Остров Андерс

     Литературный клуб
          Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
  • Остров Андерс

         Литературный клуб
              Издательский проект
Andersval Web Site
Литературная страница

Andersval Subscribe









Возвратиться к списку новостных рассылок

Последние поступления

Календарь

«Ноябрь 2014 
ПВСЧПСВ
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Кто сейчас на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость и 2 пользователей
  • izhik
  • Art

Математика души

Версия для печати Отправить на E-mail
Автор Демидов Вячеслав   
14.02.2013 г.
Комментировать (15 Комментарии)

Математика души

...Потому что все оттенки смысла
Умное число передаёт.
 Н. Гумилев


В шестидесятые годы прошлого века в СССР в одном из «почтовых ящиков», то есть секретных НИИ,  недолго работал Владимир Александрович Лефевр*.

Он занимался там военной кибернетикой: участвовал в создании первого советского военного компьютера «Бета–1». От машины требовалось решать тактические и стратегические задачи боевого столкновения. Военные консультанты, отставные генералы и полковники, говорили, что в машину невозможно вложить самое главное: мысль человеческую.

И тогда, пишет Лефевр, стало ясно, что надо «построить модель человека, принимающего решения»**. Ему это удалось.


Удалось настолько, что он первым ввел в мировую практику термины «Рефлексивная система» и «Рефлексивное управление» – открыл новую главу в исследованиях, имеющих прямое отношение к психологии, физиологии, этике, военному делу и другим дисциплинам. Мало кому в науке сопутствует такая удача.

Известно, что слово «рефлекс» означает "отражение".

И вот как описывает рефлексию Лефевр.

Вы входите в «комнату смеха», где расставлены кривые зеркала. Подбрасываете карандаш. Его полет причудливо отражается в зеркалах.

А так как сами они уже отражаются друг в друге, да к тому же криво, эти (уже искаженные!) траектории полета многократно отражаются всё время с какими-то новыми, совершенно неожиданными искажениями: в комнате сверкает лавина искаженных изображений!

Рефлексивная система – это система зеркал, многократно отражающих друг друга. Поток взаимных отражений зеркал и есть аналог рефлексивного процесса.

Можно встать на такую точку зрения: кривое зеркало – это человек со своей особой позицией по отношению к окружающему миру (почему эта позиция, это отражение кривое, понятно: модель внешнего мира в сознании человека определяется его прошлым опытом, его воспитанием, его привычками и мифами, а потому отражает реальность порою весьма причудливо).

И теперь, если изучать не полет карандаша, а весь поток траекторий, отраженный зеркалами-людьми, окажется, что мы рассматриваем социально-психологическое явление под названием «социальная рефлексия».

Ну а ваша позиция исследователя? Поскольку вы представляете собою особое зеркало, каждое ваше движение (движение исследователя-зеркала) вызывает изменение всех многократных отражений.

Что подтверждает известный факт: исследователь социальных явлений влияет – пусть даже в незначительной степени – на конечный результат, как бы ни старался сохранить «объективность», независимость, незаинтересованность.

Рефлексия, по Лефевру, есть направленность человеческой души на самое себя. Она может быть выражена и по-другому: «Я думаю, что они думают, что я думаю...»

Впрочем, человек может думать не только о других, но и о себе самом и, что уж совсем интересно, о своих мыслях. И ставить поступкам и мыслям оценки «хорошо» или «плохо».

Тут, конечно, относительно сути оценок начинаются немалые трудности, но их мы не станем принимать во внимание, а просто условимся, что эти критерии человеку известны и однозначны.

Итак, человек совершает поступок и мысленно оценивает его как хороший или плохой, то есть совершает рефлексию первого порядка.

А затем он может подумать об этой своей оценке – это «подумать» тоже рефлексия, но уже второго порядка, – двояко: «Я правильно (хорошо) оценил свой поступок» или «Я неправильно (плохо) оценил его».

Открытие Лефевра началось с того, что  он присмотрелся повнимательнее к этому вееру оценок и создал их математическое описание.

Рассказать популярно об этом не так-то легко прежде всего потому, что надо сначала описать булеву алгебру***, или алгебру логики.

Не вдаваясь в долгие рассуждения, отметим только, что она позволяет с помощью символов 1, 0 и других знаков, выглядящих весьма экзотически для стороннего человека (G, P, S, М, W, Ю, ® и др.), а также обычных арифметических и алгебраических действий (которые в ней имеют не совсем алгебраическое значение) описывать логические операции «да», «нет», «если, то...» и так далее.

В булевой алгебре при возведении в степень возможны всего четыре варианта: 11=1, 01=0, 10=1, 00= ?.., но последний вариант  до Лефевра не рассматривался, потому что никому не был нужен.

А создателю теории рефлексии вариант этот весьма понадобился.
 

Лефевр – это было началом цепочки его открытий – предложил считать, что 00=1.                     

Он принял также постулат, что 1 – значит «хорошо» , а 0 – значит «плохо».

Вот три варианта.

1. Хорошо – это всегда хорошо.

2. Если человек ставит себе оценку «плохо», это означает, что он считает себя виноватым и испытывает угрызения совести.

3. Если же словом «плохо» он оценивает другого человека, это показывает, что он осуждает этого другого.

Когда человек А предполагает совершить поступок a0 , он должен оценить, хороший или плохой это поступок, то есть заранее поставить себе за хороший поступок оценку a1. В математической форме это будет записано так: a0a1

Однако после совершения поступка (вне зависимости от того, хорошим или плохим он представлялся) наступают последствия, и человек А мысленно ставит себе оценку a2, то есть глядит на себя со стороны:

        a2

a0a1

 

 


Так возникают три этажа:

                                               знание о переживаниях a2

                         переживание a1

            действие a0

 

В итоге возможны комбинации:

При

1

11

человек совершает хороший поступок и при этом оценивает себя хорошо, то есть не имеет чувства вины.

