.  Про мать мою, инвалидку по диабету я вообще молчу.  А ты у нас, то бухаешь, то задарма  в качестве лекаря пашешь. Альтруист хренов!

Запомни Иван.

Клавдия подняла мужа с пола и аккуратно оправила ему его куртку.

- Твоя макаронная зарплата семью нашу больше не устраивает. Теперь за леченье ты будешь брать, как полагается, деньгами:  либо я подаю на развод и  детей наших больше ты никогда не увидишь.

Она улыбнулась, поцеловала мужа в лоб и принялась за уборку.

                                                                                                                                            ***

- Спасибо вам большое! Оленька первый раз за последние несколько лет улыбнулась. Спасибо. Теперь – то все, я уверена, что дочка пойдет на поправку. А то у нас в Казани, на нас уже все рукой махнули! Я вам что-то должна?

Тонкая в кости, смуглолицая татарочка радостно поцеловала в головку пятилетнюю дочку, которая своими полупрозрачными  ручками, все еще крепко сжимала Ивановы пальцы.

- Иван боязливо посмотрел на дверь в соседнюю комнату, за которой притихла супруга и, пряча глаза,  проскрипел:- Пять…Девочке пять лет, а значит, с вас и пять тысяч.

Потом помолчал и уточнил.

- Пять тысяч рублей… Не долларов, а рублей…

- Да-да…Конечно. Я поняла.

Татарочка  с трудом набрав необходимые  деньги, большую рыхлую стопку мятых купюр и, положив их на тумбочку,  заторопилась.

-Пойдем Оленька. Нам еще на вокзал нужно…Пойдем.

Они вышли, замок щелкнул,  и  в комнате появилась Клава в распахнутом, полупрозрачном халатике.

- Вот видишь Иван, как все просто, а ты кочевряжился.

                                                                                                                                        ***

Через несколько дней стигматы на руках Ивана затянулись здоровой розоватой кожицей, а к концу недели окончательно зажили, даже и следа не осталось.

Начальник СУ № 4 ГипроОргСельСтрой снова взял Ивана Богомолова к себе. Еще бы, ведь кровельщики пятого разряда, опытные и к тому же непьющие,  на дороге не валяются.

Способность лечить наложением рук у Ивана вдруг пропала. К нему еще какое-то время приезжали люди, но все меньше и меньше.

 

                                                          *  *  *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Ой, ну как же классно придумано, и как же великолепно исполнено! Браво, браво, браво! Язык простой, сочный, легко усваиваемый Читателем. И сама идея весьма оригинальна, и с первых же строк Читатель ею заинтригован и далее уже полностью во власти Автора. Правда, с момента вмешательства материального в духовное концовку предположить было легко. Но, думается мне, прелесть и увлекательность рассказа от этого нисколько не пострадала.
    Лично я впечатлён написанным. И весьма.
    Спасибо, Николай!

  • Господи! Володя, друг мой, простите мне мою досадную ошибку!

  • Вам спасибо, уважаемый Ефим, хотя если честно, мама назвала меня Владимиром...)))

  • Моралитэ у нас в прошлом вместе с соцреализмом в лице "Поднятой целины". Сейчас наш брат писатель пишет в стиле контрморалитэ. Я б сделал так чтоб Ванечка начал с мужиков баблом получать, ну а с женщин сами понимаете. Ну и помимо золотых рук у человека из народа и все остальное должно неслабо работать, что обеспечило ему очередь лиц противоположного пола на экстренное лечение от рака, который он, собственно, тем же раком и вылечивал. Ну вот как то так. А то ну скучно, батенька, прям как в школу в зад пошел и сижу на уроке литературы, а училка Татьяна Демидович говрит, - к следующему уроку представить ваш портрет героини из галереи славных женских образов... Полярский заткнись когда учитель говорит, свинья безгрмамотная, пишешь как узбек... да, продолжим, портрет из галереи раомантических особ...

