Кладницкий Давид


 

                             (Отрывок из повести «Остров Больших Абрикосов»)

Однажды ранним утром Клер обнаружила на капоте машины букетик цветов. Цветы были подобраны со вкусом, а их аромат напоминал запах ее любимых духов. Это было очень трогательно. Она невольно присматривалась к окружающим мужчинам, надеясь на то, что взглядом, интонацией, невольным намеком незнакомец обнаружит себя. Шло время, и она привыкла к этому безымянному проявлению внимания. Розыгрыш? Не похоже. Розыгрыши такими долгими не бывают. «Быть может, робкий влюбленный мальчик? – предположила она. - Только этого не хватало!». Даже пришла совершенно бредовая мысль: «Не муж ли это?!». Всё чаще и чаще она приходила к мысли, что ее брак исчерпал себя. Было искренно жаль и его и себя. По имеющимся у нее сведениям он не отличался безупречным поведением, и её иной раз забавляли фантазии при объяснении того, где он был. Этого она не знала, а вот с кем – знала точно. А он этого не подозревал. И вдруг цветы перестали появляться. Последний букетик увял. Потом засох. И даже в таком виде он был очарователен, и она не решалась его выбросить. Что-то случилось неладное – решила она. Через месяц снова появились цветы. Ах, эти цветы! Они будоражили воображение и не давали покоя.
В этом уголке Острова, в котором она любила проводить свой отпуск, всё было особенным – архитектура, манера говорить, акцент мышления и даже поведение людей. Пора отпусков – особая пора. Это обособленная вставка в жизнь, в которой люди скупые неожиданно для себя становятся щедрыми, осторожные – авантюристами. Многих охватывает жажда любовных приключений, и они мысленно становятся моложе. В этом гигантском маскараде все немного сходят с ума.
Клер приехала ближе к вечеру. Она поселилась в отеле небольшого курортного городка. О том, куда едет, никому не рассказывала, потому что хотелось побыть одной вдали от друзей и подруг. Просто одной – и всё! Проснулась с ощущением полной свободы. А утром снова обнаружила на капоте машины цветы. На этот раз она действовала решительно – на месте, где лежал букет, оставила записку. В ней было одно слово: «Назовитесь». Ответ не заставил себя долго ждать. Прочла: «Сегодня, в шесть вечера, в ресторане «Ностальгия».
Когда она вошла в зал, мужчина средних лет, сидевший за одним из столиков, тотчас же встал и пошел к ней.
- Добрый вечер, мадам Клер, прошу вас, - он отвел ее к самому дальнему столику на террасе и сел напротив. - Пришли посмотреть на сумасшедшего? Он перед вами.
Незнакомец демонстративно принял позу, при которой, как ему казалось, ей было удобно рассматривать его. Нос, занимавший слишком много места, и маленький рот с пухлыми не по возрасту губами, и слишком густые брови, и глаза чуть на выкате не отличались красотой. Но эти «некрасивости», собранные вместе, делали его привлекательным. Хоть и не настолько, чтобы понравиться Клер. Скрывая досаду, она улыбнулась. Всё-таки ни от кого за всю свою жизнь она не получала столько цветов.
- Ну, как? – с сочувствием спросил он.
Клер с удивлением глянула на него: он мимикой изобразил степень её разочарования, и это было настолько забавным, что она, пытаясь сдержанно улыбнуться, захохотала.
Ей показалось, что когда-то видела его, и сказала об этом.
- Странно и очень. Я подумал то же самое, когда впервые увидел вас.
И добавил:
- Я знаю, что вас зовут Клер.
- Ваше имя?
- Лонс… Меня зовут – Лонс.
Рядом возник официант и вопросительно посмотрел на них. Они заказали кофе.
Притягательная сила была в его голосе – он завораживал необычным тембром. Слова звучали проникновенно, и хотелось слушать. Глаза его сияли. И они были добрыми, как у мужчины, который когда-то захаживал в ее девичьи сны..
Принесли кофе. Лонс, сделав несколько глотков, попросил разрешение закурить. Потом, оставив ее, подошел к недавно появившимся музыкантам и вернулся с гитарой. Тронул струны.
- Вас зовут Клер? – спросил для того, чтобы прозвучало имя.
- Клер, - согласилась она.
- Клер, - повторил он, и это прозвучало как нежный аккорд.
Перебирая струны, запел. У него был приятный баритон. Она попросила спеть еще что-нибудь. И снова ее имя аккордами предшествовало романсу.
- Откуда эти стихи и музыка? Никогда не слышала.
- У меня есть друг – он тоже архитектор. Это его стихи. А музыка?.. Балуюсь иногда.
Умная и красивая женщина, которая ему безумно нравилась, проявила к нему интерес. И Клер – та самая Клер, испытавшая разочарование при знакомстве, смотрела на него с нескрываемым удивлением и признательностью. Лонс был счастлив.
К ним подошел один из музыкантов.
- Вы мне можете уделить немного времени? – спросил он. - Разумеется, если не возражает ваша дама.
Клер утвердительно кивнула. Лонс поблагодарил за гитару, и они, прихватив ее с собой, ушли.
Его отсутствие затягивалось, и она почему-то стала нервничать – у нее появилось желание быть рядом. «Неужели я так нуждаюсь в его обществе?» - недоумевала она. Вернулся Лонс.
- Простите меня ради бога! Сумасшедший парень с удивительным слухом. Он записал все, что я напел и просил продиктовать слова. Отказать ему я никак не мог.
Пурпурный закат разлился по горизонту. Казалось, это огненная лава. По мере остывания она меняла цвет, стекая за земной предел. Музыканты настраивали инструменты, и под этот сумбурный аккомпанемент блекли краски заката и исчезали.
