Вайнер  Ирина

ПОЕЗДКА В ЭЧМИАДЗИН – ПРЕСТОЛ ПАТРИАРХА
 
Предстоящий день был полностью в нашем распоряжении.
Мы с Донарой решили устроить пешую прогулку по городу. Посидели в кафе, где заказали вкусное мороженное. Удивило: в Ереване нет автоматов по продаже воды. Там, почти на всех улицах стоят мраморные тумбы с раковиной и краном.
Открываешь кран и, можешь пить, сколько захочешь родниковую холодную воду,  стекающую по водопроводу с гор. Зашли в кябабную. Заказали кябаб из баранины завёрнутый в бесподобный по вкусу лаваш, в общем, получили полный кайф. Вернулись в гостиницу  усталые и счастливые. Приняли душ и отключились. Ночью  прохладно, окно я всё же прикрыла, но не закрыла на задвижку. Однако Эдуард не смог вырваться. 
На другой день, когда мы были готовы ехать в Кафедральный Собор – Престол Патриарха Католикоса всех Армян, созданный в 303-ем году новой эры, Эдик рассказал, что вернулись они из Гюмри во втором часу ночи, и попросил у меня прощения, что не решился так поздно тревожить мой сон.
Гарик торопил нас со сборами, чтобы успеть вернуться домой к ночи.
Невозможно рассказать словами о величии и красоте собора. И нужно оценивать не его древние стены, а войти внутрь и почувствовать необыкновенную энергетику, которая, как облако, накрывает тебя. Мы с трепетом рассматривали лики древних икон и изумительной красоты фрески… Перед входом в собор мы покрыли головы шелковыми шарфиками, то, что было у нас. Многоголосный хор семинаристов исполнял божественную литургию. Прихожане и туристы, в числе которых оказались и мы, с волнением вслушивались в прекрасное церковное песнопение…
Патриарх подошёл к нам, богославил нас и стоящих рядом ребят, но руку его, ни я, ни Дона, не смогли поцеловать. Мы даже и не крестились, советское воспитание и никуда от него нам не деться, однако отвесили благодарный поклон. 
Экскурсовод, семинарист, сопровождал нас, знакомя со всеми строениями принадлежащими собору.  Нам было безумно интересно, ведь мы, как слепые котята ничего не знали о таком чуде. Между прочим, мы с Донарой, перед каждой сессией посещали нашу православную церковь, или армянскую и просили спасителя Иисуса о помощи, вот такие наглые девчата, не крестились, но свечи зажигали.
Вернулись в Ереван к девяти вечера и, когда мы подошли к стойке дежурной за ключом, она подала записку от администратора гостиницы, где нас ставили в известность об освобождении занимаемого номера на завтра до двух часов дня. Причина – приезд делегации из Москвы.  Эдик взволнованно крутил бумажку в руках, а на лице его читалась растерянность. Гарик спросил его, что за бумагу вручили нам, и Эдик, качая головой, горячо объяснял ему на родном языке о её содержании.
Смуглое лицо Гарика побледнело и я спросила:
- Ребята, почему так взволновала вас эта записка? Мы завтра спокойно соберём вещи и переедем туда, куда вы скажите, а если не появится такая возможность, вы отправите нас домой. Слава Богу, мы отлично провели время и налюбовались красотой вашей маленькой, но такой интересной древней страной!
Они согласились и проводили нас  до номера.
Эдуард, целуя меня, прошептал:
- Прости, солнце моё, возникли проблемы и я должен их срочно решить, поэтому не смогу остаться у тебя. Голова идёт кругом... 
- О чём ты говоришь, любимый...Всего вам доброго, идите! Я уверена, Эдик джан, всё будет хорошо.
И хотя было поздно, они поехали домой к Гарику для встречи с французом. Тот, как ты помнишь, предлагал им помощь, если возникнут проблемы и этот случай настал.  На следующий день, в полдень, ребята уже были у нас.
Загрузили вещи в багажник, и Гарик повёз нас в гостиницу «Ереван». Француз сидел на переднем сиденье с самодовольным выражением лица, а мы, втроём, тесно прижавшись друг другу, устроились сзади.
Номер в гостинице располагался на третьем этаже. Все услуги оплатил Ерванд. Это известие напрягло нас с подругой. Гостиница оказалась более скромной, чем «Москва» и, что самое главное, в номере не было ни душа, ни туалета, всё это находилось в общем коридоре на четыре номера, а что делать, нам не привыкать с нашими коммуналками. Тем более, что срок гостевания в Армении исчислялся шестью днями. Наш переезд состоялся тридцатого июля и, понятно, был посвящён обживанию на новом месте. Эдик с Гариком умчались на репетицию. Вечером, в театре, шла опера  «Князь Игорь», а там танцевальные номера с участием кордебалета. 
Я вышла из номера проводить ребят.  Эдик, голосом, не терпящим возражения, произнёс:
- Любимая, глаз не своди с Ерванда. Будь на чеку, а Гарик от себя добавил: 
-  Лена джан, если что, сразу говори Эдику, а я передам  папе, он сразу поставит его на место. Ну, пока, вечером ждём вас в театре. Сядете на автобус, остановка у гостиницы… 
Когда я вошла в номер, то увидела то, чего и боялась: Француз прижал Дону к стене и, целуя, шарил по её телу руками. Меня охватила страшная злоба и я, закричала: 
- Наглец, отпусти её!

А он по-русски ни бельмес! Донка ни жива, ни мертва и, что самое странное, даже не сопротивлялась. Понимаешь, гормоны-то  пляшут свои половецкие пляски. Я тигрицей набросилась на француза и так толкнула его, что он, не удержавшись, свалился на стоящую рядом кровать. Ширинка его брюк была расстегнута, он что-то с возмущением выкрикивал, размахивая руками. Единственное, что нам было понятно, это: - Ара, вай! Ара вай, вай, вай!!! 
Я, со злостью выдала:  - Подлый негодяй! 
И хорошо, что он не понимал наш богатый русский язык, но меня уже несло:
-Слышишь, если ещё раз коснёшься её, убью!
И, схватив со стола десертный нож, провела им по шее. Вытращенные от удивления глаза его заморгали, а брови полезли на лоб. Я ему, - "давай, уматывай отсюда", а он-то не понимает – ха-ха-ха! Схватила за руку и стала тянуть, показывая на дверь, откуда только сила взялась? А он, не сводя взгляд с ножа, что я продолжала держать в руке, попятился к двери. 
Закрыв на ключ дверь, я набросилась на Донку с криком:
- Ты, с ума сошла?! Не помнишь приказа своей мамы?! Ты, наверное,  забыла, что я отвечаю за твою девственность!
Она разрыдалась, и я вместе с ней.
Вдруг раздался стук в дверь. Быстро вытерев слёзы, бросила подруге салфетку и, подойдя к двери, спросила: 
- Кто там? – проскользнула шальная мысль, неужели француз  вернулся? 
В ответ услышала: - Эта, Арам...   Открываю дверь, там действительно стоит Арам, парень из танцевальной пятёрки, что проживали у тёти Жени. Он протягивает мне что-то тяжёлое завёрнутое в скатерть связанную узлом.
- Лена джан, Эдик гаварил ви галодни и нада вам кушить. Мой мам  давай вам абид… 
- Вах, Арам джан, проходи, проходи! – Улыбаясь, обратилась я к нему. - Боже мой, как давно мы не видели тебя! Ты куда-то уезжал?
- И нет, Лена джан, я бил в бальниц… - Да-а-а? А что случилось? Почему ребята нам ничего не говорили? Мы бы пришли к тебе в больницу…
- Э, и ладна! Счас ивсё в парядка. Мене резил доктур живота, и ткнул пальцем в правую часть живота, где находится аппендикс. 
- Ну, и что ты принёс? Мы действительно голодные и, бросила взгляд в сторону Доны. Она, изобразив на лице улыбку, подошла к столу. Арам развязал скатерть. В ней завёрнут фарфоровый супник заполненный горячей долмой. Вай, какой вкусный пошёл запах от неё, слюни тут же наполнили рот. Жареная кефаль, завёрнутая в фольгу, банка с солёной демьянкой, черемшёй и бутылкой красного вина. Вер, обалдеть!

У Донары, от слёз не осталось и следа. Чёрные глаза заблестели от восторга. Мы быстро всё разложили на стол и пригласили Арама присоединиться к нам, но он, подняв руки, сказал:
- Девички, балшёй спосиб, но мини ожидайт друг на матацикл… Мы, хором в ответ:
- Огромное спасибо, Арам джан! Маме передай большой, большой привет!  
Он, засмеявшись, ответил: - Карашо, девички. Пирнятно вам кушить! – и, помахав рукой, скрылся за дверью.
 Отличный обед сопровождался смехом и тостами.
К восьми вечера мы, в полном порядке, подошли к театру, там уже  нас ждали ребята. Эдуард, отдав контрамарки, чмокнул меня в щёку, сказав:
- Леночка, Дона, простите, очень торопимся, надо готовиться к выходу на сцену... 
Провожал нас Эдуард, в надежде получить глоток любви, перед которой без конца возникали преграды.