  • эх мне б редактором журнала устроиться, я б поиздевался над авторами

  • Тут пришел г-н Полар и начал требовать все на хер переписать. - Главное по-больше сексу, реализма значить маловато...Автор обещал исправиться.

  • "Песнь о кровельщике пятого разряда Иване Богомолове и супруге его Клавдии" - " Этот стон у нас песней зовется":):):)
    Слово " чудо о " предполагает изложение о неком божественном чуде, снизошедшем на человека, на кровельщика, а не на группу лиц в данном случае.
    Поэтому, Клавдия и ее действия -все мирское. Название, поэтому и смутило. Я выражаю свое мнение. Вы ,автор, хозяин-барин.
    "Он не смог поймать этот луч" - так говорят в народе в том случае, когда человеку был дан шанс,но он не заслужил его по ряду причин. Это же не бородавку свою подносить и махать ею, и при этом все от своих болезней излечиваются. Это действие,
    определенное таинство, как рождение стихов у поэтов. Если все заросло, и все прекратилось, значит, ничего и не было, а народ макароны и сигареты свои от детей и от себя отрывал, носил ему , верил и платил , а он брал, значит , мошенник. С любой точки зрения, хотя бы с юридической- не имел образования и прав на такую деятельность.
    Не только после заживления раны на ладони, но и после смерти , как в случае с Матроной , он нес бы благодать, если бы на него снизошло это "чудо".
    Вы: "Иначе зачем бы Ваня пошел в церковь и отчего он не брал с людей деньги?"
    Да мы каждый день видим по тв , как убийцы по локоть в крови ходят по афонам , молятся в церквях и мечетях. Кто только туда не ходит?
    Он брал не деньгами, а бартером, да? Научились.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 27 Авг 2020 - 12:14:31 Адаева Айша
  • Во-первых, смущает название , первое словосочетание " чудо о ...." . Это -чудо -рассказ о кровельщике и его жене? или о чудесах кровельщика и утере ниспосланных способностях? Раз такое название о чуде и ждешь ,конечно, в рассказе таинство, а здесь ход события. Какое- то алогичное название.
    Во-вторых, такое впечатление ,что вы не сталкивались лично с такими одаренными людьми, поэтому поверхностное изложение. Создается впечатление , что главный герой -мошенник, каких много развелось, благодаря клавдиям. А народу при нашей медицине хочется верить любому пьянице-кудеснику. По- мне, не уловила логической канвы.
    Смысл прост , как в " золотой рыбке".

  • В славянских сказаниях, слово чудо частенько заменяет слово песнь, то есть заголовок можно читать как" Песнь о кровельщике пятого разряда Иване Богомолове и супруге его Клавдии", но это так, к слову, что же касаемо того, что " главный герой -мошенник", позвольте не согласиться. Он кто угодно: тряпка, подкаблучник, безвольный или очень добрый человек, но не мошенник.Иначе зачем бы Ваня пошел в церковь и отчего он не брал с людей деньги? Впрочем, как Вам будет угодно. Что до простоты, то естественно, этого и добивался...

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 26 Авг 2020 - 19:47:17 Борисов Владимир
  • Марина, "ухватилась... за спасательный круг" - это круто! :)
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 25 Авг 2020 - 21:32:46 Буторин Николай
  • Белорусы, люди мудрые, надеюсь они сделают правильный выбор.

  • Какое чудесное повествование получилось. И как напевно читается. И так мастерски описаны характеры столь непохожих, и все же живущих вместе людей. И в голове мелькнуло: "Ну как же его угораздило женится на такой вот Клаве". А следом подумалось, что такому Ивану именно Клава и нужна. А что до корысти, то она не одно чудо на этой земле загубила...
    С огромным уважением из Бреста Марина

  • Ухватилась за чтение, как за спасательный круг. Две недели все дела и мысли были переполнены политикой. Поняла, что если так пойдет и дальше, просто сойду с ума. Так что у меня три дня на переосмысление ориентиров и восстановление сил.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 25 Авг 2020 - 21:02:18 Борисов Владимир
  • Вам спасибо. Не смотря на события у вас в Белоруссии Вы еще находите время на чтение...С ув.Владимир.