Они сидели спиной ко всему остальному миру. Толпа яхт, собравшаяся у мола, ощетинилась оголенными мачтами. Колония чаек, разленившихся попрошаек, ожидающих милости от посетителей, белела неподалеку. Некоторые из них, уставшие от безделья, взлетали и, сделав несколько кругов, возвращались. Море удобно разлеглось и безмолвствовало. Манящая бесконечность уходила за горизонт. Сумерки зажгли первые звезды и огни на рейде. И вдруг – взрыв, и сотни разноцветных ракет раскрасили небо. За ним последовал второй и третий.
- Как я испугалась! – призналась Клер. – Вы знаете, когда была маленькой, мы жили в Кленсо. Это небольшой городок на Западе. Мало кто его знает. А наш дом был на окраине, и рядом начинался лес. Иногда возникали пожары. Поэтому построили высокую вышку, чтобы выявлять место возгорания. Однажды я испугалась грозы и…
Она увидела его полные удивлением глаза. Взгляд был таким, что она растерялась и умолкла, и тогда он продолжил за нее:
- … спряталась на вышке и уснула.
- Лонс Вирт? – неуверенно спросила она.
Он дружил с её старшим братом, и часто бывал у них дома. Его семья покинула городок, когда ему было двенадцать лет. А Клер в то время было восемь. Нахлынули воспоминания. Оказалось, её родители до сих пор живут в этом городе и в том же доме.
К досаде Лонса и Клер два официанта стали накрывать соседний стол, хотя на террасе было еще мало посетителей и большинство столов пустовало. И это удивляло. Наконец, они ушли, оставив роскошно сервированный стол. Глядя на него, Лонс спросил:
- А почему бы и нам не поужинать?
Не дожидаясь ответа, сделал приглашающий жест официанту. Ознакомившись с заказом, тот с удивлением посмотрел на них, ушел и долго не появлялся.
- Каково?! – возмутился Лонс.
Клер придержала его руку, когда он хотел встать.
- Мы никуда не спешим, не правда ли?
Официанты принесли на соседний столик свечи и зажгли их. По всей вероятности, ожидали очень важных гостей. А им до сих пор ничего не принесли. Это было уже слишком! Лонс с возмущением встал и сразу же сел на свое место, потому что, наконец, появился их официант. Он был не один – впереди шел какой-то толстяк, а шествие замыкал уже знакомый музыкант. Все они, вызывая недоумение, приветливо улыбались.
- Господин Лонс, - сказал толстяк, - извините за то, что вам пришлось ждать, но так сложились обстоятельства. Мы надеемся, что вы и ваша очаровательная дама (поклон в сторону Клер) не откажете просьбе дирекции ресторана и наших музыкантов пересесть за этот стол (кивок в сторону соседнего стола), который накрыт специально для вас. Мы в восторге от вашей музыки, и просим разрешить нашему оркестру исполнять ее. И, кроме того, предлагаем вам завтра в удобное для вас время, если не возражаете, придти для подписания контракта. Я – исполнительный директор. Зовут меня Дин. Приятного вам времяпровождения.
Они поклонились и ушли.
Лонс и Клер некоторое время сидели молча. Потом пересели. Стол удивлял изысканностью и красотой.
- Что вы скажете?! – приходя в себя, пробормотал он, сразу заметив, что по привычке сказал «вы».
- Нет слов, - тихо ответила она.
Какофония звуков прекратилась – оркестранты закончили настройку инструментов. Наступила тишина, и оркестр по установившейся традиции исполнил бравурную мелодию – визитную карточку, с которой всегда начинал свое выступление.
- Господа, - сказал дирижер, - сейчас будут исполнены танго и романсы, которые написал наш гость композитор Лонс. Эти произведения исполняются впервые.
Прочтение музыки было безупречным. Певица, у нее было низкое контральто, довольно хорошо пела, заглядывая в лист бумаги с текстом. Но что вытворяла флейта!
Он наполнил бокалы и предложил тост:
- За тебя, Клер, ты приносишь удачу!
У любви свои законы, и они влияют на ход времени, делая его крайне неравномерным. Лонс впервые за весь вечер посмотрел на часы, услышав глухие раскаты грома. Было поздно..
- Нам пора, - сказала Клер, - если не хотим здесь заночевать.
Они миновали ярко освещенные улицы, примыкающие к набережной. Кривые почти безлюдные старые улицы были удивительно колоритными. Однажды их руки случайно соприкоснулись, и Лонс задержал ее руку в своей. Она не попыталась освободить ее.
Появился ветер. Тучи черно-лиловым пологом закрыли звездное небо. Деревья зашелестели громко и сердито. Вдруг наступила тишина, которую сменил шорох водопада – пошел дождь. Клер и Лонс успели укрыться под огромным козырьком у входа в ее гостиницу.
- Ура! Мы успели! - ликовала Клер.
Воздух наполнился ароматом умытой земли, листьев, трав и цветов. Брызнули водосточные трубы, захлёбываясь пеной. Ручейки, по-змеиному извиваясь, ползли к ногам, находя только им ведомый путь. Потом они сомкнулись, образуя лужи.
- Перейдем в соседнюю лужу, - предложил Лонс, - она не такая глубокая.
- Пошли ко мне... Куда ж ты пойдешь в такой дождь?!
Оставляя мокрые следы, они поднялись на второй этаж. Вошли в ее номер. Клер сняла телефонную трубку.
- Я вызову такси, - предложила она.
Он отрицательно покачал головой и сказал:
– Мой номер этажом выше.
Через некоторое время позвонил:
- У меня есть бутылка вина. Мне одному не одолеть. Нужна твоя помощь.
Первое, что она увидела, когда вошел Лонс, это цветы – те самые.
- Как называются? – спросила, принимая букетик.
- Альпийские фиалки…
Он взял ее руку и легко, как в танце, потянул к себе. И все было удивительным, как в далекие времена, когда поцелуй для нее был вершиной сладких потрясений. «Кажется, я схожу с ума» - подумала Клер. В ее жизнь входило что-то неведомое и долгожданное, заполнявшее пустоты в душе, о которых она даже не подозревала.
Наступило удивительное время.

