Администрация сайта

...Крупная, отливающая зеленью муха, тяжело опустилась на щёку молодого человека, лежащего на невысоком, сбитом из пахучих кипарисовых досок ложе, старательно протёрла лапками выпуклые, радужные глаза и с громким сердитым жужжаньем улетела. Мужчина, на греческий манер называемый Аристархосом, молодой, талантливый художник из Херсонеса, недовольно вздохнул и потянувшись всем телом, проснулся. Ярко-белое солнце торчало словно прибитое в самом зените. Тень от старой смоковницы, плотная и спасительная по утру, сейчас усохла, уползла к самым корням дерева. Аристархос устало приподнялся с влажной от пота простыни и потянулся к кувшину с разведённым водой вином. Кувшин на солнце нагрелся и питье скорее раздосадовало художника, чем освежило. С отвращеньем выплюнув вино, Аристархос уселся на жесткую скамеечку, установленную под усыпанное плодами гранатовым деревом.

Последний летний месяц в Пергамоне, выдался жарким и засушливым, плоды граната лопались, выворачивая наружу переспевшие зёрна. Если бы не спешная работа, херсонесeц бы сейчас с большим удовольствием прохлаждался в прохладных водах бассейна, недавно обустроенного перед домом, но…Но царь Эвмен второй, правитель Пергамона, отличающийся не только щедростью, но и крутым нравом, за малейшую провинность лично казнивший даже своих соотечественников, пугал Аристархоса.

Художник громко хлопнул в ладоши и тотчас же перед ним появилась Глафира, с недавних пор его законная супруга.

В очередной раз поразившись её расторопности, Аристархос проговорил с плохо скрываемым раздражением.

-Великий и прославленный царь Эвмен второй, обещал мне прислать новых натурщиков. Уже завозят белоснежный мрамор, добытый в каменоломнях Каррары на склонах Апуанских Альп, по болотам, кишащими ядовитыми гадами, уже собирают хвощ для полировки камня, а фигура Порфириона, одного из сильнейших гигантов, сына Урана и Гeи, до сих пор не нарисована. А это один из самых главных персонажей большого фриза алтаря.

- Сорок рабов дожидаются вашего пробуждения, муж мой Аристархос. Позвать?

- Да...И еще...Позови мальчика, мухи одолели, наверно к дождю.

Глафира повернулась чтобы уйти, но задержалась и проговорила с вызовом.

- Мой отец спрашивал меня, нравится ли мне мой супруг, художник из Херсонесa? Как часто он заходит на мою половину дома? Хороши ли его ласки?

-Да неужели?

Аристархос расхохотался, оглядывая Глафиру, её коренастую фигуру, коротковатые ноги, поросшие темным волосом, короткую сильную шею и лицо с грубоватыми чертами.

- Передай своему отцу, гетайру, что я нравлюсь его царю, великому и прославленному Эвмену второму, и что мне это кажется более значимым, чем нравлюсь ли я гетайру или его дочери.

- Я передам, обязательно передам. - С тихой угрозой бросила она и скрылась за миртовым кустом.

Неожиданно за спиной все еще смеющегося художника, раздался шорох и eму на колени вспорхнула обнажённая чернокожая девушка, с бронзовым обручем на шее. Тонкую в кости ее фигурку можно было бы считать совершенной и лишь груди, были, пожалуй, слегка тяжеловаты.

-Зря, ты надсмехаешься над Глафирой. Она ревнивая и обидчивая женщина. К тому же её отец пользуется благосклонностью самого царя.

-Не думай о малом, Мара... Сегодня к вечеру или самое позднее завтра к обеду, я закончу рисунок исполина Порфириона, рассчитаюсь с царём, через вторые руки выкуплю тебя у Глафиры и ухожу в Афины. Там меня, вернее сказать, нас с тобой, уже давно ждут. И есть с чем. Лишь боги знают, сколько свитков драгоценного папируса с уже готовыми рисунками я позабыл отдать Эвмену второму, сколько серебряных карандашей, сколько неучтенного пергамента ждет своего часа в моем сундуке? А это все деньги, Мара, это большие деньги. Это наше счастливое безбедное житье на моей Родине, в Херсонесe...

