Кац   Евсей


 Лучший сексуальный контакт был у Юрия с партнершей, которую он до этого не знал и после никогда не видел.
Они пересеклись холодной осенней ночью в бурлящей воде джакузи на заднем дворе их общего знакомого, который устраивал вечеринку. Кроме них там плескалось еще несколько весело болтающих гостей. Юрий оказался рядом с худенькой женщиной с мальчиковым лицом. Их колени соприкасались под пузырящейся водой. Локтем он непроизвольно дотронулся до ее талии. Затем он дерзко положил ладонь на ее бедро, заскользил пальцами к низу живота и оттянул мягкую ткань купальника. После секундного  колебания погрузил средний палец во влагалище и постарался нащупать клит
oр. Ее лицо, покрытое испариной от уходящего вверх пара, слегка вздрогнуло, глаза чуть расширились. Она впервые повернулась к нему. Ее взгляд застыл. Он продолжал вводить и выводить пальцы, не испытывая при этом ничего, кроме простого любопытства. Она неотрывно смотрела ему в лицо. Когда Юрий закончил, она отвернулась. За всё время она не издала даже вздоха и вскоре ушла. Они не обменялись ни единым словом. Ее имя осталось ему неизвестным. Для себя он называл ее "Девушкой со взглядом", а видения ее глаз вызывали бещенный прилив крови к его гениталиям.

  Сейчас он лежал в постели с Марией в дешевом мотеле. В самом дешевом, который он смог найти в своем районе. Простыни были изношенны частыми стирками до дыр, а маленькое окно выходило на шумный хайвей. Ночь стоила тридцать долларов, но им хватало двух часов. Веренее ему. Мария готова была оставаться с ним и дольше. Скажем, лет так на тридцать-тридцать пять. Больше, он полагал, ему не прожить.

  Она приезжала позже него и сразу бежала к унитазу с игривым воплем "Сейчас усцусь". Он уже лежал в постели, размышляя о скорости действия Ваягры, которую принял час назад. Беспардонность Марии его поначалу коробила. До сих пор у него не было ни одной женщины, способной громогласно заявить о желании справить нужду, да еще украсить это заявление матерным словцом.
Но однажды, он услышал, как жена одного известного хоккеиста, родом из тех же краев, что и Мария, наставляла своего сына, мальчика лет десяти, приличным набором из неприличных слов. Она произносила их так естественно, словно эти слова входили в состав ее повседневных бесед с ребенком.  

  "В тех краях это уже не выражения злости или раздражения. - подумал Юрий, смирился с криками Марии и даже, как ему казалось,  стал приходить в некое дополнительное возбуждение, услышав журчание крепкой струи.

  Выходя из душа, Мария, как бы невзначай, роняла полотенце, затем неспешно его поднимала нагнувшись, открывая для осмотра загорелые длинные ноги, шарообрабразную молочного цвета попку и выбритый лобок под маленьким, выносившим ребенка, животиком.  Ее груди провисали и слегка покачивались, по форме похожие на два маленьких снаряда.

  Соеденившись в постели, они ногами сбрасывали мешающее им одеяло на пол,  заходясь от страсти лихорадочно нащупывали губами губы и после коротких поцелуев с покусываниями переворачивались и прижимались друг к другу валетом. При одном только виде розовой и чернеющей в глубине влагалища нежной влажной плоти, Юрий мог извергнуть белую липкую жидкость Марии в рот. Она не раз предлагала ему сделать это, но он предпочитал традиционный метод. Они опять переворачивались и после непродолжительных судорожных движений Юрий испускал несколько гортанных воплей, затем расслаблялся.

  Женя с трудом нашла место на обширной парковке Еврейского центра.
Видимо, в большом зале был  концерт или лекция. Это означало, что им прийдется репетировать не на сцене, а в маленькой комнатке с раздолбанным пианино. Центр недавно достроили к старой синагоге и поэтому он получился неуютным, с длиннющим, узким, бессмысленным холлом и целым рядом, непонятно для чего предназначенных комнат. Бросив девушке, сидевшей за столом у входа: "Рашен театр", Женя отправилась на поиски своей комнаты, благодаря строителей за архитектурную нелепость. Не будь этих конурок, не было бы того, чего они с гордостью называли Русским Театром Еврейского Центра и ее жизнь была бы гораздо скучнее.

  Она опоздала. Толстая пианистка Оля с энтузиамом аккомпонировала бородатому Кащенко и тот, своим рычащим голосом, сверкая золотым зубом, пел "День Победы". Несколько немолодых женщин жались к стенке, словно опасаясь, что воздушная волна, поднятая Кащенковым ором, опрокинет их. К  Жене подскочил маленький пружинистый Игорек.

  - Нам нужна еще одна танцовщица.

  - Я не танцую. Я только подшиваю одежду.

  - Ничего. Ты сможешь, - воскликнул Игорек и выскочил из комнаты.

    На заключительном куплете Кащенко замахал руками, приглашая всех подхватить песню. Концерт, который он задумал, должен был завершиться совместным пением артистов на сцене и зрителей в зале. Подпевать никому не хотелось, но отдавая уважение главному режиссеру театра, несколько голосов все же вяло дотянуло "День" до победного конца.

  - Ну так ты закончил? - нетерпеливо спросила у Кащенко Инга и, отделившись от женской группы, подошла к пианино, но ее остановил вопль:

  - Куда! Сейчас моя очередь!