Из отпуска они возвращались вместе. Два часа пути – и они въехали в город.
- Так и быть, Лонс, подвезу тебя. Где ты живешь?
- Чашечку кофе? - предложил он, когда машина остановилась возле его дома.
Поднялись по лестнице на второй этаж, и он гостеприимно распахнул входную дверь.
Клер вошла в полумрак. Он раздвинул тяжелые шторы – и они оказались в большой светлой комнате. На одной одной из стен в два ряда висели портреты. Она удивилась.
- В каждом архитекторе живет и умирает художник, - пошутил Лонс. - Это мои друзья и близкие мне люди. 
И ушел готовить кофе.
Она знакомилась с его окружением - читала имя и фамилию под каждым портретом и всматривалась в лица. И вдруг под одним из них прочла "Счастье". Это был ее портрет.


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Гость - 'Гость'

    \'Гость\' дата 2010-09-23 20:18:49 Вас почему интересует рассказ мастера прозы М Верника?
    Или говорить больше нечего. Или новые поступления вас не интересуют? И вы решили разозлить М.В? Скандала вам хочется. Сказал бы я вам пару тёплых слов, но не хочется вступать в конфликт с руководством острова.
    Насчёт рассказа мастера прозы М.Верника. Загляните на страничку «Конкурс», и вам многое станет ясно.
    Кстати. Демидову рассказ М.Верника не понравился. Это он ему лично сказал по телефону.
    Демидов в отличии от вас говорит по существу. Может ни так как вам хочется, но по существу.
    А вы, \'Гость\' 2010-09-23 20:18:49 как назойливая назойливая муха, начинаете надоедать.
    Вовочка.
    Племянник дяди Миши.

  • уважаемая Ирина,
    я написал в комменте довольно много, но Вы по существу ни на один тезис не ответили.

    Если вы считаете себя кем-то, - Ваше дело.

    Если Вас интересую я как личность, откройте любую из моих книг (лучше - \"Как мы видим то, что видим\") - и узнаете всё про меня. Ибо личность автора видна в его книгах.

    С дружеским приветом,
    Вячеслав Демидов

  • Цветы, любовь и кофе...Романтичная, легкая, приятная история! Такие истории приятно читать на отдыхе, после работы, после ужасных ТВ новостей или семейной ссоры. И в наше время, я считаю, подобные рассказы нужны намного больше чем шокирующий реализм.

    Спасибо автору!

