Крылов Юрий


ВОЙНА
(публикуется впервые)
Рассказ написан 9 мая в День Победы.
-Уважаемые дамы и господа,

накануне замечательного праздника- Дня ПОБЕДЫ предлагаем взятый из Архива сайта рассказ проф.Юрия Крылова "Война", написанный 10 лет назад 9 мая.
Рассказ интересен
воспоминаниями мальчика о "военном детстве", о тех тяжелых годах, которые выпали на долю всех жителей страны. 
В финале автор повествует о праздновании 9 мая 1945г. Полагаю, что это будет интересно не только 
для тех, кто прочтет рассказ впервые, но и тем, кто читал его раньше много лет назад.
Рассказ вошел в книгу автора "Это было со мной", опубликованную в 2017г,
изд.- "Holland house" (см.на авторской стр., кликнув на фото автора).

От Администрации сайта-
  В.Андерс
------------------

 

Как говорят мои друзья, много лет назад уехавшие из России и живущие в Израиле, в Штатах или других странах, 9 мая- это единственный из «советских» праздников, который они продолжают отмечать.
И меня эта дата выбивает из колеи, почти непрерывно прокручиваю в голове обрывки своего "военного прошлого". Несмотря на малый возраст - вся война «уместилась» в промежуток от трёх с половиной до семи моих лет, не так, уж и мало этих "обрывков". И вот я их записываю, фиксируя памятные события на бумаге, в расчёте на их непреходящую волнительность (по крайней мере- для меня).
   Любопытно, почти плавная непрерывность событий запечатлелась в мозгах лет с 5. А до того - какие-то куски, причём с точки зрения меня сегодняшнего, отнюдь, не равнозначные. Видимо, сознание фиксировало наиболее мощные и равные по силе для детского восприятия впечатления, и нам, взрослым, их отбор кажется непонятным.
   Самая ранняя картинка. Я с трудом вскарабкался на стул и кручу ручку патефона, стоящего на столе. Проворачивается она с трудом. Мне очень неудобно, потому что высоко тянуться за ручкой, и одновременно радостно, поскольку сие ответственное дело доверено впервые. На окне, а оно - крестообразная рама с полуоткрытой форточкой в правом верхнем углу, из которого на меня льётся, ну, очень холодный воздух, - затянуто белой занавеской, закрывающей пару цветочных горшков. И всё. Много позже с сестрами и мамой, подивившимися подробностям ("занавеска", "цветочные горшки", "белая занавеска" и расположение форточки), установили, что "картинка" относится к январю-февралю 41. Значит мне было 2,5 года. Из того периода больше никаких просветлений. Надо думать, не случалось ничего, по значимости равного разрешению завести патефон. Только с войной ситуация изменилось и появились события, достойные отложиться в голове.
   Бомбёжка: я у мамы на руках под лестницей в подъезде. К нам с обеих сторон жмутся испуганные сестры (в памяти -  какие-то две голенастые высокие девчонки и, смутно, в коротких зеленовато-коричневых жакетиках). Страшный грохот. Сверху сыпется пыль, попадает мне в рот, вкус извёстки (я его знаю, хотя и не сознаю, что это извёстка; с полутора лет, как говорили родные, "ел печку"- садился около неё, указательным пальцем водил по стенке, отправлял его в рот и облизывал; с позиции меня сегодняшнего - своеобразная самозащита от рахита), из полуоткрытой двери с улицы бьёт ярчайшая ослепляющая вспышка. Конец. Это июль 41 года.
   Следующий эпизод (видимо, октябрь): длинная, широкая и не ровная, вся в буграх (булыжник, может быть) дорога, у меня в руках чайник, сам я - на руках у мамы, вокруг много людей, а рядом те же голенастые девчонки разного роста. Провал.
   Очередная "картинка": открываются огромные чёрные ворота, журчит вода и мы (вместе с баржей) оказываемся в узком коридоре (так наша посудина с беженцами просачивалась через шлюз).