 

При

1

01

человек совершает плохой поступок, однако оценивает себя хорошо и совершенно не мучается угрызениями совести, – хотя нам с вами видно, что всё это его поведение из рук вон плохо.

 

При

0

11

человек хотя и совершает хороший поступок, но почему-то оценивает себя плохо и. естественно, терзается, – хотя сторонний наблюдатель уверен, что причин для этого нет.

 

Зато при

1

00

человек совершает плохой поступок и при этом оценивает себя как плохого, чувствует себя виноватым (кающийся грешник раскаивается в своем поступке, и поэтому окружающие оценивают его положительно).

 

Не нужно долго считать, чтобы увидеть, что интересных для исследователя результатов может быть всего восемь, из них пять  «хорошо», а три – «плохо». Дробь же 5/8 – это не что иное, как знаменитое «золотое сечение», названное так великим Леонардо да Винчи: 0,625!

 

Когда подобные результаты получаются «сами собой», это уже открытие. Еще интереснее, что Лефевр придумал, как объективно проверить, существует ли в мозгу некий «нейронный компьютер» для этих вычислений.

 

Он предложил студентам сортировать объекты. Каждому дали стакан фасолин, чтобы разложить в две коробочки: «хорошие» и «плохие» (и как бы между прочим сообщал, что от правильности отбора будет зависеть дальнейшая карьера). На вопрос: «А по каким признакам разделять?» следовал ответ: «Да разве вы не знаете? Тогда вообще нечего браться за это задание!»

 

Словом, студентам пришлось решать задачу такого рода: «Я думаю, что вот эти фасолины хорошие, а те, другие – плохие, но профессор, должно быть, считает хорошими вот этакие фасолины, а вот этакие – плохими», хотя никаких правил отбора изнчально не существовало. Правила выдумывались испытуемыми на ходу, однако результат у всех был одинаков: число хороших составляло 0,62...

 

Что же касается психологии, то из формул рефлексии второго порядка следует, например, такая зависимость: человек, представляющий себя самого внутренне правильно («хороший»  или «плохой» – не имеет значения, важна объективная истинность), – такой человек обладает тем самым более высоким статусом, нежели тот, кто представляет себя неверно.

А вот формула, описывающая рефлексию вида «Я думаю, что он думает, что я думаю...»:

 

  a2 * b2          a2 * b2

U =        a0a1               *    b1

 

Впрочем, мы не будем ее рассматривать, а  вернемся к кающемуся грешнику .

  На первом уровне рефлексии он действительно каялся и в этом смысле был симпатичен.

  Но вот как только он начал смотреть  на себя, раскаявшегося, со стороны (рефлексия второго порядка), – он тут же оценил себя положительно и тем самым разрешил себе снова грешить!

  До открытий Лефевра такое парадоксальное поведение «голубого воришки Альхена» казалось необъяснимым. Теперь мы знаем, что оно имеет хотя бы математическое обоснование.

  Лефевр предположил, что процесс оценки самого себя и возникающее одновременно с такой оценкой ощущение «хорошо» или «плохо» (рефлексия первого поряда) происходит у человека бессознательно, без участия воли.

  А вот рефлексия второго и более высоких порядков житейски описывается как «свобода воли» (знаю, что со мной, наверно, случится то-то и то-то, а вот все равно буду!).

  Оценка поступков и мыслей в философии называется этикой, от греческого этикос – обычай, нрав, храктер.

 

Проблема добра и зла в этике центральна, чрезвычайно сложна и неточна.

  Чехословацкий писатель Карел Чапек издевательски пародировал официозные сообщения: «Враг подло обстреливал наши самолеты, мирно бомбившие его города» и «Воробей: Кто сказал, что может быть голубиная правда? Правда одна, и она – воробьиная!»

  Более серьезно подходил к проблеме Блез Паскаль: «То, что правда на той стороне Пиринеев, то обман на другой стороне». Но почему же?

  Математика, которую мы обсуждаем, отвечает на подобный вопрос если не во всех случаях, то по крайней мере в некоторых. И опирается она в своих ответах на одну из зависимостей, также открытых Лефевром, а именно на соединение-разъединение.

Вот перед вами четыре вопроса:

*Должен ли врач скрыть, что диагноз – рак, чтобы больной меньше страдал?

** Следует ли наказывать преступников строже, чем предусматривает закон, дабы другим неповадно было?

*** Можно ли лжесвидетельствовать, чтобы спасти на суде невиновного?

**** Надо ли подсказывать другу не экзамене?

Вопросы в замаскированном виде ставят чрезвычайно важную этическую проблему: следует ли добиваться доброго результата, используя заведомо неблаговидные средства?

Лефевр задавал эти вопросы коренным американцам и приехавшим в США россиянам, прожившим в Америке несколько лет и совершенно не считавшим себя «совками».

Американцы в массе своей отвечали на все четыре вопроса «Нет». Они не принимали союз добра и зла, негативно оценивали подобную практику  (и, следовательно, считали позитивным четкое разъединение добра и зла).

  Большинство же бывших россиян ответили «Да» на все четыре вопроса, показав, что для них союз добра и зла выглядит позитивно, а разъединение – наоборот, негативно.

  Вторая группа вопросов была такой:

*) Следует ли в конфликте с наглецом пытаться найти компромисс?

**) Правильно ли поступил руководитель группы захвата, решивший без всяких разговоров уничтожить террористов в самолете на аэродроме (что можно было сделать, не причинив вреда пасажирам) и даже не попытавшийся предложить им сдаться?

  Американцы в большинстве полагали, что надо пытаться идти на компромисс, а бывшие россияне – что ни в коем случае.