  В комнату влетела Стелла. Лицо ее было пунцово, глаза странно горели, а тяжелая  грудь, зависть театральных барышень, почти вырвалась наружу из лифа и открытого платья, обнажая темные сегменты сосковых окружностей. Ходили слухи, что у нее были близкие отношения с каким-то работником центра. Поэтому им разрешалось репетировать столько, сколько им хотелось. Возможно, несколько минут тому назад Стелла и предавалась этим отношениям.

  Инга вскинула голову, сказала что-то резкое, но ее увели в сторону. Стелла заняла место у пианино, запела "Разноцветные кибитки" громко и коряво, была остановленна аккомпаниаторшей, поправленна и снова запела.

  - Это на долго, - тихо сказал Жене, возникший Игорек. - Пойдем. Сцена уже освободилась.

  Они тихо вышли. Большой зал был пуст. Между рядами кое-где виднелись брошенные программки прошедшего мероприятия.

  - Что тут было? - спросила Женя.

  - Ничего интересного. Встреча с израильским консулом.

  Игорек взлетел на высокую сцену, скрылся за кулисой. В зале погас свет. Где-то высоко остался гореть одинокий фонарь, оставляя сцену в полумраке.

  - Иди сюда. Я тебе покажу движения, - крикнул Игорек Жене.

  Она поднялась к нему и он быстро и уверенно положил ей руку на талию, чем заставил ее вздрогнуть.

  - Главное в танце счет. Следуй за мной, - произнес Игорек, сделал один шаг в сторону и один назад, стараясь увлечь Женю за собой.

  У него ничего не получилось. От прикосновение Игорька Женино тело напряглось и ее мыщцы словно окаменели. Вместо полноценных шагов она с опозданием сделала какие-то подвижки, да и те дались ей с трудом. Она испугалась своей неуклюжести, темноты и Игорька, который раньше был для нее всего лишь веселым клоуном. А тот с удивлением взглянул на нее и попробовал повторить движения.

  - Я... Я не смогу. Я же говорила, что у меня не получится. И зажги свет,  - тихо сказала Женя и сняла руку Игорька со своей талии. - Мне надо выйти.

  Она быстро сошла со сцены и почти побежала к выходу. Навстречу ей уже шла толпа, состоящая из тех, кто в силу своей фантазийности, называл себя артистами. Артистами русского театра.

  "Ах, как она хороша, - думал Кащенко, оглядывая приближающуюся Женю. -  Эти распущенные рыжие волосы...  И почему она до сих пор одна."

  Женя смотрела на себя в зеркало в туалете.

  "Я похожа сейчас на Стеллу. На нее, когда она влетела в комнату.  Только Стелла, чтобы дойти до такого состояния упиралась руками в письменный стол, и окаменевший мужской член методично сзади долбил ее промежность, а мне всего лишь положили руку на талию."

   - Вы цыгане! - кричал Кащенко из глубины зала. - Двигайтесь, как цыгане и все делайте, как цыгане, пока Стелла поет цыганскую песню. Это называется театрализация.

  У него выкристализовывался стиль грядущего представления - каждая песня должна дополняться маленьким спектаклем на ту же тему. Если поется о цыганах, то за спиной у певицы надо изображать цыган за их обычным занятием: гаданием, воровством или даже подковкой коней. А если поется военный марш, то неплохо бы было иммитировать какие-то сражения.

  - Не получится, - возразил ему Игорек. - Песни у нас идут одна за одной. Не успеем переодется.

  "Вечно этот недоросток со мной спорит. Может он и прав в мелочах, но идеи у меня верные и, главное, нестандартные. И почему я всю жизнь проработал школьным учителем химии?", - удивлялся Кащенко, глядя на броуновское движение новоявленных цыган на сцене.

  Размышления новатора театра прервала Инга.

  - А где мое платье русской княгини?

  -  У Жени, конечно, где же еще, - сердито ответил Кащенко.

  - У меня, у меня оно. Я его укорачивала. Только это платье не княгини, а русское народное. Сорее его могла бы носить простая крестьянка, - заметила Женя.

  Инга, не смотря на свое прозападное имя, и была простой русской крестьянкой из деревни в Саратовской области, но Женино замечание приняла как некий уничижающий намек и в ответ гневно сверкнула глазами.

  - Напоминаю. Если кто хочет платье, как у Инги, должен сдать пятьдесят долларов, - Женя сделала объявление, на которое артисты откликнулись недовольным бормотанием:

  "Вот еще, деньги сдавай. Это нам должны платить за работу."

  Репетиция продолжалась. Пришли еще два актера в заляпанной краской одежде, за которую получили выговор от главного режиссера.

  - Мы прямо с работы, не евши, - огрызнулись актеры и влились в действие даже не отмыв до конца рук.

  Певички толпились у рояля и изводили бедную аккомпаниаторшу своими требованиями. Безотказная тучная Ольга покрылась потом. У нее плохо пахло из подмышек. Игорек показывал танцевальные па поленоподобным дамам, выражения лиц у которых молили о покое. Кащенко тихо дремал в третьем ряду партера. Наконец, вошел вахтер и, поморщившись от Олиного запаха, провозгласил закрытие центра.

  Уже на улице Инга вдруг вспомнила o своем платье.

  - Ах, я его забыла! - воскликнула Женя.

  Она промчалась по холлу, в котором еще ярко горел свет, влетела в полную темноту концертного зала и ослепленная, застыла у двери.