   Теперь зима (наверное, начало 42):я хочу спать, а меня стаскивают с постели, тормошат, некто большой, холодный и колючий в пропахшей табаком шинеле и ушанке с красной звездой, рядом мама, она плачет и кричит, что "папа нас нашёл". "Убежав" из Калинина, мы приземлились где-то под Казанью, куда отец однажды ночью и пришёл. Согласно семейным хроникам, с февраля 42 очутились мы в крошечном местечке под названием Свияжеск (не путать с районным центром Свияжеск) километрах в 40 от столицы "солнечной" Татарии. Высокий холм, каждую весну полностью отрезаемый половодьем от материка. По преданию его, якобы, шапками насыпали воины Ивана Грозного перед штурмом Казани. Мы жили там с мамой. Сестры и отец уехали. Первые - учиться в Казань, последний - на фронт. Кстати, пробыл он там не долго (хотя кто может определить, что такое "не долго" на войне...). Мама работала начальником КВЧ ("культурно-воспитательная часть") единственного на территории холма предприятия, коим была колония общего режима для политических. Любопытное это было заведение. Насколько помню, большинство заключённых свободно - без конвоя - ходили, куда хотели. Мы, мальчишки, прямо под воротами проникали "в зону", расхаживая по баракам и общаясь с "народом". Более того, и сейчас перед глазами бывший художник Калачан (долгое время вместе с нами переезжали картины, им нарисованные и подаренные маме), бывшая балерина "тётя Лида Щербацкая" - первооткрыватель для меня таинств шахматной игры (страшно гордилась моими последующими успехами: как же, обладатель 1 разряда и чемпион области среди юношей; последний раз она приезжала к нам в Рязань в 54 году).
   Однако, пора назад к "обрывкам". Зима, опять-таки январь или февраль 42.
Я, укутанный так, что не повернуться (одежда, одеяло, тёплый тулуп, но очень вонючий), в санях.
Красивая чёрная лошадь быстро прёт и сани, и кучера, и меня с мамой. Кучер чего-то кричит, подсвистывает, громко хлопает кнутом. Мороз. Из кулька, в который меня превратили, почти ничего не вижу. Только струйки воздуха, вырывающиеся из егойного нутра. Я делаю неуклюжие попытки освободиться, но нарываюсь на гневную реакцию мамы. Обижаюсь. И от обиды... засыпаю. Распеленовывают меня (и будят), когда сани уже стоят, вокруг темень, а на небе полно звёзд, снег трещит под валенками, и больше ничего интересного. По рассказам, мы приехали в домик, где нам как беженцам отвели комнатку. Потом, когда мама устроилась на работу, перебрались в дом для служащих колонии. Там же с женой и, кажется, дочерью моего возраста лично жили'с и "сам гражданин начальник" оной - ярко выраженный хохол, носивший фамилию Горбасенко, кряжистый, с большими чёрными усами и гривой волос на голове, громогласный, любитель попеть.
Получили две комнатушки с печкой, жравшей прорву дров (вечная мамина забота), в которых и пребывали, аж, до 1 ноября 1947 года (дата отбытия в Рязань).
   С конца 43 года "отрывочность" впечатлений закончилась, и я мог бы последовательно описывать свои додетсадовские пару лет, короткий детсадовский период (посещал детсад 1 или 2 месяца перед школой) и ранние школьные годы. Но последовательность - далеко не главное. Главное - оставшееся от тех лет чувство счастья, безоблачности, лёгкости (и это несмотря на войну, отсутствие отца, частые болезни - до 6 лет я был очень болезненным ребёнком и не вылезал из простуд). Зимой - «снегурки» (палочками к валенкам), лыжи и скатывание по склонам холма, на котором стоял посёлок (отсюда вечная любовь к катанию с горок и  к "простому катанию"), "тачанки" (так