Тут, по мысли Лефевра, проявляется диаметральное различие двух этических систем, наиболее яркими представителями которых являются протестантская и коммунистическая (которая есть символ тоталитаризма).

Обе системы кажутся симметричными по математическим формулам, но между ними есть фундаментальное различие: неодинаковый подход к разрешению ПРОТИВОРЕЧИЙ, непременно возникающих в любом обществе.

  Математика Лефевра показывает, что, хотя в протестантской этической системе компромисс ухудшает ОБРАЗ ситуации (не забудем: речь идет о внутреннем представлении, о модели мира в сознании человека!) и, не исключено, заставляет страдать человека, принимающего решение о компромиссе. Но решение это повышает статус человека в его собственных глазах. Так что если обе конфликтующие стороны принадлежат к первой этической системе, конфликт может быть снят без ущерба для них.

 

Человек же коммунистической этики (второй системы оценок) не способен пойти на компромисс: это для него означает понизить статус САМООЦЕНКИ. Зато отбросить любые компромиссы и быть непримиримым - означает подъем внутреннего образа своего статуса, – пусть в результате этого как угодно ухудшится другой образ – образ ситуации.

Вспомнним: «...у советских собственная гордость – на буржуев смотрим свысока!».

И не задумывался ни поэт, ни те, кто его тысячи раз цитировали, что смотреть свысока на кого-либо означает провоцировать на конфликт, то есть ухудшать ситуацию! Хотя, впрочем, именно конфликт, именно разрушение всего и вся было целью такой морали...

Коммунисты считают, согласно Ленину, что их учение «...правильно, потому что оно верно», то есть абсолютно.

Но может ли обладатель абсолюта хоть немного поступиться им? Нет, конечно. Любые переговоры начинаются с мыслью об обмане противоположной стороны: «Капиталисты продадут нам ту веревку, на которой мы их повесим», весьма цинично высказался вождь. 

Вообще в коммунистической этике нет процедуры разрешения конфликта, сохраняющего достоинство обеих сторон. 

Сначала они уничтожают принципиально несогласных с их доктриной (классовых врагов), потом всех сомневающихся в непогрешимости коммунистических вождей и книг, а потом всех подряд.

Общество, построенное на основе второй этической системы (достижение блага путем примерения зла), непременно приходит к катастрофическим результатам и гибнет.

«Американская продавщица перестанет себя уважать, если накричит на покупателя, даже если он агрессивен, если он очевидно неправ. И на потому, что ей грозят неприятности, что она лишится работы...  Американская продавщица не позволит себе быть агрессивной, потому что этоведет к падению статуса ее образа. Та же самая – в функциональном смысле слова – продавщица в Советском Союзе будет вести себя совершенно иначе. Она будет ритуально агрессивна, потому что <...> будет чувствовать себя глубоко уязвленной, если отступит без боя»,– говорил Лефевр в одном из своих интервью 1990 г.

  Весьма интересен и многообещающ рефлексивный анализ процессов международной политики, в особенности когда речь идет не столько об экономике, сколько о престиже сторон конфликта.

 

Очень интересны соображения относительно формирования лидерства в коллективе и рефлексии лидера. Неординарна гипотеза о механизме образования речи как системы информирования собеседника о собственном восприятии мира.

Все это позволило философу Ю. А. Шрейдер, написать о математике Лефевра: «...Речь идет не о частной модели того или иного аспекта человеческой психики, но о характериризующей ее фундаментальной математической структуре».

А ВОТ КАК САМ ЛЕФЕВР ОБЪЯСНЯЕТ СВОЮ ТЕОРИЮ

Первая этическая система: Человек поднимается в собственных глазах, когда он идет на жертвенный КОМПРОМИСС.

Вторая этическая система: Человек поднимается в собственных глазах, когда он идет на жертвенную КОНФРОНТАЦИЮ.

[Автор статьи, которую вы читаете, сразу вспомнил рррреволюционную песню: "В неравный бой пойдем\ за власть Советов.\ И КАК ОДИН УМРЕМ (!!!!)\ В борьбе за ЭТО (?)"]

Одним из важнейших признаков этической системы является формулировка моральных императивов. В первой системе они формулируются в виде запретов (не делай того-то и того-то), а во второй – в виде предписаний (делай то-то и то-то).

У меня, говорит Лефевр, были веские основания считать, что американская и советская культуры отличаются именно тем, что основаны на различных этических системах. В американской культуре реализована первая этическая система, а в советской – вторая.

Все этические элементы советской пропаганды, вся система преподавания в школе были координированы по принципам второй этической системы: “Люби Родину”, “Будь хорошим товарищем”.

Множество рекомендаций было, и все они формулировались как призывы, а не как запреты. Можно ли представить, чтобы американская педагогика основывалась на подобной системе призывов? Нет, она основана на запретах.

Я счел тогда это чрезвычайно важным и решил рассказать об этом Президенту Соединенных Штатов. Знакомые меня, конечно высмеяли. В то время я как раз получил американское гражданство, приехал в Вашингтон и позвонил в Белый Дом. Меня спросили: “Что вы собираетесь рассказать Президенту?”. “Мне кажется, я понял нечто чрезвычайно важное о природе советско-американских отношений”.

Мне обещали перезвонить через два часа.

Через два часа действительно перезвонили и пригласили в Белый Дом. Меня не принял Президент, а принял гораздо более важный человек – Джек Мэтлок. Некоторые знают, тогда он был специальным советником Рейгана по стратегическим вопросам. По существу, именно он формировал политическую линию Америки по отношению к Советскому Союзу. Потом Мэтлок долгие годы был послом Соединенных Штатов в Москве. Беседовали мы в течение примерно часа. Моя идея показалась ему чрезвычайно важной, и он посоветовал мне подать заявку в Государственный Департамент на получение “гранта” на это исследование. Я сделал это. Государственный Департамент включил сформулированную мною проблему в виде своей специальной темы в общий список и объявил открытый конкурс в котором я выступал уже как рядовой соискатель наряду с большим числом конкурентов. Мне удалось выиграть этот конкурс. Калифорнийский университет в Ирвайне получил средства для разработки специального проекта. И в течение года была создана концепция контролируемой конфронтации.