  Со стороны сцены донеся Стеллын стон:

  - Только не туда, только не туда, мой сладкий. Муж узнает. А-а-а!

 

  На серебре и золоте по Юриным подсчетам можно было заработать до тысячи. Пятьдесят одноунцевых кружков серебра, триплетных девяток стоили на данный момент тысячу семьсот и врядли завтра эта цифра изменится. Разномастная золотая десяти и четырнадцати каратная ювелирка тянула еще долларов на шестьсот. Такие большие деньги публика на этом второстепенном еженедельном аукционе тратить не привыкла. Сюда приходили  люди, приторговывающие для дополнительного заработка на гаражных распродажах и блошинных рынках. Случалось забегали мелкие антиквары, едва осилившие интернет, но ломом из драгметаллов они пока не интересовались. На аукцион "Сокровища Грея", как правило, сдавали недорогую мебель и домашнюю утварь умерших родственников. Более серьезные вещи: антиквариат, старинные картины уходили на аукционы покрупнее. Но иногда основателю и хозяину бизнеса Роберту Грею, удавалось убедить родственников, что лучше чем он, никто продать не сможет и заполучить более качественный товар. Такой как сегодня.

  Юрин счет в банке не превышал двухсот долларов, однако это его не волновало. Завтра он сдаст металл в плавильную компанию за рекой в Кентукки и привезет Грею деньги. Они знали друга давно и Грей всегда доверял Юрию, если сумма не превышала нескольких тысяч. Юрий чувствовал привычное возбуждение. Оно охватывало всех приходящих сюда - аукционная лихорадка. Он еще раз проверил свои расчеты. Важно было не увлечься борьбой за свой лот с другими и не переплатить. Такое случалось с ним в начале его дилерской карьеры. Но сегодня серьезной борьбы он не ожидал. Разве что... Но об этом он старался не думать.

  Роберт не стал тянуть решил продать самое дорогое в начале торгов.

  - Пятьдесят унций серебра. Это что-то около полутора тысяч, - проинформировал он аудиторию и скромно попросил пятьсот для начала.

    "В ювелирном магазине через дорогу легко можно получить тысячу,  но никто этого не знает. Даже Грей. В Кентукки я получу полтора куска," - предвкушая легкий куш, подумал Юрий.

  Дени хлопнул его по плечу.

  - Ну что, будем с серебром сегодня? - улыбнулся он.

   Дени недавно вернулся из Ирака, где повредил плечо, стреляя из крупнокалиберного пулемета.

  "Oтдача сильная была, " - объяснял Дени.
  За войну и травму ему платили прилично.  Зарабатывать с аукциона он не собирался, но так как жил поблизости, то заходил из любопытства и иногда покупал какую-то мелочь, чтобы было чем порадовать своих нетребовательных подружек. Почему-то он проникся симпатией к Юрию, прилипал к нему во время торгов, комментировал покупки, словно они состояли в доле. Юрий, хотя и был вдвое старше, относился к Дени с уважением. Солдат все же. В боях учавствовал. Однажды Юрий глупо спросил: "А ты там убил кого-то?"
  Дени как-то странно на него посмотрел:
 "О чем ты, парень?" 

  Юрий смутился и больше о войне не распрашивал.

  Сумма за серебро вяло ползла вверх.

   "При самом худшем раскладе доползет до тысячи, " - решил Юрий и поднял руку на семьсот пятьдесят.

  - Кто дает восемьсот? - спросил Грей, окинул зал взглядом и после паузы грустно молвил. - Похоже, что никто.

  Он повернулся к Юрию, чтобы назвать его победителем - опять этот проклятый русский - как вдруг сын Роберта Джек, круглолицый и краснощекий подросток, помогающий отцу в бизнесе, радостно выкрикнул: "Восемьсот!" и стал указывать на что-то  в самом конце зала, где располагался вход.

  "Неужели, " - свекнуло в мозгу у Юрия и он посмотрел туда, куда показывал юноша. Там из-за чужих спин вверх тянулась знакомая и ненавистная рука в заношенной светлой куртке. Ошибка исключалась. Хозяин куртки носил ее всегда, в любую погоду, в любое время дня. Без этой куртки его, кажется, никто никогда не видел. Первоначальный цвет этого Мафусаила от швейной индустрии установить было невозможно, так же, как и определить на взгляд возраст ее владельца. Тот был довольно высок, костляв, лицо имел аскетичное, на котором прожитые им годы не оставили ничего бросающегося в глаза. Поэтому широкий спектр от сорока до шестидесяти пяти был вполне уместным.

  - Кто это? - удивленно спросил Дени.

  - Тот, кто загубит наш бизнес, - мрачно ответил Юрий.

    Торги за серебро закончились предсказуемо. Как на других аукционах. Стараниями Джина и Юрия цена, на радость удивленного Грея, поднялась до девяносто трех процентов от рыночной стоимости и лот ушел к Джину. Юрий мог позволить себе только девяносто два процента и то только, чтобы не остаться в убытке. Да и Джин врядли заработал бы что-то, если бы у него, как у Юрия, была нужда продавать серебро сразу, а не дожидаться лучших времен.

  Хитрый Грей тут же выставил золотую ювелирку, которую постигла судьба серебра - Джин забрал и ее.

  - Сволочь, - прошептал Дени, обозревая Джина, складывающего свой выигрыш в заранее приготовленную картонную коробку. Юрий не понял, говорит это Дени искренне или просто, чтобы поддержать его.