  • Никогда не обижалась на вас,дорогой Вячеслав, хотя я и бездарь, и графоманка, как вы изволили меня охарактеризовать. \"Обида - удел горничных\" - есть такая английская поговорка.
    Непонятно ваше утверждение: \"они мимикрируются под ДАРОВИТЫХ авторов\". Как это возможно? Или даровитый, или бездарь.Здесь никакая мимикрия не поможет.
    От кого мне надо яростно защищать свое присутствие на сайте? И из чего это видно? Не от вас ли? Но оно от вас никак не зависит, и вы мне ничуть не мешаете. Существуйте, если вы реальны, а не виртуальный злой дух, порожденный Интернетом. Есть такая легенда. А кому быть или не быть на сайте, решает его держатель.

    Я никогда раньше к вам не обращалась, как бы вы меня ни задевали, хотя,надо признать,делали вы это нечасто.
    Но мне вы очень интересны как индивид, вот и не выдержала - женское любопытство, ведь вы феномен. Была зыбкая надежда,что вы ответите не оскорблениями, а по существу. Но вы уже не умеете разговаривать нормально. Заметьте,я вас ничем не задела.
    Извините.Больше не повторится. Я вас поняла.
    И.Л.

  • Гость - 'Гость'

    И вам понравился нынешний рассказ мастера прозы М.Верника?

  • Я только НИЖАЙШЕ ПРОШУ выдаать на-гора не выдуманные,начертанные по тысячекратно использованным колодкам, \"изячные\" историйки
    для стрессообильных климактерических дам.

    Только и всего.

    Убежден, что Кладницкий это может, но почему-то не хочет.

    Жаль.

    ВД

  • Вы изволили начертать: \"...не говорите, что ваша цель - очистить сайт от бездарей и графоманов: вас никто на это не уполномочил и никто не призывал волонтеров\".

    Я понимаю, Вы яростно защищаете своё и Вам подобных присутствие на сайте. А как Вы и иже с Вами называетесь, Вы определили сами.

    Бездарей же и графоманов, призывающих к борьбе с ними, я что-то за полвека пребывания в литературе не замечал.

    А вот что они мимикрируются под даровитых авторов - видел, и многократно.

    Еще Пушкин написал:

    Приятно дерзкой эпиграммой
    Взбесить оплошного врага;
    Приятно зреть, как он, упрямо
    Склонив бодливые рога,
    Невольно в заркало глядится
    И узнавать себя стыдится;
    Приятней, если он, друзья,
    Завоет сдуру: это я!

    Вот я и получаю удовольствие от Ваших и деятелей иже с Вами взыгрываний: графоманы жутко обидчивы, как замечено!

    Чтобы графоманам не было обидно, есть простой рецеп: они должны прекратитьвнедрять свои опусы в ни в чем не повинное тело русскоязычной литературы. Тогда я стану хвалить (умеренно, разумеется, без соплей) тех, кто к литературному творчеству относятся с трепетом и уважением.

    И, кстати, с моим мнение об опусе Кладницкого солидарен Миша Верник, мастер прозы, признанный всей литературной критикой и грамотными авторами, дай ему Бог здоровья. Почему-то читать его весьма приятно.

    Вот так-то, дорогая Ирина...

    ВД

  • Гость - 'Гость'

    Почему моё произведение критикуют с самого начала, и по сей день. А вам г. Кладницкий, нельзя высказать своё мнение.
    А моём моральном праве, что говорить, а что нет, не вам решать. И почему о марольном праве, вы говорите только мне? Неужели мой комент самый аморальный?
    Или вас задели две буквы А?
    Так я и за другие цеплялся, но эти были самые большие.
    Ладно.
    Если вы считате мой комент не приличным и аморальным, нажмите красную кнопку.
    М.В.

  • Сказать ничего не могу... Дёрнул же чёрт почитать ещё и коменты!

  • Я с большим интересом прочел Ваш коммент. Оказывается в моём рассказе нет моря, нет солнца и не пахнет отпуском. Героиня рассказа \"об этой интрижке еще пожалеет\". \"А музыкант, ну, хитрющий он оказался… цветами забросал, потом пятую симфонию на балалайке сыграет и всё! В постель…\" \"Если моя история называется Тривиальной, то эту можно назвать Банальной\". Отсутствует конфликт. \"Две буквы –А-, рядом в этом случае мешают друг другу\". Вот такой уровень замечаний...
    Вы имеете право так считать. Но Вы не имеете морального права, будучи конкурсантом, критиковать произведение, выставленное на конкурс. Это, на мой взгляд, неприлично.
    Давид Кладницкий.