Я предложил американскому правительству не пытаться разрешать конфликты путем подписания каких-либо официальных документов, а добиваться снижения напряженности “де факто”, на самом деле независимо от того, как это оформляется в официальных дипломатических бумагах. В это время Мэтлок готовил совещание в Рейкьявике. Это была первая встреча Рейгана с Горбачевым.

Практическая рекомендация, вытекающая из метода контролируемой конфронтации, заключалась в том, чтобы не требовать от советского правительства громогласного подписания компромиссных документов, а представить ему возможность оформлять политические решения официально в одностороннем порядке. То есть, заместить официальные соглашения компромиссом “де факто”, который при желании каждая сторона может представлять своему народу в любой форме.

В американском правительстве многие смотрели на это достаточно скептически, но, тем не менее, эта точка зрения победила. И насколько я понимаю, по результатам встречи в Рейкьявике и по письму, которое я получил от Мэтлока перед ее началом,- американская делегация и Горбачев в какой-то степени следовали этому сценарию. Все это вылилось в так называемую стратегию “переговоров до переговоров”.

Мне кажется, что идея сработала достаточно хорошо, по крайней мере, историки сейчас рассматривают встречу в Рейкьявике как “начало конца холодной войны”. В то время многие люди в Госдепартаменте пришли к пониманию того, что управляемая конфронтация – это снижение уровня взаимонеприятия без попыток принудить другую сторону подписать какой-то идеологически глобальный документ о полном мире, дружбе и т.д.

==========================================

* В. А. Лефевр (род. в 1936 г. в Москве), выпускник МГУ, в 1964 - 1974 работал в Центральном экономико-математическом институте. В 1974 вместе с семьей эмигрировал в США. Будучи сотрудником Калифорнийского университета, неоднократно выступал на различных научных форумах в Москве, в том числе на симпозиуме "Рефлексивное управление" в октябре 2000 г.

**См. «Непостижимая» эффективность математики в исследованиях человеческой рефлексии (интервью с В.А.Лефевром) //Воп-росы философии, N№7, 1990, с.51.

***Английский математик Джордж Буль (1815–64) разработал эту алгебру в своей книге «Исследование законов мышления» (1854). Не правда ли, как интересно: опять мышление! Эта алгебра служит основой работы любых современных компьютеров.

 

Комментировать (15 Комментарии)

Комментарии :: 15
К автору -г. Демидову и читателям
Отправил Андерс Валерия дата 2013-02-14 18:36:41
Уважаемые дамы и господа! 
Представляя работу г.Демидова должна обратить внимание на то, что само название статьи "Математика души" звучит интригующе. 
Вам предстоит познакомиться с интересными вопросами психологии, с чрезвычайно важными этическими проблемами и с развитием советско- американских отношений. 
Жаль, что успешно проходившие ранее переговоры в последнее время "наткнулись на риф" или осложнились из-за спешного принятия "Антисиротского закона", и это на мой взгляд - как ещё одно доказательство выкладок Владимира Лефевра о неумении России идти на компромиссы! 
В статье г.Демидова дано разъяснение теории двух этических систем, изложенной в книге «Алгебра совести» (1982), что принесло Лефевру всемирную известность.  
Теория основывалась на абстрактной модели бинарных отношений, интерпретация которой в области этики оказалась следующей: 
-представители одной воспринимают компромисс между добром и злом как зло, представители другой — как добро; «для первой системы характерен запрет зла, например: „не лги“, для второй — призыв к добру: „будь правдив“. При этом первые имеют тенденцию к компромиссу с людьми, и, соответственно, к терпимости и толерантности, к разрешению конфликтов; вторые склонны к борьбе до победы с конкретными индивидами. К первой системе Лефевр отнёс США, ко второй — Советский Союз (теория возникла на историческом фоне Холодной войны, после эмиграции В. Лефевра в США и его вклад в отношения меж 2мя странами отражен в статье) 
Уважаемый Вячеслав! Единственно, что я не нашла в Вашей статье о замечательном учном Владимире Лефевре, это отражение его последней работы, где он рассматривает человека как неслучайное явление в Космосе, а как «неотъемлемую часть Вселенной, порождение и участника космологического процесса» -В книге «Космический субъект», 1996 . 
Стремясь вписать сознающего субъекта во вселенскую картину мира, Лефевр строит картину Вселенной, которая, по его признанию, является подтверждением того, что сознание представляет собой «вид существования термодинамических характеристик нейронных сетей, проводящих вычислительные процессы», подобно тому как температура газа связана с движением составляющих его частиц.  
Но видимо, уважаемый Слава, Вы дадите этот разбор в следующей статье? 
С наилучшими пожеланиями, 
Валерия  
 
 
Отправил Аврутин Марк дата 2013-02-14 18:50:07
Сначала было огорчился: более трех десятков лет занимался системами именно логического управления, и ничего не знал о великом Лефевре – создателе первого советского военного компьютера «Бета–1». Ни фамилии математика, ни названия компьютера (между прочим, термин компьютер был введен в СССР позже, в 70 гг., а до того использовался термин ЭВМ) не знал – вот невежа. 
Ближе к концу успокоился – он ведь моделировал душу, а в Советском Союзе она была не признана. Поэтому и ученого за ненадобностью отпустили в 74г., когда мало кому удавалось уехать, а уж работники режимных предприятий и вовсе могли не беспокоиться – 10 лет в «отказе», если не в лагере. 
Специально, наверное, заслали, чтобы американам мозги пудрил. 
Вечно Вячеслав откопает что-нибудь интересное. 
....................
Отправил Борисов Владимир дата 2013-02-14 19:08:42
Очень интересно, хотя как человеку со своей нервной системой, со своими мыслями , пристрастиями, наконец со своей бессмертной душой , мне несколько не по себе, от того, что все мои действия и поступки можно подогнать под сухие цифры математических формул…С ув.Вл. Борисов. 
 