У входа в гостиницу с букетом цветов стоял Ерванд. Эдик непроизвольно сжал кулаки, но, сдержав себя, поздоровался с нашим благодетелем. Тот протянул цветы Донаре, она, мельком взглянула на меня и увидела лёгкий кивок головы. Мы вошли в холл гостиницы и, перед мужчинами, вырос охранник. Время посещения давно закончилось, на часах без десяти двенадцать. 
Ах, если бы не француз, Эдуард смог бы договориться с охранником, а так, прощай бушующая страсть… Завтра последний день перед отпуском и вечером прощальный спектакль «Спартак». 
В десять утра Эдуард был уже у нас. Выкладывая из пакета продукты к завтраку, он не сводил умоляющих глаз с Донары. Ну, конечно же, она поняла его немую просьбу и, схватив полотенце, сказала:
- Лен, совсем забыла сказать, я заняла очередь в душ.
Глянув на часы, воскликнула: - Ух, ты, как раз моя очередь, и выскочила из номера.
Эдик одним прыжком подскочил к двери и запер её на ключ. Как изголодавшийся волк она накинулся на меня, срывая свою и мою одежду. Не сдерживая страсти, мы рвали друг друга на части, упиваясь близостью тел и безумным желанием, чтоб этот взлёт любви с приглушёнными криками и стонами не кончался. На его плече остался свежий след от укуса тигрицы, а на мне, вспухшие от бесконечных поцелуев губы. Раздался робкий стук в дверь, больше похожий на кошачье царапание, и мы, с трудом, приходя в себя после сжигающего оргазма, с трудом стали натягивать на себя одежду. Нам казалось, что прошло всего пятнадцать минут, а  оказалось, полчаса!

Эдик, как мужчина справился первым и, слегка пошатываясь, направился к двери, я же, дрожащими пальцами с трудом застёгивала пуговицы на халате.  Вошла Дона с мокрой головой и перекинутым через плечо  полотенцем. Глянув на меня, расцвела в радостной улыбке. Интересно, на кого я была похожа? Скорее всего, на красную морковку с растрёпанными волосами.  Эдик окончательно пришёл в себя и стал разливать индийский чай в стаканы. Свежий лаваш с брынзой зелёным луком, кинзой и тархуном мы, как изголодавшие бродяги уплетали за обе щёки, запивая ароматным чаем.
Насытившись, я откинулась на спинку стула. Эдуард, не сводя с меня влюблённых глаз, сказал:
- Девочки, вы уже знаете, завтра театр уходит в отпуск. Хачик упросил своего дядю, он инвалид труда, дать ему машину «Запорожец» на пару дней, чтобы мы проехали по историческим местам Армении и провели целый день на озере «Севан».
Ну, как, здорово?!
Я, смеясь, ответила:
- Эдик, милый, в эту маленькую коробочку, под названием «Запорожец», мы сможем поместиться? Ха-ха-ха, весело! Будем похожи на рижские шпроты…
- Дорогая, ошибаешься, это «Запорожец» новой марки и в него спокойно помещаются четыре человека. Так что приготовьтесь заранее. Не забудьте взять с собой купальники. Девочки, только одно условие, Ерванду ни слова о поездке, хорошо?
Вер, не успел он закончить эту фразу, как раздался уверенный стук в дверь. Эдик крикнул по-армянски – открыто! В комнату с пакетом наполненным угощением вошёл Ерванд. От такого совпадения мы, переглянувшись, рассмеялись и пригласили его к столу. Эдик выступал в роли переводчика.   Было заметно, как зашевелились от напряжения его желваки, тем более что он должен был уходить на репетицию. 
Поднявшись, он жёстким голосом, проговорил:
- Девочки, вы не забыли наш уговор? Ни слова ему о нашей поездке!
- Эдик джан, не волнуйся! Умоляю, посиди ещё немного, пока я сбегаю в душ. Сам понимаешь, не хочу оставлять Дону наедине с этим ухажёром. Он же ни бельмес по-русски, а мы тоже молчим. Постараемся пораньше избавиться от него, придумаем что-нибудь. Кстати, а ты скажи, что Донара в сентябре выходит замуж и трогать её, по нашим кавказским законам – нельзя! Возможно во Франции другие обычаи?
- Спасибо, любимая, за подсказку… 
Но, что ни говори, а  вода – эликсир жизни! Как в песенке: "Без воды, и не туды, и не сюды!"
Вернулась в номер обновленной, будто бы сбросила старую кожу...  Эдик, поцеловав меня, проговорил:
- Всё, девочки, до вечера в театре. Опаздываю, и торопливо скрылся за дверью.  


Но как мудры народные пословицы:
– «Шила в мешке не утаишь», острый конец его продырявит мешок.
К чему я это говорю? Мой любимый продолжал лететь в облаках думая, что никто не знает об его уходе из театра, - смех, да и только. Многие театры в августе  уходили в отпуск. Так, Заслуженная артистка балета АзССР, балетмейстер Алмасзадэ, позвонила директору Ереванского театра и спросила, подписали ли они перевод артисту Арутюнян Эдуарду в  Бакинский театр оперы и балета, так как с первого сентября он должен быть зачислен в балетный состав театра? Я представляю, какое выражение лица было у директора и балетмейстера театра. Директор ответил ей, что ни о каком переводе не может быть и речи, так как артист балета Арутюнян занесён в список претендентов на сольные партии и с первого сентября едет в Ленинград в Кировский театр оперы и балета на курсы повышения квалификации. 
Но, ни Эдик, ни я, этого не знали, а он строил планы нашей будущей жизни. И, что самое важное, его кандидатуры не было в этом списке. Так режиссёр с балетмейстером заменили им другого танцора. Вся эта подтасовка стала известна позже. Танцор, которого вычеркнули из списка, не мог скрыть обиду и поделился ею с друзьями. Вот так, моя дорогая подруга, судьбу не  обманешь...
- Да-а-а,  вон оно как вышло. Поэтому ты и говорила, что судьба Володи Плетнёва повторила код разлуки с Эдуардом. Вот и не верь после этого в судьбу, а? Представляю, как ты всё это перенесла…   Кстати, Лен, так как же вы избавились от француза?
- А я вытащила из сумки письмо от мамы и, ткнув в него пальцем, проговорила, показывая сжатый кулак, прислонённый к уху и, пропела – дзинь, дзинь, дзинь… Представляешь, он понял и вышел на балкон, чтобы мы смогли переодеться, но решил взять такси и довезти до глав почтамта. Когда мы подошли к девушке принимающей заказы на международные переговоры, я спросила:
- Девушка, милая, помогите нам. Мы туристки из Баку, а за нами увязался какой-то незнакомый мужчина, и мы боимся выходить из здания. У вас же есть служебный выход?
- Да, конечно! Идёмте со мной, и вывела нас из здания. Мы оказались на другой улице. В конце её, увидев небольшое кафе с рекламой "мороженое" и рванули к нему... 
- Ну, Ленка, находчивости тебе не занимать, смеясь, сказала Вера. - Ой, не могу представить себе, что делал бедный француз, обнаружив наше исчезновение - ха-ха-ха!    

 
ПОЕЗДКА НА ОЗЕРО СЕВАН

 Около трёх, вернулись в гостиницу и, заперев дверь на ключ, стали готовиться к завтрашнему путешествию. Я почему-то была уверена, что француз не появится до вечера у него тоже деловые встречи и переговоры по открытию кооператива. Он решил остаться в Армении. Поэтому мы спокойно полакомились его подношением чёрной икрой, кутабами, вином и выпили за его здоровье.  В полвосьмого мы были у театра, где нас встретил Эдуард с Хачиком. Как обычно они проводили нас на отведённые для нас места и, прощаясь, Эдик предупредил, что после спектакля будет прощальный банкет, так что, мои дорогие, будем кайфовать, но завтра в восемь утра мы выезжаем, так что будьте готовы и мы, смеясь, ответили:
- Всегда готовы!
Каким сумасшедшим был банкет, не передать словами! Крики, смех, песни, танцы и бесконечные тосты. Мешался коньяк с вином и шампанским, все были хмельные, и мы тоже оказались в их числе, хотя старались сдерживаться.  Подъехали к гостинице в час ночи. Охранник не хотел открывать дверь, но ребята красочным языком объяснили ему причину опоздания, и представь себе, он впустил нас, захлопнув дверь перед носом ребят. 
Мы попросили служащую, которая всю ночь, сидя за столом, следит за порядком в советской гостинице, разбудить нас в семь утра, что она и сделала. Утром еле поднялись. Голова кружиться, но, какое счастье, что у туалета и душевой никого и мы помчались приводить себя в порядок. Ровно в восемь стук в дверь и радостные Эдик с Хачиком вошли в номер.
- Мои дорогие, сказал Эдуард, не будем задерживаться.  Позавтракаем по дороге и, взяв сумки с вещами, направился к выходу, мы следом за ними.
И вот мы мчимся по древней небольшой стране к озеру Севан в котором водится знаменитая рыба форель.  Небольшая страна, а граничит с Турцией, Ираном, Грузией и Азербайджаном и стала первым в мире Христианским государством  в 301 году ,приняла Христианство в качестве государственной религии… Армянский алфавит является одним из трёх самых современных в мире, вместе с Грузинским и Корейским. Буквам алфавита поставлены памятники...