  - Так он поступает на всех аукционах, где мы сталкиваемся. Это Джин Холдинг - единственный дилер с которым никто не может договориться.

  - Договориться? О чем? - не понял Дени.

  - Не бороться друг с другом на аукционах. Я тебе уступаю этот лот, а ты мне другой. Или покупаем вместе и прибыль делим пополам. Только так можно выжить.

  - А как же этот мудак выживает?

  - Ему деньги не нужны. У него от родителей остался большой антикварный магазин. Говорят старики знали толк в этом деле и мелочью не торговали. Да и сам Джин ничем, кроме старинных вещей не интересовался. С утра до вечера объезжал аукционы, гаражные распродажи и посещал старушек, которые откликались на его обьявления в газете о скупке антиквариата. Сейчас не те времена. Цены на драгметаллы зашкаливают, а на старье наоборот упали. Людям не до ваз и картин. Вот он и переметнулся. Хотя, судя по деньгам, которые он платит, делает это скорее из-за упрямства и ненависти к другим дилерам, чем ради прибыли, - Юрий помолчал, а затем добавил:
- Говорят, он не спал ни с одной женщиной.  Ты можешь себе это представить?

  Дени гоготнул:

  - Ну и тип.

  - Он раньше сюда не заглядывал. И сегодня я его здесь не ожидал. Но разнюхал, скотина, приперся, не смотря на ранение.

  - Какое ранение? - лицо Дени выразило подлинный интерес.

  - А, ты не знаешь? Его подстрелили недавно при ограблении. Какие-то черные постучали в его магазин после закрытия. Он приоткрыл дверь и нагло, в своей манере: "Чего надо?!" Ну и получил пулю. 

  - Куда?

  - Не знаю куда, но выжил. Правда, пропустил несколько аукционов на радость другим дилерам.  Сдается мне, это его первый, на мое счастье, - грустно усмехнулся Юрий.

  После монетарной вспышки, вызванной борьбой за злато, аукцион вступил в свою обычную вялую фазу, где любители устраивать гаражные распродажи и их жены пытались добыть для своих нужд посеребрянные ложки, кастрюли и различные предметы из прошлого, о назначении которых  непосвященный в этот бизнес человек не имел никакого представления.

  Как правило, Джин уходил сразу после того, как заканчивалась продажа монет, ювелирных изделий, серебрянных наборов или чего-то еще, во что людская фантазия вложила драгоценные металлы. Но сегодня он задержался. Повидимому, не успел, по своему обыкновению, осмотреть содержимое распродажи накануне. Он стал бродить среди выставленных на полки и столы экспонатов.

  - Этот жадный мудак думает, я пропустил что-то. Да... Теперь уж точно повадится сюда ходить. Ничего уже нам здесь не перепадет, - зло сказал Юрий и добавил скорее шутливо, чем всерьез. - Шины, что ли ему порезать?

  - Давай, - с энтузиазмом отозвался Дени, которому дома после Ирака нехватало адреналина. - И есть чем.

 Он осторожно выныл из кармана предмет, в котором Юрий сразу опознал недавно проданный Греем итальянский выкидной нож.

  "Маразм. Еще не хватало на уголовку пойти из-за этого идиота Джина, - испугался Юрий. - Хотя,  Дени врядли решится на это."

  - Да ладно, не те деньги, - вальяжно сказал он. - Пойду я. Мне здесь уже  делать нечего.

  Он вышел на забитую видавшими виды автомобилями парковку. Темнело. Позади гремел микрофонный глос Робета Грея, уговаривающий публику дать пять долларов за старинное медное ситтечко.

   - Господи, зачем я здесь? -  произнес про себя Юрий и направился к своей десятилетней давности Тойоте Сиене.

  - А где его машина? - услышал он за спиной голос, заставивший его вздрогнуть.

  - Вон тот старый вен, - указал он Дени рукой на монстроподный Шевроле по возрасту превышавший Сиену, как минимум, втрое. - Не вздумай.

  Однако Дени уже заскользил между авто и итальянская сталь сверкнула под взошедшей полной луной. Уже была занесена рука, как дверь громадины со скрипом отворилась и противный старушичьий голос очень похожий на голос Джина прокричал: "Чего надо?!"

  Юрий застыл в ожидании ужасной глупости. Но на его друга вдруг снизошло благоразумие. Он пробормотал что-то объяснительное и скрылся в темноте.

   "Старуха-мать. Жива еще. Кто бы мог подумать."

   И Юрий ощутил некоторую досаду.

                                                    *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Ну, так не смотрите. Вам же хуже. А лучше не рассуждайте о том, о чем не имеете понятия.
    И кстати, давали ли вы читать своему мужу ваши мемуары с перечислением ваших любовников? Они возмутили некоторых ультра-консервативных членов сайта. Т. е. вам можно писать об этих делах, а другим нет?

  • Из-за своего казацкого характера, не смогла пройти мимо вашего совета. И, господин Кац, у вас нет ни стыда, ни совести предлагать людям преклонного возраста смотреть порнофильмы. Если у вас такая зависимость к ним, желаю вам успехов при их просмотрах и достижении оргазма. Видимо, это ваше излюбленное занятие...

  • Она не имела смысла с самого начала. Вы меня уморили еще больше. Я имел ввиду не геров в литературе, а авторов. Смотрите порнофильмы вместе с мужем. Изучайте эротику!