O Лефевре в ГУГЛЕ свыше 2000 сайтов!
Отправил Демидов Вячеслав дата 2013-02-14 22:58:00
Дорогой Марк, спасибо за теплый прием моего опуса. 
 
По наведке Валерии полез в поисковик - там черт знает сколько сайтов, но все либе реклама, либо "денежки плати". 
 
Буду стараться все-таки наказать корыстолюбцев. 
 
Всем сердечный привет! 
 
Слава
Вот оглавление Лефевровских Лекций по рефлексивным играм
Отправил Демидов Вячеслав дата 2013-02-15 03:48:11
Содержание  
Введение  
Глава 1. Множества, булевы алгебры, экспоненциальные формулы и уравнения  
1.1. Множества  
1.2. Булевы алгебры  
1.3 Экспоненциальные формулы  
1.4. Уравнения  
Глава 2. Полные графы с ребрами двух типов  
2.1. Основные определения  
2.2. Теорема о тотальной стратификации  
Глава 3. Декомпозируемые графы, полиномы и диагональные формы  
3.1. Теорема о декомпозиции  
3.2. Графы и грамматические деревья  
3.3. Полиномы и диагональные формы  
Глава 4. Исходная модель  
4.1. Общая схема  
4.2. Представление субъекта  
4.3. Представление группы  
4.4. Примеры анализа  
4.5. Принцип запрета эгоизма и формализм модели  
4.6. Действия, всегда выбираемые и никогда не выбираемые  
Глава 5. Теоремы о разнообразии  
5.1. Первая теорема о разнообразии  
5.2. Вторая теорема о разнообразии  
Глава 6. Расширение исходной модели  
6.1. Недекомпозируемый граф отношений  
6.2. Индивидуализация наборов действий  
6.3. Индивидуализация графа отношений  
6.4. Осознаваемые и неосознаваемые субъектом влияния других субъектов  
Глава 7. Суперактивность  
7.1. Суперактивные субъекты  
7.2. Суперактивные группы  
7.3. Теорема о невозможности суперпассивности  
Глава 8. Парадокс примирителя  
8.1. Уточнение понятия влияние  
8.2. Конфликт двух групп, состоящих из двух субъектов  
8.3. Конфликт одного субъекта с группой из двух субъектов  
8.4. Конфликт двух субъектов  
8.5. Обобщение  
8.6. Случай двух миротворцев  
Глава 9. Рефлексивное управление  
9.1. Манипулирование посредством влияний  
9.2. Манипулирование отношениями  
9.3. Манипулирование порядком значимости субъектов  
9.4. Управление через подсознание  
Глава 10. Область личностных отношений  
10.1. Сын, мать и отец  
10.2. Побег из тюрьмы  
10.3. Кража  
10.4. Начальник и награда  
Глава 11. Социальные процессы и политика  
11.1. Выбор экономического пути  
11.2. Выборы премьер-министра  
11.3. Банды в городе  
Глава 12. Международные отношения  
12.1. Год 1941-й  
12.2. Венгрия, 1956  
12.3. Иранский кризис, 2006 год  
12.4. Анализ фрустрации  
Глава 13. Область военных решений  
13.1. Интуиция и предсказания модели  
13.2. Выбор пути  
13.3. Рефлексивное управление  
Глава 14. Теорема о правосудии  
14.1. Идеальный суд  
14.2. Суд без защитника  
Заключение  
Приложение А. Полные графы и их стратификация  
Приложение В. Задачи и упражнения  
Ответы и объяснения  
Библиография 
 
 
 
Интервью Лефевра в тем числе о России
Отправил Демидов Вячеслав дата 2013-02-15 03:59:06
Владимир Лефевр - Алгебра душедвижений 
 
Александр Левинтов 
 
Владимир Александрович Лефевр родился в Питере в 1936 году, пережил блокаду, затем жил в Москве, где окончил ставшую знаменитой школу №9 на Полянском рынке в Замоскворечье. Психологическими экспериментами начал заниматься в 6-ом классе. С 1955 по 1958 год служил в армии: об этой службе осталось несколько анекдотов и баек, широко распространенных в Московском Методологическом (тогда - Логическом) кружке. В 1958-63 годах учился на мехмате МГУ, защитил кандидатскую диссертацию по психологии в 1972 году. Успел издать в СССР "Конфликтующие структуры" (1967, переиздана в 1973) и "Алгебру конфликтов" (1968, в соавторстве). Обе работы и идеи рефлексивного управления интенсивно использовались, начиная с 60-х годов, в советской и американской военной кибернетике. В Америке В. Лефевр - с 1974 года. Проработав год в USLA, перешел на работу в Ирвайнский университет. 
Однажды приятель предложил ему заработать 50 долларов, дав консультацию какому-то офицеру в Пентагоне. Во время консультации офицер представил Лефевру список наиболее значимых и особо важных работ, используемых в Пентагоне по данной тематике. В этом списке Лефевр обнаружил обе свои книги. Через десять минут он стал почетным гостем Пентагона со всеми вытекающими отсюда скоротечными и долгоиграющими последствиями. 
Важнейшие работы В. Лефевра, родоначальника теоретической психологии или, как он сам определяет свое направление, исчисляемой психофеноменологии, изданы в США в 70-80 годы и только сейчас начали издаваться в России. К ним относятся: 
0.62 
Формула человека 
Алгебра совести 
Космический субъект 
 