назывались деревянные платформы на трёх коньках -2 сзади н один впереди на руле), снежные крепости и их штурмы (насквозь мокрый от пота и снега в дом, переодеться в сухое и снова на улицу; как следствие - перестал болеть). Летом - речка (между прочим, Свияга, как и у незабвенного Владимира Ильича, пропади он пропадом), грибы, ягоды. Осенью - картофельные оладьи (жарили на ржавых кусках жести, отвалившихся с крыш), печёная картошка (воровали на колхозных полях оставшуюся в земле), сушёный горох (тоже воровали в каком-то амбаре, отмачивали в воде и варили; гороховые супы - не пюре, а с круглыми зёрнами - до сих пор обожаю) и, наконец, самое вкусное - жмых (спресованная кожура семян подсолнечника после отжима масла).
Голода не помню. Сохранился в закоулках памяти один вечер: жду маму, хочется есть, дома - шаром покати, а она пришла и ничего не принесла; легли спать голодными. Зато масса праздников, связанных с посещениями нашего дома сестрами. Вкусности (почти равные жмыху), типа кусочка белого хлеба, сахар, а то и конфета. А весной 45, приехав с мамой к ним в гости, я впервые попробовал мороженое (потом целый год рассказывал приятелям-сверстникам, каково оно на вкус, снова и снова по их просьбам описывая свои ощущения; повторный контакт с этим лакомством меня полностью разочаровал, ибо воспоминания оказались намного вкусней).
   В 44-ом я стал обладателем двухколёсного велосипеда - единственного в деревне (он так и оставался единственным, пока мы - вся деревня - его не заездили). Однажды я упал с велосипеда затылком на кирпич. К зависти приятелей (отчётливо и очень выпукло помню) мне - ничего, а кирпич - пополам.
   Вот и подобрался я постепенно  к тому, ради чего затеял все эти воспоминания (навеянные, между прочим, сегодняшней датой), к знаменательному Дню Победы.
  В этот день по весеннему было солнечно и тепло. Я - босой, в трусах и майке и мне прохладно - на центральной площади. Покрытое песком и частично заросшее травой относительно небольшое пространство, тогда казавшееся огромным, ограничено деревянными одноэтажными (и сейчас мог бы нарисовать!) школой, детским домом (мы - местные - очень боялись детдомовцев; у меня среди них был "покровитель" - парень, года на 3 старше; покровительство заключалось в дружеском похлопыванию по плечу и делёжке - скорее, отъёме хлеба, который я выносил на улицу), сельсоветом (по-видимому, ибо над крыльцом всегда развивался красный флаг). Что там было с четвёртой стороны, память не сохранила. Может и ничего - просто, въезд.
В центре небольшая - для одного человека - некрашенная деревянная трибунка с перилами и двумя ступеньками (мы, пацаны, частенько туда взбирались, и нас каждый раз с руганью изгонял кто-нибудь из взрослых, специально выскакивающий из административного здания). Отовсюду бегут люди, в основном женщины. Мне кажется, что очень много. Некоторые плачут. Все обнимаются, что-то кричат, целуются. Общее возбуждение меня не захватывает. Скорее, ощущаю нечто, вроде недоумения, мол, чего это они так. То бишь знаю и понимаю, что "война кончилась!". Но сам - лишь наблюдатель, как бы со стороны. На трибуну один за другим (помню двоих) взбираются ораторы. Все и многократно кричат "Ура!" и "Да здравствует...". Что "Да здравствует...", не отложилось. Дольше всех кричал (шея раздувалась, морда красная, усы почему-то мокрые и книзу тов.Горбасенко (начальник колонии). Прибежала мама, схватила меня, прижала к себе, я вырываюсь - больно. Потом появились ещё флаги, люди запели...
Позднее осознал, что в то время я не понимал ВСЁ значение этого праздника.