  • Я ТАК И СДЕЛАЛА, ГОСПОДИН КАЦ, КАК ВЫ СОВЕТУЕТЕ, НО НЕБОЛЬШОЙ ОТРЫВОК ВАШЕЙ ПОВЕСТИ ПРОЧИТАЛА И ВСЁ. ЭРОТИКОЙ ЗДЕСЬ И НЕ ПАХНЕТ. ИЛИ ЖЕ ВЫ НЕ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ ЭРОТИКА! ЭТО КОГДА ЧУВСТВА ГЕРОЕВ ЗАВУАЛИРОВАНЫ И САМ ПОЛОВОЙ АКТ НЕ ОПИСЫВАЕТСЯ, КАК БЫ ОСТАВАЯСЬ В ТЕНИ, ТЕМ САМЫМ ДАВАЯ ЧИТАТЕЛЮ САМОМУ ПОФАНТАЗИРОВАТЬ. УМОРИЛИ ВЫ МЕНЯ ФРАЗОЙ, ЧТО В ЛИТЕРАТУРЕ НЕТ НИ ЖЕНЩИН, НИ МУЖЧИН, А ЗНАЧИТ И ВАШИ ГЕРОИ ПОЛУЛЮДИ, ТАК ЧТО ЛИ? ДА, ОСАДОК ОТ ОБЩЕНИЯ С ВАМИ КИСЛОВАТЫЙ, ЧТО НИКАК НЕ ОЖИДАЛА ОТ ВАС.
    ЖЕЛАЮ ВАМ ДОБРА И МУДРОСТИ.
    НАДЕЮСЬ МЫ ПОНЯЛИ ДРУГ ДРУГА И ДАЛЬНЕЙШАЯ ДИССКУСИЯ НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА.

  • Во-первых, чем плохо находится в бане? Но может вы имели ввиду немецкую баню, где по определенным дням, кажется, моются все вместе.
    Во-вторых, чтобы лечь с моим героем в постель, надо еще ему понравится.
    В-третьих, а чем собственно герой вас не устраивает? Он на ваш взгляд не слишком опытен в сексе? Детали пожалуйста.
    В четвертых, во всем слушайтесь своего мужа. Не ходите одна в лес. Там волки. У-у-у страшно.
    В-пятых, я не понимаю, что заставляет вас вообще читать такие вещи? Я вот начинаю читать многих авторов сайта, прочту несколько строчек и если мне неинтересно или написано плохо, дальше не читаю. Вы женщина умудренная богатым опытом, дайте совет.

  • ГОСПОДИН КАЦ, ЛУЧШЕ НАХОДИТЬСЯ В БАНЕ, ЧЕМ С ВАШИМ ГЕРОЕМ ЮРИЕМ В ДЖАКУЗИ :grin :grin :grin
    Я ЧАСТО РАССКАЗЫВАЮ СВОЕМУ МУЖУ О СЮЖЕТАХ ТЕХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ, КОТОРЫЕ ВЫЗВАЛИ У МЕНЯ ОТРИЦАТЕЛЬНУЮ РЕАКЦИЮ, А В СЛУЧАЕ СЕКСА ЮРИЯ С МАРИЕЙ, РВОТНЫЙ РЕФЛЕКС... ТАК МОЙ МУЖ ЗАКРИЧАЛ: - КАК ТЫ МОЖЕШЬ ЧИТАТЬ ТАКУЮ МЕРЗКУЮ ПАХАБЩИНУ!!! НЕУЖЕЛИ ЭТО ПЕЧАТАЮТ У ВАС НА САЙТЕ?! Я ЗАПРЕЩАЮ ТЕБЕ ЧИТАТЬ НЕПОТРЕБНЫЕ ВЕЩИ... И ЧТО Я МОГЛА СКАЗАТЬ В СВОЁ ОПРАВДАНИЕ? Я ТИХО МОЛЧАЛА...
    КОНЕЧНО ЖЕ, ПО ВАШЕЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОН - КАРЛИК И В ПРИДАЧУ К НЕМУ И Я.
    ЖЕЛАЮ ВАМ ТЕРПИМОСТИ И МУДРОСТИ, ЧЕГО ВАМ НЕ ХВАТАЕТ НА ДАННОМ ОТРЕЗКЕ ВАШЕЙ ЖИЗНИ...
    С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ, КАК К ЧЛЕНУ НАШЕГО КЛУБА.

  • Вы, уважаемая, где находитесь? В городской бане или на литсайте? Я - на сайте, где предполагаются занятия литературой, а не изучение светских этикетов. Я уже говорил и повторяю: в литературе нет мужчин и женщин, а есть бездарность и талант, плохая работа и хорошая. Я же не критикую внешние данные Мастинской. Ее ноги или фигуру. Я обсуждаю ее работу и притом только в той форме, в которой ее экзальтированные вопли и можно обсуждать.

  • Ну и слава богу, что отвечать не будете. Поддерживать диспут на достойном уровне вы все равно не можете, а ваши стенания меня уже не развлекают и, полагаю, всем остальным надоели.
    Одно меня удивляет и одновременно радует. Зачем вы вообще читаете все мои призведения, если наперед знаете, что там ничего, кроме ненавистной вами эротики нету. Мне кажется, что как раз ее вы и ищете. Как раз ее вам и не хватало во всей вашей жизни. Но вы боитесь себе в этом признаться.