  • Ариша, у Вас - романтическая натура, и поэтому легко проникаете в суть рассказа, все понимаете с полуслова и слышите музыку повествования. Не всем это дано, и обяснить им невозможно. Я очень рад, что Вы умеете писать литературные произведения и при этом быть читательницей. Многие читающие даже не подозревают, что они - не читатели. И при этом судят других и ужасно самонаденны и смешны. Я, например, могу читать Достоевского, но не являюсь его читателем, потому что не умею его понять, и душа моя не приемлет его. Это носит иной раз ибирательный характер. В музыке, например, далеко не все воспринимают жанр оперетты. Я, наверно, тоже самонадеянный, и поэтому берусь утверждать, что человек, написавший в своем комменте такие слова: \"И какое неожиданное счастье увидеть вдруг свой портрет в совершенно незнакомой кавртире, да ещё с авторской подписью - СЧАСТЬЕ! И внезапная любовь и счастье накрыли кружевным покрывалом чувственную Клер...\", самый настоящий читатель и любит оперетты. Ариша, Вы любите оперетты?
    Давид Кладницкий.

  • Уважаемая Наталья, Вы порадовали меня своим комментом. Некоторые оппоненты считают, что в рассказе все выдумано, особенно портрет Клер в квартире Лонса. Да, это уникальный случай. А наш критик утверждает, что \"каждое описание, слово, интонация этих Ваших вырезанных из картона КЛЕР-ЛАНГЕ были уже тысячи раз обыграны и напечатаны другими, куда более (нет, не талантливыми!)- просто набившими на этом руку строчкогонами?\"
    И вдруг вы рассказываете о подобном случае из Вашей жизни: \"Когда-то один знакомый художник нарисовал картину: вечерний пейзаж, многоэтажный дом, а на одной из стен - огромный портрет, который он нарисовал по памяти... Я узнала в этом портрете себя. Художник не отрицал этого, застенчиво улыбаясь.\"
    Вы пишете, что \"в реальной жизни талантливые музыканты пробиваются чаще с трудом\". К Лонсу тоже успех пришел далеко не сразу - ведь он в момент знакомства с Клер был уже мужчиной средних лет. И помог ему просто случай.
    Наталья, большое Вам спасибо за коммент и добрые пожелания.
    Давид Кладницкий.

  • Уважаемая Валерия, безмерно благодарен за коммент. Я понимаю, что, в основном, все было сказано в пылу полемики, но все равно чертовски приятно.
    С самыми добрыми пожеланиями, Давид Кладницкий.

  • Гость - 'Гость'

    К В.Д.
    Прочла Ваши комменты и понять не могу, почему Д.Кладницкий должен писать только \"армейские\" вещи - \"с мясом и кровью\" ? А для дам про
    \"Умную и красивую женщину, которая безумно нравится,\" нельзя!?
    Почему \"аплодисменты островных дам –дешевые\" ?
    За что Вы так не любите женщин, и никакого к ним уважения?
    Забываете, что это- мать, подруга, невеста, жена и дочь.
    Е.К.

  • И вот, господа, перед нами произведение, где отпуском и не пахнет.
    Где море, где солнце, где?
    А "Остров Больших абрикосов" -только в названии?
    Опять измена, опять секс, но где же море?
    Рассказ (отрывок из повести) автор отнёс в категорию «Курортный роман»
    Роман имеется, значит, ЖЮРИ рекомендует.
    Но я думал всю жизнь, что потрясения, когда трясётся Земля или происходит землетрясение , но чтобы - поцелуй для нее был вершиной сладких потрясений, это для меня новое.
    Спорить с Давидом не буду. Он знает, что говорит.
    Как говорит мой дядя - хорошая дамская проза.
    Но Клер об этой интрижке ещё пожалеет.
    А музыкант, ну, хитрющий он оказался… цветами забросал, потом пятую симфонию на балалайке сыграет и всё! В постель…
    Знал бы я, что женщины на музыку так реагируют, то я учился бы с детства на музыканта!
    НО...
    Если моя история называется Тривиальной, то эту можно назвать Банальной. И чем больше читаешь, тем нервы становятся спокойнее. На Кладницкого этот рассказ не похож. Отсутствует конфликт. Нет его. Нема!
    Может, это жанр такой, завлекательно- успокоительный.
    Как караван медленно плывёт по пустыне, так слова в рассказе медленно плывут перед глазами. Нет, не надо отвёртки в груди, и вой полицейских машин. А надо... действительно, что надо, чтобы рассказ был написан интересно?
    Самое хорошее в этой истории это подтверждение мой теории:
    - Женщину можно легко уговорить, если она одинока.
    Этого она не знала,
    а вот с кем – знала точно.
    А он этого не подозревал
    Две буквы –А-, рядом в этом случае мешают друг другу.
    С ув.к автору.
    М.В.

  • Спасибо за биографическую справку о знаменитейшей, сакральной ( вы не знакомы с праной,но это заграничное слово, я думаю, вы с удовольствием примите) личности Острова.
    Теперь, при создании вашей полной биографии в кабинете задумчивости - а где же еще ее создавать! - я не ошибусь в деталях.
    Извините, если я позволю себе вас поправить:
    пишется не "обрадЫвались", а "обрадОвались";
    зовут меня не "МРМНА", а Ирина.
    Ваше имя, дорогой мне Вячеслав, я всегда пишу правильно. Наверное,вы нервничали, когда писали.