  • Как говорится « Бог дал, Бог взял». Сосед по квартире сидит тут рядом и трещит на ухо: « Такой гешефт прос…и. Прошу прощения, проморгали. А все эта дамочка Клавдия. Вся такая шумная, изобильная телом и с какой-то колоссальной энергией. И надо же, вирус жадности подхватила. Это заразно. Забыли болезные напрочь, что за большим погонишься – малое потеряешь».
    Господа авторы, вы что творите! Благоверный доступ к компу перекрыл. Читает. Умиляется, поражается, радуется, какие же отличные авторы у нас есть.
    Алена

  • Ну что ж, передайте привет вашему благонервному. Примем за аксиому, что у него хороший вкус...А вообще-то есть смысл подумать о покупке второго компьютера... С ув.Владимир.

  • Начну с цитаты о недавно почившем Алане Чумаке, если позволите!
    Александр Невзоров
    публицист, режиссер
    «Он (Чумак) жулик, достаточно банальный и незатейливый. Страна заряжала воду. Страна действительно находилась в каком-то эмоциональном рабстве. Но, на самом деле, он был очень обаятельным человеком. В конце концов, его трудно осуждать: если есть такое количество дураков, которое разводится, почему бы их не разводить, не делать на этом деньги? Ему досталась, как выяснилось, чудовищно невежественная страна, склонная верить любой глупости. Ситуацией воспользовался умело».

    До сих пор на официальном сайте экстрасенса можно купить диск, чтобы избавиться от сглаза и порчи. Чтобы просто «улучшить ауру дома», можно купить фотографию Алана за 1000 рублей, ее «срок годности» с момента покупки — полгода. Диски с сеансами «коррекции судьбы» или лечение болезней стоят 3,5 тысячи."
    Извините за длительность и многословие, но такие люди как Кашпировский, Чумак, Гробовой и пр , включая кровельщика пятого разряда Ивана Богомолова, в чём-то схожи, но очень уж разные. Бесхитростный рабочий человек стал знаменитым исцелителем всех недугов и даже способствовал зачатию не по своей вине, в из-а сплетен на базаре, пущенных балаболками из агенства ОБС (одна баба сказала) после совпадения выздоровления от прикосновения к инфекции от порезов или химических веществ на ладонях Их расценили как стигматы, в это уже серьёзно и не впервые в истории почти всех стран и народов....от так и родилась "слава", а дальше - семейные разборки и алчность жены. Но всё это фабула рассказа. А вся прелесть его в языке повествования, которым меня всегда поражает Владимир и я поклонник его таланта рассказчика, особенно на народную тему с привязанностью к глубинке, прошлому и традиционно русскому сленгу. Снова получил максимум удовольствия от остроумного рассказа с прекрасным деревенским и церковным юмором. Спасибо, Владимир Борисов!

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 24 Авг 2020 - 20:31:39 Талейсник Семен
  • Спасибо и Вам, дорогой Семен за похвалу. Как раз для увеличения эффекта народного пения я и создал подобное длинное заглавие. С ув.Владимир.

  • Григорий Распутин.
    Сергей Мельников
    Кто ты? Чёрт, или святой?
    На каких дрожжах поднялся?
    Кто стоял там, за спиной,
    И тобою прикрывался?
    Как ты вылез из дерьма,
    Из низов, из самой грязи,
    Ведь ждала тебя тюрьма,
    А ты прыгнул сразу в "князи".
    Сластолюбец, конокрад,
    Пьяница и лежебока,
    Стал царю ты друг и брат,
    Предсказателем, пророком.
    Силой тёмною владел,
    И умел входить в доверие.
    Вдаль, сквозь времена, глядел,
    Видел крах страны, империи.
    Предсказал ты много бед,
    Войны, смуту и расправы.
    Вот, прошло, почти, сто лет -
    Ищут правых и неправых.
    Видел ты людей насквозь,
    Взглядом протыкал, как шпагой.
    Трепещи, бесчестный гость,
    С челобитною бумагой.
    Гришку трудно обмануть,
    Нюх его, как у собаки.
    В людях видел он всю суть,
    Трусость, хитрость и все страхи.
    Смерть ты чувствовал свою,
    И убийц предвидел имя.
    Ты в аду, или в раю?
    Нет. Ты где-то, между ними.
    Кто ты? Чёрт, или пророк?
    Не услышим мы ответа.
    Правду знает, только Бог,
    Кануло всё это в лету.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Лет десять назад, встретил я женщину собирающую деньги на написания иконы с "ликом" Распутина. Спасибо.Владимир.