  • Уважаемый Евсей, безусловно, каждый читатель волен выражать своё мнение о вашей работе.
    НО, ТАК ДЕРЗКО И НЕЗАСЛУЖЕННО ОБРАЩАТЬСЯ С УВАЖАЕМЫМ АВТОРОМ - ЖЕНЩИНОЙ - ФАИНОЙ МАСТИНСКОЙ - ВАМ НИКТО НЕ ДАВАЛ ПРАВО.
    Первое правило мужчины, НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНЫ, уважать женщину. Вы, когда писали свой комментарий Фаине прочли наставление администрации сайта, где чёрным по белому написано - Просим придерживаться вежливой формы и содержания тематики статьи. Увы, вы, сидя на высоком пъедестале перестали уважать авторов, членов литературного клуба, ЖАЛЬ! КАК ЖЕ, ВЫ КОРОЛЬ, А ОСТАЛЬНЫЕ КАРЛИКИ...
    Труд ваш, представленный данной повестью, вызывает уважение, но содержание сюжета воспринимается каждым человеком индивидуально. Поэтому и идёт обмен мнениями и оскорбление личностей неприемлимо и не делает вам чести.

  • Всё, что вы здесь написали - полная брехня. Высосано их пальца. Мнение о прекрасном городе основано на лепете какой-то знакомой, как это мелко! Такое навыдумывать - ничего не зная о человеке! Да, порядочности и так называемого мужчины здесь не обнаруживается.
    Далее не отвечаю.

  • Я "перехожу на личности" потому что существо ваших комментов - это ваше личное восприятие моих работ, в которых вы ничего кроме противной вам эротики упорно отказываетесь замечать. Лично вам все у меня противно. Без обьяснений, без малейшего литературного анализа, включающего разговор об идее, теме, характерах, стиле и многом другом. Одни эмоции и стандартный упрек в том, что я обижаю женщин, стариков, кого угодно. То, что в моих рассказах действую не я, а мои герои с взглядами отличными от взглядов автора, вам даже в голову не приходит. Ну так о чем еще, кроме вашей личности, которая сформировалась при определенных обстоятельствах и, на мой взгляд, не получила должного развития, можно с вами говорить. Не о литературе же. В ней вы цените упрощенные светлые образы, пышность, штампы и банальность. Такой примитив как раз и свойственен узкому провинциальному мышлению. Т. о. да, в вашем случае Одесса - провинциальный город.
    P.S. Моя знакомая в свое время уехала из родной Одессы в Москву, там вышла замуж и защитилась. Одессу иначе чем провинцией не называет. Но это уже о снобизме.

  • В Петербурге произошла самая необычная драка за всю историю города, как утверждают местные журналисты: - это случилось в банном комплексе на Петровском проспекте и рядом с ним.
    Очевидцы были крайне удивлены, увидев, как от полиции убегают прямо по снегу десятки голых негров. Оказалось, африканцы устроили в бане "вечеринку соплеменников". Туда пришли 32 мужчины и около 20 девушек.
    Перебрав с алкоголем, они устроили оргию, а потом стали громко ссориться. Перепуганные сотрудники сауны пытались собственными силами успокоить разбушевавшихся африканцев, но не смогли и вызвали полицию. Тогда пьяные негры в чем мать родила разбежались по всему району.
    Полиции понадобился час, чтобы собрать всех участников массовой драки вместе. Когда они успокоились, то помирились и заявили, что у них нет друг к другу никаких претензий."
    Из интернета.

  • Почему вы вечно в своих ответах переходите на личности? Чтобы унизить, оскорбить того, кто высказал своё мнение о вашем тексте? Пожалуйста, отвечайте по делу и как можно более порядочно.
    Так вы предполагаете, что Одесса была провинциальным городом? Ну и туфту вы гоните!

  • Мне были сделаны формально справедливые замечания об опечатках и ошибках. Конечно, автор должен за этим следить. Это писательская дисциплина. Однако не стоит оценивать работу только по орфографии. Я постараюсь в ближайшее время перечитать и исправить. Если кто-то что-то нашел, прошу мне указать.

  • Доктор, я почти горд собой. По-видимому, не зря я с вами работал. Валерия уже обсуждала со мной спорность первого эпизода. В оригинале у меня было "Лучший секс...", a не "... сексуальный контакт". T.e (см. Мурзина) присутствовале некая ирония. Герой пресыщен и, пардон, несколько староват для обычного секса. Его уже больше воодущевляют какие-то отклонения.

  • Точно подметили. Значит читали внимательно, не так как читают телефонную книгу. Тема величия и падения очень характерна для эмиграции.

  • Правильно подметили иронию и сарказм. В этом стиле и было задумано.
    В фригидности женщин виновато общество. Мужчины не получали и до сих пор не получают достаточного сексуального образования. Как пример, в США недавно осудили двух учительниц на 20 лет тюрьмы за то что они имели секс с 17-летними бугаями. Притом даже не со своими учениками. Просто позор.

  • Фаина, перестаньте смешивать эротику с естественным отношением полов. Снимите с глаз шоры, сделайте над собой усилие и постарайтесь оценить произведение не только с позиции своих комплексов провинциальной учительницы периода застоя.