В Армении сохранились многовековые церкви, монастырь Гегард, монастырь Севанаванк, он был основан в 874-ом году и прекрасно сохранился и до наших дней. А гора Арарат, которая у нас на слуху и которая является символом Армении и изображена на гербе страны, расположена не в Армении,  территория её отошла к Турции в 1921-ом году!
Всё это нам рассказывал Эдуард, влюблённый в свою маленькую горную страну. А спроси нас, мы что, владеем полной исторической информацией об Азербайджане, своей Родине?
Я честно признаюсь,- нет. Знаем лишь то, что нам преподавали в школе…

А дальше, по дороге к лесному массиву «Дара чичак», где расположены два -три пионерских лагеря, мы остановились у придорожной закусочной (было около часа дня). Все проголодались и ребята заказали шашлык, кутабы, лаваш с  обязательным овечьим сыром и зеленью. Ну, конечно же, лимонад и графин с родниковой водой, кайф!  Эдик, уплетая шашлык, предупредил: - Девочки, кушайте, как следует, ужин будет поздно вечером, когда приедем в пионерский лагерь, где и переночуем. Заведующая лагерем, сестра Хачика…
- Ого! Вот это сюрприз! – воскликнули мы с Доной. 
Да, теперь это был совсем другой поворот. Мы знали, что не останемся без ужина и спать будем не в лесу, однако прислушались к совету Эдуарда и скоро стол с трапезой опустел.
Хачик попросил у хозяина закусочной воспользоваться телефоном и позвонил сестре, предупредив её, что мы в дороге и скоро нагрянем к ней, и в отличном расположении духа продолжили путь.  Нас
завораживал упоительный, чистейший воздух. 
Примерно, около пяти километров, не доезжая до пионерского лагеря, Эдик решил сделать остановку :
- Здесь, неподалёку есть родник с «живой» водой. Хачик джан, мы с Леной сбегаем к роднику наполним пару бутылок и, вернёмся. Донара, а ты не сиди
в машине, разомнись, прогуляйся с Хачиком вдоль леса, полюбуйся красотой нашей страны, - и мы устремились вглубь леса к волшебному роднику. 

Легко понять, что это была не просто прогулка. Эдик, сидя рядом со мной, одной рукой обнимал меня, а другой прижимал мою руку к своему налитому сталью мужскому достоянию и, еле сдерживал себя. У родника, бросив бутылки в траву, он с жадностью накинулся на меня, обжигая жаром поцелуев и, задыхаясь, шептал:
- Люблю, сгораю, умираю! Солнце моё, любовь моя! 
И, вторя его крику, люблю, люблю! - наши тела слились в одно целое. Мягкая прохладная трава приняла разгоряченные страстью тела, а «живая» вода охладила внутренний жар. Деревья южного леса испуганно вздрагивали от криков и стонов, внезапно нарушивших их покой. Птичий хор прервал свою последнюю предвечернюю песню, замерев от страха на ветвях деревьев... 
Время, вспыхнув искрами, пролетело как один миг.
Спохватившись, мы быстро привели себя в порядок и, наполнив бутылки «живой» водой, бросились бежать к дороге. Вечерние сумерки, как бы нехотя, опустились мохнатой шапкой на верхушки деревьев.  Хачик, стоя у машины с зажженными фарами, многозначительно улыбнувшись, произнёс: 
- Ара, Эдик джан, вас ичто волка украл?!
Эдуард, обняв друга, проговорил:
-  Прости брат, прости! Заблудились немного. Не сразу нашли дорогу. Ты видишь, уже темно и, глядя друг на друга, они расхохотались. Донара же, сидя в машине дремала. Чмокнув её, сунула в руки бутылку с водой:
- Моя дорогая, пей «живую» воду! Она наполнит тебя силой женского обаяния, и мужики будут падать перед тобой на колени! Извини, что заставили вас ждать. Мы чуть не заблудились в лесу, сказала я, поддерживая версию Эдуарда.
- Ой, да ради Бога, Лен! О чём это ты?! – воскликнула она. - Как только начало темнеть я стала переживать за вас и, задремала…
Хачик крикнул:
- Висё, маи кароший, паихали! Систра мой уж нервний стал…
Он выжил всю возможную скорость из мотора «Запорожца», и через полчаса мы были у ворот пионерского лагеря. Охранник широко распахнул ворота,
пропуская машину на территорию лагеря. Но было не так уж поздно, в  лагере ещё не прозвучал сигнал отбоя. 
Сестра Хачика высокая интересная женщина лет тридцати встретила нас с распростёртыми объятиями. На прекрасном русском языке проговорила:
- С приездом, мои дорогие гости! Припозднились вы что-то. Я начала волноваться. Давайте знакомиться! Я- Аида Суреновна,  преподаватель русского языка старших классов, а в  данное время - директор пионер- лагеря. 
Мы тоже представились, а с Эдиком, близким другом брата, она давно была знакома.
Мы с Доной, многозначительно переглянулись - как такое возможно, что сестра преподаватель русского языка, а родной брат ни бэ, ни мэ…
Аида перехватила наш взгляд :
- Да, девочки, вы вправе удивляться. Дело в том, что Хачик учился в школе студии при театре, а там главным предметом было  виртуозное владение танцем. Но, я не теряю надежды наверстать упущенное, разговариваю с ним на русском и исправляю
его дикое произношение... Но представляю, как вы устали и проголодались. Пойдёмте в столовую, там для вас уже накрыт стол, а потом я разведу всех по комнатам. Ребят к мальчикам, а вас, милые девушки, к девочкам. Кстати, у нас предусмотрены все удобства, так что перед сном можете принять душ каждый в своём отделении... 
Как только мы прикоснулись к постели, так нас сразу же унесло в горы,  вершины которых покрытые вечным снегом заглядывали в окна, а упоительный воздух, как наркотик, наполнял лёгкие... 
В восемь утра, звук горна, призывающий пионеров на зарядку, разбудил и нас. Ой, как не хотелось вставать, но дорога звала нас и мы, как пионеры быстро привели себя в порядок.
Нас не только накормили горячим завтраком, но, и вручили целую сумку с продуктами.
Аида Суреновна, заранее приготовила тюк со спальными мешками. Его положили сверху машины на прикреплённый к крыше  металлический багажник
Провожал нас весь коллектив пионер лагеря. Дети кричали: - счастливого пути! - и вместе с пионервожатыми махали нам в след. Да, подруга, кавказское гостеприимство несравнимо ни с чем… И вот мы опять в дороге, а она поднимается всё выше и выше.
Озеро «Севан» высокогорное, за его горизонтом возвышается гора Арарат, и начинается территория Турции.  

По пути сделали лишь одну остановку у монастыря Севанаванк и вошли в него помолиться, зажечь свечи. Неземное чувство охватило нас. Казалось, что древние ангелы на фресках вдруг ожили и стали летать над нами. Священник, видя наши одухотворённые лица, молча, улыбался. Перед выходом из монастыря, широким взмахом руки он, богославив нас, сказал:
- Будьте осторожны в дороге, дети мои! Путь ваш пройдёт через горы. Да, хранит вас Господь, наш пророк Иисус спаситель!  Говорил он на армянском языке, а Эдик тихонько переводил.  Мы, приложив руки к сердцу, отвесили земной поклон и двинулись к намеченной цели – чуду озера Севан. К полудню, мы, босые, по щиколотку уже стояли в его прохладных водах и, глядя на горизонт, любовались снежными вершинами древней горы Арарат,  где во время всемирного потопа, получил пристанище ковчег Ноя. 
Жаркое августовское солнце сумело прогреть воду холодного озера до двадцати градусов, и мы позволили себе искупаться в нём. Озеро Севан пресноводное. Эдик поднимал меня вверх своими сильными руками и, кричал:
- Я люблю эту женщину! Она моя невеста!!! Хачик и Дона, со смехом плескали в нас водой, полный кайф! 
Купались до посинения и, дрожа всем телом, покрывшись гусиной кожей, выскочили под щедрые лучи вселенского светила. Потом, в кафешке, объедались запечённой на углях форелью и удивительно вкусным национальным блюдом Борани – жареный цыплёнок с демьянкой и мацони (кисломолочный продукт из овечьего молока).
Владелец кафе предложил нам удочки, сказав, что все туристы включаются в процесс рыбалки и готовят свой улов на костре. И, конечно же, мы не упустили такой возможности своим умением поймать из озера живую форель. Дона отказалась принимать участие в процессе рыбалки, а я, когда ездила в гости к тёте на Украину в село Дубово, под Уманью, то  отлично усвоила вкус рыбалки на речке, с которой граничил тётин огород... 
Вечером, когда над озером засверкали необычайно крупные звёзды, а луч луны фееверком рассыпался по волнам, ребята разожгли костёр между двух небольших валунов и под руководством хозяина начали поджаривать нанизанные на прутья свой улов. Шесть форелей и к ним бутылка Мадеры. Красота волшебной ночи и упоительный воздух усиливали природное очарование. Не могу сказать о чувствах подруги, но мой темперамент не дремал и распирал меня изнутри…