    А в заключение хочу спросить совершенно серьезно:
    зачем вам все это надо?
    Почему вы так упорно стараетесь оскорбить не причинивших вам никакого вреда совершенно незнакомых людей, причем как можно изощреннее пытаетесь причинить им боль? Разве это не духовный садизм?
    Почему вы всеми силами стараетесь вызвать к себе неприязнь и буквально упиваетесь бранью? Это ли не мазохизм?
    Только не говорите, что ваша цель - очистить сайт от бездарей и графоманов: вас никто на это не уполномочил и никто не призывал волонтеров.
    Ответьте, пожалуйста,если можете и если еще не разучились нормально разговаривать.
    Мне интересно специфическое устройство вашего мыслительного аппарата (раз уж мой вы для себя определили, некорректно оставлять меня на неравной позиции).
    Ирина

  • Прелестная Ирина, экая Вы фантазерка, прямо островной Жюль Верн!

    Изобретая в кабинете задумчивости (вежливее сказать невозможно!) подробности моего жития-бытия и сообщая их читателям, Вы никак не можете (а скорее всего, просто неспособны в силу специфического устройства Вашего аналитического аппарата) представить себе, что:

    во-первых, мне не скучно, поскольку неуемных драчунов на Острове препорядочно,

    во-вторых, я не ставлю задачей своей деятельности кого-то злить, ибо злюки будут в любом случае на меня злиться. - так что кто является причиной злобы, понятно: не я,

    в-третьих, что такое садо-мазохизм, Вам, скорее всего, известно на собственном опыте, а потому Вы всем эту болячку и пришпиливаете,

    в-четвертых, стрессом не страдаю и просто не представляю никак, что это за зверь, - по-моему, это обыкновенная отговорка бездельников: у них вечно стресс, так что думать и работать не тянет, а стресс служит оправданием,

    в-пятых, я целый месяц был крайне занят созданием очередной нетленки, в сайт Острова не смотрел, а вы все и обрадывались: допекли, мол, заткнули глотку! - нет, любезные мои, на отповеди вашим взаимосамовосхвалениям всегда найду время.

    А что такое прана, не знаю, и прошу заграничных, чуждых моему интеллекту, слов не употреблять, потому что я на них не реагирую.

    С благодарностью за фантасмагорическую выдумку, многоуважаемая Ирина,

    ВД
    --------------------

  • Спасибо Вам за светлый, искренний, излучающий душевное тепло коммент.
    С уважением Давид Кладницкий.

  • Женщине всегда не хватает в жизни романтики,тайны. Ей хочется иногда почувствовать себя абсолютно свободной от всех и от всего - от долга, обязательств, обыденности. И в то же время, убежав от всего этого в никуда, она надеется, что в \"нигде\" ее найдет какая-то Необычайность.
    Это и случилось с вашей Клер, и ей можно позавидовать. Я бы сказала,что это эпизод не из \"дамского\" романа, а кусочек сказки в обыденном мире. Может быть, отрывок в чем-то проигрывает из-за того, что он - отрывок из цельной повести, но и так очень милая история.
    Что же касается В.Демидова, хочу сказать всем нам:

    Ну что вы, право! Дался вам Демидов!,
    что вы, как дети, копите обиды
    и огрызаетесь дрожащими губами.
    Он дразнит нас. Ну посудите сами:
    сидит он дома. Скучно - не у дел,
    и сам себе до смерти надоел.
    Себя он сам заводит беспрестанно
    (такая у него по жизни прана),
    немного склонный к садо-мазохизму,
    тихонько ждет,кому бы вставить клизму.
    Вот так снимая сплин , хандру и стресс,
    свой пробуждает к жизни интерес.

    С уважением, Ирина Л.

  • Гость - 'Гость'

    О ВД:
    Каждый город должен обязательно иметь своего ГОРОДСКОГО СУМАСШЕДШЕГО.
    В том числе и ОСТРОВ.
    Без городского сумасшедшего скучнеет жизнь, утверждал СЕНЕКА.

  • Гость - 'Гость'

    ГОСПОДА, ДА ОСТАВЬТЕ ВЫ В ПОКОЕ ЭТОГО В.ДЕМИДОВА, МЕЛКОГО ЗАВИСТНИКА И ХАМА!
    В СЕМЬЕ НЕ БЕЗ УРОДА.
    Л.Д. (эколог)

  • Гость - 'Гость'

    Ау, Валерия! Как Вам очередная ложка ЯДа (б/у ВД)? Или снова промолчите?

  • \"- Лонс… Меня зовут – Лонс\", написали Вы.

    Да это же прямое заимствование, сделанное перестановкой слагаемых:

    \"- Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд\".