Если б ты знала, любимая моя Мара, как мне надоел этот город, Пергамон. Город, где от женщин, как от солдат пахнет чесноком и потом, а солдаты, даже женатые, совокупляются с овцами. Город, где в платных туалетах испражняются одновременно мужчины и женщины, а мочой стирают белье…Как мне надоели полчища этих гнусных, навозных мух, от которых кажется гудит сам воздух нижнего города. А крысы? И это прославленный Пергамон!? Который по роскоши и культуре якобы превосходит Александрию!? Эх Мара, Мара…Если б ты видела Херсонес. Наши небольшие, утопающие в садах селения, где каждый знает каждого, тебе полюбятся гораздо больше, чем красивейшие города Эллады. А наши горы, наше море… Да что там говорить, скоро сама все увидишь.

А сейчас уходи. Глафира возвращается с рабами- натурщиками. Беги ради всех богов. Ночью я тебя жду. Скоро, совсем скоро я сниму с тебя этот позорный обруч. Ты будешь свободной!

Рабы как натурщики, оказались совершенно никчемными: гладиаторы местных арен, тучные и усталые, они явно не подходили на роль исполина Порфириона. И хотя Аристархос понимал, что лишний жир спасает гладиатора от глубоких резанных ран, настроение его тотчас же испортилось.

- Ну и кого ты мне привела, драгоценная Глафира? - С издёвкой бросил художник, осмотрев рабов.

-Где у них мышцы пресса, где мышцы спины, бедер, рук? Где всё это? ...Вот разве что ты, воин, ...Сегодня до вечера и завтра весь день, если потребуется, простоишь на коленях?

Да. Простою. - Лидийская монета из электрума, подброшенная Аристархосом, пропала в огромной ладони воина, сопровождающего гладиаторов.

Вот только отведу их в казарму и вернусь.

Аристархос, несмотря на свою нечистоплотность, рисовальщиком был отменным. Уже к вечеру набросок исполина был готов. Даже мальчик, с ног до головы, измазанный мёдом, своего рода ловушка для мух. пчёл и ос, во множестве расплодившихся в нижнем городе и тот, отбросив опахало, застыл в немом восторге, бросая быстрые взгляды то на обнаженного воина, стоявшего на коленях, в неудобной, напряженной позе, то на рисунок исполина, выполненный на большом куске пергамента, не забывая, однако тайком слизывать липкий мед с рук.

В эту ночь Мара была необычайно ласкова. Она принесла с собой целый кувшин неразведенного вина и в минуты отдыха, им щедро поила своего любовника. И лишь под утро, когда опьяневший худoжник с трудом мог произнести собственное имя, а над ним кружились уже ни одна, а целых две луны, измученная Мара поцеловала Аристархоса в живот и упорхнула из сада.

Ближе к полудню, в сад вбежала испуганная Глафира и с трудом разбудила ничего не понимающего художника.

- Вставай немедленно, Аристархос! Вставай пьяница! Великий Царь Эвмен второй подъезжает к нашему дому. Вставай!

Едва успев прополоскать рот, Аристархос услышал со стороны дороги громкие звуки медных труб. Застегивая на ходу позолоченную фибулу, художник выскочил из дома и спешно огибая бассейн, выложенный мозаикой, подбежал к воротам почти одновременно с малой колесницей правителя Пергамона. Легкая пыль, потревоженная копытами пары снежно белых кобыл, запряжённых в малую царскую колесницу, полупрозрачным облаком повисло над пониклыми розовыми кустами. В белом хитоне и белой же хламиде, с подкрашенными губами и глазами, царь Эвмен второй был необычайно хорош собой.

-Приветствую тебя, наш басилевс.

Проговорил художник с поклоном.

- Рад, что наш скромный дом может принять такого дорогого гостя как ты, правитель славного Пергамона. Сейчас подадут вино и фрукты, и мы возляжем в тени, возле воды…

- Некогда мне, дорогой Аристархос. Некогда…

- Прервал его царь, не сходя с колесницы.

Покажи -ка мне рисунок змееголового исполина Порфириона, худoжник. Насколько я помню это последний персонаж будущего алтаря? Кстати, кого из камнерезов ты мне посоветуешь нанять на изготовление большого фриза?