Лакомясь рыбой, стали обсуждать намеченный ребятами план на завтрашний день. Он-то и был последним днём нашего пребывания в Армении.  Эдик, смущаясь, проговорил:
- Девочки, мы не смогли взять вам билеты на обратный авиарейс, и пришлось взять билеты на  автобус  Ереван – Баку. Выезд в шесть тридцать утра и, строго по расписанию, в восемь вечера вы уже будете в Баку на центральной автобусной остановке.
Но, важно сказать вам, мои милые, дорога проходит по местам необычайной красоты. Будут и острые моменты, когда автобус начнёт пересекать перевал Кавказских гор. Под ним пропасть с бушующим горным ручьём. При виде этой картины захватывает дух!
- А, брат, зачим пугаишь девичек? Не слюший его. Ивесё будить харишо!
Слушая Хачика, нас всегда разбирал смех...
- Нет, девочки, послушайте меня, - продолжил Эдуард. - Завтра в шесть утра мы уже тронемся в обратный путь. Никуда заезжать не будем кроме как в пионерский лагерь, чтобы вернуть Аиде спальные мешки и угостить её жареной форелью. Хозяин кафе дал слово, что к нашему отъезду рыба будет готова…  
Встрепенувшись, Донара, ответила:
- Ой, мальчики, мы всё прекрасно понимаем. Благодарность вам за всё – безбрежная! И, не найти таких слов, чтобы выразить вам наше восхищение и любовь! - Ай, гыз, дюз деирсян, ввернула я словечко на азербайджанском языке. (Ай, девушка, правду говоришь!) и, смеясь, захлопала в ладоши, скомандовав: - Всем по мешкам!
Нас так разморила усталость и, опьянев от сказочного мира и выпитого вина, мы, нырнув каждый в свой мешок через несколько минут полетели к звездам. Эдик успел подарить мне крепкий поцелуй и отправился в сонное царство...
И вот раннее утро третьего августа 1962-го года. Быстрый подъём, хотя страшно хотелось продолжить сон, на ходу проглотили по  чашке чая со свежей булочкой приготовленной женой хозяина. Когда они успели их испечь и приготовить заказанное для Аиды блюдо- уму непостижимо! Всё, прощай чудо озеро – Севан! Память о проведённом дне на твоём берегу сохраниться на всю жизнь!
Обратная дорога более опасная, так как шла на спуск, но Хачик, приложив максимум усилий, достойно справился с этим испытанием.

 
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ГОРОД И, ПРОЩАНИЕ

 Возвращение в Ереван шло в ускоренном темпе и, к часу дня мы подъехали к гостинице.
Каково же было наше удивление увидеть француза, стоящего на ступеньках парадного входа гостиницы!  Эдик быстро проговорил:
- Лена, Дона бегите в номер. Приведите себя в порядок и ложитесь отдыхать. В пять вечера в кафе прощальный ужин придут все наши ребята, а с Ервандом как-нибудь разберёмся, - и мы помчались в гостиницу. Разговор между мужчинами проходил на повышенных тонах  и как потом рассказал Эдик, француз кричал, что заплатил за отель, а девушки убежали от него. Мол, такие поступки в Париже не позволяют себе порядочные люди! Это оскорбление чести, кричал он. Кое-как ребятам удалось успокоить его, пригласив на прощальный ужин. А мы, приняв душ, упали в постель и от усталости моментально отключились... 
Минут двадцать пятого раздался громкий стук в дверь. В номер вошёл взволнованный Эдуард и Гарик. - Вай, мои дорогие, что случилось? Вы здоровы? – воскликнул Эдуард.
Я, в ответ: - Ради Бога, успокойя! Из-за усталости мы так крепко заснули, что не могли сразу придти в себя… Эдик, прижав меня, не стесняясь друга, подарил крепкий поцелуй и, поторопил: - Собирайтесь быстрее! Ребята уже ждут нас в кафе...
Мы, хором:  - Есть, товарищ командир! 
К кафе подъехали на такси и, войдя в зал, увидели Хачика, Арама, Рубена и, в придачу к ним, француза, сидящих за двумя столами придвинутыми друг к другу, чтобы могла уместиться вся компания.  Стол ломился от вкусной национальной еды и разнообразных напитков.  Ерванд усадил Донару рядом с собой и, пользуясь дружеской обстановкой, после каждого тоста целовал её в щёку. Мы решили не препятствовать излиянию его чувств, так как сам процесс проходил на наших глазах и Дона сияла от счастья: ей было приятно стать объектом внимания и не
оставаться в стороне, когда мой возлюбленный осыпал меня ласками и поцелуями…
Посидели отлично. Прощание было трогательным. Каждый из ребят пожимал нам руки и целовал в щёчку.  

В такси сели вчетвером, Эдик, француз и я с Донарой. Уже в который раз мы были рады, что Ерванд не понимает русского языка.  Эдик, обращаясь к подруге, тихим голосом проговорил:
- Дона джан, сестра, я попрошу тебя об одной услуге... 
- Я слушаю тебя дорогой брат! – с улыбкой ответила она. - Через пару часов я вернусь за Леночкой и, стоя под балконом свистну. Лена выйдет из гостиницы, а ты сбросишь с балкона плед и  покрывала. Закроешь балкон и дверь в номер на ключ, потушишь свет и ляжешь спать, хорошо? Ни в коем случае не открывай дверь, если к тебе будут стучаться. Ты прекрасно знаешь, кто может позволить себе это. Господин француз не пожалеет денег, чтобы на прощанье овладеть тобой… 
- Ой, Эдик, о чём ты говоришь?! Я всё понимаю! – вскрикнула Донара. – Ради Бога, не волнуйся, я вас не подведу! - Сестра, это касается требования твоей мамы к Леночке, умоляю   тебя, не подведи! - Клянусь мамой, Эдик джан, всё будет в порядке, приложив руку к сердцу,  проговорила Донара. А куда вы пойдёте?
- Дона, ты понимаешь, это последняя ночь перед вашим отъездом, и я хочу провести её со своей любимой. Мы проведём ночь в парке,  он недалеко отсюда, но, утром, в начале шестого, мы будем в гостинице, чтобы не опоздать на рейсовый автобус. Вы заранее соберите все вещи…
- Понятно, - вздохнув, ответила она. – Какие вы счастливые! Честно, завидую вам, но, как говорят в народе, белой завистью...
- Ничего, подруженька, скоро и мы погуляем на твоём обручении и на свадьбе. Уверена, родная, ты будешь счастлива! Разговор происходил в машине и, Ерванд, сидя рядом с водителем, без конца крутил головой поглядывая на нас, и на армянском языке задавал Эдику вопросы, мол, о чём вы беседуете? Эдик, нехотя, что-то отвечал ему.
В десять вечера мы подъехали к гостинице.  Француз первым попытался выйти из машины, но Эдик придержал его за плечи и приказал нам: - Девочки, бегом в номер!
Мы, выскочив из машины, на прощанье помахали рукой, и послали им воздушный поцелуй. Эдуард тут же дал команду водителю развести их по домам. Француз громко возмущался, но Эдик не обращал на него внимания...
Через два часа, а это было почти двенадцать ночи, под балконом раздался свист. Я, накинув жакет, спустилась в холл гостиницы и попросила охранника открыть дверь. Он был в шоке!
- Девушка, обратно тебя не пущу, понимаешь? Куда ты уходишь ночью? Это опасно!
- Спасибо, товарищ, за предупреждение, но меня ждут. Вернусь уторм…  

Парк, куда мы направились, не был ухоженным, как городские, скорее это походило на рощу.
У входа в неё  стоял частный небольшой дом,
что-то  вроде харчевни, в нём проживала грузинская семья и они не были удивлены, когда Эдуард постучался к ним.
Пожилой мужчина спросил, что нужно? Я отошла за куст шиповника, мне было как-то не по себе. Эдик попросил у хозяина подушку, одеяло и заказал чебуреки с термосом наполненным горячим чаем.
Хозяин сказал, чтобы тот пришёл за заказом через час…
Мой возлюбленный, нагруженный постельными принадлежностями, двинулся вглубь рощи. Прошли мы метров десять и остановились около узкого говорливого ручейка и, недалеко от него, на траве, Эдик расстелил покрывало с пледом и бросил подушку со стёганным набитым овечьей шерстью одеялом. 
Встав на колени, театральным жестом протянув руки ко мне, сказал:
- Свет моих очей, прекрасная Венера, любовное ложе готово принять твоё нежное белое тело, оголи его в первозданной красоте! – и, подняв меня сильными руками, закричал: - Луна, звёзды, прошу вас, не пожалейте серебра осыпьте им тело моей богини!    
- С ума сойти! – ойкнула Вера. – Лена, это же настоящая любовная драма!  Готовый сюжет фильма! Настоящая, живая, сумасшедшая любовь!
- Да, подруга, да! Нам никто не мешал, свидетелями безумства были лишь звёзды и луна... Создалось такое ощущение, что здесь нет двух тел, а только одно, обнажённое, святящееся неземным светом... 
Вера, качая головой вдруг, ляпнула:
- А где чебуреки?! – мы расхохотались и не могли остановиться…
- Верка, обалдеть! Ну, ты убила меня чебуреком! Слушай, неужели у тебя ничего не осталось выпить, а?
- Нет Ленусик, вот пустая бутылка, только чай, но у меня такое ощущение, что  от твоей исповеди я выпила не пару бокалов вина, а два литра! Опьянела от вашей любви!
- Поэтому ты и захотела закусить горячим чебуреком, ха-ха-ха!
Успокоившись, Лена продолжила: 
- Дорогая моя, это был первый акт любовной драмы, он как раз закончился к тому моменту, когда надо было идти за чебуреками, ой, держи меня - ха-ха-ха! Ну, соседушка, с тобой не соскучишься! Эдуард накинул на себя  спортивный костюм и побежал за заказом.  