   Добавлю, что потом, вплоть до года 66 иль 67 ничего такого особенного  «9 мая» не происходило, и только Брежнев сделал этот день выходным, превратив во Всенародный Праздник.
Нынешнее руководство страны, скорее, по инерции или из желания «попиариться»продолжает славить победу в той страшной Войне .


  9 мая 2010г.

             *  *  *

/Фoтo из сети-
Встреча воинов-победителей на Белорусском вокзале в Москве, май 1945 г.


   *  *  *

/-Парад Победы. Советские солдаты с поверженными штандартами гитлеровских войск. 24 июня 1945 год.

httФ     
 оооо
 
 

 

                               


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Дорогая Ариша! Кто бы знал, как я Вас понимаю... Ваш Ю.К.

  • БОЖЕ МОЙ, ПРОШЛО 10 ЛЕТ, А ОПИСАНИЯ В РАССКАЗЕ О ТЕХ ДНЯХ, БУДОРАЖАТ ПАМЯТЬ И НЕ ДАЮТ ЗАБЫТЬ О СТРАШНЫХ, НО ВЕЛИКИХ ДНЯХ. ПОКА МЫ ЖИВЫ - МЫ ПОМНИМ!!!
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Дорогая Мария! Всё, что могу сказать - СПАСИЬО и ... Вам надо писать, хорошо у Вас получается. Ваш Ю.К.

  • Уважаемый Юрий! Спасибо за Ваши мемуары, так необычно "видеть" те дни глазами ребенка..война и дети - всегда противоестественно и особенно больно, ведь последние как ангелы и пошалить-то не успевают, лишают их беспечности, детства, жизни...
    Я помню, что в детстве боялась звука грузовика или мотоцикла издалека. Меня и старшую сестру отвозили на лето к родителям отца под Смоленск. Под впечатлением военных фильмов, рассказов дедушки и игр с местными мальчишками - "Слышите? /на звук машины за пригорком/ - немцы едут!" Помню этот страх от невидимого гула, скоро среди двух полей виден грузовик, ты порываешься бежать, он всё ближе - надпись "Хлеб". Я уже умела читать, а верилось с трудом.
    С уважением и С днём Победы, Мария.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 9 Май 2020 - 20:30:26 Гайдова Мария
  • Дамы и господа. Уважаемые авторы сайта Андерсвал. Всех тех, для кого 9 мая все еще не пустой звук, а великий и радостный день Победы над фашистскими захватчиками, хочу поздравить вас от всей души с 75 летней датой этого знаменательного события. Слава победителям и вечная память погибшим на полях войны! Слава труженикам тыла и огромное восхищение жителям блокадного Ленинграда и жителям оккупированных врагом наших городов и деревень! Все те, кто жив сейчас благодаря вашему героизму, никогда не забудет об этой страшной, кровавой и долгой войне.

  • Дорогие друзья!
    Не могу отказать себе в удовольствии назвать по именам:
    Владимир, Валерия, Семен, Стася, Ирина, Саша, Коля, Юра, Айша, Татьяна и Валерий!
    Огромное спасибо за Ваше внимамие, отклики и положительные оценки того, что и мне кажется важным и значимым для нашей жизни!
    Читал комменты с большим волнением, особенно те, что от дам!
    Ещё раз спасибо!
    Ваш Ю.К.