"Алгебра совести" вышла в начале этого года в издательстве "Когито-Центр"- http://www.cogito.msk.ru . Первое издание ее на английском языке вызвало волну споров,опровержений, обсуждений, конференций. Именно "Алгебра совести" открыла собой новое направление в психологии.  
(Ниже мы публикуем интервью с Владимиром Лефевром, взятое Александром Левинтовым у автора в Москве для газеты "Известия") 
 
А.Л. Прежде всего, Владимир Александрович, поздравляю Вас и Ваших читателей с выходом "Алгебры совести" на русском языке. Понадобилось почти четверть века и смена эпох, чтобы эта книга вышла в России. Когда Вы писали ее, знали ли, что она может быть издана здесь? Надеялись ли увидеть это сами? 
В.Л. Спасибо, с Вашего позволения, я передам эти поздравления переводчикам - своей жене Викторине и Елене Юдиной. Конечно, тогда, когда писалась эта книга, я был уверен, что она никогда не будет издана в России, по крайней мере, при моей жизни. Я не диссидент, и эта книга - не политический памфлет на СССР, не социальный анализ, это вполне научная книга, но она вызывала протест, гнев и ярость не только у органов (пара товарищей даже ездила на конференцию в Вену, чтобы устроить там мне скандал и провокацию), но и у нормальных советских людей, тех, кому сейчас от пятидесяти до семидесяти, потому что это - математически безупречное вскрытие психологической сущности феномена homo sovieticus. Я понимаю чувства людей, вдруг обнаруживающих, что воспитаны на архаическом, дохристианском героизме, что были "передовой частью человечества" с пещерной моралью. 
А.Л. Да, когда я читал Ваши работы в 80-е годы, я ясно понимал, что это и про меня, и про нас. Такие же чувства возникают, когда читаешь Достоевского - как в зеркало своей души смотришь. В первой книге "Алгебры совести" все время противопоставляются две этические системы: западная, американская и советская. Первая построена на запретах зла, изложенных в заповедях Моисея, другая - на побуждении к добру, как это было записано в "Моральном кодексе строителя коммунизма". Первая система порождает компромиссное общество, вторая - конфликтное. По первой системе зло во имя добра - зло, по второй - добро. Насколько вторая система - "советская"? Не является ли она и российской также? Ведь это российское общество в конце 19 века морально оправдало террористов: Лаврова, Нечаева, Калязина, Александра Ульянова и других. И не большевики написали "Вехи". Голос Льва Тихомирова и "Бесы" Достоевского остались в пустыне. И не Троцкий придумал "цель оправдывает средства" а создатель христианнейшего ордена иезуитов Лойола.  
В.Л. Не затягивайте меня на это политическое болото. Я не моралист и не историк, не бытописатель, я о добре и зле знаю не больше Вашего или любого другого. Я всего лишь хочу понять правила, по которым наш ум судит о добре и зле. Алгебра совести - это не метафора, это именно алгебра. Аристотель и его ученики построили, в первом приближении, формальную логику как метод отделения истинного от ложного, не вдаваясь в суть дела. Понадобилась тьма веков, чтобы в конце 19-го века Джон Буль математизировал основные процедуры мышления и формальной логики. Эта Булева алгебра и является математическим аппаратом моей работы. Меня не интересуют частности и детали исторических или сиюминутных событий, они пройдут, а метод алгебры совести останется, теперь уже навсегда. Моя работа - в ряду и продолжении работ Аристотеля и Джона Буля. 
А.Л. Не только. Для меня, например, Платон в своих диалогах создал альтернативную драматургии Софокла драматургию: не людей, но идей. И "Алгебра совести" с ее сказкой о бумажных 
человечках, проходящей через всю книгу, - произведение в жанре драмы идей Платона. 
В.Л. Ну, да, драматургия, но только эта драма - в кукольном театре. С помощью булевой алгебры создал механизм, всякие там колесики и рычажки, душедвижений кукол, моделей человека, а люди, реальные и литературные, Гамлет и Клавдий, Раскольников и Свидригайлов - всего лишь декорации спектакля моих теоретических кукол. Так ведь и Галилей не с реальными физическими телами играл, а с куклами, с идеальными объектами. И теперь мы живем в кукольном мире Галилея. Понимаете, оказывается, осознание себя и образа себя, мира и образа мира, сожаления и угрызения, жертвенность и сомнения, сам моральный выбор и поток сознания - все это и многое другое может быть смоделировано и математически описано. ( В "Алгебре совести" действительно в виде формул представлены две этические системы. В первой конфронтация добра и зла есть добро, а компромисс между ними - зло, во второй конфронтация добра и зла - зло, а компромисс между ними - добро, единым же для обеих систем являются идеи: конфронтация и компромисс добра с добром - добро, конфронтация и компромисс зла со злом - злом, зло, осознавшее зло, - добро. Кроме того, вся вторая книга посвящена моральному выбору). 
А.Л. Вы знаете, самое драматическое в вашей книге - Ваша максималисткая и предельная, математическая честность: "скрытность и ложь могут быть условиями повышения моральной самооценки", " у героя есть особый резерв для возвышения в собственных глазах - унижение другого", неважно - партнера или противника. Чтобы сделать такие выводы из формул, надо глубоко доверять не фактам, а самим формулам.  
В..Л. Герой - сильная личность, способная на жертвенный, неутилитарный и немеркантильный поступок, герой первой этической системы - в смертельном для себя соединении и союзе с другим, герой второй системы - в столь же смертельном бою.  
А.Л. Здесь я бы хотел спросить Вас о квадриге этических персонажей: святом, герое, обывателе, лицемере. 
В.Л. Только не надо спрашивать меня, кто из них хорош или плох - я не знаю, я не знаю, кто лучше: герой второй системы или лицемер первой? Это не мое дело. По-человечески, мне одинаково неприятны святой Павка Корчагин и герой Павлик Матросов из второй системы и лицемер Гобсек или обыватель папаша Гранде - из первой. Но, как теоретику, мне все это неважно. 
А.Л. Мой вопрос о другом: а где здесь между ними место террористу? Извините за актуальный вопрос. 
В.Л. Он - святой или герой второй этической системы. Мы должны понимать, с кем имеем дело. Тут нельзя ни упрощать, ни поддаваться гневу. Человек, образованный и обеспеченный, садящийся за штурвал и направляющий "Боинг" на нью-йоркский небоскреб - личность сильная и чистая (грязный - слаб, с ним бороться легко). Да, он - герой или даже святой, если сомневается в себе и своих действиях, но это вовсе не значит, что он прав. А потому борьба с терроризмом - это, прежде всего, поиски истины, которой, может быть, и нет вовсе. Я глубоко убежден, что терроризм - зло, но если мы не знаем, с кем и с чем мы боремся, мы начинаем бороться с самими собой и против себя. 
А.Л. В результате глобализации или еще каких-либо движений не возникнет ли ситуация, когда в мире останется только первая этическая система? Не опасно ли это? 
В.Л. Мы так устроены, что у нас одна степень свободы, и это значит, что в нас всегда будет две этических системы, как, например, в Раскольникове, трагически раздираемом двумя антагонистическими личностями внутри себя. Если генная инженерия не испортит нас, мы всегда будем стоять перед моральным выбором.  
А.Л. А что Россия? 
В.Л. А что Россия? До революции здесь доминировала первая этическая система, революция оказалась переходом к доминанте второй системы. Сейчас Россия переживает тяжелейшее бремя этой системы, но то, что Россия в Чечне стоит перед дилеммой - свидетельство перехода к первой системе, потому что в советское время такой дилеммы просто не могло существовать: танки вперед, неважно, что впереди - Прага, Афганистан или Новочеркасск. Россию может вывести из пут второй этической системы только образование. И я надеюсь, что моя "Алгебра совести" поможет на этом пути. Одно из употреблений книги читателями - рефлексия, понимание себя и мира.  
Вячеславу Демидову
Отправил Некрасовская Людмила дата 2013-02-15 10:36:45
Жаль, что у человека одна степень свободы, и он всегда будет стоять перед выбором морали. Так хотелось помечтать, что когда-нибудь совершать моральные поступки будет так же естественно и органично, как дышать.  
Спасибо, Вячеслав, за интересную работу. 
Список (увы, неполный...) некоторых работ Лефевра
Отправил Демидов Вячеслав дата 2013-02-15 21:51:34
Я извлек его из работы В.А.Лефевра "Конфликтующие структуры", М., 1973. 
 