    Вот что значит много читать переводной прозы и не перечитывать свою собственную перед отправкой в печать...

    ВД

  • С каким упоением Вы цитируете хвалебный отзыв некой Екатерины!

    И тут же обвиняете меня в передергивании! Передергивании чего? Я просто сделал логический вывод: когда человек читает перед сном (обычно в постели, при свете ночника), он делает это для того, чтобы легче заснуть. Иначе для какой цели такое чтение? Я знаю немало людей,которые именно так себя засыпляют и именно на это время делют акцент, ибо для чтения с другой целью (образовательной, например) имеется целый световой день.

    Насчет \"пинка\": его-то как раз обвиняющая меня Ариша и послала мне (но не по адресу), - Вы же уж точно передергиваете, приписывая авторство его именно мне. Нехорошо...

    Признак же дурного тона, кстати, - это сочинять повести на потребу любительницам дамской литературы.

    С приветом и пожеланием выздороветь от любви к такой \"изячной\" литературе, производной от чтения подобных опусов.

    Вячеслав Демидов

  • Гость - 'Гость'

    Прав уважаемый Давид.
    А вот почему упорно молчат Валерия и Редколлегия по поводу хамства ЯДа?
    Спросите у Крылова:
    АЙ ДА МОСЬКА, ЗНАТЬ,ОНА СИЛЬНА,
    ЧТО ЛАЕТ НА СЛОНА...
    Ничем другим молчание Редколлегии не объяснишь.
    Печально...
    ЗинаИда

  • Уважаемый Вячеслав, Вы частенько похожи на боксера, который при любой оплошности партнера, норовит нанести безжалостные удары. Литературный клуб – это не ринг. Ну, скажите – за что Вы так на Екатерину? Вот, что Вы написали: «Пытаясь спасти Вас от моей критики, г-жа Екатерина возносит Вас за то, что Ваша проза идеальна для чтения перед сном, то есть усыпляюща!!! Вот так комплимент из-за легкомыслия превращается в критическую дубину!» Что это за критика у Вас такая, что от нее надо спасать?! А написала Катерина вот, что: «Гн. Кладницкий, с большим удовольствием прочитала легкий рассказ, спасибо за приятное чтение! Я очень люблю читать перед сном такого рода фантастические истории, которые некоторые причисляют к дамской прозе, поскольку спрос на неё у солдафонов не столь велик». Вы передергиваете. Для Вас слова «люблю» и «идеальна» синонимы? А дальше – больше: Вы приписываете ей мнение, что она непременно перед сном читает то, что действует на нее как снотворное. Я, например, перед сном читаю наиболее понравившиеся произведения. Особенно Ремарка «Три товарища». И потом – о какой «критической дубине» идет речь? Критика, естественно, должна быть справедливой, деликатной и доброжелательной, а не злобной.
    А вот, что Вы написали Ирине Вайнер: «Милая Ариша! Вы упрекаете меня в близорукости, неумении отличать хорошую прозу от рыночной поделки. Пинок не по адресу!» Дело уже дошло до пинков…
    Даже упоминание в комменте о «критической дубине» и «пинках» считаю неуместным. Это признак дурного тона.
    С пожеланием взаимопонимания, Давид Кладницкий.

  • Пытаясь спасти Вас от моей критики, г-жа Екатерина возносит Вас за то, что Ваша проза идеальна для чтения перед сном, то есть усыпляюща!!! Вот так комплимент из-за легкомыслия превращается в критическую дубину!

    Милая Ариша! Вы упрекаете меня в близорукости, неумении отличать хорошую прозу от рыночной поделки. Пинок не по адресу!

    Того же Кладницкого я не только приветствовал и хвалил, но и поместил его прозу в редактируемом мною сборнике \"Третий этаж\". Вы этого никак не отметили, а следовало бы - для доставления радости автору.

    А вот, увы, подобий этой предъявленной Кладницким выдумки Вы найдете сколько угодно в любом журнале \"для дам\", у которых (дам, конечно), по мнению редакции данных коммерческих \"органов\", мозги птичьи (мое мнение о дамских мозгах совершенно иное и уважительное).

    Слабость данного текста Кладницкого именно в том, что он ВЫДУМАН от начала до конца, - это, по сути, литературная поделка для невзыскательной публики. которая тут же в комментах и обозначила свою суть.

    Меня утешают, что Кладницкий \"не скис\", - ну что ж, потерпим до его нового текста... Дай ему Провидение удачи и серьезнейшей критической оценки им написанного.

    Вячеслав Демидов

  • Гость - 'Гость'

    Гн.Кладницкий,с большим удовольствием прочитала легкий рассказ, спасибо за приятное чтение!
    Я очень люблю читать перед сном такого рода фантастические истории, которые некоторые причисляют к дамской прозе, поскольку спрос на неё у солдафонов не столь велик.
    Но я уверена, что у Вас есть приличный круг читателей и они-то, надеюсь, оценят Ваш рассказ по достоинству! Успехов!