Если бы ты видела, как мы набросились на еду, словно не ели целую неделю… Страсть сожгла немало калорий, и организм требовал пополнение. Запивали грузинским вином «Цинандали» и горячим чаем. Насытившись и, разогревшись, мы, обнажённые, как Адам и Ева, стали бегать по роще, крича: -  Свобода! Да здравствует свободная любовь, для которой нет преград! Эдуард,  догоняя меня, жадно впивался в чувственные губы и мы снова, и снова летели к звёздам. Но, пробил час, когда совершенно обессиленные, мы, зарывшись в тёплое одеяло, провалились в сонную пропасть…
- Ой, Лена, теперь и я понимаю Донару, как она, по хорошему, завидовала вам…
-  Да, ты права. Боже мой, так, когда это было?! В шестьдесят втором, а сейчас шестьдесят девятый, и только разбуженная память готова вернуть меня в те далёкие неповторимые времена… - Ленок, слушая тебя невозможно сдержать чувств, которые наполняют меня во время твоей исповеди. Я даже ловлю себя на мысли, а возможна ли такая любовь в нашей жизни, а?!
- Возможна, Верочка, возможна! Но, когда она сгорает и от неё остаётся лишь серый пепел, память запирает воспоминания о ней в такой потаённый уголок мозга, что вытащить её оттуда на свет очень трудно…
- Да, моя дорогая, я понимаю тебя. И, хотя у меня не было такой яркой любви, как у тебя, но, когда она сгорела на моих глазах, пламя насквозь прожгло моё сердце. Слушай, а каким образом вы отдали вещи хозяевам? Неужели вы разбудили их в пять утра? - Конечно же, нет. Они показали Эдику место в сарае, где он должен был их оставить. В пять утра прозвенел будильник, мы, как сумасшедшие, вскочив на ноги, стали быстро одеваться и приводить себя в порядок, благо говорящий ручеёк был рядом и помог придти в себя, и справиться с  нагрузкой, но страшно хотелось спать. Эдик, целуя меня, по пути к гостинице, говорил:
- Желанная, свет моих очей, не переживай! В автобусе успеешь выспаться, потерпи. Сейчас, самое главное, не опоздать, и мы не опоздали. Ещё не было шести, когда громким стуком в дверь мы разбудили Донару.  Она бросилась нас обнимать, приговаривая:
- Ой, слава богу, слава богу, что вы вернулись! Эдик, ты был прав, предупредив меня, быть начеку. Ночью Ерванд ломился в дверь, но я придвинула к ней кресло. Было страшно, и я дрожала от страха. Но, кто-то из жильцов услышал шум и вызвал охранника… Дорогие мои, я сейчас! Всего десять минут, и я буду готова. Лена, вещи все собраны! И убежала…
Сидя на кровати, мы, прижавшись друг к другу, не разнимали объятья. Стук в дверь, Эдик крикнул:
- Открыто!

Вошёл Гарик и, пожелав доброго утра, смеясь, выдал: 
- Дорогие товарищи, броневик подан и готов к бою (но, с каким юморным акцентом произнёс он это)!  Тут же, следом за ним вернулась Донара. Ребята, подхватив вещи, быстро спустились к выходу, а мы, сдав дежурной ключ, забрав свои паспорта, покинули гостиницу.
Машина Гарика стояла у главного входа с распахнутыми дверцами. Ранним утром дорога к центральному автовокзалу оказалась свободной и за пятнадцать минут, подъехав к месту отправки, мы уже стояли у автобуса. Гарик с Эдиком загрузили вещи в багажное отделение. Гарик, сбегав к машине, принёс  две плетеные корзинки, наполненные разными фруктами. Войдя в автобус, он поставил их на верхнюю полку.  Из диспетчерской вышел водитель и, просматривая на ходу дорожную путёвку, подошёл к автобусу. Стрелки больших часов на здании вокзала, приближались ко времени отправки. Стук наших сердец выбивал секунды приближающейся разлуки. Неожиданно, глаза Эдуарда наполнились слезами и, не сдерживая своих чувств перед смотрящими на нас пассажирами, стал покрывать поцелуями моё лицо, шепча при этом:
- Любимая, богиня моя, жизнь моя, я скоро приеду! Слышишь?! Жди меня, жди! – в ответ и мои слёзы смешались с его, а сердце,  подкатив к гортани, перекрыло дыхание... 
Раздался сигнал отправления. Разомкнув объятья, заскочила в автобус, и так осталась стоять у закрытых дверей, не отрывая прощального взгляда от любимого, пока автобус не выехал на центральную трассу.    

 
ПЕПЕЛ СГОРЕВШЕЙ ЛЮБВи

 Горечь разлуки притупила восприятие красивых пейзажей, мимо которых лежал наш маршрут. Как только я заняла своё место, тут же вырубилась. Дала себя знать бессонная ночь,  и Донара задремала рядом со мной. Мы проснулись у первой заправочной перед пересечением границы Армении с Азербайджаном. Водитель предложил всем пассажирам выйти из автобуса, справить необходимые жизненные потребности, поесть в придорожной столовой. Перерыв строго по расписанию – сорок минут. Пассажиров вместе с нами- двадцать человек. 
Выпив горячего крепкого чая с лепёшками и сыром, мы полностью пришли в себя и, пересекая грозный перевал, замирали от страха и волнения. Но, вот и пригород родного города. Восьмой час вечера, автобус ехал с зажженными фарами, и городские улицы   освещались фонарями.  Точно по расписанию подъехали к междугородней автостанции. Водители такси уже ждали клиентов. Помимо чемоданов и наплечных сумочек были
две корзины с фруктами, что создавало трудности. К нам подошёл водитель лет сорока и предложил свою помощь. Дона жила недалеко от станции, так что довезли её за десять минут. Водитель выгрузил вещи прямо под её балконом. Прощаясь, расцеловались. Она криком вызвала маму и та, вместе с сестрой спустились к ней, тогда и я, со спокойной душой, назвала свой домашний адрес, и водитель рванул с места. Слава богу, денег вместе с чаевыми хватило на оплату. В кошельке оставалось сорок копеек. Я, стоя уже под своим балконом, тоже позвала маму. Как хорошо, что она была не на работе. Правда, я сообщила ей в письме о намеченной дате приезда, так что вечером мы сидели за столом и я рассказывала о необыкновенных днях отпуска проведённых с любимым в прекрасной Армении. 
Мама тут же задала вопрос:
- Доча, так вы решили пожениться? 
- Да, мама.
- Но у тебя же нет развода!
- Ой, о чём это ты? У меня чистый паспорт и Николай что-то не торопиться с разводом, значит, он ему не нужен. Мы с Эдиком можем расписаться в центральном дворце бракосочетания, тем более что его поддержит коллектив Бакинского театра оперы и балета...
- Ой, доченька, что-то мне не верится в твоё счастье. Оно слишком необыкновенное и светится каким-то ярким неземным светом, которое в одно мгновение, может потухнуть...
- Мам, ты что, колдунья? – И бросилась её целовать. Но она продолжила:
- Родная, вы так далеки друг от друга, а любовь, очень часто, не выдерживает долгой разлуки. Поверь мне, я прожила немало лет, и мне приходилось видеть разные случаи…
- Мамуль, а я верю в наше счастье! Такая любовь, как у нас с Эдиком, испепелит все преграды!
-  Дай-то Бог, доченька! 
На другой день побежала на почту и отправила Эдику телеграмму о благополучном прибытии.  Как и обещала замполиту госпиталя, полковнику Гребченко, седьмого августа, в восемь утра, я уже стояла в его кабинете, держа в руке заявление о приёме на работу. 
- Всё, Громова, - решительно произнёс он, - никаких филиалов. Будешь работать здесь в центре, в хирургическом отделении, под моим личным контролем, и спустился со мной в отдел кадров.
За пять минут вопрос о трудоустройстве был решён. Полетели дни, за ними недели, я осваивалась на новом месте работы и, параллельно, активно участвовала в подготовке Республиканского смотра
художественной самодеятельности, который должен был проходить в сентябре в здании театра Оперы и Балета им Ахундова. Победители будут  участвовать в праздничном концерте, посвящённом 45-ой годовщине Октябрьской Революции.  
Я знала, что двадцатого августа у работников Ереванского театра заканчивается отпуск и Эдик, как было договорено, подаёт заявление о переводе в город Баку по семейным обстоятельствам. И, несмотря на мою загруженность, я с нетерпением ждала телеграмму или вызова на переговорный пункт, и дождалась... Полетела в город на крыльях любви и, забыв поздороваться, закричала:
- Любимый, так ты едешь, когда?!
В трубке молчание и прерывистое дыхание. Скорее всего, он старался справиться с волнением и, преодолев его, произнёс: - Солнце моё, возникли непредвиденные обстоятельства. Перевода мне не дали, так как моя фамилия оказалась в списке на дополнительную учёбу в знаменитом Кировском театре Оперы и Балета в Ленинграде. Лена джан, об этом мечтает каждый танцор. Если я получу аттестат об окончании курса в Кировском театре, я сразу перехожу в группу солистов. Но, любимая, если ты скажешь, НЕТ, я тут же беру расчёт…
- Ни в коем случае! – закричала я. - Не отказывайся от такого шанса! Это твоя работа, твой шанс взлететь на высоту с твоими данными! Соглашайся и, в добрый путь!
- Так ты разрешаешь?!
- Да, да, разрешаю! Я буду ждать тебя! Свободного времени у меня не будет. С первого сентября начинаются занятия в Мед училище, третий курс, а это серьёзно. Работа, самодеятельность, так что я буду загружена по уши. Наш коллектив пригласили выступить на телевидении. У нас в хоре сразу  три лауреата Фестиваля Молодёжи Азербайджана! Но, любимый, ты даёшь твёрдое мужское слово, что будешь регулярно писать мне письма, а на ошибки плевать! Даёшь слово?! 
- Богиня моя, конечно же, даю твёрдое слово влюблённого в тебя кавказского мужчины!
- Вот и хорошо! Удачи тебе, и исполнения твоей мечты! Целую тысячу раз!
- И я, солнце моё, душа моя, богиня, целую столько же раз!
- Боже мой, Лена, что же получается? Ты, своими руками разрушила своё счастье!
- Вера, пойми, с детства я выступала на сцене и мечтала стать актрисой. Проучилась один семестр в театральной студии, я же рассказывала тебе, видимо, не судьба, так зачем перерезать дорогу своему возлюбленному?! Пусть спокойно строит карьеру будущего, а я подожду.
- Ну, да, дождалась...! – уколола меня подруга...