1. Лефевр В.А. О способах представления объектов как систем. Тезисы докладов симпозиума «Логика научного исследования» и семинара логиков. Издание КГУ. Киев, 19G2. 
2. Лефевр В.А. Исходные идеи логики рефлексивных игр. «Проблемы исследования систем и структур». Материалы к конференции. Издание АН СССР, 1965. 
3. Лефевр В.А. О самоорганизующихся и саморефлексивных системах и их исследовании. «Проблемы исследования систем и структур. Материалы к конференции. Издание АН СССР, 1965.  
4. Лефевр В.А., Щедровицкий Г.П., Юдин Э.Г.«Ис-кусственное и «естественное» в семиотических системах. «Проблемы исследования систем и структур». Материалы к конференции, Издание АН СССР, 1965. 
5. Лефевр В.А. Элементы логики рефлективных игр. «Проблемы инженерной психологии», 1966, вып. IV. 
6. Лефевр В.А., Логика рефлексивных игр и рефлексивное управление. В сб. «Принятие решения человеком», Тбилиси. Изд-во «Мецниереба», 1967. 
7. Лефевр В.А., Баранов М. В., Лепский В. Е. Внутренняя валюта в рефлективных играх». «Техническая кибернетика», Известия АН СССР, 1»69, № 4. 
8. Лефевр В.А. Системы, сравнимые с исследователем по совершенству. «Системные исследования», Изд-во «Наука», 1969. 
9. Лефевр В.А. Устройства, оптимизирующие свою работу в результате противодействия человека». В сб. «Проблемы эвристики». Изд-во «Высшая школа», 1969. 
10. Lefebvre V. Janus—Kosmologie. «Ideen des axakten Wissens/>, 1969, № 6. 
11. Lefebvre V. Das System im System. «Ideen des axakten Wis-sens», Stuttgart, 1970, № 10. 
12. Лефевр В.А. Формальный метод исследования рефлексивных процессов. «Вопросы философии», 1971, № 9. 
г.Демидову
Отправил Михальска Стася дата 2013-02-16 18:05:55
Уважаемый Вячеслав, 
скажу откровенно, я не сразу одолела Вашу статью, но дочитала до конца, так как многие вопросы и мне небезразличны.  
Впервые узнала про такого выдающегося ученого. Мне было интересно, из какой семьи произошел Владимир Лефевр и я заглянула в Википедию, но там нет этих данных. Я только узнала, что он пережил блокаду в Ленинграде и поэтому интересно, в какой семье он жил, в обычной или номенклатурной, т.е. голодал или питался из спецпайков?.  
Если при работе над статьей Вы про него прочитали, поделитесь пожалуйста, хотелось бы побольше знать про семью выдающегося ученого. Жаль, что он уехал из России, где не ценят, не дорожат такими людьми.  
И ещё вопрос : как В.Лефевр представляет понятие "одушевленность? " Оно видимо расширено, раз он выпустил книгу 
"Что такое одушевленность? ", которую найти в интернете пока не смогла. 
Заранее благодарю. 
Стася
Если посмотреть чуть проще...
Отправил Аимин Алексей дата 2013-02-16 19:39:02
В социальных отношениях людей по прежнему существуют два полюса - добро и зло. Это было основополагающим постулатом у эпикурейцев и зороастрийцев. У последних были боги: хорошей погоды и плохой, урожая и неурожая и т.д. - их было поровну. В конечном итоге они перешли в противоположности других религий: князь света и князь тьмы, Белобог и Чернобог. Да и конечный результат наших скитаний по земле имеет противоположность - Рай и Ад. 
Другое дело прижизненные ярлыки. На светлое можно сказать темное и наоборот. Вот сущность любой политики - реклама своего и антиреклама чужого. 
Это было, есть и будет, а все эти разработки - всего лишь вариации на тему.
Горбатого могила исправит!
Отправил Кравченко Валерий дата 2013-02-17 14:34:11
В. Лефевр не совсем искренен, когда говорит, что до революции в России доминировала первая этическая система, а революция привела к доминанте второй. - На территории Российской империи и прежде всего в ее "титульных" губерниях - в Московской, Смоленской, Тульской, Орловской, Курской, Новгородской, Вологодской губерниях, начиная с 16 века и вплоть до революции 1917 года и так называемой гражданской войны доминировала отнюдь не какая бы то ни была этическая система, а эпидемия массового психоза – кликушества. И, между прочим, привлеченные для исследования этого жуткого явления ведущие психиатры страны не выявили совершенно какой бы то ни было корреляции этого массового помрачения рассудка “великороссов” и уровнем их образования и материальным достатком.  
Поэтому и тезис, что Россию может вывести из пут второй этической системы только образование – не более чем заблуждение.  
 