  • Тюрингинское детство моего брата Вики

    Мой двоюродный брат Вика родился чуть позже Крылова Юрия Федоровича. - Весной 1940 года. В приморском Бердянске, который немцы с румынами оккупировали уже в первых числах октября 1941 года, т.е., фактически через 3 месяца с небольшим после начала войны. Отец Вики – мой родной дядя, офицер РККА, понятное дело, был в то время на фронте. Мать учительствовала в школе № 6 на бердянской Матросской слободке.Преподавала историю и географию. После того как советская авиация разнесла в пух и прах старинный особняк, в котором Вика с мамой и сестрой жили по ул. Пушкинской в Бердянске, сестру забрали бабушка с дедом по отцу, а Вику к себе взял дед (Кошель Тимофей Тимофеевич) по матери, в отличие от всех своих близких чудом выживший в приморском селе Обиточном в Голодомор 1932-1933 гг. Поскольку их мать - тетя Мария после контузии, ранения и стресса уже была не в состоянии ухаживать за детьми. Вскоре она умерла. Умер в сентябре 1943 года и отец моего дяди, мой родной дед Иван. Умер в дни, когда румыны с немцами уже покинули наш город и отошли в сторону Мелитополя - к заранее подготовленным позициям немецкой линии обороны «Вотан - Wotan-Stellung» т.к. называемого Восточного вала («Ostwall»), а советские еще только... примерялись Бердянск "освобождать". Бабушка погрузила тело моего деда на двухколесную тачку и отвезла его на городское кладбище, где подзахоронила в могиле любимой дедовой сестры Даши. Так они с тех и лежат вдвоем на том старом городском кладбище.

    В 1946 году Вику забрал приехавший в отпуск из Германии отец, ставший к тому времени военным комендантом курортного города Фридрихрода (Friedrichroda) в Тюрингии (Freistaat Thüringen). Вскоре кто-то из дядиных сослуживцев засек Вику вроде бы как за тем, что тот скрутил дулю и показал ее… портрету Сталина. Естественно, сразу и донес "куда следует". Началось служебное расследование с пристрастием антисоветской выходки шестилетнего сына военного коменданта. Бравые смершевцы сразу же напомнили военному коменданту курортной Фридрихроды и его пребывание на оккупированной немцами и румынами территории после окружения его 18-ой армии осенью 1941 года, грех которого ему пришлось смывать кровью в офицерском штрафбате. Напомнили и про проживавших целых два года под немецко-румынской оккупацией близких родственников - отца, матери, родной сестры, жены, дочери, сына. Примечательно, что напоминания эти смершевцы проводили по ночам, а утром дядя, как ни в чем не бывало, обязан был до самого позднего вечера выполнять свои комендантские обязанности.

    В результате этих "напоминаний" дядя вскоре стал инвалидом 1-ой группы без нескольких ребер и уже в 1947 году был уволен по состоянию здоровья из РККА, пополнив (видимо в качестве компенсации за поломанные ребра) коллекцию своих краснозвездных и отечественных орденов и боевых медалей «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», «За отвагу» и т.п. благодарственной грамотой за безупречную службу в рядах РККА с “подписью” Сталина. Так закончилось недолгое пребывание моего брата Вики в тюрингенской Фридрихроде. Умер дядя в 1975 году. Когда умирал, удивил меня, сказав, что побежденные немцы в 1945 году жили несравненно лучше нас - советских в 1975. Брата Вики не стало в 2004 г.

    Тюрингенская же Фридрихрода же примечательна тем, что там размещался завод, в котором немцы в 1943 году приступили к производству первых в мире реактивных самолетов по схеме «летающее крыло» Horten Ho IX (также Gotha Go 229) со следующими ТТХ: экипаж — 1 чел.; стартовая масса — 6900 кг; масса пустого — 4844 кг; максимальная взлётная масса — 8100 кг; максимальная скорость — 1000 км/ч; боевая нагрузка — 2000 кг; боевой радиус действия — около 1000 км; выдерживаемые перегрузки — 7 g; вооружение — четыре 30-мм пушки МК-103 или МК-108; 2х 1000-кг бомбы.