- Дионисад, Орест, Менекрат, Пиромах, Стратоник. Это все достойные мастера, мой государь. – Проговорил, подумав Аристархос, и протянув царю свернутый в трубку пергамент, лeгкoмыслeннo оперся о золоченый борт колесницы.

- Да, художник, боги живут в твоих пальцах.

Разглядывая рисунок, бросил басилевс раздраженно и вдруг, остро отточенным лабрисом, боевым топором, рубанул Аристархосу по пальцам.

- Воровать вздумал!? Предавать своего царя вздумал!? В Афинах ждут тебя говоришь? С моими папирусами, моими кожами и набросками?

Зажав подмышку изувеченную руку, художник сквозь слезы с ужасом смотрел в глаза разъяренному царю. Только жуткий страх гнева Эвмена второго, пересилил боль Аристархоса, и он молчал, отрицательно качая головой.

- Он левша, мой басилевс. - Неожиданно за спиной художника раздался мелодичный голос…- Он Левша.

Рядом с колесницей появилась темнокожая Мара. В ионийском хитоне бледно-голубого цвета, она была очень красива.

- Мара, зачем? Ведь все это было сделано только ради тебя, ради нас…

В отчаянии простонал художник и вдруг заметил, что бронзового обруча на ее шее уже не было

- А…И ты такая же…

Скрипнув зубами, он, не глядя на Эвмена, безнадежно положил левую руку на борт двуколки.

- Сам понял? Молодец. – Хохотнул монарх и ловко перехватив в топор, тяжелым кипарисовым топорищем раздробил суставы левой кисти Аристархоса

Это тебе из милости,херсонесeц . Если не карандаш, то хоть вилку и хлеб сможешь держать.

Все также смеясь проговорил Эвмен второй, и разворачивая колесницу крикнул громко и торжествующе:

- Proditores et fures nemo velit. fatum proditores est foeda et praedictio*.

 

P.S. Художник Аристархос с позором был изгнан из Пергамона, какое-то время скитался по городам Эллады, попрошайничал и пьянствовал, умер в нищете предположительно в 160 -162 годах до нашей эры, так и не увидев больше свою родину.

Чернокожая красавица Мара, ненадолго пережила художника. Где-то через полгода после изгнания Аристархоса из города, в порыве ревности, её задушил подушкой Василий, смазливый юноша, любовник великого царя Эвмена второго.

 - - - - - - - - - - - - - -

* Предателей, как и воров никто не любит. Судьба предателей мерзка и предсказуема.

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Аркадию.
    Вот и хорошо! Мы же не обязаны думать и чувствовать одинаково? ))

  • Медные вилки (вилицы) известны со времен Моисея и фараонов (Исх. 27:3). Костяные вилки были обнаружены археологами в захоронениях древнекитайской культуры Цицзя бронзового века (2400—1900 до н. э.). Вилки были найдены также в захоронениях эпохи династии Шан (1600—1050 до н. э.) и последующих династий[1].В Римской империи использовались бронзовые и серебряные вилки, о чём свидетельствуют многочисленные экспонаты в музеях по всей Европе[2][3].
    Доподлинно известно, что им (серебряным карандашoм),пользовались еще в Древнем Риме

  • Кто автор- я конечно, понял. Что я не понял, так откуда в античности карандаши и вилки?

  • Низкопробная asd-агитка.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 6 Май 2018 - 20:03:32 Кравченко Валерий
  • А чем Вас легко удивить?

  • "даже - не поврите - фзиологическом."
    Меня трудно удивить глупостью врача:):):)

  • Живописно, интересно, с погружением в античность, но, видно, как автор спешил, чтобы уложиться в сроки. Хватает грамматических и стилистических помарок.

  • Автора узнала по первым строчкам! ))) Всё как всегда...
    Но - самое удивительное - опять во многом согласна с Айшой...
    Упс, сорри, не нарочно. Случайное совпадение... Ну, бывает, хотя и редко...
    Самой смешно!

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 6 Май 2018 - 0:56:24 Алекс Марина
  • Самой смешно?
    А если разобрать подробно длинный кмментарий Айши, станет гораздо смешнее.
    В том-то и дело, что рассказ очень точен во всех отношениях: в историческом, культурологическом, психологическом и даже - не поврите - фзиологическом.
    Всё, что она считает недостатками - это достоинства произведения!
    Вот так-с, дорогая Марина.