В сентябре письма приходили регулярно, каждую неделю. Я умудрялась писать ему чаще, хотя времени просто не хватало, но след сумасшедшей любви продолжал жить и тревожить моё сердце.  В конце сентября, когда смотр художественных коллективов был в самом разгаре я, стоя за кулисами, ожидала окончание танцевального номера, после которого должен быть выход нашего хорового коллектива. Вдруг услышала приятный негромкий голос:
- Девушка, а вы тоже принимаете участие в смотре? Обернувшись, увидала стройного парня со светло карими лучистыми  глазами и аккуратной стрижкой каштановых волос, который с интересом смотрел на меня. Как-то резковато ответила ему:
- А, что, по-вашему, я в роли изваяния стою здесь?
- Ради бога, простите меня за любопытство… -  А теперь я спрошу у вас, вы поёте или танцуете? Он, улыбнувшись, ответил: - Я танцор, и служу в этом театре…
- Да-а-а? – удивлённо протянула я. – Надо же, какое совпадение?! И мой жених танцор, только в Ереванском театре оперы и балета. В мае они были у нас в Баку с гастролями. Вы обратили внимание на высокого парня? Он выделялся среди танцоров своим ростом.
- Ой, девушка, я не пропускал ни одного дня, пока проходили их гастроли. Да, я помню этого танцора. Он на банкете исполнял испанское болеро, так  классно! Он танцует сольные партии? - Пока нет, но с первого сентября он на курсах повышения квалификации в Кировском театре оперы и балета, что в Ленинграде…
- Что вы говорите?! Каждый танцор мечтает попасть в Кировский театр! Дааа, повезло ему. Девушка, а как вас зовут?
- Лена, а вас?
- Владимир. Лена, я рад нашему знакомству…
- Ой, простите, сейчас наш выход! Пока…
В первых числах октября Эдик вызвал меня на переговоры и, конечно же, я помчалась на переговорный пункт. Сердце трепетало от радости, что услышу голос возлюбленного и, от волнения не сразу смогла говорить.  Эдик, не сдерживаясь, кричал в трубку:
- Любимая, богиня моя, какой я дурак, что согласился уехать! Не могу и не хочу жить без тебя! Люблю, люблю! Люблю только тебя! - и в голосе его послышались слёзы.
- Эдик джан, я тоже скучаю, и без конца думаю о тебе. Ты потерпи ведь это ненадолго, да? Месяца на три?
- Нет, солнышко, нет, почти год…

- Вай, вай! Какой ужас! Но, всё равно, счастье моё, я буду ждать тебя! Через неделю состоится репетиция объединённого хора к концерту в честь 7-го Октября, дирижёр Заслуженный артист Азербайджана и СССР – Ниязи…
- Отлично! Я познакомился с ним, когда был у вас. Леночка, родная, ты не скрываешь от меня беременность? Ребята уверены, что она есть. Умоляю, скажи правду…
- Клянусь, любимый, я в порядке. Эдик, ты только пиши, и стала через трубку посылать поцелуи, крикнув: -  Слышишь? – и с другого конца телефонной трубки раздались громкие поцелуи…
Вера, у меня от счастья, будто крылья, выросли за спиной и,  пока я ехала домой, улыбка не сходила с лица… 
В горячем ритме подготовки к юбилейному концерту, как-то не сразу обратила внимания, что письма из Ленинграда стали приходить всё реже и реже и, к концу октября, они перестали «целовать» мой почтовый ящик. Какое-то время я ещё продолжала писать, но, ответа не было, и я тоже перестала писать. Женская гордость подала свой голос. Новый знакомый артист балета, Владимир Плетнёв, поддерживал со мной дружеские отношения, приглашая в кино, на концерты, и на балетные спектакли в которых принимал участие. В основном репертуар для детей «Щелкунчик», «Спящая царевна», проходящих  по воскресеньям в полдень. Встречались не часто. Я, как всегда, в водовороте нагрузок и обязанностей.

 
-Вера, ещё долгое время воспоминания о сумасшедшей любви, будоражили мою душу, особенно во сне, где мой возлюбленный с оголённым торсом протягивал ко мне руки, и я летела к нему, но, он тут же исчезал. Пепел сгоревшей любви, день за днём, от дуновения ветра уменьшался, пока от него не осталось и следа…  
Всё, это был конец. Мама оказалась права, и голос мой задрожал...
Вера, всхлипывая, проговорила:
- Леночка, как же так? Ну, невозможно поверить в то, что такая сумасшедшая любовь может вот так внезапно закончиться! - и, вытирая слёзы, сказала: - Не верю. Здесь что-то не так… 
- Да ты что, Вер?! Не плачь, и сама, не сдержавшись, всхлипнула. Ничего не поделаешь, это жизнь! Любовь приходит и уходит, и надо выдержать её жестокий удар. Успокойся, родная! Слушай, а я не забыла приготовить для тебя подарок…
- Правда?! - Правда, дорогая, правда, слушай: 

 
Огонь, как необузданная страсть,
впивается горящими глазами,
и в жаркую затягивает пасть,

где языки его играют нами...
 
Сначала нежное тепло
ласкает нас и, расслабляет,
потом змеёй ползёт оно,
и шаг за шагом, всё сжигает.

 
Вот точно так же, и любовь
нас паутиной оплетает...
И страсть, вползая, вновь и  вновь
желанья дикие рождает.

 
Как обуздать её порывы?
Рассудок жаром опалён:-
Остановись! - И у обрыва
слетает вдруг, любовный сон.

 
Руками, обхватив колени,
от боли дикой закричишь,
но нет лекарства от измены,
любить же, нет, не запретишь.

    *  *  *
Вера в чувственном порыве обхватила меня и мы, не сдерживая слёз, заплакали, каждая, думая, о своей сгоревшей любви.
 
Эпилог

Прошло время... Дружба Елены с танцором Владимиром Плетнёвым переросла в тёплые близкие отношения. Владимир, признавшись Елене в любви, сделал предложение и для знакомства с родителями пригласил её в гости. Чем закончилась эта встреча, подробно описано в предыдущем разделе «ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ», опубликованное раннее…
Владимир не щадил себя стараясь достичь совершенства в танце. Он употреблял много сладостей, мотивируя тем, что они наполняют его мощной энергией. В результате – КАТАСТРОФА! Тяжёлая форма диабета. Ампутация правой конечности, затем, левой и...летальный исход. Ему не было  и сорока…    Однако он достиг широкой известности, стал солистом балета и получил звание -  «Заслуженный Артист Государственного Театра Оперы и Балета им Ахундова Азербайджанской ССР». Был снят полнометражный фильм с его участием «ПОЭМА О ЛЮБВИ», но не удалось найти в интернете. Однако на Ю – Тубе, есть съёмки фрагментов из

трёх спектаклей - «ШУР», «СЕМЬ КРАСАВИЦ» и «ЛЕЙЛИ И МЕНДЖНУН» с его участием. Съёмки уникальные, так как проходили на природных объектах. «ШУР» снимался у Храма Огня «АТЕШГЯХ» - Апшеронский полуостров в 30-и км от Баку на окраине селения Сураханы, основан в 17-ом веке. Балет «СЕМЬ КРАСАВИЦ» снимался во дворе старинного Ханского Дворца в старом городе Баку, а  «ЛЕЙЛИ И МЕНДЖНУН» на берегу Каспийского моря.
Желающих увидеть прекрасное зрелище надо в ПОИСКЕ на Ю –ТУБЕ, написать: - Фильм «В мире легенд».  

 
Не прошла бесследно и история с танцором Эдуардом Арутюнян. 
Когда Елена, будучи замужем за Пономаренко Вячеславом, проживала в Донецке, подруга её, Донара, с которой она не теряла связи, прислала письмо с описанием захватывающих событий. Оказывается, Эдуард наладил с ней связь, чтобы быть в курсе моей жизни. Тётя Женя дала ему номер телефона дочери. Донара проживала с мужем и детьми в городе Закаталы.  Закатальский район Азербайджана граничит с Грузией. 
Дона писала: будучи в Ленинграде, в Эдуарда влюбилась профессиональная балерина Кировского театра оперы и балета немного старше его и забеременела. Кавказский мужчина не мог оставить беременную женщину и, когда закончилась стажировка он, женившись на ней, вернулся в Ереван. В июне 1963-го жена родила девочку, и Эдуард назвал её твоим именем – Елена. Летом 1964-го он приезжал в Баку, чтобы встретиться с тобой, но ты, в это время, работала в районе. Об этом ему сообщил Рантик. Потом он приезжал летом 1965-го и опять встречался с Рантиком, который рассказал ему о твоём замужестве с выездом из Баку. Лена, разведясь с Пономаренко, осенью 68-го года, вернулась Баку.  