    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/91/Horten_H.IX_line_drawing.svg/270px-Horten_H.IX_line_drawing.svg.png
    Фото. Чертеж «Gotha Go.229»

    http://www.airwar.ru/image/idop/fww2/go229/go229-9.jpg
    Фото. Первое в мире «Летающее крыло» Horten Ho IX (также Gotha Go 229)

    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/3/37/Horten_Ho9_chassis_1.jpg/300px-Horten_Ho9_chassis_1.jpg
    Фото. Центральная часть фюзеляжа первого в мире «Летающего крыла» - немецкого самолёта Horten Ho 9 (Go 229), прототип V-3. Захвачен армией США в Фридрихрода / Тюрингия 14 апреля 1945 незадолго до завершения сборки, переправлен в США.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 9 Май 2020 - 21:18:15 Кравченко Валерий
  • Дети войны... Они помнят запах сожжёной земли, знают ценность свежего хлеба, они взрослели под кононады, в тяжкой работе, в невыносимом ожидании сводок с фронтов они постигали уроки жизни. Это они тонкими, бледными росточками пробивались через потери и беды, назло смерти, для нашего счастья и во имя памяти о погибших. Уважаемый Юрий, вы один из тех, чьё детство пришлось на военное лихолетье.
    Спасибо за Ваш настоящий, жизненный рассказ, в котором показана война глазами ребёнка... На чистом листе детского восприятия всё видно гораздо яснее. Детали, штрихи, эмоции, на первый взгляд, незначительные моменты склыдываются в общую картину ожидания Победы! Каков вкус победы? Сладкий, весенний, с запахом маминых тёплых рук и нежных объятий!

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 7 Май 2020 - 22:50:44 Демидович Татьяна
  • Уважаемый Крыл! Извините,что я так обращаюсь к Вам- "Крыл". Это от восприятия Ваших произведений. Вы пишете задорно , по-юношески, светло. И я уверена ,что если бы меня можно было перенести с помощью "машины времени" в годы Вашего студенчества, в Рязанский мединститут, то я была бы одна из тех, кто с восторгом смотрела на Вас, на красавца-спортсмена Крыла , умницу. музыканта, шахматиста и т.д.
    Ваши обрывочные детские воспоминания о войне очень впечатляют. Они идут титрами ,но общая картина складывается тяжелая. По ним можно составить весь ужас той войны. Представить : какие страшные испытания легли на плечи женщин?! Тронула встреча малыша с отцом.
    У всех в памяти известие о Победе. Необычное восприятие этого знаменательного Дня.
    Спасибо! Здоровья и дальнейшего творчества! С праздником Победы!

  • Булат Окуджава

    ЧИТАЮ МЕМУАРЫ РАЗНЫХ ЛИЦ

    Читаю мемуары разных лиц.
    Сопоставляю прошлого картины,
    что удается мне не без труда.
    Из вороха распавшихся страниц
    соорудить пытаюсь мир единый,
    а из тряпья одежки обветшалой -
    блистательный ваш облик, господа.
    Из полусгнивших кружев паутины -
    вдруг аромат антоновки лежалой,
    какие-то деревни, города,
    а в них - разлуки, встречи, именины,
    родная речь и свадеб поезда,
    сражения, сомнения, проклятья,
    и кринолины, и крестьянок платья...
    Как медуница перед розой алой -
    фигуры ваших женщин, господа...
    И не хватает мелочи, пожалуй,
    чтоб слиться с этим миром навсегда.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Юрий!
    Спасибо за Ваши мемуары, которые я наверное скоро запомню наизусть. Какая однако у вас крепкая память. Наверное если бы не сам факт войны, то бы и не запомнили таких подробных деталей. Поэтому-то они и интересны. Живое свидетельство войны. И можно смело Вас назвать ветераном ВОВ.
    В моей памяти тоже всплывают какие-то отрывки из дошкольного детства, и тоже они короткие, но очень яркие Возможно именно яркие эпизоды, связанные с вопросом жизни и смерти нам запоминаются на всю жизнь. Но ещё интереснее то, что всплывают иногда какие-то странные кадры из других жизней. Опять же вопрос - из чьих? Может быть из наших предыдущих? Наука пока слаба в этих вопросах - много теорий и никаких доказательств. А ведь всё наверняка проще пареной тыквы.
    Желаю уважаемому автору крепкого здоровья и не менее крепкой памяти!
    Н.Б.