  • А Херсонес то в Крыму, вон оно что аказываица афтор-то потриот. Потриатичненько, в Греции значит все ф гавне, мухи, а ф крыму значить фсе чистенько. Товарищу Парашенко росказик ба нипанравилса. Я б не советовал афтору раскрывать настоящее имя, на Украину не пустят.

  • Уважаемый г.Сократ!
    Спасибо за Ваше подробное олицетворение эллинской эпохи! Страсти закипают и хлещут через борт: обидно, что человек старался, вкладывал свой незаурядный талант, а расплатились за его труд - садизмом.
    Если автор не против, тогда вот некоторые неувязочки.
    1. “прохлаждался в прохладных водах” - (?)
    2. Гранат созревает, и лопается на севере Турции (а именно о ней идет речь в географическом понимании описываемой местности) в октябре, но не в августе.
    Но это еще не все, и если автор пожелает, то могу список продолжить.
    Но опять же это - версия, и дело было давно. Поэтому - условия конкурса автором выполнены, читается рассказ с интересом, жюри у нас компетентное - всем удачи!
    Н.Б.

  • Да, интересный, захватывающий рассказ о судьбе конкретного человека, художнике Аристархосе из Пергамона.
    Спасибо автору! Заинтересовала концовка рассказа. Неужели там, в античные времена, в городе Пергамоне, было в ходу имя ВАСИЛИЙ? В писании сказано, что ВАСИЛИЙ - БОГ свиней...
    С искренним уважением - Ариша.

  • Интересно было бы отследить одну за другой все эти драмы... Падения, изгнания, предательства, исчезновения, потери интереса к работе, снижения финансирования. Из века в век, из страны в страну, от императора к вождю. Весь этот мелкий, едва очерченный в бумажной пыли пунктир,всю эту, нечувствительно и подспудно растворившуюся в двадцать первом веке кривую потери так называемых "навыков работы с клиентом", ту самую, что вполне отчетливо закончена теперь в самых известных музеях "современного искусства", набитых откровенным хламом, в бородатых бабах на сцене, маринованных акулах и перевернутых писсуарах. Не пересекаются эти миры . Титаническая сверхзадача воплощения создателей вселенной самой и... умение вовремя занести пятидесятилетний "Remy Martin" в нужное время и в соответствующую тусовку. Не существуют вместе эти два инстинкта. Два мировоззрения.
    Поэтому и торчит теперь посреди Москвы гигантский Дед Мазай работы одного из самых грамотных и плодовитых мастеров современности, мистера Церителли..
    Пучит глаза в будущее.

  • Довольно яркая работа, молоток автор. Только зря Вася задушил Мару, пускай бы радовала еще херсонесцев. Удачи в конкурсе!

  • Интересно. А это уже немало.

  • При самых тяжёлых формах недостаточности мужских качеств характера главным — и извращённым — их заменителем становится садизм (стремление к насилию). Люди — существа, которые могут совершать самые жестокие поступки. Жестокость не может быть спутницей доблести, она бессмысленна. Жестокость человека — отвратительна. Древние люди славились своей жестокостью. В делах государственных ничто жестокое не бывает полезным. Сенека говорил, что «всякая жестокость происходит от немощи». Жестокость, как всякое зло, не нуждается в мотивации; ей нужен лишь повод. Жажда наслаждений делает жестоким. Жестокое обращение с животными есть только первый опыт для такого же обращения с людьми. Именно стремление к власти и к сексу является наиболее характерной формой проявления садизма.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Всё хорошо описано, даже в деталях, соответственно месту и времени трагедии художника. Но название рассказа совершенно не подходяще, ибо речь идёт о вероломстве, предательстве, что и следовало передать в нём...

  • Сократес, типа Вашего рассказа , в котором отрубают пальцы правой руки нежному чувствительному художнику, и он сразу, сознательно, по подсказке любовницы подставляет для порубания левую руку, так и наша пресса несколько лет назад уверяла в самоубийстве Нуркадилова (политический деятель-оппозиционер). Пять пуль было найдено в теле убитого. Так и писали журналисты нам : сначала он выстрелил в сердце , не попал , а потом себе в голову. Многие верили. Наверное , я так думаю, тремя пулями он вначале промахнулся, пока настраивал на голову.