P/S Большое спасибо автору Вячеславу Демидову за познавательную и актуальную статью В. Кравченко 
Зачем?
Отправил Борисов Владимир дата 2013-02-17 17:19:56
…Общеизвестно, что в упомянутой выше России кликушество, «никогда не достигала таких ужасных размеров и не имела тех печальных последствий, как в Западной Европе». Да и лечение кликушества на западе предполагало одно единственное средство – костер, в отличие от гораздо более мягкой методики великороссов …для чего господину Кравченко акцентировать внимание на якобы преобладании кликушества в России над западными соседями, одному Богу известно…
Про последствия
Отправил Кравченко Валерий дата 2013-02-17 20:50:42
…Общеизвестно, что в упомянутой выше России кликушество, «никогда не достигала таких ужасных размеров и не имела тех печальных последствий, как в Западной Европе». 
 
 
-Да неужели? А октябрьский переворот? А так называемая гражданская война? А миллионы марширующей людской коросты, требующей немедленно расстрелять врагов народа, врачей? 
Информация к размышлению
Отправил Кравченко Валерий дата 2013-02-17 22:12:36
“… Летом 1899 г. я был командирован Медицинским Департаментом в Гжатскй уезд Смоленской губернии для изучения и принятия мер против возникшей там особенной нервной болезни эпидемического характера. Эта командировка, а также занятия в публичной библиотеке дали мне возможность познакомиться с чрезвычайно интересным явлением русской народной жизни, именуемым кликушеством… 
 
…Распространено кликушество по всей России, но преимущественно на севере и в Великороссии. Особенно много кликуш в Московской, Смоленской, Тульской, Новгородской и Вологодской губерниях, хотя и все вообще соседние с Москвой губернии отдают кликушеству изрядную дань. К югу много кликуш находим в Курской губернии, но дальше в Харьковской и в южных губерниях кликуши становятся очень редки и постепенно исчезают”… - Порча, кликуши и бесноватые. Д-ра м. Н. В. Краинскаго, Директора Колмовской психиатрической больницы. РУССКІЙ МЕДИЦИНСКИЙ ВЕСТНИК, издаваемый подъ редакціей: П.И. Ковалевскаго и М. П. Манасеина. Дозволено цензурою. С.-Петербург, 13 марта 1900 года. Типография М. Акинфиева и И. Леонтьева, Бассейная,14. 
ВСЁ ДЕЛО В ИСХОДНЫХ ПОСТУЛАТАХ!!!
Отправил Стефанюк Cтанислав дата 2013-05-12 16:07:33
С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПРОЧЁЛ , А КОЕ-ЧТО И ПЕРЕЧИТАЛ  
О ПОЧТИ ВЕЛИКОМ ЛЕФЕВРЕ!!! 
 
А СКОЛЬКО ПОДОБНЫХ ГЕНИЕВ БРОДИЛО ПО ЗАКОУЛКАМ МЫШЛЕНИЯ???? И ЧТО ЖЕ??? 
 
ДАЛЕЕ ПСИХБОЛЬНИЦ ДЕЛО НЕ ЗАХОДИЛО!!!  
И СЛАВА БОГАМ!!! 
 
ОБЪЁМ ПУБЛИКАЦИЙ, ЧИСЛО СТРАНИЦ ССЫЛОК И ПРОЧАЯ "МАКУЛАТУРИСТИКА" НЕ ПОДМЕНЯЮТ САМОГО ГЛАВНОГО - "СУЕТЛИВОСТИ И БЕСПОЛЕЗНОСТИ"... 
 
ИБО СКАЗАНО (ТОЧНЕЕ ПОВТОРЕНО!!!) 
"ЛЮБАЯ ФРАЗА МОЖЕТ СТАТЬ СТИХОМ""""  
СИРЕЧЬ- ТЕОРИЕЙ!!!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь и войдите как авторизированный пользователь.
Последнее обновление ( 14.02.2013 г. )
 
 
...