  • Не вижу причины столь негативных нареканий на «нормальный рассказ», как пишет Геннадий, или как воспоминания о пройденных этапах, или пережитых эпизодах вживания в Американскую действительность новым эмигрантам, которым не легко. Тем более, что авто привёл отрывок из повести под многозначащим названием.
    Не страну критиковать то, что не знаю, но с благодарностью прочитал, а вот некоторые детали из эпизода так называемой эротики я не понял, имея в виду этот «секс» с «девушкой со взглядом». Юрий пытался доставить девушке удовольствия, хотя кроме любопытства ничего не испытывал, и продолжал производить фрикции пальцами, от чего девушка не переставала глядеть ему в лицо, возможно всё же испытывая что-то? Коль не возражала. И вот тут произошла остановка моего понимания: Вы пишете буквально – «Когда Юрий закончил, она отвернулась»… Далее - «ее глаза вызывали бешеный прилив крови к его гениталиям». Что же это Юрий сам достиг почти того, что хотел дать девушке? Кончить п логике секса должна была она… Или я что-то снова не понял в описанной Вами эротической сценке.
    Описание встречи с Марией весьма натурально, реалистично и даже слегка эротично, если бы не акцент на её жаргоне и звуке струи…
    Согласен, что не так уж смешно, что недостаточно высоко эротично для сравнения с Теннеси Уильямсом или Мопассаном, но времена-то были иные, А автор приблизил своих героев к современности и более реалистичен и актуален. Ошибочки, к сожалению, встречаются по недосмотру или не вычитанному тексту.

  • Ну я хотел бы вспомнить Фрейда, который делил сознание на 3 пласта: ОНО - удовольствие, Я - реальность и СВЕХР-Я - идеальность. И пирамида Маслоу: прежде идут базовые потребности, потребности в выживании и еде, потом потребность в карьере и уважении, а потом идут духовные потребности изменить мир к лучшему, причем вся фишка пирамиды маслоу в том, что, пока не удовлетворены низшие ступени пирамиды - человеку нет дело до высших потребностей. Если соединить Маслоу с Фрейдом, получается противоречие: у Фрейда или "оно" или "я" или "сверх-я", а у маслоу прежде надо удовлетворить "оно", потом надо удовлетворить "я", а потом надо удовлетворить "сверх-я". А ведь известны такие случае, когда, наоборот, именно потому что не удовлетворено "оно" - возникает "фрустрация" и замещение и очень развивается "сверх-я", это называется "гиперкомпенсация". Тогда получается что если хочешь быть свех-я-развитым - приглуши свои "оно-потребности" и по закону сохранения энергии вся энергия пойдет на высшие энергии. Но мне кажется, что в идеале лучше всего, когда удовлетворено и низшее начало и высшее начало, когда гармония между всеми началами, тогда и равновесия. Но существует закон дефицита ресурсов, по которому всегда чего-то не хватает для гармонии всех начал. Поэтому каждый выбирает сам, какое начало для него - приоритетнее, каждый сам расставляет акценты на том, какие уровни личности для него важнее...С уважением, Юрий Тубольцев

  • Не видеть, насколько автор ироничен к описываемому, может лишь слепой. Более того, иногда ирония плавно перетекает в сарказм. Все это несомненная заслуга автора, то есть Евсея. разве не сарказм, когда автор сознательно огрубляет интимные отношения между мужчиной и женщиной. Замечу: в реальной жизни мужчин, которым достаточно того, что они сами получают удовольствие, то есть эгоистов, превеликое множество. Это они делают женщин фригидными.

  • "Евсею захотелось поделиться пережитым то ли наяву, то ли в мечтах и ему стало легче - значит польза от написанного все-таки есть". (Цитата)

    Не стоит, Алексей, сужать рамки до размеров единицы. Произведение комментируют, говоря Вашими же словами, профессионалы сайта (стало быть, внимательно прочитали)- разве это не доказывает то, что произведение Каца привлекло внимание знатоков. Это ли не польза?!

  • После пары абзацев стало неинтересно. Мне как-то по фигу какие там были простыни - чуть изношенные или протертые до дыр. Поэтому ничего сказать не могу.
    Хорошо что у нас есть свобода выбора - хочешь читай, хочешь нет. А народ у нас разный, кому-то и понравится. Если написано то кто-то и прочитает. Как там у Маяковского: Если звезды зажигают значит это кому-нибудь нужно...
    Я прагматик. Евсею захотелось поделиться пережитым то ли наяву, то ли в мечтах и ему стало легче - значит польза от написанного все-таки есть.

  • Интересная "эротика" - Сочетание "говорящей"фамилии Кащенко и песни "День Победы" . В остальном согласен с Фаиной.

    Вопрос к знатокам стрелкового оружия.Можно ли повредить плечо, стреляя из крупнокалиберного пулемета (12.7 мм), если они как правило станковые, т.е. устанавливаются на турели или шкворне?

  • Меня в этих отрывках задел конфликт между возвышенным и реальным. Любовь - это возвышенно, а показанные здесь половые отношения очень низменны. Песня "День Победы" возвышенна. А репетируют её плохо, буднично, с извечными проблемами помещения, опозданий и т.д. Антиквариат, драгоценности - тоже нечто возвышенное. Но всё сводится к тому, чтобы проколоть шины конкурента.
    Нормальный рассказ, вот только орфографических ошибок много.

  • Унылая, беспросветная проза, ничего не дающая ни уму, ни сердцу. А каково представление автора об эротике ( единственной теме, разрабатываемой автором во всех его текстах)? Эротика у Евсея Каца - механические совокупления бездушных рОботов. Три отрывка об "эротике" - показушное, пошлое смакование автором знаний об устройстве женских органов, о позах в сексе, и о том,как - только паршивое поведение Марии возбуждает такого же паршивого Юрия. И вообще, почему у вас, г-н Кац, так неприятны все до единой женщины в этих отрывках - какие-то безмозглые, вонючие, извращённые?
    Весь текст написан неряшливо, не отредактирован, много неисправленных описок.