  • "нежному чувствительному художнику"???

  • Есть к чему придраться в деталях, но в целом - это весьма достойнеое сочинение.

  • Детальное описание навозной мухи придает , конечно, достоверность рассказу. Но...
    Художник - представитель эллинской школы, он -не чернь. Его отбирали для такой (по тем временам) престижной работы. Этот , наверняка, из высшего класса аристократии ,а не приблудный с улиц Херсонеса. Отбор шел по всем качествам среди многих ,многих школ. А он крадет карандаши и пергамент ? Нет,мелко представляете.

    Полиция недавно пришла с обыском в дом академика Пивоварова и захотела инкриминировать ему кражу книги из библиотеки его же института. А там насчитывается порядка сотни тыс книг. Потом выяснилось по библиотечной карточке ,что он взял ее почитать. Как-то не получилось.

    При чтении несоответствующих реальности моментов ,как тормозов, много.
    Вряд ли раздраженный и презирающий свою страшную волосатую коротконогую (!) жену (для главного художника такая совершенно не вяжется ) будет так подробно описывать ей свою предстоящую работу на день и рассказывать о каком -то и откуда-то привезенном мраморе.
    Великий Эвмен сочтет для себя унижением своего достоинства( мне так кажется ) , если бы вслух произнес Ваше приписанное ему :" Воровать вздумал!? Предавать своего царя вздумал!? В Афинах ждут тебя говоришь? С моими папирусами, моими кожами и набросками?"
    Это высказывание подходит Петру Первому при строительстве "Окна в Европу" к своей челяди.

    Ну ,а это ...
    "Зажав подмышку изувеченную руку, художник сквозь слезы с ужасом смотрел в глаза разъяренному царю."
    Такое впечатление ,что нечаянно глубоко царапнул палец, а не отрубили ему только что пальцы топориком ,как курицу кухонным топориком
    Реакция , описанная Вами, не в какие рамки. А где кровь, ужас ,крики,стоны? А у Вас-"зажав", при такой предполагаемой мной страшной боли Аристархос замечает отсутствие бронзового обруча на шеи своей любовницы Мары. Куда же ему еще смотреть, да ? На шею ,конечно. Какой внимательный парень с отрубленными пальцами?!
    А вот и апогей всего рассказа "Левша ", отчего и получилось название рассказа:
    "Скрипнув зубами, он, не глядя на Эвмена, безнадежно положил левую руку на борт двуколки.
    - Сам понял? Молодец. – Хохотнул монарх и ловко перехватив в топор, тяжелым кипарисовым топорищем раздробил суставы левой кисти Аристархоса"
    Мазохизм в чистом виде! Автор , Вы что-то перебрали. Смех вызывает слово " безнадежно " Еще правая не отболела, а он ( Ваш герой)-на тебе левую руку, отрубай, мой Эвмен.
    Нет ,не любите Вы своих читателей, Sokratus. Попробуйте для начала сунуть пальцы в кипяток. Может как-то реальней прозвучит рассказ.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 4 Май 2018 - 7:20:48 Адаева Айша
  • Спасибо, развеселили с утречка!

  • Мнe кажeтся Вы пытаeтeсь сoврeмeннoгo чeлoвeка, кoтoрый плачeт oт oжoга вoдoй и ничeгo и никoгo нe бoится крoмe бoли, сравнить с людьми тeх врeмeн...и ,чтo мы знаeм o прoисхoжднии и психологии художника из Херсонеса? Имхo кoнeчнo...Жeлаю успeха в кoнкурсe, Сократес.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 4 Май 2018 - 7:29:00 Борисов Владимир
  • Уважаемый г.Сократес!
    Спасибо за интересный рассказ из античности, да ещё в Пергамоне, да ещё о судьбе талантливого художника!
    Подробности из жизни в древне-греческом городе, захватывающий сюжет и доверительный тон изложения делают рассказ запоминающимся.
    С пожеланием успехов в Конкурсе!

  • Прям Алексей Максимыч да и только, даже МАТЬ вспомнилась.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Аимин Алексей   Ейльман Леонид  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,255
  • Гостей: 771