 
В мае 69-го Елена познакомилась с будущим мужем и, в 1971-ом родила сына. Связь с Донарой не прерывалась. Они писали друг другу письма. У Лены не было телефона. Безусловно, подруга сообщила Эдуарду о возвращении Елены домой. Зачем она делала это, непонятно? И вот, в её  очередном письме ошеломляющая новость... 
В 1972-ом Эдуард опять приезжал в Баку, чтобы увидеть тебя. Стоя за углом дома, он наблюдал за тобой во время прогулки с сыном во дворе и понял, что уже никогда не сможет вернуть тебя. Пишет, что любовь по-прежнему живёт в его сердце, что он не может забыть тебя, и потому решил развестись с женой...
Настал 1979-ый год. Профсоюз выделил Елене путёвку в санаторий «Кавказ»  в Сочи. Она перенесла две тяжёлые операции. Жила в новой благоустроенной квартире с телефоном, но в другом районе города. И вдруг, ей звонит мама и сообщает, что пришло письмо из Еревана от Эдуарда. С ума
сойти! Конечно же, любопытство взяло верх  и она поехала к маме, чтобы  прочитать письмо. Боже мой, прошло столько лет! Не стоит предоставлять полный текст письма. Основная мысль, выраженная в нём – просьба о прощении, о том, что в  72-ом году, когда он увидел меня с ребёнком, но он не знал, что я была не замужем, а мать одиночка. Если бы тогда он позвонил Донаре и узнал о моём незавидном положении, то сразу бы прилетел за мной. Каждая фраза в письме кричала о сохранившейся  сумасшедшей любви, которая жила, живёт и будет жить в его сердце до последнего дня жизни!
«Умоляю тебя, любимая, стоя на коленях, - писал он, - разреши встретиться с тобой и, если жизнь твоя не сложилась на сегодняшний день, я готов забрать тебя с сыном и сделать вас счастливыми. Напиши хоть одно слово, напиши! Я буду ждать!»…  
Писал о том, что жена его вернулась в Ленинград. Дочь, Елена, осталась с ним, в Ереване, и стала прекрасной балериной, ей исполнилось шестнадцать лет!
Читая письмо, слёзы душили Елену и, глотая их, она шептала:
- Поздно, милый, поздно! И фотографии, где мы с тобой вместе, я сожгла, а пепел развеяла по ветру...  

 
Да, мучительно больно сознавать то состояние, когда нет взаимной любви. 
Душа ощущает себя сосланной на каторгу, где она принесла себя в жертву ради сохранения семьи. Душа становится сморщенным безжизненным плодом. Но взамен рождается верность, уважение и сочувствие к тому, кто рядом с тобой десятки лет и  не устаёт дарить свою безграничную любовь и потому, надо ЖИТЬ, ЖИТЬ - таков приговор СУДЬБЫ!                 
                   
сентябрь 2017.

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Подкупает непосредственность, чистота и знакомые штрихи той реальности. Поэтому доходит быстро.
    Удовольствие от написания вполне ощутимо и закономерно модифицируется в удовольствие читать.
    Кроме последней фразы. Она никак не укладывается в Ваш образ стойкой женщины в моём мозгу. Жить - это ПОДАРОК судьбы! Согласитесь, не все его получают. А Вашей героине есть, что вспомнить. Какая-то выгода была ей во всех прошлых перипетиях... И будет в будущих...
    Здоровья Вам, Ариша! И удачи!
    С искренним уважением, Виктор

  • Уважаемый Виктор, огромное спасибо за прекрасный комментарий. Я написала вам ответ, но он почему-то пропал. Да, вы правы со своей точки зрения - ЖИЗНЬ -это ПОДАРОК, но для меня она, как приговор Судьбы. Столько испытаний, которые выпали на мою долю, и продолжают падать, считаю страшным приговором КАРМЫ. НО, безусловно, надо продолжать жить и бороться до последнего вздоха...
    С безграничным уважением - Ариша.

  • "Ведь её любовь не выливалась из души видимым для глаз потоком, она жила в ней и горела изнутри, и это было видно в каждом жесте, в сияющих от счастья глазах и, получалось так, что слова для них были лишними."
    Дорогая Ариша!
    А может надо было все это раскрыть в рассказе?
    Любовь -это о двоих: об их душевных разговорах друг с другом, о жестах (но не только о положенной руке ...). о планах, о страстях и чувствах обоих, о страданиях и боли расставания и т.д.
    Здесь-пересказ одной женщины другой о любовном приключении с Эдиком.
    Почему -то про всю эту историю Лены просится песня:
    "Я, словно бабочка к огню
    Стремилась так неодолимо
    В любовь, в волшебную страну,
    Где назовут меня любимой.
    Где бесподобен день любой,
    Где не страшилась я б ненастья.
    Прекрасная страна - любовь,
    Ведь только в ней бывает счастье.

    Пришли иные времена,
    Тебя то нет, то лжешь, не морщась.
    Я поняла, любовь - страна,
    Где каждый человек - притворщик.
    Моя беда, а не вина,
    Что я - наивности образчик.
    Любовь - обманная страна,
    И каждый житель в ней - обманщик.

    Зачем я плачу пред тобой,
    И улыбаюсь так некстати.
    Неверная страна - любовь,
    Там каждый человек - предатель.
    Но снова прорастет трава
    Сквозь все преграды и напасти.
    Любовь - весенняя страна,
    Ведь только в ней бывает счастье."

    Страстный мужчина для "сумасшедшей" любви необходим , но недостаточен, там составляющих много.

  • Любимый романс из "Бесприданницы". Исполняет Валентина Понамарёва. Да, милая Айша, по прошествии стольких лет, трудно описать в подробностях все те чувственные нюансы, которые закружили нас в любовном водовороте. Так что, не судите меня так строго. СПАСИБО за внимание и, интересное мнение...
    С любовью - Ариша.

  • Дорогая Ирина!Представляю: сколько душевных сил отдано этим воспоминаниям?! В этих частях рассказа чувства самой Лены Громовой недостаточно раскрыты. Выдержана хронология отношений и поездок, конец рассказа ,вообще , отчет о приездах Эдика в Баку, а о любовных страданиях самой Лены , как и в чем выражалась ее любовь к Эдику?- я не выделила для себя эту грань их отношений. Любовь , кроме отличного секса, есть, наверное , еще что-то ?! Всепоглощающее чувство, выражающее словом друг к другу.Так мне кажется.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 7 Окт 2017 - 10:34:35 Адаева Айша
  • Дорогая Айша, давно я не виделась с вами. Рада нашей встрече! Огромное спасибо, что нашли время прочитать моё повествование. Клянусь, удивилась тому, что вы не сумели проникнуть и понять состояние её души. Ведь её любовь не выливалась из души видимым для глаз потоком, она жила в ней и горела изнутри, и это было видно в каждом жесте, в сияющих от счастья глазах и, получалось так, что слова для них были лишними. Кроме того, их постоянно окружали друзья и любимая подруга находилась рядом, эти обстоятельства несколько сковывали полёт свободной любви. И ещё один момент, моя дорогая Айша, на который вы не обратили внимания - прошло всего пять месяцев, после того, как она рассталась с мужем, которое чуть не кончилось трагедией, поэтому Елена настороженно отнеслась к безумной любви незнакомого ей человека, но ему удалось возродить в её душе надежду на СЧАСТЬЕ, но..... НЕ СУДЬБА!
    С любовью - Ариша.

  • Дорогая Ирина!
    Вернулась из поездки и искренне порадовалась Вашему творческому успеху. Мне кажется, что мы имели удовольствие прочитать не рассказ, а маленькую повесть о большой любви. Главной героине можно позавидовать, а её переживаниями проникнуться как доброй сказкой о любви... Любви со всеми её оттенками - разочарования и радости, жгучей страсти и боли по утраченному. Несмотря на то, что события происходят в уже далёкие годы, Ваши девочки поразили своей открытостью и душевной свободой. Не каждому удаётся в жизни окунуться в горячий омут любви и не сгореть, а оставить тепло чувств в воспоминаниях.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 5 Окт 2017 - 21:07:41 Демидович Татьяна
  • Милая Танечка, как я счастлива и благодарна вам за искренность, за понимание и теплоту в отношении к моей героине. Жизнь её сравнима с вулканическими извержениями, полётами к звёздам и падением в пропасть, что иногда не можешь поверить, как могла слабая больная женщина выдержать натиск таких страшных испытаний. А она, как это ни странно, продолжает жить и мужественно встречать удары судьбы. Спасибо огромное за поддержку и помощь.
    С любовью - Ариша.

  • Дорогая Ирина, спасибо за рассказ. Повествование захватывает, написано динамично. Думаю, любая женщина, прожив любую жизнь, может считать себя счастливой, если ей хоть раз пришлось пережить то, что случилось героине. Финал был предсказуем: южные мужчины быстро загораются и быстро затухают. А романтичные представители творческих профессий тяжело переживают жизненные трудности и не всегда могут адекватно среагировать на проблему.
    Замечаний немного по грамматике: встречается неправильное использование мягкого знака в "ться". И еще ошибка - мороженНое - удивительно, ведь полно рекламы и вывесок с этим популярным словом.

  • Дорогая Надежда, сердечное спасибо за тёплый комментарий. Вы точно подметили, что творческие люди, в основном артисты, подвержены буйным переменам сопровождающих их жизнь, и от этого никуда не деться. А мужчины, по своей природе полигамные и с этим тоже приходиться мириться. Поэтому, они быстро загораются и быстро затухают, точно подмечено вами.
    С любовью - Ариша.