  • Г-н Кац. Упоминание " розовой и чернеющей в глубине влагалища нежной влажной плоти и белой липкой жидкости" в тексте еще не показатель, что перед читателем эротика...Вспомните Ги де Мопассана или Джона Фаулза...Вот где настоящая эротика, которая разбудит даже такого импотента как я...

  • Критику что "не понял что к чему" и "три очерка" принимаю. Но г-н Плотник уже ответил на эти обвинения. Повторю, что выставленный текст всего лишь завязка сюжета. Если закончу, то может быть станет понятно.
    То что г-н Демидов помимо классики почитывает порнографическую литературу стало для меня приятным сюрпризом. Кто бы мог подумать.
    Повесть задумана как эротическая, но для г-на Борисова это всего лишь телефоннаям книга. Очевидно эротика Борисова больше не волнует. Возраст, быт, американцы...А может ему ее просто мало? Может ему груповухи или животных не хватает?
    Г-н Буторин зорко заметил эгоизм. Но это эгоизм вынужденный. ЛГ в возрасте г-на Борисова, а в этом возрасте удовлетворить женщину не так уж легко. Дай бог ноги унести иногда. К тому же ЛГ еще и женатый человек.

  • Лично у меня ЛГ взвал неприязнь своим эгоизмом и потребительским отношением к женщинам. Он их использует в джакузи, дешевых отелях и др.местах, где подвернутся. Но не думает об их оргазме, а лишь бы развлечься самому. Я бы сказал, что совковый секс на американской почве стал ещё безрадостнее, одно лишь животное начало, и видимо такой же конец.
    Н.Б.

  • Откровенно говоря отрывок из повести не произвел на меня вообще никакого впечатления. ни плохого, ни хорошего...Как если бы я прочитал пару страниц из телефонной книги...Веллер писал, что писать можно о чем и как угодно, но обязательно интересно...Здесь же увы и ах...

  • "Кишь-Мишь...КУРАГА! Жареный Капуста!
    Съела Кошку Без ХВОСТА! А В ОСТАТКЕ...ПУСТО!"
    (Это вместо ЭПИГРАФА)
    Не Знаю, есть ли такой ЖАНР:
    "БЕЛЛЕТРИЗОВАННЫЙ ОЧЕРК" ...??? Расшифровываю:
    Заказаны(ПРИДУМАНЫ!)ВНАЧАЛЕ типовые ОЧЕРКИ!
    Например -
    О Буднях Ювелирной Барахолки ....
    О Буднях "Русского ТЕАТРИКА" За ОКЕАНОМ... -
    О мелких Обоюдных Радостях ПЛОТИ!

    Автор, несколько неспешно, написал-и НЕПЛОХО-
    ТРИ ОЧЕРКА (Как бы обозвать УМЕНЬШИТЕЛЬНо
    ФОРМУ такого краткого Произведения???)
    НО! РЕДАКТОР, У которого ПУСТОВАЛА ПОЛОСА в Издании и Посему - Хошь-НЕ ХОШЬ! Пришлось
    ВСЕ ТРИ НЕЗАВИСИМЫХ ТВОРЕНИЯ Публиковать ОДНОМОМЕНТНО! ПОД ОДНОЙ ШАПКОЙ!!
    ТАК И ПОЯВИЛся (ПО МОЕЙ ВЕРСИИ,НАТЮРЛИХЬ!)
    Предложенный НАМ НА ОСТРОВ МУЛЬТИТЕКСТ!
    И ЧИТАБЕЛЬНЫЙ... И ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ...
    И ЗАНИМАТЕЛЬНЫЙ... НО! КАЖДЫЙ НАЙДЁТ ЧТО-ТО
    СВОЁ И ДЛЯ СЕБЯ! Это и БУДЕТ "В ОСТАТКЕ"...
    БОГ В ПОМОЩЬ И АВТОРУ и НАМ - БЕСКОРЫСТНЫМ!!!!

  • Не обращайте внимания на ругань Демидова.
    Ваш текст заслуживает похвалы уже за то, что отлично написан. Пусть многие завидуют. Надо помнить, что по отрывку из произведения нельзя судить о смыслах и идеях целого произведения.

    Заметил, что иногда бросаются технические ошибки. Например...
    "Дени недавно вернулся и Ирака, где повредил плечо, стреляя из крупнокалиберного пулемета".
    Очевидно, имелось в виду ИЗ Ирака.

  • Так и не мог понять, о чем это, к чему это.
    Вот перечитал сегодня Теннеси Уильямса "Трамвай ЖЕЛАНИЕ" - ощутил быт Америки. А в показанном отрывке ничего специфически американско-русского нет, увы. Робкие описания техники совокуплений,- так оно всё было у нас в СССР точно так же...
    В порнографической прозе насчет подробностей куда веселее.

    ВД

  • Предлагаемый автором отрывок из повести о судьбах русских эмигрантов в Америке вызывает странные и противоречивые чувства.
    Но по крайней мере есть надежда, что читатели не будут в претензии к г.Кацу, что в рассказе "нет эротики", как было в одной из последних публикаций в этой рубрике.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Имазин Илья  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,260
  • Гостей: 618