  • И Вам спасибо, уважаемый Аркадий. Да, тут уж либо момона, либо Божья благодать...С ув.Владимир.

  • Очкнь нескучное и приятно читаемое современное моралите на тему несовместимости дара божьего и корысти.
    Искал, к чему бы придраться, но не нашёл, с чем автора от души поздравляю.
    За доставленное удовольствие спасибо!
    Ко всем положительным замечаниям, сделанным до меня, с великою охотою присоединяюсь.

  • Спасибо Татьяна . Хотя если честно, когда я писал этот рассказ мне было совсем не весело, а скорее наоборот...С ув.Владимир.

  • Спасибо Николай. Здесь Вы правы, чеснок прекрасно разжижает кровь...С ув.Владимир.

  • Уважаемый Владимир! Спасибо за прекрасный рассказ с оптимизмом! Нет худа без добра! В любой ситуации не стоит впадать в отчаяние, а думать, размышлять, подключать фантазию, творчество и тогда вывернутое наизнанку чёрное станет белым.
    С другой стороны, человеку свойственно верить в чудеса, и за эти прекрасные ощущения люди готовы платить много и по разному!
    Главное в этой истории, что все счастливы! А если все счастливы и довольны, значит и обмана нет! Герои обаятельны и в своих заблуждениях и сомнениях, добры и безоружны! Приятная компания!

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 25 Авг 2020 - 20:20:03 Демидович Татьяна
  • Уважаемый Владимир!
    Спасибо за Ваш новый рассказ о чудесах и чудаках.
    Как говорят в народе - голь на выдумки хитра. Сразу вспомнился легендарный Распутин, которые тоже по пьянке всех лечил. Но лучше всего у него получалось лечить царственных особ. Жахнет мадеры и давай всех лечить. И по женскому полу тоже был лекарем. Всем, короче, голову задурил. Тоже, кстати, как и герой рассказа был он с периферии. Этакий русский самородок. Ну а потом, когда его чудеса открылись здравому смыслу, то ему решили дать ядовитых пирожных. Так он их слопал целую тарелку и хоть бы хны. Решили заговорщики добивать его летальными способами. Вот такие с позволения сказать святоши до сих пор правят русский бал. По историческим меркам, кстати, это было не так уж и давно. Чуть больше ста лет прошло.
    Желаю уважаемому автору побольше внуков, правнуков, а еще сырой чеснок грызть. В средиземноморских странах, говорят, хорошо помогает от давления.
    Н.Б.

  • Спасибо Валерия. Набросков много, писать некогда. Вот внуки уедут, тогда...

  • Дык, 1 сентября скоро, не пора ли внукам в Златоглавую!
    А рассказ Ваш захватывает, дочитаю и скоро отзовусь.
    Н.Б.

  • Уважаемый Владимир,
    спасибо за интересный рассказ, за удивительную историю из русской глубинки!
    Да, Дивны дела твои, Господи,- как говорят в народе.
    Написан рассказ отличным языком и в диалогах, и в описаниях деталей быта.
    Жду Ваши новые повести и рассказы,
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 24 Авг 2020 - 12:16:27 Андерс Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Северный Егор   Аимин Алексей   Тубольцев Юрий   Шадуя Марина   Полар Эндрю  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 6
  • Пользователей не на сайте: 2,269
  • Гостей: 315