  • Горланят: «Можем повторить!» -
    Гремят парады и салюты,
    Но реки крови, голод лютый –
    Нам никогда нельзя забыть,
    Ведь от войны – одна беда,
    И надо помнить: «Больше никогда!»
    ***
    С благодарностью за память
    и самыми мирными пожеланиями,

  • Уважаемые дамы и господа,
    накануне 9 мая- Дня ПОБЕДЫ предлагаю взятый из Архива сайта рассказ проф.Юрия Крылова "Война", написанный 10 лет назад 9 мая.
    Надеюсь, что это будет интересно не только для тех, кто прочтет рассказ впервые, но и тем, кто читал его раньше много лет назад.
    С ДНЁМ ПОБЕДЫ!
    В.А.

  • Уважаемый Юрий, я, как и вы, и Семён Талейсник, и, наверное, ещё многие другие, помнят о своём военном детстве и тех страшных переживаний и невзгод выпавших на их долю. Детские воспоминания особенно трогают душу. Спасибо.
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Уважаемый Юрий,
    Ваши воспоминания напомнили песню:
    "Этот день победы порохом пропах
    Это радость со слезами на глазах".
    Мемуары читаются легко, хотя написаны по серьёзному поводу.
    В них много деталей- про детдом, про колонию и т.п.
    Но светлый взгляд ребёнка, каковым автор был в то
    время, преподносит нам трудные годы в положительном оттенке. Спасибо!
    Жду новые Ваши воспоминания,
    Стася

  • Уважаемый Юрий!
    Ваш трогательный и лиричный рассказ о детском восприятий и переживании войны, не мог не напомнить мне по аналогии, хотя я был и постарше Вас уже в те годы (11-12 вначале), и всколыхнуть тяжкие воспоминания о голоде, холоде, жизненном неустройстве и ожидании...
    Жили в Уральске, Западный Казахстан, с мамой во флигеле большой богатой усадьбы бывших яицких казаков...Карточки и скудный капитанский аттестат. Случайные приработки мамы в канцелярии эвакуированного пехотного училища из Лениграда, моя я работна на подсобном хозяйстве. Игра в хоккей с банкой . Коньки привязаны к валенкам. Огород с выращиванием тыквы и поездка за урожаем на телеге с полуслепой кобылой без навыков упряжи и "вождения кобылы". Просьба уступить булочки у тех, кто их не ел их в школе... Да, забыл, что Вас разбудил неузнанный военный-отец, а меня на вокзале в Пензе во время сна впокат на полу, соседи сапогами и мешками, пока меня не нашла мама... А из Винницы вначале на машине из-под хлеба до Черкасс, затем на барже по Днепру до Днепропетровска, затем в теплушках до Уральска. И бомбёжки вначале пути...... Вот такие воспоминания навеяли воспоминания о военном детстве и эвакуации...
    На том спасибо, ибо нет конца этим воспоминаниям.
    С уважением, СТ.

  • Уважаемый Юрий,
    спасибо за воспоминания о "военном детстве", где Вам удалось передать впечатления бесхитростного мальчика на грозные проходившие в его жизни события.
    Сейчас, когда на сайте проходит обсуждение военных действий в Израиле, напрашиваются невольно параллели и сравнения.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Мемуары, на мой взгляд, очень важная и весомая часть художественной литературы. Лично я с огромным удовольствием читаю мемуары не только великих людей, художников, писателей, полководцев белого движения и пр., но и наших коллег-островитян. Особенно если они меня много старше…Тут вам и информация из первых рук, подобную которой можно отыскать в интернете, да и то не всегда, тут вам и отношение автора к тому или иному отрезку времени, военным годам, временам восстановления хозяйства, годам застоя…Предлагаю вам ознакомиться с работой Юрия Крылова «Война». С ув. Вл. Борисов.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,271
  • Гостей: 285