  • Уважаемая Ирина!
    Спасибо за продолжение Вашего любовного повествования!
    События резко поменялись, но пожалуй для читателя (а главное для читательниц) oно и лучше - не будет скучно, но интересно!
    Что мы знаем о любви? Мало. Во-первых, знаем, что она приходит. Во-вторых, что уходит. Бывает такое не часто, а если и случается, то не без последствий. Удивительнее всего то, что её не объехать и не обойти. Недавно посмотрел фильм "Письмо незнакомки" по произведению Ст.Цвейга. Может, автор преувеличил, или постановщик, но девушка с юности любила взрослого дядю, и повзрослев, переспала с ним раза три, родила от него сына, а автор так и не запомнил её лица! Оказывается, он писал любовные романы и ему некогда было заниматьться банальной земной жизнью и запоминать своих многочисленных любовниц! Местами романтично, хотя мало правдоподобно, ведь женщина всегда найдет повод, чтобы запомниться надолго, а то и навсегда! Как и в рассказе Ариши...
    У Вас, дорогая Ирина, тоже немало элементов литературного романтизма, но и реализма не меньше, поэтому желаю Вам не терять творческого баланса и душевного равновесия! И продолжить приключения Елены Громовой, увлекающие и нас, Ваших читателей- почитателей!
    Н.Б.

  • Дорогой Николай, огромное, сердечное спасибо, что нашли время прочитать такие искренние, будоражившие воспоминания Елены Громовой. Судьба не скупилась в изобилии дарить ей мужскую любовь, но и противовес был больным и жестоким. Спрятанные в сундуке памяти сюжеты, при желании, могут вновь ожить. И, если Бог даст сил, вы познакомитесь с непростыми сюжетами из жизни Громовой.
    С безграничным обожанием - Ариша.

  • В повести очень много эротических мотивов, телесных стимулов, сексуальных намеков и интимных сцен, но все они какие-то незаконченные, оборванные, недорисованные, обломанные на самом интересном месте. Чем-то напоминает "Невыносимую легкость бытия". Играть на либидо надо осторожно, а то можно захлебнуться глотком любви. Пустые любовные сценки характеризуют героев как пустышек и гнилышек, наполняющихся развлечениями и путешествиями, пустыми впечатлениями от банкетов, застольев и танцулек. Описывать, как кто-то кайфует - это пошло. Внешний разврат заканчивается развратом в душе. Пьянки, гулянки, излияния низких чувств - все это банально и является низким стилем. Элементы порнографической прозы, описывающие полуэпизоды недосвободной любви - это рабство у инстинктов. Интрига на интересе, когда секс - это идея фикс, когда любовные утехи являются навязчивой идеей, а вокруг путешествия, рестораны и разложение и распад - все это обычно плохо заканчивается. Надо повышать свои стандарты, описывать возвышенный образ жизни, стремиться к высокому, а не к низменному. Телесный низ - это черная сторона жизни. Описывать мрачные, черные стороны бытия - не удел высокой литературы. Мой совет автору - избегайте изголений и излияний низменной подноготной... Играйте на хороших чувствах и высоких мотивах, не трогайте то, что является не приличным, будьте вежливы к читателю, уважайте нормы этикета, ведь книга - это образец и читатель берет с Ваших героев пример.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дорогой Юрий - НЕ ВИНОВАТАЯ Я, ЧТО КРЫЛАТЫЙ ЭРОС ПОМЕСТИЛ МЕНЯ В ОБЛАКО МУЖСКОЙ ЛЮБВИ!!!
    Умоляю вас, не казните меня, не посылайте на костёр инквизиции :D:D:D:D:D Возможно, окружающие меня люди, считали меня ВЕДЬМОЙ, но я не виновата! Так думали обо мне родные Алика, Эдуарда и, мама моего мужа Михаила.
    Но, Юрий, какое счастье, что мне удалось познать силу огненной, сумасшедшей любви!!!
    По поводу вашего недовольства о ресторанах и кайфе, скажу вам прямо - то. что подарил мне Эдуард, было впервые в жизни. Вам никогда не познать то чувство голода, которое сопровождало меня с детских лет и до зрелости. Мы жили в большой нужде. Эдуард вместе с Гариком влез в такие долги, чтобы создать нам земные наслаждения с подругой, что весь отпуск ребята вкалывали в ресторане развлекая публику танцами. Осуждать и читать нудные нотации, ваш конёк, и вы имеете на это полное право.
    С искренним уважением - Ариша.

  • Юрий, с Вами в детстве приключилось то же несчастье, что с мальчиком из моего предыдущего рассказа? Или Вы неудачно свинкой переболели?
    Сочувствую, но помочь не могу. Поздно.

  • Ну, а в целом, моё предчувствие о не именуемом крахе этой сумасшедшей любви оказалось верным. Согласен и с тем, что любовь может оказаться вечной, но семья не получилась, а сожаления остались. Как память о «сумасшедшей любви». Такое бывает…
    Спасибо, Ариша, читать было интересно. И даже переживать. А ёщё спасибо за напоминание об Армении, с чем связано моё пребывание там на различных съездах и конференциях, с оставшимися на всю жизнь тёплыми воспоминаниями об экзотике, национальном колорите, Матенадаране, Эчмиадзине, Севане, и обычаях и, конечно, о потрясающе вкусной и необычной еде, послевкусие от которой осталось на всю жизнь…Вы не поскупились на описании застолий, доводя моё слюноотделение до максимума.
    ***
    Зря, Ариша, я пытался подсказать вам неудобоваримые описки, с которыми вы согласились, но не исправили во второй части. Я имею в виду слово «балерон», которое в тексте снова встретилось четыре раза:
    = подписали ли они перевод балерону Арутюнян Эдуарду в Бакинский театр
    = так как балерон Арутюнян занесён в список претендентов
    = Я балерон, и служу в этом театре…
    = Новый знакомый балерон,
    Уж очень режет и при чтении и на слух, если произнести…Но вы можете его заменить и после публикации.
    А эта фраза просто не понятна по её представлению – как, кто и что держал: «В машине, сидя рядом с Эдиком, одной рукой обняв меня, второй, всю дорогу держал мою руку на своём налитом сталью фаллосе и, еле сдерживал себя»…

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 5 Окт 2017 - 10:39:02 Талейсник Семен
  • Спасибо, дорогой Семён Львович за ваше терпение к моему повествованию. Вчера я исправила то, что вас так раздражало. Ценю ваши советы и пожелания. Дай Бог, чтобы хватило сил и мозговой ясности продолжить свои воспоминания. Если доживу до цикла "АЛИЯ В ИЗРАИЛЬ" то будете удивлены тому, как Судьба измывалась над Еленой, а она. вопреки всему выжила...
    С обожанием - Ариша.

  • Уважаемая Ирина! Окончание оказалось неожиданным. Поставила для окончания название "АХ, ЭТА ...ЛЮБОВЬ", так как где же тут "СУМАСШЕДШАЯ" любовь, если ЛГ - Елена не решилась поехать к любимому в Питер? Когда у людей и впрямь СУМАСШЕДШАЯ любовь, то женятся (выходят замуж) и в бедном студенчестве, и в тюрьмах венчаются, и в Сибирь, как декабристки... А тут- подвернулся 2й танцор, ну и прощай первый... Но если лучше сохранить первоначальное название, то это легко поправить.
    В тексте были второстепенные детали и лишние вводные слова, пришлось почистить.
    На Тюбе открылись отрывки из балетов, смогла с интересом посмотреть прекрасное исполнение Плетнева.
    Спасибо за интересный рассказ (или повесть?) о необычной судьбе Елены Громовой!
    С наилучшими пожелниями здоровья и успехов!
    Валерия

  • Милая Валерия, рада встрече с вами на моей территории ЛЮБВИ!!! Улыбнулась вашему предложению, совету, Елене, хотя и запоздалому, ехать к Эдуарду в Ленинград :):):):) У Елены последний курс акушерского факультета, работа, самодеятельность - ведущая хорового коллектива в госпитале и что - она должна всё бросить? Принцип женщин рождённых на Кавказе и в Закавказье - не бегать и не навязываться мужчине, а тем более для Елены это было не приемлемо. Так сложилась её жизнь, что за ней бегали парни. Мужская любовь, как облако с небес, постоянно обволакивало её. Эдуард попал не просто в балетный коллектив, он оказался в "гареме" среди стройных блондинок не сводящих с него манящих взглядов. А мои отношения с Плетнёвым налаживались очень медленно из-за редких встреч. Но, прошло время, острая боль потери утихла и Судьба подарила другую, достойную любовь. Однако она уже не была такой яркой и огненной, какой была в отношении с Эдуардом. Эдик очень похож на современного танцора - короля балета, Николая Цискаридзе. Дорогая Валерия, спасибо за помощь и, конечно же, я бы хотела, чтобы и окончание рассказа носило то же название, что и его начало. Не обещаю, но, если хватит сил, продолжу воспоминания Елены Громовой. Её жизнь поражает и удивляет своей непредсказуемостью и, что удивляет, рядом с ней всегда влюблённые в неё парни... Но, спросите её - так счастлива ли она? И вы не услышите ответа...
    С любовью - Ариша.

  • Честнoе слово! Написано здорово! Поздравляю!

  • Леонид, сердечное СПАСИБО, за вашу высокую оценку. Писалось очень тяжело, медленно, из-за моего состояния здоровья, но, пришёл день, когда я закончила своё повествование.
    С искренним уважением - Ариша.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Борисов Владимир   Крылов Юрий   Аимин Алексей   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,242
  • Гостей: 595