  • Плавность, мягкость, очарование, сквозят в каждой строке повести. И финал его интригующий. Оказывается, Лонс, был основательно влюблён в Клер ещё много лет тому назад... И какое неожиданное счастье увидеть вдруг свой портрет в совершенно незнакомой кавртире, да ещё с авторской подписью - СЧАСТЬЕ! И внезапная любовь и счастье накрыли кружевным покрывалом чувственную Клер...
    Поражает близорукость господина В.Демидова. Неужели невозможно отличить штамп от авторской фантазии? И опять всё в обидной форме... Ей Богу, не могу понять господина Демидова, почему он это делает. Но, когда его долго нет на сайте, я начинаю беспокоиться... Длительная тишина укачивает, и хочется четырёхбального волнения, но никак не больше, а главное, даже острая критика должна выражаться в вежливой форме.
    С безграничным уважением, к вам, Давид, - Ариша.

  • Уважаемый Вячеслав!
    Правомерно ли сравнивать столь разные вещи, как реалистическую военную (или армейскую, если не сказать- солдатскую) грубоватую прозу с мечтательными томными прозаическими изысками в стиле Фэнтези?
    Почитаешь такой Ваш убивающий наповал (как пулемётная очередь!)отзыв, и невольно подумаешь, может, и Александра Грина надо запретить по решению суровой комиссии во главе с В.Д.!?
    И Ваше : \"Очень огорчен Вашей эволюцией\"
    не стоит воздыханий, т.к. эволюция творчества Давида идёт параллельно: поэзия, реалистические рассказы- воспоминания, фантасмагорические повести и т.д. И, обратите внимание, у него везде свой стиль, своё лицо. В этом его можно было бы сравнить с Киплингом, который остается образцом перевоплощений в разных жанрах.
    Уважаемый Давид,
    примите от меня комплименты за Ваш рассказ и \"аплодисменты\", несмотря на то, что г.Демидов считает их здесь неуместными.
    Кто знает, может быть лет через 10 Ваша повесть «Остров больших абрикосов» станет такой же настольной книгой молодежи, как в своё время повести А.Грина?! Но ведь и он писал много в реалистическом ключе, да кто сейчас про это помнит?! - настоящее признание и популярность получили его \"Алые паруса\" и \"Бегущая по волнам\".
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Насколько Ваша \"армейская\" вещь была \"с мясом и кровью\", насколько она была выстрадана, - настолько Ваши последние вещицы и особенно эта ВЫДУМАНЫ (не хочу сказать:\"высосаны из пальца\"), как школьное упражнение на тему: \"Сделайте мне красиво!\"

    Неужели Вы совершенно не чувствуете, что каждое описание, слово, интонация этих Ваших вырезанных из картона КЛЕР-ЛАНГЕ были уже тысячи раз обыграны и напечатаны другими, куда более (нет, не талантливыми!)- просто набившими на этом руку строчкогонами?

    Вы размениваете свой талант сильного, честного прозаика на дешевые аплодисменты островных дам и джентльменов, - грош в базарный день им цена!

    Очень огорчен Вашей эволюцией...

    Ваш

    Вячеслав Демидов

  • Гость - 'Гость'

    Милая история, интересно развернут сюжет в ресторане \"НОСТАЛЬГИЯ\". \"Они сидели спиной ко всему остальному миру. Толпа яхт, собравшаяся у мола, ощетинилась оголенными мачтами\". Как хорошо, что песни понравились муз. коллективу, что заключили с композитором контракт, в реальной жизни талантливые музыканты пробиваются чаще с трудом, иногда известность приходит, увы, после... А тут так все светло и гармонично складывается...
    \"Она знакомилась с его окружением - читала имя и фамилию под каждым портретом и всматривалась в лица. И вдруг под одним из них прочла \"Счастье\". Это был ее портрет\".
    Когда-то один знакомый художник нарисовал картину: вечерний пейзаж, многоэтажный дом, а на одной из стен - огромный портрет, который он нарисовал по памяти... Я узнала в этом портрете себя. Художник не отрицал этого, застенчиво улыбаясь. Я часто вспоминала эту картину. Через много лет он сделал по этому эскизу графическую работу, но на стене была нарисована его жена с ребенком...
    Интересно, как сложатся отношения у этой пары... Успеха автору! Наталья Ланге.

  • Красивая, изящная история!
    Читаешь и наслаждаешься. Читаешь и расслабляешься, так как знаешь, что у героев все будет хорошо. Потому что написал это Давид Кладницкий, которого мы любим за по прекрасные рождественские рассказы-сказки.
    Спасибо, Давид, за встречу с такими приятными людьми: Клер и Лонс.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Аимин Алексей   Шашков Андрей   Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,262
  • Гостей: 278